Название книги:

Академия Зла. Испытание ведьмой

Автор:
Ольга Хусаинова
Академия Зла. Испытание ведьмой

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© О. Хусаинова, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Глава 1

– Адептка Анэлия Рид, вон из лаборатории! – взбешенная Грэдис указала когтистым пальцем на дверь.

Под смешки однокурсниц, которые в отличие от меня успешно заканчивали свои работы под чутким руководством старшей ведьмы кафедры Зельеварения, я вытерла с лица стекающие по нему ручейки готового, но передержанного на огне, а потому взорвавшегося в пробирке приворотного зелья.

Этот эксперимент – мое семестровое задание, и я работала над формулой два месяца! В планах было довести кратковременное, но очень сильное зелье «Раб страсти» до долговременного, усилив его до предела. И сейчас весь этот состав пропитывал мою кожу, волосы, одежду.

– Быстро смыла все с себя! – орала преподаватель, пока я пыталась собрать в сумку тетради и учебники, которые упорно валились из дрожащих рук.

Грэдис подбежала ко мне, вырвала сумку из рук и бросила ее на мою парту.

– Потом заберешь, – прошипела она. – Вон отсюда и не вздумай ни на кого посмотреть по дороге!

Схватила меня за запястье и самолично потащила к выходу. Дверь распахнулась перед носом сама, и я уткнулась лицом в грудь. Чужую широкую мужскую грудь. От неожиданности подняла испуганные глаза и пропала… О Тьма! Какой мужчина! Я в считаные секунды утонула в хищных черных глазах, с интересом меня разглядывающих. Серебристые волосы, рассыпавшиеся по плечам, нос с горбинкой, четко очерченные губы. До чего хорош, аж сердце удар пропустило.

– Осторожнее, – улыбнулся он, придержав меня за талию. Я ладонями дотронулась до его груди, ощупывая мышцы, потом погладила по плечам, не прерывая зрительный контакт, замечая, как взгляд становится более напряженным. Пальцем коснулась его губ и провела рукой по серебристым волосам.

За моей спиной раздался сдавленный стон преподавательницы.

– Профессор Грэдис, что с вашей адепткой? – грозно спросил он, глядя поверх моей головы.

– Магистр Каллохен, – голос Розалии Грэдис прозвучал жалко. – Я бы на вашем месте… бежала!

Он вздрогнул, посмотрел в мои счастливые глаза, медленно убрал руки с талии и сделал шаг назад.

Что? Мужчина моей мечты собирается сбежать?

От влюбленной ведьмы еще никто не убегал! От потомственной – тем более!

Я заблокировала дверь, прошептав заклинание, а сама повернулась к ближайшему столу, выхватила из рук адептки Индиры пробирку с зельем и одним движением вылила все в рот ошарашенного магистра, который имел глупость открыть этот рот для ругани.

В классе наступила мертвая тишина.

– Это что такое? – отплевываясь и вытирая рот рукавом пиджака, спросил незнакомый мне магистр Каллохен. – Это что за зелье, я спрашиваю?

Я стояла напротив него, смотрела, как злобно сверкают черные глаза, и откровенно им любовалась.

– «Вкус поцелуя», – пискнула Индира, прикрывшись учебником.

– Мрак, – раздался голос из угла во вновь наступившей тишине.

– Каюк, – подтвердил другой голос.

– Полный, – вздохнул третий.

– Чтоб я сдохла, если они сейчас не…

Что хотел сказать четвертый голос, я не расслышала, потому что магистр прижал меня к себе и впился в губы злым поцелуем. Я закрыла глаза, ощущая лишь жгучую страсть, волной прошедшую вдоль позвоночника, его руки, скользящие по моему телу и сминающие ученическое платье властными движениями, его напор и голод.

– Пятерка, Индира, – сказал кто-то.

– Твердая, – добавил второй.

– С плюсом, – третий.

– Неуд! – завизжала Грэдис не своим голосом. – Всем неуд, если не приготовите за две минуты нейтрализатор! Два нейтрализатора!

Тотчас вокруг нас началась паника, послышался звон пробирок, шорох порошков. А я растворилась в жарком поцелуе, не замечая ничего. И мне было мало, а поцелуи мужчины становились более жадными, объятия крепче, руки настойчивее.

– Что же она там наварила, – бормотала Грэдис и, похоже, судорожно пролистывала мою тетрадь с записями. – Матерь Тьма! Девочки, половина группы, готовьте нейтрализатор к «Рабу страсти»! Концентрацию компонентов – удесятерить!

Раздался слаженный стон. Какая я молодец, не зря два месяца трудилась!

– Вы трое – срочно за помощью! Их нужно отлепить друг от друга, пока не поздно!

Раздался торопливый топот, мою защиту взломали вместе с дверью.

– Остальные – нейтрализатор к «Вкусу поцелуя»!

Я обвивала руками шею мужчины, упиваясь его желанием, наслаждаясь его губами, тая под горячими руками. Беготня вокруг нас усилилась, в коридоре раздавались вопли и причитания. Жар тела становился все нестерпимее, и я прижалась к магистру плотнее. Он тихонько рыкнул и опрокинул меня на стол, накрыв своим телом и не прекращая целовать.

Кто-то из адепток-ведьмочек завизжал.

– Они… – обрывок чьего-то вопля.

– Да он ее сейчас прямо здесь!..

– А может, не будем им мешать? – чей-то меланхоличный голос резко выделялся на общем фоне.

– Не будем мешать?! – перекрикивая этот гам, гаркнула разозленная до предела профессор Грэдис. – Тогда ты, адептка Нитая, вылетишь с этого курса первая, как только ваш новый декан Даррей Каллохен придет в себя!

«Я целуюсь с деканом», – мелькнула мысль на задворках сознания. И целуется он потрясающе!

В лабораторию ввалились некроманты, и нас тут же начали друг от друга оттаскивать. Точнее, магистра с меня. Мы упорно сопротивлялись, причем оба, и не ограничивали себя в средствах. Два некроманта, повисшие у магистра Каллохена на плече, отлетели в сторону и сползли по стене, испытав на себе всю прелесть нашего возмущения.

– Может, его проще убить, а как нейтрализатор приготовят – оживить? – предложил один из них, отряхиваясь.

– Хотите из нашего декана умертвие сделать? – взвыла профессор Грэдис и замахнулась на них послушно подлетевшей метлой.

– О, нашли все-таки ведьмака! – восхитился второй некромант, пока Грэдис охаживала первого метлой по голове. – Год уже прошел, как предыдущий декан Ведовского факультета сбежал…

– Этого не отпустим! – пообещала профессор.

– Что-то здесь шумно, – низким голосом заметил наш новый декан и подхватил меня на руки.

– Девочки, декан с Анэлией сбежать собрался! – узнала я голос нашей старосты Альфреи.

– Держи их!

– Забаррикадировать выход!

– Не отдадим декана!

Ведьмочки дружной толпой сорвались со своих мест, откинув озадаченных некромантов в сторону, и повисли на магистре. Тридцати адепткам совместными усилиями удалось повалить нас с Каллохеном на пол и вырвать меня из его рук. Розалия Грэдис воспользовалась суматохой, запечатала мне рот каким-то заклинанием, выдернула из метлы два прутика, которые прочно связали меня по рукам и ногам, и запихнула под преподавательский стол, за который тут же сама села.

– Ведьмочки, – донесся обреченный вздох магистра.

Сквозь ножки стула, несмотря на то что серая юбка профессора Грэдис закрывала почти весь обзор, я видела, как куча мала стала рассасываться, адептки возвращались на свои места, потирая ушибленные бока, а магистр остался лежать на спине, крепко обнимая Альфрею. И та не выглядела несчастной!

Каллохен поднялся на ноги, не выпуская нашу старосту, внимательно посмотрел на ее лицо, поцеловал и мрачно констатировал:

– Не та.

Отпустил. Она, шатаясь, отошла на два шага и села прямо на пол с глупой улыбкой на лице.

Зато магистр развернул к себе следующую – посмотрел, оценил, поцеловал, отпустил.

– Не та.

И началась самая настоящая охота на юных ведьмочек, которые перепугались и отползали к своим местам прямо на четвереньках. Кто не успевал, был схвачен за ногу, подтащен к себе, поцелован и отпущен на свободу.

Я только и слышала: «Не та. Не та. И эта не та!»

– Где МОЯ ведьмочка! – взревел в итоге магистр так, что пробирки с зельями чуть не полопались. Там, кстати, и приворотные еще оставались.

Я дернулась, готовая ползти к нему навстречу, но Грэдис, упершись каблуком в мою спину, прижала меня к полу, лишая возможности пошевелиться.

– Что там с нейтрализатором? – как ни в чем не бывало напомнила она адепткам.

– Почти готово! – обнадежил один голос.

– Быстрее давайте! – поторопила профессор, ногой запихивая меня глубже под стол.

Тяжелый взгляд черных глаз задержался на Розалии Грэдис. Мне было слышно, как она судорожно сглотнула. А когда ведьмак направился к нам, выругалась неподобающе преподавателю. Даже неподобающе троллю, тот бы точно покраснел.

Магистр подошел вплотную, поднял ее вместе со стулом и поставил стул на стол. Достал меня из-под стола, освободил от прутиков, дезактивировал заклинание и понес к двери. И все это в мертвой тишине класса. Никто из адепток не решился повторно его останавливать.

– Магистр Даррей Каллохен! Верните адептку Рид на место! – срывающимся голосом потребовала Грэдис, спрыгивая со стула на стол и беря метлу наперевес.

Он остановился и оглянулся.

– Верну, – твердо пообещал. Потом многозначительно на меня посмотрел и добавил: – Позже.

Ух, вот это мужчина!

В класс ворвалась толпа. Некроманты привели с собой подкрепление в виде полного преподавательского состава факультета Темной Магии и своего декана. В нас полетело около десятка заклятий, от которых магистр увернулся с кошачьей ловкостью. Занавески на окнах загорелись, в стене образовалась дыра.

– Ученицу мне не угробьте! – закричала профессор Грэдис, размахивая метлой.

– И декана тоже! – взвизгнули несколько адепток с дальних рядов. Из тех, которых он не успел перецеловать.

Маги с серьезными лицами окружили нас по периметру, но нападать больше не стали. Магистр сильнее прижал меня к себе и сверлил их грозным взглядом.

– Нейтрализатор готов! – закричал радостный голос.

– И у меня! – не менее радостный второй.

 

– Я тоже сделала! – третий.

Эти крики послужили сигналом к действию. Декан факультета Некромантии выпустил с обеих рук черный туман, который окутал нас и лишил ориентации в пространстве. Декан факультета Темной Магии безо всякой магии ударил магистра кулаком в глаз, вырвал меня из его рук, перекинул через плечо и понес прочь. Остальные маги и некроманты бросились обездвиживать магистра и вливать ему через стиснутые зубы нейтрализатор.

– Лорд Тиан, а как же нейтрализатор? – взволнованно спросила Индира. Она спешила за нами по коридору, сжимая в руке пробирку.

– Через сколько он подействует? – не сбавляя шаг, поинтересовался темный маг.

– Не знаю, – запинаясь, призналась Индира. – Она формулу переделала…

– А у магистра?

– Минут через двадцать. Наверное… Так в учебнике написано!

– Я бы не стал на это надеяться, – раздраженно бросил он сквозь зубы.

– И что же теперь делать? – всхлипнула ведьмочка.

– Прятать вашу… Рид! – уверенно ответил он, со злостью посмотрев на меня. Точнее, на ту часть тела, которую он мог видеть, учитывая, что я висела вниз головой, перекинутая через его плечо. Очень, между прочим, красивую и аппетитную часть…

– И где нам ее прятать? – Индира чуть ли не бежала, чтобы успеть за его широким шагом.

– У меня! – и как раз в этот момент ногой открыл дверь в деканат Темной Магии. Та с грохотом впечаталась в стену и отскочила.

Широкими шагами темный маг преодолел расстояние до своего рабочего места и швырнул мое тело в огромное черное кресло, хмуро посмотрев на меня. А вот это он зря.

– Вы очень красивый мужчина, – тут же заметила я, скользя взглядом по широким плечам, обтянутым черной кожаной броней, по оголенным сильным рукам. Видимо, его дернули прямо с практики, потому что одежда была далека от официально принятой в Академии Зла.

– Сильное зелье, – задумчиво согласился он, после чего вырвал из рук рыжеволосой ведьмочки нейтрализатор и влил мне в рот, хотя я отчаянно сопротивлялась.

– Спешу заметить, – подала голос Индира, – что она состав не пила, а просто вымазалась в нем с ног до головы.

– Мне ее жаль, – ответил декан. А в голосе от жалости – ну ни капли.

Подхватил меня на руки, я тут же обрадованно прильнула к нему и ласково обвила его шею руками, вдохнула терпкий запах мужского тела, а он тем временем открыл маленькую дверцу, ведущую в потайную каморку, и свалил меня в ванну, полную ледяной воды! Я чуть не захлебнулась!

– Мамочки! – завизжала я, выныривая, и попыталась выбраться из этой пыточной.

– Нравлюсь? – угрожающе спросил он и опять окунул меня туда прямо с головой.

Вынырнула, отплевалась, посмотрела в золотистые глаза, ощутила на себе сильные руки и не смогла соврать.

– Да! – выдохнула я.

Тяжелый вздох, и я опять пускаю пузыри на дне ванны.

– А сейчас? – с надеждой спросил он, когда я вынырнула и жадно глотала воздух.

– Вы очень сексуальный, – призналась я, глядя на его намокшие темные пряди волос и стуча зубами от холода. Мое скромное шерстяное платье облепило стройную фигурку и стало неприятно колоть кожу. Каждая ведьмочка знает, что у адепток Ведовского факультета специально такая форма, чтобы наша красота природная в глаза не бросалась и другим учиться не мешала. Короче, из зависти.

– Беда с тобой, – вздохнул он и опять окунул меня с головой, не глядя ни на мою фигурку, ни на природную красоту. Обидно!

– Лорд Арен Тиан! – ворвалась профессор Грэдис. – Где моя адептка?

– Буль-буль-буль, – ответила я из-под воды, а декан факультета Темной Магии даже не ослабил хватку, надежно удерживая меня на дне.

– Вы заметаете следы? – поразилась она и врезала по его виску любимой метлой раньше, чем он ответил.

– Розалия! – возмутился тот, но топить меня перестал.

От его взгляда прутики метлы сразу воспламенились, и профессор не придумала ничего лучше, чем потушить свое транспортное средство, бросив его ко мне в воду. Вода от этого теплее не стала, а жаль. За неимением мужчины я обняла метлу. Пусть ему будет стыдно!

– Я привожу ее в чувство! – раздраженно объяснил декан недогадливой ведьме.

– Топя в ванной? – она скептически выгнула бровь и сложила руки на груди.

– Как умею, – буркнул он. Достал обгоревшую метлу из воды, с трудом вырвав из моих рук черенок, и вернул хозяйке. – Что там с ведьмаком? Очнулся?

– Покраснел, побледнел, вылетел из класса, – отчиталась она. – Сойдет за утвердительный ответ?

– Думаю, да! – расслаблено улыбнулся декан факультета Темной Магии. – Забирай ученицу! И запри где-нибудь часиков на десять. Средство она изобрела – убойное!

– Я вас люблю, – прошептала я, не сводя взгляда с лорда Тиана.

Он молча протянул руку, сжал мое плечо, и я опять ушла под воду, пуская пузыри. Профессор Грэдис в этот раз не стала ему мешать.

Глава 2

Разве можно наказывать юную ведьмочку, которая сама же и пострадала? Нельзя, нельзя, определенно нельзя! Примерно так убеждала я себя, пока шла в кабинет ректора. Себя я в этом убедила, теперь еще бы и ректора…

Свою пятерку по зельеварению я все же получила. И метлой по голове в качестве бонуса.

А в остальном все было плохо. Очень плохо.

Самое ужасное – я помнила все произошедшее в мельчайших деталях. И поцелуи, и чувства, и желание, и как призналась в любви декану факультета Темной Магии… О Тьма тьмущая! Лучше бы я напилась, а наутро все забыла! Но нет! Я помнила и свое вынужденное купание в ледяной воде, и как, придя в себя, обматерила декана, и с какой любовью и гордостью на меня в этот момент смотрела моя преподавательница. И как он завернул меня в одеяло, трясущуюся от холода, и под строгим надзором профессора Грэдис донес до моей комнаты в общежитии, положил на кровать и посоветовал связать. Что я посоветовала ему в ответ, я тоже помнила. Вот и сейчас покраснела, вспомнив опять.

А вообще я добрая, милая, скромная ведьмочка из приличной семьи! А все остальное – это последствия нейтрализатора, который притупляет все чувства, в том числе чувство самосохранения, зато усиливает агрессивность. Специально сделано, чтобы никто даже не пытался применить зелье на самих ведьмочках, а уж если применил, то пути обратно нет, надо идти до конца!

Хуже ведьмы – только влюбленная ведьма, а хуже влюбленной – только разочарованная.

– Адептка Анэлия Рид, поторапливайтесь! – на весь коридор разнесся голос ректора Форнеуса, а он, между прочим, самый настоящий демон и даже голос магией не усилил – так проорал на весь Центральный корпус Академии. Ух, что-то мне уже нехорошо…

Мы живем на Стороне Зла, включающую в себя Колдовские Земли, на территории которых и находится наша Академия Зла. Вопреки расхожему мнению жителей Стороны Света, мы – ведьмы, вампиры, оборотни, бесы – сами по себе не отличаемся кровожадностью. Просто наши территории граничат с Хаосом, из которого частенько прорывается разнообразная нечисть. А еще на наших землях существует множество аномальных зон, заполненных монстрами и чудовищами. Поэтому такое соседство отразилось на нашем образе жизни, характерах и, естественно, образовании…

Кабинет ректора у нас высоко – на девятом этаже в башне. Выше – только шпиль. Собственно, почти весь этаж этот кабинет и занимает, только для приемной место и осталось.

– Явилась, – вздохнула секретарь – шестирукая, но очень милая Кали. Поговаривают, что на самом деле она дух, но прямо спросить никто так и не решился. – Проходи, он давно ждет…

На негнущихся ногах я прошла мимо ее стола и остановилась перед черной блестящей дверью. Интересно, что это за материал? На камень похож…

– Ждет, – напомнила она и сочувственно на меня посмотрела.

Я резко выдохнула, постучалась и открыла дверь. Заглянула внутрь, сделала шаг назад и закрыла дверь обратно.

– Т-там… – заикающимся голосом сказала я, тыча пальцем в сторону кабинета. – Т-там демон! И злой! У него хвост горит!

– Удивительно, правда? – насмешливо прокомментировала Кали. – Он, вообще-то, огненный… Забыла?

Скажем так: не знала.

– Адептка! – донесся рык из кабинета.

Я сдавленно пискнула, зажмурилась и зашла внутрь.

Ректор Форнеус в полной боевой ипостаси, с красной кожей, рубиновыми глазами, широкими ноздрями, сидел за столом и хвостом почесывал черный рог – прямо горящей желтым пламенем кисточкой.

– Адептка Анэлия Рид, – беря в руки мое личное дело, прочитал он вслух и поднял взгляд на меня.

Я от взгляда поежилась, но кивнула.

– Я смотрю, вы круглая отличница, – заметил он, пролистав страницы.

Я приободрилась и даже изобразила подобие улыбки. Может, пронесет?

– Настолько круглая, что аж тошнит, – добавил демон. Нет, похоже, не пронесет.

Я опустила голову, рассматривая каменный пол и свои ноги.

– А вы в курсе, адептка, что преподавателей привораживать запрещено? – вкрадчиво начал он, откладывая бумаги в сторону.

Я кивнула, не отрывая взгляд от пола.

– Я случайно, – сказала единственное, что пришло на ум.

– А вы в курсе, адептка, что на преподавателях запрещено испытывать зелья? – продолжал он, не обратив внимания на мою предыдущую реплику.

Я кивнула. До меня никто и не пытался: чтобы покончить жизнь самоубийством, есть более гуманные способы.

– А вы в курсе, адептка, что я обязан вас отчислить? – вбил он последний гвоздь в гроб, где теперь покоилась моя надежда получить достойное образование и не опозорить родителей.

Кивнуть в ответ я заставить себя не смогла, как и предотвратить падение двух слезинок на свои ботиночки.

Не могу я вылететь со второго курса! Мама – убьет, а бабушка и проклянуть может… Они обе – весьма уважаемые ведьмочки, на меня рассчитывают, деревеньку мне уже поднадзорную нашли, домик выкупили, всем знакомым похвастались, какая я способная… Как я теперь им в глаза посмотрю?

– Не отчисляйте, пожалуйста! – взмолилась со всей искренностью, надеясь разжалобить сурового ректора. – Я больше не буду! Правда-правда!

– То есть вы считаете, что сможете учиться на факультете, с деканом которого чуть не предались любви на виду у всей группы? – прищурил демон красные глаза с вертикальными зрачками.

– Еще как! – заверила я, стараясь не вспоминать подробности. – Мы же оба были под действием приворота, и у нас не дошло ни до чего серьезного!

Ректор оторопел, у него загорелись еще и рога.

– То есть вы мало того, что не раскаиваетесь в содеянном, так еще и сожалеете о том, что «у вас не дошло до серьезного»? Ну и ведьма! – поразился он с ноткой восхищения в голосе.

– Потомственная, – потупившись, скромно добавила я.

– Какое счастье! – Да, ехидства нашему ректору не занимать. А мне – наглости.

– Так я могу продолжать обучение? – обрадованно спросила я и сделала шаг к двери.

– Не бывать этому! – стукнул он по столу кулаком. Бумаги на столе подпрыгнули, и я вместе с ними. – Ваша наглость не знает границ!

Ну, попытаться все равно стоило…

– Я же способная! И учусь быстро! Дайте мне шанс! – Ведьмочки так просто не сдаются. Могут от страха поседеть, но не сдаться.

– Шанс, говоришь… – ректор задумался, а я затаила дыхание. – Если шанс, то он у тебя только один…

– Я на все готова, чтобы остаться! – прижав руки к груди, прошептала с наипокорнейшим выражением лица. Если честно, то не совсем на все, но я искренне надеялась, что ректор не предложит мне ничего неприличного. Он хоть и демон, но придерживается строгих правил. Тем более и супруга у него имеется.

– У меня недобор на один факультет… – глядя в окно, медленно произнес Форнеус. И опять задумался. – А скоро проверка из Министерства…

– Ведьмочки же только на Ведовском учатся, – робко напомнила я, почувствовав, к чему все ведет.

– Хорошие ведьмочки и дальше будут учиться на Ведовском, – злорадно улыбнулся ректор и перевел взгляд на меня, приняв решение. – А плохая или вылетит сейчас отсюда без права восстановления, или переведется на факультет Контроля за магическими воздействиями.

– На куда? – глупо переспросила я. Что-то я о таком даже не слышала.

– На туда! – передразнил он. – Будете, адептка, учиться всему, что нарушили, и с других порядка требовать. И думать забудете о любви на пять лет, до диплома! Если, конечно, вас раньше не отчислят из-за неуспеваемости.

– Мне же четыре года до диплома осталось, – тихо напомнила я.

– Уже пять, адептка, уже пять… – заулыбался ректор. – С этого дня вы первокурсница.

Контроль, контроль, контроль… Это не тот ли факультет, адепты которого вечно в грязи, и у каждого нервный тик? Ой, точно. Что-то я не хочу на этот факультет… А отчисляться еще больше не хочу…

Зато ректор остался доволен своим решением и улыбался во все клыки.

– Приказ о переводе подпишу сегодня же! Свободна, адептка Рид, можете не благодарить.

 

Я понуро побрела в сторону двери. Вот так бесславно накрылось медным тазом мое темнейшее образование по специальности Ведьма. И кем я теперь буду? Каким-то грязным и дерганым контролером?

– Адептка! – окликнул меня ректор на пороге. Я с надеждой обернулась, решив, что он передумал.

– Только декана не привораживайте, пожалуйста! – строго напутствовал он.

– Не буду, – буркнула себе под нос.

– Всего вам темного, – пожелал демон, довольно потягиваясь в кресле, словно сытый кот.

– Ужасного дня, – невесело попрощалась я.

* * *

– Отчислил? – взволнованно спросила Кали, глядя на мой расстроенный вид.

– Перевел, – сквозь зубы ответила я.

– А-а-а-а… Магический контроль, – кивнула она. И добавила: – Сочувствую.

Я ведьма! Ведьма! А ведьмам сочувствовать не следует, они злиться от этого начинают.

– Я сделаю все, чтобы вернуться на свой факультет! – выпрямившись, пообещала я.

Кали внимательно на меня посмотрела, вздохнула и повторила:

– Сочувствую.

Решив, что меня здесь никто не понимает, я гордо тряхнула головой, откинув назад длинные русые кудри, и направилась к выходу.

– Магистру Эллиану Гадтеру в первую очередь, – донеслось мне в спину. – Расстроенных и мстительных ведьмочек на его факультете еще не было.

– Декан? – уточнила я, обернувшись.

– Не привораживать! – испуганно предупредила она, побледнев.

– Я с этим завязала, – нахохлившись, ответила я.

– И не соблазнять! – пригрозила она мне пальчиком. – Вы, ведьмочки, всегда хитрыми были!

Хитрыми – да! И были, и будем, но не легкодоступными же! Поэтому я немного обиделась.

– Вот еще! Да даже если он сам меня соблазнять начнет, не уступлю! Замуж позовет, и то еще подумаю… – Эк меня занесло с моим самомнением, но поздно, слова уже сорвались с губ.

Кали нервно закашлялась.

– Адептка Рид, хватит мечтать о деканах, идите на учебу! – рык ректора, который обладал не только громким голосом, но и острым слухом, разнесся на всю Академию. Я покраснела и вылетела прочь.

* * *

Быстро-быстро побежала вниз по ступенькам и остановилась только на первом этаже. Постояла немного, приходя в себя и собираясь с мыслями. Я так люблю свой факультет! И ведьмочек, и преподавателей! Что же мне теперь делать? Свой диплом высшего темнейшего образования я, конечно, получу, я же способная – а способная ведьмочка нигде не пропадет, даже на факультете Контроля за магическими воздействиями. Но мне потом этим дипломом только печку растапливать… Мне нужен диплом, где в графе «специалист» крупными буквами будет написано «ВЕДЬМА». Без этого диплома не видать лицензии на занятие зельепроизводством. В Колдовских Землях с этим строго, а конкуренция среди ведьм высокая. Ведь зелья – не какой-нибудь наведенный сглаз, порча или другое мелкое вредительство, на которые не требуется разрешение. Зелья – это стабильный доход и уважение среди местных жителей.

Нужен совет кого-то более опытного. А кто может помочь ведьмочке? Правильно, только другая ведьма, которая за своих адепток всех на ленточки порвет. Поэтому я решительно покинула Центральный корпус и направилась в Лабораторный, который стоял неподалеку и за мои почти два года учебы раз десять отстраивался заново благодаря нерадивым и криворуким адептам.

– Профессор Грэдис! – запыхавшаяся я ввалилась на кафедру Зельеварения, как всегда, без стука.

– Адептка Рид, что случилось? – профессор оторвалась от чаепития, поставив чашку на стол и отодвинув самовар в сторону, и грозно так за мою спину посмотрела, убеждаясь, что за мной никто не гонится.

– Профессор Грэдис, помогите! – взмолилась я, даже не успев через порог переступить. – Меня на другой факультет переводят!

Взгляд преподавательницы похолодел.

– Дверь закрой, – первым делом скомандовала она. Достала вторую чашку, насыпала туда каких-то травок, заварила кипятком из самовара, добавила ложечку меда, который только нам по блату домовые достают из своих закромов. Балуют ведьмочек, уважают…

– Теперь успокойся, – она указала на место рядом с собой и пододвинула горячий напиток ко мне поближе. Подождала, пока я сяду на стул и сделаю первый глоток, и лишь после этого спросила:

– Что за факультет?

– Контроля за магическими воздействиями, – отчеканила без запинки. Название это я на всю жизнь запомнила.

Она шумно вздохнула, молча встала, открыла сейф, достала оттуда бутылку с ободранной этикеткой, плеснула мне немного в чай, а сама отхлебнула из горла и убрала ее обратно в сейф. На мой удивленный взгляд пояснила:

– Для храбрости. Дело нам предстоит непростое. Я бы сама без ста грамм на этот факультет даже краем глаза не заглядывала, а тебе там еще и учиться.

О, как оптимистично… Вообще, пить нам на территории Академии строго запрещалось, но в данный момент я не была против и осторожно понюхала чай. Пахнет приятно, и я сделала большой глоток. Храбрость несправедливо наказанным ведьмочкам еще никогда не мешала. Тепло сразу разлилось по венам, и второй раз я отхлебнула из кружки значительно смелее.

– Что мне делать, профессор? – напомнила я о себе, потому что она задумалась и беспорядочно постукивала черным когтем по покрытому белоснежной скатертью столу. А отец у нее, между прочим, демон! А демоны ух какие взрывные! И собственники страшные, на что и решила надавить. – Вы же не отдадите свою лучшую ученицу? Да? Ведь да?

Профессор перевела взгляд на меня и прищурила ведьминские зеленые глаза.

– Я не для того свою душу вкладывала, чтобы у меня из-под носа адепточек уводили! – она и рычать умеет не хуже демона. Талант!

Когда профессор Грэдис злится не на меня, я ее так люблю!

– Так, будем думать, – она стала рассуждать вслух, как бывало даже на лекциях, когда зелье выходило из-под контроля и нужно было найти решение проблемы. – На моей памяти был подобный случай, и все решилось мирным путем…

Я обрадовалась, и вся подалась вперед:

– Мирным? Значит, не все потеряно!

Она нахмурилась.

– Угу. Только речь шла о совершенно других факультетах, и они смогли договориться…

– Что? Что нужно делать, профессор Грэдис? – с надеждой голодного песика всмотрелась я в ее глаза.

– Нужно, чтобы от тебя отказался декан факультета Контроля за магическими воздействиями, а декан Ведовского факультета согласился закрыть глаза на инцидент и принять обратно. Тогда у ректора не будет причин отказать вам всем. Только одно «но», – она сделала красноречивую паузу, – отказную подписать декан должен не из-за плохой успеваемости, иначе просто отчислят. Понятно?

Понятно, что ж тут непонятного-то? Сегодня же от меня декан откажется! Да от меня, если я захочу, деканы всех факультетов откажутся! Вот только к магистру Каллохену я подходить теперь боюсь, если честно… Это ведь был мой первый поцелуй! Как вспомню, так уши алеют… И сердце учащенно бьется… И губы горят…

– Нашего декана я, так и быть, возьму на себя, – понятливо предложила ведьма. – Ты ему только на глаза пока не показывайся… Вдруг у него сердце слабое… или нервы… В общем, стороной обходи, пока я с ним не поговорю. Мне еще ему доказать предстоит, что ты способная и хорошая ученица. Боюсь, после вчерашнего он сразу не поверит…

Я послушно закивала и решила, что диплом буду писать у Грэдис. Через четыре года, как положено! Потому что вопрос с моим переводом обратно – дело пары дней!

– Спасибо, профессор Грэдис! Я и не сомневаюсь, что вы сможете убедить магистра Каллохена взять меня обратно! А я пока побегу, мне еще декан должен успеть сегодня отказную оформить! – я проворно соскочила со стула, посмотрела на разом погрустневшую Розалию Грэдис, не удержалась и в порыве благодарности прижалась к ней, обняв за плечи. Она не стала меня прогонять, по-матерински погладила по спине, пока я ее обнимала, и с тяжелым вздохом проговорила:

– Рано, рано благодаришь меня, Анэлюшка. Тогда факультеты-то нормальные были, а тебе ненормальный достался. Проблема на нем одна есть…

Я расцепила объятия и посмотрела ей в глаза, сурово сдвинув брови:

– Какая еще проблема?

– Магистр Эллиан Гадтер…

– Почему проблема? – не поняла я.

– Гад он, как есть гад…

– Гадов давим, давили и будем давить! – продекламировала я и шепотом добавила: – Только ему не говорите, сюрприз будет…

– Ладно, беги, – махнула она рукой. – Только к себе загляни сначала. Если тебя перевели, то и переселить должны. Вещи лучше сама собери, пока в них кто-нибудь не поковырялся. Помнишь, как у темных два адепта комнатами решили поменяться?..

Я помнила, причем очень хорошо. И как у них из сменных вещей нижнее белье только осталось – тоже помнила. В общаге ведь как – что не в комнате, то общее. Поэтому со всех ног бросилась к родному третьему общежитию. Успела почти вовремя, еще издалека увидела, что меня уже выселили – в коридоре моя метла как раз отбивалась от решивших прикарманить ее двух предприимчивых гоблинов.


Издательство:
Ольга Хусаинова
Книги этой серии:
Поделиться: