Litres Baner
Название книги:

Что я видел. Эссе и памфлеты

Автор:
Виктор Мари Гюго
Что я видел. Эссе и памфлеты

300

ОтложитьЧитал

Лучшие рецензии на LiveLib:
saydzika. Оценка 24 из 10
Невозможно оценить классика. Можно попытаться, но это будет неудачная попытка ввиду отсутствия необходимых знаний, опыта и погружения в эпоху. Данное собрание эссе и памфлетов Гюго раскрывает его не только как талантливого автора, писателя, великолепно владеющего словом (мое почтение переводчику), но и как философа, политика, литератора, критика и, в некотором роде, историка. С присущей ему красочностью и живостью он описывает исторические события, до дрожи воссоздавая картину происходящего. Интересен его взгляд на философию литературы, его анализ перехода от эпопеи через гротеск к драме, как высшей форме литературы того времени. Не менее интересны его размышления о будущем европейских государств. Этим он напомнил мне Столыпина и его собрание речей и писем. Рассматривая систему правительства своего времени, оба видят выход из положения, к которому, к сожалению, не прислушиваются. Гюго уже в 1876 году видел объединение политики европейских государств в Соединенные Штаты Европы. До создания Европейского Союза еще более ста лет. Удивительный взгляд в будущее. Удивительный и наивный, поскольку Гюго верил, что Франция станет центром этого союза, а Париж – новым Сенатом. Его анализ произведений Шекспира, Вальтера Скотта и Вольтера даст фору многим современным литературным критикам. Но наибольшее впечатление на меня произвели его речи во время заседаний и исторические заметки о событиях, происходивших на его глазах. Особого внимания заслуживает его отношение к политике в целом, изгнанию и импровизации. Чтение этого сборника – еще один редкий момент, когда появляется возможность заглянуть за плечо великого человека и постараться понять, о чем он думал и чем жил.
deviantales. Оценка 8 из 10
Расценивать право как преступление, а движение как мятеж – это старинная уловка тиранов. Прометей сделал на Олимпе то же, что Ева в Раю; он добыл немного знаний. Юпитер, впрочем, так же, как Иегова наказал эту дерзость – желание жить.За 83 года жизни Гюго многое повидал. Этот неумолимый романтик и борец за справедливость успел побыть пэром Франции, пообщаться с приговоренными к смерти, побывать на похоронах Наполеона, а главное – на двадцать лет выпасть из жизни своей страны, будучи политическим изгнанником.Виктор – наглядный пример идеального политика. Я говорю идеального, потому что в реальности подобная сердечность и острота ума вкупе с чистыми побуждениями обычно наказывается немедленным стиранием с политической арены (если повезет, и тебя не сотрут с лица Земли). Но не будем о грустном.В сборнике «Что я видел» можно найти разного Гюго – литератора, публициста, политика, гражданина Европы, влюбленного в свою страну. Гюго-литератор рассуждает о Шекспире и Вальтере Скотте, о новой моде в литературе и о том, что Гамлет обречен на вечный сон наяву. Гюго-публицист возмущен отношением к памятникам архитектуры и истории. Именно он своим «Собором Парижской богоматери» спас настоящий Нотр Дам от разрушения и сделал его самой известной достопримечательностью Парижа.Гюго-политик дает речь на собрании, выступая в защиту Сербии и Польши от их дальнейшего разрушения и разграбления. Читая настоящие произнесенные им речи, можно было заметить периодические отметки о реакции в зале на его слова: «движение в зале», «одобрительные крики». Иногда он даже вступал спор с некоторыми особо буйными политиками (опять же, ничего нового, правда?), но всегда держался вежливо и достойно.Рассуждая с позиции изгнанника, Виктор рассказывает собственную историю и призывает задуматься о понятии закона и права. И, наконец, Гюго пользуется своим положением пэра, чтобы посетить известные тюрьмы и посмотреть воочию на условия содержания приговоренных. Мимоходом подсовывая пару монет в руки несчастных. Вот оно! Вот он тот самый Гюго, которого мы знаем по «Отверженным». Тот самый сердобольный Гюго, который, несмотря на свою представительную фигуру, заботится о том, что преступники кушают и насколько мягкая у них кровать.Ну и наконец, не стоит упускать важную тему проституции, которую Гюго тоже не обошел стороной. Надо отдать ему должное – он прекрасно понимал причины столь распространенного явления – нищета, бесправие женщины, невозможность заработать честным путем и хоть как-то прокормить себя. Он рассказывает историю о девушке, которую отец беременной выгнал из дома, без имущества, без помощи, и ей пришлось идти в публичный дом, потому что нормальную работу ей просто не давали. Проведя полгода в жутких условиях, она обращается к человеку власти, который пишет отцу и возвращает ее домой. Простили бы вы такого «отца»? Я – нет. Но ей деваться было некуда, и она осталась в доме навсегда. С тех самых пор на мужчин она даже не смотрела. Гюго понимал, что таких историй тысячи, и что не все заканчиваются так «радужно». Он понимал, что именно мужчины и их законы толкали женщин на подобную жизнь, и что законы эти нужно менять.Книгу стоит читать размеренно, периодически останавливасяь. Слишком бурная мысль, слишком много эмоций. Лучший вариант – читать ее в перерывах между другими книгами. Отдельная благодарность переводчику и редактору Лимбус Пресс. Из-за того, что многие произведения переведены впервые только сейчас, многие данные, упоминаемые Гюго, уже утеряны или противоречат друг другу. И разобраться в этом помогают обширные комментарии в конце книги. С удовольствием жду выхода других книг зарубежных авторов в серии «Инстанция вкуса». «Что я видел» и «Магия книги» стали уже моими фаворитами.

Издательство:
Издательство К.Тублина
Книги этой серии:
Поделиться: