Название книги:

Капитализм в огне. Как сделать эффективную экономическую систему человечной

Автор:
Ребекка Хендерсон
Капитализм в огне. Как сделать эффективную экономическую систему человечной

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Джиму и Гарри


Reimagining Capitalism In A World On Fire

Издано с разрешения PublicAffairs, an imprint of Perseus Books, LLC, a subsidiary of Hachette Book Group, Inc. (США) при содействии Агентства Александра Корженевского (Россия)

На русском языке публикуется впервые

Перевод с английского Василия Горохова

© 2020 by arrangement with PublicAffairs, an imprint of Perseus Books, LLC, a subsidiary of Hachette Book Group Inc., New York, USA. All rights reserved

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. БФ «Нужна помощь», 2021

Отзывы

Эта сильная книга – громкий призыв к переосмыслению и реформе капитализма. Рыночная экономика, которая раньше вела к быстрому повышению производительности и всеобщему процветанию, последние сорок лет заметно хуже справляется с этими задачами. Вероятно, в медленном росте эффективности и усугубляющемся неравенстве в американской экономике виновно смещение баланса в сторону крупных компаний и лоббистских групп, разрушение основополагающих правил, растущая способность корпораций и очень богатых людей добиваться своего в любой сфере жизни и нежелание государства вмешаться и защитить самых слабых граждан. Ребекка Хендерсон утверждает, что рыночную систему можно реформировать и при этом уберечь корпорации от финансового ущерба. Капитализм может стать более нравственным и более инновационным. Надежда есть!

– Дарон Аджемоглу, соавтор книги «Почему одни страны богатые, а другие бедные»

Если вас не удовлетворяет сегодняшняя экономическая дискуссия, которая, кажется, зачастую сводится к непривлекательному выбору между необузданным рынком и коллективизмом старой школы, прочтите эту книгу. Автор предлагает систему, которая поощряет инициативу и отдает должное мощи свободного предпринимательства, но признает одновременно, что в жизни человека есть более высокие цели, чем максимизация прибыли. Это книга для реалиста с душой.

– Артур Брукс, почетный президент Американского института предпринимательства, профессор Гарвардской школы им. Кеннеди, старший научный сотрудник Гарвардской школы бизнеса, автор книги Love Your Enemies

У Ребекки Хендерсон получилось мастерски и элегантно рассказать о величайших проблемах, стоящих перед обществом, и четко изложить план преобразований. Книга отлично читается и полна свежих идей. Автор показывает реальные, понятные шаги для перехода к капитализму, который будет справедлив и устойчив в той же степени, что и прибылен.

– Минди Луббер, генеральный директор и президент CERES[1]

Ребекка Хендерсон – мыслитель, который побуждает задуматься о смысле существования бизнеса в обществе. В своей новой книге она продолжает рассуждения о роли, которую бизнес должен играть в решении крупных социальных и экологических проблем современности. Ее голос в этом важном разговоре имеет большое значение.

– Дуг Макмиллон, президент и генеральный директор Walmart

В мире, который охвачен огнем, держаться за статус-кво – не лучший вариант. Ребекка Хендерсон приводит справедливые аргументы в пользу коренного пересмотра бизнеса и капитализма и заставляет задуматься о других идеях, касающихся решения величайших проблем нашего мира.

– Хуберт Джоли, бывший председатель и генеральный директор Best Buy

Книга обязательна к прочтению для каждого, кто интересуется современной экономической системой, поскольку капитализм столкнулся с жестокой реальностью, в которой перемены – это вопрос выживания. Но как их добиться? Ребекка Хендерсон показывает инвесторам и руководителям корпораций передовые идеи и захватывающие примеры, без которых невозможно разобраться, как обеспечить устойчивый и инклюзивный экономический рост.

– Хиро Мидзуно, исполнительный и инвестиционный директор Японского государственного фонда пенсионных инвестиций

Тем, что у нас есть, мы обязаны капитализму в его нынешнем виде. Однако для того, чтобы наше общество и наш биологический вид продолжили развиваться, потребуются новые способы восприятия и действий. Именно им посвящена книга Ребекки Хендерсон. Это умное, своевременное и очень нужное переосмысление капитализма.

– Янси Стриклер, сооснователь и бывший генеральный директор Kickstarter, автор книги This Could Be Our Future: A Manifesto for a More Generous World

Революционная и прекрасно написанная книга, в которой гуманизм и острый интеллект сочетаются с доскональным пониманием бизнеса. Автор разбирает старые аргументы в пользу неизменности капитализма и обращается к тем, кто еще не ощутил потребность в коренных преобразованиях.

– Линдси Левин, партнер-основатель Leaders’ Quest и Future Stewards

Ребекка Хендерсон очень доступно и с большой страстью написала блестящее руководство по созданию организаций, движимых высокими целями. Это самый верный путь к успеху во времена, когда обстановка накаляется, а доверие иссякает.

– Эндрю Макафи, автор книги More from Less, соавтор The Second Machine Age и «Машина, платформа, толпа»

В книге Ребекки Хендерсон переплелись научные исследования, личный опыт, ясность изложения и видение будущего. Она показывает, какую пользу бизнес может принести себе и обществу, возглавив решение сложнейших проблем современности. Прочтите – и вы почувствуете надежду.

– Джудит Самуэльсон, вице-президент Aspen Institute[2]

Эта книга как глоток свежего воздуха: живая, доступная, наполненная интересными примерами. Автор всесторонне рассматривает факторы, которые позволят нам обеспечить конструктивное будущее. Некоторым читателям покажется, что местами Ребекка Хендерсон заходит слишком далеко, а кто-то скажет, что она, напротив, слишком осторожна, но каждый задумается об экономической системе, которую она призывает нас создать.

– Ларри Крамер, президент Hewlett Foundation[3]

Бизнес стоит на пороге радикальных изменений. Ребекка Хендерсон уловила момент, когда волна начинает идти в другом направлении – от краткосрочного повышения акционерной стоимости к дальновидности и смыслу. Книга станет важным пособием по деловой стратегии и поможет ориентироваться в этих бурных водах.

– Пол Коллиер, профессор Оксфордского университета, автор The Future of Capitalism

Эта книга призывает деловых лидеров решиться – и побыстрее – поставить смысл превыше прибыли, а бизнес – на службу добра. Автор показывает экономическую обоснованность такого шага тем, кого еще нужно убеждать. Для тех же из нас, кто уже идет по этому пути, она станет источником вдохновения.

– Боб Чепмен, генеральный директор Barry-Wehmiller[4], автор Everybody Matters: The Extraordinary Power of Caring for Your People Like Family

Пролог

Я выросла в Великобритании, и это стойко отразилось на моей личности по крайней мере в двух отношениях. Во-первых, я глубоко и преданно люблю деревья. Жизнь в родительской семье была беспокойной, и в подростковые годы я часто подолгу лежала на огромной ветви могучего бука, читая или просто глядя в небо, сквозящее через крону. Бук был величественный и высокий – почти с трехэтажный английский особняк, рядом с которым он рос, – и лучи солнца проникали сквозь листву и расцвечивали ее. Воздух был наполнен ароматом свежескошенной травы и двухсотлетнего дерева. Я чувствовала, что мне ничего не угрожает и что я не одинока, потому что связана с чем-то бесконечно огромным.

 

Во-вторых, я профессионально занимаюсь изменениями и люблю свое дело. После окончания колледжа я пришла работать в крупную консалтинговую компанию, которая закрывала заводы в северной Англии. Месяцами я занималась фирмами, чьи корни уходили в глубину веков и которые некогда господствовали в мире, а теперь переживали катастрофу, не будучи в состоянии справиться с международной конкуренцией.

Многие годы эти аспекты моей личности не были связаны друг с другом. Я построила карьеру, пытаясь разобраться, почему люди склонны отрицать реальность, и почему так трудно что-то изменить. Мне жилось неплохо. Я стала постоянным преподавателем Массачусетского технологического института, своего рода экспертом по технологической стратегии и организационным изменениям, и сотрудничала с организациями всех форм и размеров, желающими пройти трансформацию. Отпуск я проводила в горах, любуясь пылающими кленами и дрожащими на ветру ветвями осин.

Работа и увлечения лежали «в разных ящиках». Профессия приносила мне доход и доставляла радость, однако настоящая жизнь начиналась дома. Я обожала возиться с сыном на диване или лежать вместе с ним на пледе под раскидистыми ветвями, знакомя его со своим любимым миром. Мне казалось, что деревья бессмертны: этот вечно обновляющийся поток жизни существует уже миллионы лет и просуществует еще миллионы.

Однажды брат убедил меня познакомиться с научными доказательствами изменений климата. Будучи независимым журналистом, он занимался вопросами окружающей среды и написал чудесную «Книгу о самых невообразимых животных»[5], а также A New Map of Wonders – замысловатые размышления о физике человеческого бытия. Интересно, задумывал ли он разбудить меня и показать последствия моей деятельности? Если да, у него получилось.

Как оказалось, деревья совсем не бессмертны. Если не решить проблему изменений климата, одним из многочисленных последствий будет их вымирание – миллионами. Гибнут баобабы Южной Африки, одни из старейших деревьев на планете. Гибнут ливанские кедры. На американском Западе леса исчезают быстрее, чем растут. Я всю жизнь жила в уютном неведении и думала, что всегда стволы будут тянуться к солнцу, а сладкий аромат листьев – наполнять воздух. Теперь я поняла, что это не незыблемая реальность, за это нужно бороться. Более того, леса оказались в опасности отчасти из-за моей собственной комфортной жизни.

Дело было не только в деревьях. Изменения климата угрожали моему сыну – и будущему любого ребенка. Опасность исходила от вопиющего неравенства, нарастающей волны ненависти, поляризации, недоверия в нашем обществе. Постепенно я пришла к выводу, что зацикленность людей на извлечении прибыли любой ценой ставит под угрозу будущее планеты и всех нас.

Тогда я едва не ушла с работы. Мне казалось неприличным преподавать на курсе MBA, писать статьи и консультировать компании, рассказывая, как заработать еще больше. Мне хотелось действовать. Но как? Лишь через пару лет до меня дошло, что место и время уже подходящие, и я начала сотрудничать с людьми, верящими в эксцентричную идею: бизнес может помочь спасти мир. Среди них были руководители, чьи компании оценивались в миллиарды долларов, но большинство из них трудились в гораздо меньших по размеру фирмах или занимали более скромные должности. Моими единомышленниками оказались амбициозные предприниматели, консультанты, финансовые аналитики, вице-президенты, менеджеры по закупкам. Одна владелица небольшой компании по производству ковров решила предоставить рабочие места квалифицированным иммигрантам в одном из самых депрессивных городков Новой Англии. Другие пытались бороться с климатическим кризисом и развивали компании в области альтернативной энергетики. К-то-то посвятил себя популяризации энергосбережения. Были компании, занимавшиеся обучением и трудоустройством подростков из групп риска или дававшие работу освобожденным из мест заключения. Фирма, которая имела фабрики по всему миру, поставила перед собой задачу улучшить условия труда рабочих. Многие старались направить финансовые потоки именно в такого рода инициативы: помочь лидерам бизнеса, желающим решить крупнейшие проблемы нашего времени.

Все они были умелыми бизнесменами и прекрасно понимали, что смогут внести серьезный вклад, только если их действия будут одновременно помогать строить процветающую, прибыльную компанию и менять что-то в этом мире. Они были страстными и целеустремленными и верили, что частная инициатива – это невероятно мощный инструмент для решения проблемы изменения климата, а может быть и более обширных системных преобразований.

Мне невероятно понравилось работать с этими людьми, и это чувство по-прежнему меня не покидает. Они хотят жить полной и цельной жизнью, не разграничивая работу и убеждения. Они борются за создание – по словам одного из моих знакомых лидеров – «истинно человечных» организаций: фирм, где к людям относятся достойно, а общие цели и ценности мотивируют в той же степени, что и стремление к заработку и влиянию. Они стараются, чтобы бизнес способствовал оздоровлению природы и общественных систем, от которых мы все зависим.

И все же я беспокоилась. Меня волновало, что такой подход к управлению никогда не станет мейнстримом. Возможно, совмещать высшие цели и прибыли могут лишь избранные. Я была убеждена, что в долгосрочной перспективе решить стоящие перед нами проблемы можно только путем изменения правил игры: надо регулировать выбросы парниковых газов и других источников загрязнения, стимулировать фирмы действовать надлежащим образом, повышать минимальную заработную плату, вкладываться в образование и здравоохранение и перестраивать общественные институты, чтобы демократия работала не на словах, а на деле, а обсуждение важных вопросов протекало в духе взаимного уважения и стремления к всеобщему благу. От меня ускользало, каким образом пример нескольких целеустремленных фирм может привести к системным реформам, необходимым для внедрения такой политики. Мои студенты – я тогда уже вела курс устойчивого бизнеса – разделяли эти опасения. Их интересовали два вопроса: можно ли одновременно поступать правильно и зарабатывать, и если да – изменит ли это что-нибудь?

На страницах книги, которую вы держите в руках, я попыталась ответить на эти вопросы. Она – результат пятнадцати лет изучения всех «почему» и «как» в сфере построения прибыльного, справедливого и устойчивого капитализма путем изменения нашего восприятия компаний, их роли в обществе и отношений с государством.

Я не утверждаю, что переосмыслить капитализм будет легко и дешево. В ходе своей карьеры я не раз видела, как трудно бывает делать что-то по-новому. Много лет я взаимодействовала с фирмами, у которых никак не получалось измениться. Я работала с General Motors, когда там пытались ответить на вызов Toyota, с Kodak, когда традиционное производство фотопленки рухнуло из-за появления цифровой фотографии, и с Nokia, которая в период своего расцвета продавала более половины мобильных телефонов в мире, а потом пала жертвой революции, произведенной Apple [1]. Преобразовать международную компанию бывает непросто. Перестроить мировые общественные и политические системы будет еще труднее. Однако это возможно, и если вы посмотрите вокруг, то увидите, что это уже происходит.

Я вспоминаю, как несколько лет назад побывала в Финляндии и провела там деловой ретрит. Это был первый и последний раз, когда в моем графике был пункт «17:00 – сауна». Следуя инструкции, я пришла в парную, разделась и как следует прогрелась. «Теперь, – сказала хозяйка, – надо окунуться в озеро». Я послушно побежала по снегу (все старательно отводили глаза – финны очень тактичны в таких вопросах) и осторожно спустилась по металлической лестнице в прорубь. Последовала пауза. Потом на берегу показалась хозяйка. Она посмотрела на меня и сказала: «Вы знаете, что-то мне сегодня не хочется купаться».

Сейчас у меня уходит много времени на работу с деловыми людьми, которые размышляют, стоит ли им начинать действовать по-новому. Они видят потребность в изменениях и даже путь к ним, но колеблются. Из-за большой занятости им не хочется что-то делать прямо сейчас. Иногда мне кажется, будто я уже нырнула в холодную воду и жду, глядя вверх, когда другие рискнут отказаться от комфорта и сделать шаг. И все же я полна надежд. Дело в том, что я кое-что знаю обо всем этом.

Во-первых, изменения всегда воспринимаются с опаской. Бросить вызов статус-кво непросто. Это часто вызывает ощущение холода и одиночества, как и прыжок в прорубь. Не стоит удивляться, что заинтересованные лица много лет отрицали изменения климата, а теперь продвигают идею о тщетности усилий. Влиятельные люди всегда реагируют на перспективу перемен подобным образом.

Во-вторых, я убеждена, что изменения возможны. У нас есть технологии и ресурсы для решения проблем. Люди бесконечно находчивы. Если мы зададимся целью перестроить общественные институты, создать экономику с полностью замкнутым циклом, перестать наносить вред природе – у нас получится. Во время Второй мировой войны Советский Союз меньше чем за год сумел перебазировать промышленность на тысячи километров восточнее. Сотню лет назад сама мысль о том, что женщины и люди с другим цветом кожи не менее важны, чем белые мужчины, показалась бы абсурдной. Да, этот бой еще не окончен, но победа уже близко.

Наконец, я убеждена, что у нас в запасе есть секретное оружие. Я двадцать лет посвятила работе с фирмами, которые желали внедрить преобразования, и видела, что разработать правильную стратегию и изменить структуру организации очень важно – но этого недостаточно. Компании, у которых это получилось, прежде всего имели причины меняться: их целью было нечто большее, чем простое увеличение прибылей. Если люди убеждены, что их труд имеет высший смысл, они способны на поразительные свершения, а у нас есть возможность показать общую цель в глобальном масштабе.

Это нелегкая работа. Иногда это как спускаться по металлической лестнице в прорубь. Но должна вам признаться: окунуться в холодную воду здорово. Делая что-то привычное по-другому, ощущаешь себя по-настоящему живым. Когда ты окружен друзьями и союзниками и борешься за дело, которое любишь, твой мир становится богаче, и тебя переполняет надежда. Так что не надо бояться холода.

Присоединяйтесь! Пора спасти мир!

1. «Когда меняются факты, я меняю свое мнение. А вы, сэр?»[6]
Акционерная стоимость как вчерашняя идея

Подлинная проблема человечества заключается в том, что у нас эмоции эпохи Палеолита, средневековые институты и технологии богов.

– Эдвард Уилсон[7]

Что такое капитализм?

Одно из величайших изобретений человечества и лучший источник процветания, какой только видел мир?

Или угроза, способная дестабилизировать общество и уничтожить планету?

Или что-то среднее, нуждающееся в переосмыслении?

Чтобы ответить на эти вопросы – нужен системный подход. Начать лучше всего c трех великих проблем нашего времени, которые день ото дня становятся все важнее: массовое разрушение среды обитания, экономическое неравенство и коллапс институтов.

 

Мир в огне. Сжигание ископаемых видов топлива – фундамент современной промышленности – приводит к гибели сотен тысяч людей и одновременно дестабилизирует климат, закисляя океаны и повышая уровень моря [1]. Пахотный слой почвы деградирует, а спрос на пресную воду опережает предложение [2]. Если не решить эти вопросы, последствия изменения климата существенно снизят ВВП, приведут к затоплению больших прибрежных городов и вынудят миллионы людей мигрировать в поисках пропитания [3]. Резко сокращаются популяции насекомых, и никто не знает, почему это происходит и каковы будут последствия [4]. Мы рискуем подорвать жизнеспособность природных систем, от которых зависим [5].

Богатство быстро скапливается в руках элит. Пятьдесят самых состоятельных людей мира имеют больше, чем беднейшая половина населения планеты, и при этом более шести миллиардов жителей земли выживают на шестнадцать долларов в день – в пересчете на одного человека [6]. Миллиарды людей не имеют доступа к достаточному образованию и здравоохранению, лишены возможности получить достойную работу. Развитие робототехники и искусственного интеллекта (ИИ) может привести к увольнению миллионов [7].

Институты, которые исторически поддерживали баланс рынка, – семья, община, великие религии, государство и даже само чувство принадлежности к человеческому сообществу – крошатся и подвергаются нападкам. Во многих странах растет убеждение, что дети совсем не обязательно будут жить лучше родителей. Подобные настроения подпитывают волны насилия и предубеждения в отношении меньшинств и иммигрантов, дестабилизируя страны. Общественные институты повсеместно испытывают давление. Токсичная смесь гнева и отчуждения помогает новому поколению авторитарных популистов консолидировать власть в своих руках [8].

Как все это связано с капитализмом, спросите вы. В конце концов, разве мировой ВВП не вырос за последние пятьдесят лет в пять раз, хотя население всего лишь удвоилось? Разве средний ВВП на душу населения теперь не превышает десять тысяч долларов, предоставляя любому человеку на планете пищу, кров, электричество и образование [9]? И даже если вы в целом согласны, что бизнес должен активно участвовать в решении этих проблем, не кажется ли вам, что это утопичная идея? На заседаниях советов директоров и на курсах MBA твердят, что первейшая задача любой компании – максимизировать прибыли. Это считается совершенно очевидным. Многих менеджеров убеждают, что ставить какие-либо другие цели – это предательство интересов и нарушение фидуциарных обязательств[8], обязательств, которые вдобавок могут привести к увольнению самих управленцев. Изменение климата, социальное неравенство, подрыв общественных институтов рассматривают как «экстерналии» – нечто внешнее, вопрос правительству и гражданскому обществу. В результате складывается система, при которой многие международные компании считают практически своим моральным долгом не делать ничего для общественного блага.

Однако сейчас такой образ мыслей становится неактуальным – и очень быстро. Отчасти дело в смене поколений. Миллениалы настаивают на том, что фирмы, в которых они работают, должны придерживаться принципов инклюзивности и устойчивого развития. Когда я только запустила в рамках программы MBA курс, впоследствии названный «Переосмысление капитализма», на него ходило двадцать восемь студентов. Теперь их почти три сотни – чуть меньше трети всех учащихся Гарвардской школы бизнеса. Тысячи фирм ставят перед собой более высокие цели, чем повышение прибыльности, а устойчивость в какой-то степени учитывают при управлении почти третью мировых финансовых активов. На переменах начинают настаивать даже в верхах. Например, в январе 2018 года Ларри Финк, генеральный директор BlackRock, крупнейшей в мире компании по управлению финансовыми активами, направил генеральным директорам всех клиентских фирм письмо, в котором говорилось следующее: «Общество требует, чтобы компании – как публичные, так и частные, – работали ради всеобщего блага. Для долговременного процветания организация должна не только показывать хорошие финансовые результаты, но и демонстрировать, каким образом она положительно влияет на общество. Компания должна приносить пользу всем заинтересованным лицам, в том числе акционерам, сотрудникам, клиентам и сообществам, в которых работает» [10].

BlackRock управляет активами объемом чуть меньше семи триллионов долларов, то есть, это один из крупнейших акционеров в любой крупной фирме, представленной на бирже. Ей принадлежит 4,6 процента акций Exxon, 4,3 процента акций Apple и почти семь процентов акций JPMorgan Chase – второго по величине банка на планете [11]. Для Финка сказать, что «компании обязаны служить общественным целям», – это было все равно что для Мартина Лютера прибить свои девяносто пять тезисов на дверях Замковой церкви в Виттенберге [12]. Через неделю после отправки письма один знакомый генеральный директор связался со мной и спросил, правда ли Финк имел в виду то, что написал. Мой собеседник пребывал в состоянии шока: вся его долгая и успешная карьера строилась на прилежном приращении акционерной стоимости, и слова Финка казались ему нелепыми и несерьезными. Он просто не мог себе представить, что в нынешнем мире безжалостной конкуренции можно выпустить из виду главную мишень – прибыль.

В августе 2019 года Business Roundtable – организация, объединяющая генеральных директоров многих крупнейших американских компаний, – выпустила заявление, в котором определила цель корпораций по-новому: «Способствовать развитию экономики, служащей всем американцам». Сто восемьдесят восемь генеральных директоров обязались руководствоваться «пользой для всех заинтересованных лиц: клиентов, сотрудников, поставщиков, сообществ и акционеров» [13]. Такое сообщение не обрадовало The Council of Institutional Investors (CII) – организацию владельцев активов и эмитентов, в которую входят свыше ста тридцати пяти публичных фондов, управляющих более чем четырьмя триллионами долларов совокупных активов. Она ответила заявлением, в котором говорилось:

Мы убеждены, что советам директоров и менеджерам следует сосредоточиться на акционерной стоимости в долгосрочной перспективе. Для этого совершенно необходимо уважать всех заинтересованных лиц, но важна четкая подотчетность владельцам компании. Отвечать перед каждым – это не отвечать ни перед кем. Business Roundtable объявляет о переходе к управлению с учетом заинтересованных лиц… при этом (1) ослабляя права акционеров и (2) не предлагая никаких новых механизмов подотчетности совета директоров и руководства какой-либо другой группе заинтересованных лиц [14].

Один из крупнейших управляющих финансовыми активами заявляет, что «мир нуждается в вашем лидерстве», могущественные генеральные директора публично объявляют о приверженности «управлению заинтересованными лицами», а многие бизнесмены и серьезные инвесторы – например, мой вышеупомянутый невероятно успешный друг – считают, что от них требуют невозможного. Кто здесь прав? Может ли бизнес спасти наш пылающий мир?

Последние пятнадцать лет я занимаюсь фирмами, которые пытаются масштабно решать экологические и общественные проблемы – во многом ради собственного выживания. Это привело меня к убеждению, что бизнес не только может и обязан играть важную роль в преобразовании мира, но и имеет для этого сильные экономические стимулы. Мир меняется, и фирмы, которые идут в ногу с этими изменениями, не останутся в накладе. С другой стороны, если мы не переосмыслим капитализм, значительно беднее станут все.

В начале пути я была настроена несколько скептически, но теперь неожиданно оптимистична – в том смысле, что «если как следует поработать, у нас может получиться». Для создания справедливого и устойчиво развивающегося мира у нас есть технологии и средства, и заниматься этим – прямой интерес частного сектора. Будет сложно что-то заработать, если прибрежные мегаполисы уйдут под воду, половина населения останется без работы или будет получать меньше прожиточного минимума, а на смену демократическим правительствам придут олигархи-популисты, управляющие миром ради собственного благополучия. Более того, цели, не ограничивающиеся повышением прибылей, и ответственность за состояние природных и общественных систем, важных для всех нас, не только оправданы с деловой точки зрения, но и являются моральной обязанностью, вытекающей из стремления к свободе и процветанию.

Всего лишь десять лет назад мысль о том, что бизнес может поучаствовать в спасении мира, показалась бы совершенно безумной. Теперь это не только реально, но и совершенно необходимо. Я не говорю о какой-то далекой утопии. Элементы переосмысленного капитализма видны уже сейчас, и они вполне могут трансформироваться в глубокие изменения, которые не просто сохранят экономическую систему, а сделают жизнь во всем мире лучше. Этой книгой я попытаюсь убедить вас посвятить себя этой попытке.

1CERES – Объединение отраслей промышленности, ответственных за загрязнение окружающей среды. Некоммерческая правозащитная организация, основной целью которой является мобилизация инвесторов и делового сообщества для создания процветающей и экологически устойчивой мировой экономики. (Прим. ред.)
2Aspen Institute – международная некоммерческая организация, основанная в 1949 году. (Прим. ред.)
3Hewlett Foundation – частный фонд, созданный сооснователем Hewlett-Packard Уильямом Хьюлеттом и его женой Флорой Хьюлетт в 1966 году. (Прим. ред.)
4Barry-Wehmiller – частная компания из Сент-Луиса, США. (Прим. ред.)
5К. Хендерсон. Книга о самых невообразимых животных. Бестиарий XXI века. Альпина нон-фикшн, 2018. (Прим. ред.)
6Фраза в названии главы взята у Пола Самуэльсона, который позже приписал ее Джону Мейнарду Кейнсу. См. «When the Facts Change, I Change My Mind. What Do You Do, Sir?» Quote Investigator, May 19, 2019, https://quoteinvestigator.com/2011/07/22/keynes-change-mind.
7Эдвард Осборн Уилсон – американский биолог, эколог, писатель, дважды лауреат Пулитцеровской премии. (Прим. ред.)
8Фидуциарные обязательства – обязательства, связанные с управлением активами. (Прим. ред.)

Издательство:
ВЕБКНИГА
Поделиться: