Название книги:

Высшая правовая магическая академия. Оперативные будни

Автор:
Маргарита Гришаева
Высшая правовая магическая академия. Оперативные будни

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Итак, добротная деревянная кухня, она же столовая. У одной стены длинная рабочая стойка и множество шкафчиков для посуды. На соседней стенке стройными рядами красуются связки разнообразных трав и приправ. Остальные стены украшены рогами. Большой каменный камин, мохнатая медвежья шкура и пара кресел. Но самое интересное, конечно, было в центре комнаты. Обеденный стол, накрытый на две персоны. Хорошо прожаренное мясо с приправами на тарелках, початая бутылка вина, ну и, конечно… труп крупного мужчины возле перевернутого стула. Видимо, главный виновник торжества.

– Ну что, все осмотрели? – сухо поинтересовался магистр Бриар, когда взгляды снова обратились к нему. – Слушаем установку: погиб Каниас Вирне, глава Гильдии охотников. В два часа дня пришел со своим заместителем обедать домой. Гость принес в подарок бутылку вина. Госпожа Вирне накрыла стол и удалилась. Услышав звон стекла и грохот, вернулась и увидела, что муж бьется на полу в судорогах, а коллега мечется рядом. Через несколько минут господин Вирне скончался. На место вызвали городскую стражу и следственную группу. Это присказка, – холодно улыбнулся он. – А вот сказку мне расскажете вы, а я оценю полет фантазии рассказчика. Так что слушаем задания! – Он посерьезнел и повернулся к боевикам, те тоже сразу подобрались. – Разбились на пары, ваша цель – опросить родственников жертвы, свидетеля и близких друзей, все находятся в соседней комнате. Далее – осмотреть место преступления, но без излишнего рвения, надо же оставить хоть какую-нибудь работу вашим коллегам-криминалистам, – небольшой кивок в нашу сторону (ох, не любит он наш криминалистский брат). – А потом мы с удовольствием выслушаем ваши предположения. На всё про всё вам час. Действуйте!

Боевики быстро разбрелись по помещениям, а суровый магистр обернулся к нам.

– Ну что ж, адепты… – Скептичная усмешка. – Жертва в вашем распоряжении, как и вся комната. Жду все факты, которые вы сможете мне предложить. Времени столько же, разбились на пары и вперед, – дал он нам отмашку и стремительно покинул помещение.

В комнату просочился строгий мужчина, явно из стражи, и замер у стены, молча наблюдая за нами. Мы с Риной переглянулись, кивнули друг другу и быстро разошлись в разные стороны. Парой нас ставили работать часто, поэтому схема уже была отработана. Несмотря на всю ее нелюбовь к трупам, с жертвами у подруги дела были получше, чем у меня (она шла на лекаря), а я была внимательнее к деталям. Поэтому она отправилась к телу (хотя место возле него уже оккупировали Курсо и Далин, наиболее дотошные и занудные представители нашего курса, – эти найдут все, что только можно, и первыми вылезут с объяснениями). Я прошлась по кухне. Ну, с основной версией понятно. Заместитель отравил Вирне вином. Мотивы меня не касаются. Наше скромное дело – факты. Первым делом взялась осматривать, конечно, стол. Понюхала стакан с вином, оставшийся на столе (осколки его собрата лежали в красноватой лужице рядом с телом). Заметим, первый стакан выглядел совершенно не тронутым. Один плюс к теории гостя-убийцы. И аромат у вина действительно странноватый. Огляделась, не смотрит ли кто, быстро обмакнула палец в содержимое и лизнула. Хм, горчит и язык пощипывает. Странно, для цианида не характерно. А вот для… Сделала заметку в блокнотике и с нарастающим азартом обратилась к мясу. И чем больше я присматривалась, тем меньше мне нравилась картина. Уж не проверяет ли нас всех новый преподаватель? Тут все нечисто. И дело не только в убийстве.

Через несколько минут, закончив повторный осмотр заинтересовавших меня деталей, я стояла в дальнем уголке и осмысляла добытые сведения. Подошла Рина и быстренько пересказала все, что ей удалось понять, обследовав тело. Логично, все найденное ею и остальной частью группы пока лишь подтверждало основную версию убийства. Будем надеяться, боевики окажутся более удачливыми и мне не придется выкладывать собственные догадки. Я, в свою очередь, выдала подруге все факты моего осмотра. Почти все. К сожалению, одну часть пришлось утаить. Именно она наталкивала на мысль переговорить с новым преподавателем наедине, что радости мне никак не приносило.

– Ну что, кто готов поделиться наработками? – неожиданно раздался голос магистра.

Видимо, я так задумалась, что не заметила ни его возвращения, ни передвижения остальной группы к центру комнаты. Я же предпочла остаться в своем углу, чтобы не служить щитом для однокурсников. А разговор мне прекрасно слышен и отсюда.

– Можно я? – прощебетал женский голосок со стороны боевиков.

– Прошу! – Судя по насмешке, почудившейся в тоне преподавателя, от боевиков он тоже много не ожидал.

– По рассказам охотников из гильдии, убитый и свидетель часто ссорились. Господин Вирне собирался покинуть пост главы гильдии и выбирал преемника. На это место претендовали двое: его заместитель, господин Дирн, и сын убитого. Госпожа Вирне подтверждает, что ее муж хотел передать правление сыну. Господин Дирн, по-видимому, был с этим не согласен. Очевидцы утверждают, что сегодня Дирн и Вирне имели продолжительный разговор в кабинете последнего, после чего вместе направились к главе домой. Госпожа Вирне рассказала, что мужчины пришли в весьма хорошем расположении духа. Дирн прямо на пороге презентовал хозяйке бутылку вина и хотел сразу же откланяться, но чета Вирне настаивала на трапезе, и гостю пришлось остаться. Дирн от вина отказался под предлогом плохого самочувствия. Так что картина вполне ясна, – бодро отрапортовала девушка, невидимая мне за спинами однокурсников. – Так же рассматривался вариант, что это дело рук одного из наследников, но был быстро отброшен. Все соседи утверждают, что чета Вирне была счастливой парой. Никто ни разу не видел, чтобы они ругались. Отношения жертвы с сыном тоже были прекрасными.

– Итак, кто убийца? – уточнил магистр Бриар.

– Заместитель главы Гильдии охотников, господин Дирн, – твердо ответила студентка.

– У кого-то из группы боевых магов есть дополнения либо другие мнения? – серьезно поинтересовался преподаватель.

Вспыхнула надежда, что кто-то отработал другие версии и мне не придется вылезать вперед. Ну не люблю я быть в центре внимания. Лучше пересидеть в сторонке, если могут разобраться и без меня. Но мне не повезло. Боевики дружно проголосовали за виновность заместителя, ведь все более чем очевидно. Для них это просто способ отработать навыки допроса, а в данном случае убийство не магическое. Так что выяснять специфику магии и вид заклинания не надо. Магистр уже обратился к моей группе.

– Ну а что обнаружили господа криминалисты?

Тут же поднял руку Курсо.

– По результатам обследования можно сказать, что смерть произошла в результате остановки сердца, в свою очередь возникшей из-за поражения центральной нервной системы ядом. Предположительно аконитом. Большая доза данного вещества была обнаружена в вине. Цветки аконита распространены в нашем крае, но исключительно в глубинах леса. Торговой и лекарственной гильдией не распространяются, следовательно, растение, из которого был получен яд, принесли из леса. А собрал цветки тот, кто хорошо знает местные леса, – крайне нудным голосом бубнил адепт. Точно старый профессор на лекции по истории.

– То есть вы подтверждаете, что наиболее вероятным подозреваемым является господин Дирн? – Что-то такое прозвучало в голосе магистра, мне даже захотелось выползти из своего укрытия, рассмотреть выражение его лица. Все-таки я права – это проверка. А может, и нет. Демоны, как понять? И как решить, стоит ли вмешиваться или лучше не высовываться? Я тут же себя одернула. Я могу ошибаться в выводах, но факты не опровергнуть. Не зря же я столько занималась, как бы ни ругался Хран.

– Да, – наконец решился ответить Курсо.

– Какие-то дополнения, господа криминалисты? – осведомился преподаватель. Никто из однокурсников не откликнулся на мой мысленный призыв о просветлении, и я, горько вздохнув, покачала головой.

– Вы с чем-то не согласны? – раздался неожиданный вопрос, а я огляделась, пытаясь понять, к кому обращается наставник.

Оказалось, что ко мне. Удивительно, как разглядел-то!

– Да, я у вас интересуюсь, – кивнул он, поймав мой взгляд.

Не хотелось вмешиваться, но для очистки совести поинтересоваться стоит.

– А можно узнать, решение по этому делу будут выносить, основываясь на решении специалистов, а не на наших выводах, ведь так? – Вот не внушала мне наша система правосудия доверия. С них станется записать мнение недоучек и посадить невиновного. Чтобы времени не тратить на такие простые дела.

– Выходите, адепт, представьтесь, – голос магистра звучал уже серьезнее.

Меня тут же вытолкнули обратно к Рине на передний план. Я оторвала взгляд от собственных рук и тут же наткнулась на стальной взгляд преподавателя.

– Адептка Кастодия Серас, третий курс, факультет алхимии и целительства, – четко отрапортовала я, подавляя желание вытянуться по струнке и по-офицерски щелкнуть каблуками.

– Ну что ж, адептка Серас. Позвольте поинтересоваться, к чему подобные вопросы? Вы сомневаетесь в собственной компетенции и способностях своих коллег? – приподнял он бровь.

– Сомневаюсь, – кивнула я, старательно отводя взгляд.

– Неправильный ответ, адептка, – прозвенел металлом жесткий голос. – Вы не следователь, вы криминалист. Это следователь имеет право сомневаться в полученных сведениях и собственных домыслах. В конце концов, большинство этих сведений он получает при допросах от обычных людей, которые могут и ошибиться, и забыть что-то, и солгать. А вы криминалист. Вы не должны строить призрачные версии. Вы обязаны представить точные факты. Вам понятно?

– Понятно, – пробормотала я, краснея под ехидными взглядами красавиц в кожаных комбинезонах. Злорадствуют, стервы.

– А вы бы не улыбались так, адептка Вегерос, – одернул он единственную длинноволосую девушку. – Вы тоже были непозволительно категоричны, когда вынесли приговор человеку, основываясь на непроверенных сплетнях. Страшно подумать, что бы происходило в этом городе, если бы мы все решения принимали, основываясь на ваших домыслах, – усмехнулся он, снова поворачиваясь ко мне. – Так что не переживайте, адептка Серас, из-за ваших ошибок никого не казнят. А теперь поделитесь, какие же факты заставили вас усомниться в общей версии?

 

Догадливый. Понял, что это не простые переживания жалостливой девушки.

– Охотник не мог отравиться аконитом. Откровенно говоря, в нашей области почти никто не может отравиться аконитом. Во всяком случае, не при такой малой дозе и тем более не в вине, – выдала я, глядя прямо в глаза магистру.

Лицо осталось непроницаемым, а вот глубоко в глазах промелькнула искра удовлетворения.

– Обоснуйте.

Я глубоко вдохнула и начала вольный пересказ абзаца из книги о местной флоре и фауне:

– Как уже говорили, в наших лесах аконит – распространенное растение. Предпочитает тенистую местность, поэтому размножается чаще всего в дальних областях. А также является любимым лекарством большинства лесных жителей. Чаще всего для прочистки желудка. А еще в крови здешних животных есть слабая доза аконита. А так как дичь тут едят все, у местных жителей есть иммунитет к действию этого яда. Возможны некоторые последствия, вроде галлюцинаций или рвоты, но смертельный исход невозможен. Для этого необходимо выпить вот такой стакан чистого аконита. Та же доза, которая была в вине, не могла доставить даже головной боли. Тем более вино является противоядием. При легком отравлении оно снимает все недомогания, – выдала я первую часть сведений, рушащих теорию виновности заместителя.

– Тогда что произошло с убитым? – удовлетворенно подгонял меня преподаватель, понимая, что это не вся добытая мной информация.

– В процессе осмотра, – продолжила отчитываться я, – в приправе к мясу я обнаружила растение, крайне резко реагирующее на присутствие аконита в крови. В результате взаимодействия с этим растением выделяется вещество, поражающее нервную систему и вызывающее мгновенную остановку сердца.

– Растение?.. – заинтересованно взглянул на меня наставник.

– Растение, – подчеркнула я свое нежелание его называть. Магистр Бриар внимательно посмотрел на меня, нахмурился и кивнул:

– И что же? Несчастный случай?

– Нет, – уверенно отвергла предположение я. – Данное растение не используется как приправа, в наших краях не произрастает и крайне редко встречается на рынке. – И про себя добавила, что не буду уточнять, на каком именно.

– Крайне интересная картина у нас вырисовывается, не правда ли? – обратился он к нахмурившимся адептам. – Но ведь и это еще не конец, не правда ли, адептка Серас?

– Боюсь, что сведения о счастливой семейной паре тоже недостоверны, – вздохнула я, выдавая последний козырь.

– А на чем основано данное заключение? – уже с нескрываемым интересом слушал меня преподаватель.

– Благоцвет, – ткнула я пальцем в связки цветов. – Растение не просто так получило название. Крайне чувствительно к словам и эмоциональной атмосфере. Если рядом с благоцветом, даже срезанным и засушенным, часто ругаются, он чернеет. Если же все тихо, спокойно и мирно, то листы остаются белыми. Букет, висящий на стене, весь почернел, а кое-где даже поползла плесень. Здесь часто ссорились, возможно, даже произносили проклятия, – закончила я свою доказательную базу. И выводы получались противоположными тем, что сделала остальная группа.

– Ну что же, вполне убедительно. Вам есть что добавить? – доброжелательно улыбнулся мне магистр Бриар.

– Нет, – улыбнулась я в ответ, – только спросить. А кто открывал вино? – Последняя догадка и заключительный гвоздь в обвинение.

В ответ мне лишь одобрительно кивнули и повернулись к остальной аудитории.

– Ну что ж, господа, делаем выводы и благодарим госпожу Серас: за просвещение неразумных, а также за то, что до вечера все свободны. Финал истории расскажу вам в следующий раз. В общем, это занятие у вас сегодня последнее, так что марш все в город. До комендантского часа все должны вернуться на территорию академии. Всем спасибо.

Толпа адептов радостно загудела и хлынула к двери. В стае однокурсников меня выловила Рина, шепнула на ушко, что убегает на свидание с одним из боевиков. Обещалась заглянуть вечером с чем-нибудь вкусненьким, отпраздновать, что ночи за учебниками не прошли для меня даром, немного подуться, что я не выложила ей свои догадки, а еще попенять, что собиралась отмолчаться в уголке. Вот поэтому и не поделилась. Она бы меня тотчас вперед выпихнула. Но вот адепты разбежались, оставив меня наедине с господином следователем и незнакомцем, который контролировал наш осмотр.

– Ну что, адептка, делитесь, что это за чудо-трава, которую вы не пожелали называть? – пристально вглядываясь в меня, потребовал ответа магистр.

И вот тут начиналось самое страшное.

– Голубой лотос, – произнесла я название одного из самых опасных и запрещенных наркотических растений.

Лица моих собеседников потемнели.

– Вы уверены? – скрипнул зубами представитель стражи.

– Уверена.

– И как вы определили? – нахмурившись, сверлил меня взглядом Бриар.

Что поделать, пришлось признаваться, а то решат еще, что я его пробовала.

– Личное свойство дара. Определяю на вид любое растение или экстракт, если видела его или про него читала.

Магистр сухо кивнул и задумался. И было над чем. Дело в том, что в нашей империи с распространением страшного наркотика боролись давно и очень успешно. Последний случай употребления был зарегистрирован более десятилетия назад. А тут вдруг голубой лотос в обеде главы Гильдии охотников. Это может значить только одно: кто-то обошел магические проверки на границе и, возможно, начал распространение, а значит, грядут большие неприятности. Именно поэтому я не стала называть растение. Молодые адепты слишком любят приключения и все запретное.

– Вы правильно сделали, что не стали говорить при всех, – вздохнул магистр. – Я надеюсь, что и дальше не будете распространяться. До следующего занятия! – хмуро бросил он в мою сторону и скрылся в другой комнате. На несколько минут воцарилась тишина.

– Я Аларик, – вдруг протянул мне руку для знакомства темноволосый мужчина.

– Кастодия, – слабо улыбнулась я и пожала его ладонь, размышляя над масштабами катастрофы. Может, я ошиблась и все не так уж плохо? Наш случай ведь еще не означает, что наркотик начнут массово распространять.

– Ну что, тебя можно поздравить? Или лучше посочувствовать? – подмигнул мне новый знакомый.

– Почему? – наконец очнулась я.

– Ты проявила себя. Бриар это оценил. Теперь на каждом занятии он будет спрашивать тебя первой, а потом уже разбираться с остальными, – порадовал меня офицер стражи. – Парень от тебя не отстанет, пока не сделает лучшим специалистом. Нам сейчас таких не хватает.

– Демоны безмирья! – простонала я. – Да уж, мне крупно повезло.

Аларик лишь посмеялся и, попрощавшись, скрылся в соседней комнате вслед за магистром.

Ну что мне стоило просто помолчать?! И без меня бы потом разобрались. Правильно говорят: инициатива наказуема. Вот теперь буду расплачиваться.

В академию я брела медленно и печально. Решила даже не задерживаться в городе, несмотря на выданное разрешение на прогулку. Масштабы возможной катастрофы просто пугали. Причем помимо имперской катастрофы – увеличения преступности, смертности и болезней, – развивалась и моя маленькая личная катастрофа. Если горожан будет особенно угнетать страх перед злоумышленниками, лично мне больше помешает усиление патрулей. Вот как теперь нам с Храном продолжать поиски в архивах? А на работу я как буду ходить? Меня ведь завтра ждут. Ясно одно, знаменитый наркотик грозит бедами всем. И на тот момент я даже не подозревала, какие проблемы он мне уже создал.

– Что значит меня перевели в другую группу?! – Я непонимающе уставилась на преподавателя алхимии Селину Гревис. У нас же одна группа целителей. Поток-то маленький, двух групп при всем желании не наберешь. Или мне решили закрыть год экстерном? Я, конечно, хорошо учусь, но особых заслуг что-то не припомню.

– Еще вчера были оформлены все документы о переводе в новую, специально сформированную группу. Кроме тебя, еще троих из вашей группы туда взяли, – удивленно посмотрев на меня, поведала преподаватель. Видимо, предполагалось, что я в курсе. Действительно, разве могли перевести адептку на другую специальность, не спросив согласия? Как оказалось, легко. В голове, все еще не успевшей до конца проснуться, медленно начала разрастаться тупая боль. Утро, когда я впервые за год проспала, не могло не стать еще хуже.

– А можно узнать, что это за группа? И где я могу найти более подробную информацию насчет занятий? – как можно спокойнее попросила я.

– Кастодия, – сочувственно посмотрела на меня любимый преподаватель, – я сама толком ничего не поняла. Вчера вечером пришел приказ. Я могу лишь сообщить, что переводили вас по решению магистра Бриара и под его же крыло. Так что обращайся со всеми вопросами к нему. И крепись, девочка. Он не самый простой руководитель. Но ты умна и талантлива, так что у тебя все получится. – Профессор Гревис мягко погладила меня по щеке и удалилась в аудиторию, где дожидалась начала лекции моя группа. Поправка, моя старая группа. А я осталась стоять в коридоре, пытаясь сообразить, что за гроза нагрянула в мой маленький уютный мирок.

Почему меня вдруг переводят в новую группу?

А вдруг… все узнали?

Так, не паниковать. Надо взять себя в руки. Вдох… выдох… Сначала все выясню, а потом решу, что делать. На всякий случай в кармане всегда теперь лежит пара ловушек. При должном везении их наверняка хватит, чтобы сбежать из академии! Взяв себя в руки, начала анализировать ситуацию. Прежде всего, мне нужна информация. А значит, придется направиться к тому, кто это все затеял.

А вот и табличка «Магистр Дамиан Бриар». Итак, последний раз вдох-выдох…

– Не дрейфь! – Тихий шепот Храна, мягкая ласка руки хвостом.

Стук в дверь.

– Можно? – робко заглянула я в кабинет своего новоиспеченного руководителя.

– Заходите, – кивнул мне магистр Бриар, отрываясь от каких-то бумаг. – А вы не спешили, адептка Серас. Остальная часть группы еще вчера расспросила меня и о новой специальности, и о расписании. Вы же соблаговолили явиться только сегодня, да еще и через два часа после начала занятий.

Я лишь стыдливо потупилась. Ну, просто я не решилась идти к нему без всякой защиты. Так что эти самые два часа мы с Храном накладывали все возможные виды чар против ментального вмешательства. Можно даже гордиться, что уложились в такой маленький срок. А на случай физического воздействия в карманах припрятаны несколько артефактов нашего же изобретения. Кажется, именно из-за того, что мы с кошаком весь вечер упорно занимались данной незаконной деятельностью (новость о возможном увеличении патрулей хранителю тоже не понравилась, поэтому мы решили приготовить амулетов с запасом), я и пропустила оглашение приказа о переводе и имела счастье встретиться сегодня с магистром один на один.

– Что стоите в дверях, – тяжело вздохнул магистр, – проходите, садитесь.

Я потопталась на пороге и, прикрыв за собой дверь, подошла к преподавательскому столу. Хран белой тенью проскользнул следом. В академии давно привыкли, что он со мной на всех занятиях. (Говорит, что ему скучно и одиноко сидеть в пустой комнате одному.) Робко примостилась на край кресла напротив преподавателя и украдкой разглядывала обстановку. Кабинет зачастую может рассказать гораздо больше, чем хотелось бы владельцу. И да, психологию нам тоже преподавали. Но осмотр ничего не дал. Мрачновато. Простая, даже аскетичная обстановка. Виден человек военный, привыкший к минимализму. Огромный платяной шкаф, набитый документами и книгами. Огромный стол, заваленный бумагами, ну и два кресла, которые мы с магистром и занимали. Из всего этого ясно одно – магистр живет и дышит работой. Но вернемся к главной теме. Глаза прячем в пол, руки судорожно теребят платье. Я тихая, мирная, скромная студентка, которая вовсе не хочет проблем. И ну совсем не хочет ударить этого ненавистного типа, который так грубо пытается перекроить ее бережно выстроенный хрупкий мирок. Хран прижался к моим ногам, пытаясь оказать хоть какую-то поддержку. Магистр молча изучал меня. Я, в свою очередь, тихо бесилась. Я ждала либо жестокого допроса, либо объяснения ситуации. Чего ждал Бриар, мне, к сожалению, неведомо. А может, и к счастью.

– А это что за пылесборник притаился у ваших ног? – нахмурился магистр, заметя Храна.

Я бросила злобный взгляд, а хранитель угрожающе зашипел.

– Это мой кот, – стараясь контролировать голос, выдавила я.

– Спокойнее. Мне-то без разницы. По академии хоть с веником гуляйте. Но на место преступлений я вас с ним не допущу, – с непроницаемым лицом продолжал нервировать меня преподаватель.

 

– Я хотела бы прояснить ситуацию насчет этого перевода. – Вдох-выдох, только не реагировать. Лишние эмоции туманят рассудок и тормозят реакцию, а мне нужен чистый разум, потому что анализировать и действовать придется мгновенно.

– Да, конечно. – Магистр Бриар быстро зашуршал бумагами. – Вот новое расписание. Некоторые предметы остаются, будете заниматься со старой группой… – начал рассказывать он, протягивая листок. Но я даже не шелохнулась, чтобы забрать его.

– Вы меня не совсем поняли, магистр, – перебила я преподавателя, и плевать, что это невежливо. – Я пришла узнать, по какому праву меня переводят на другую специальность без моего ведома. Я успешно справляюсь с учебной программой, поэтому выгонять меня незаконно.

– Это не отчисление, – коротко улыбнулся он. – Скорее повышение.

– Я о нем не просила. Не хочу перевода, – заявила я, твердо уставившись ему в глаза, и вздрогнула. Все-таки его стальной режущий взгляд меня пугает до дрожи. Примерно так же смотрит наш преподаватель по анатомии на новый анатомический материал. Оценивая, какую часть и какому курсу отдать на растерзание. А что в голове у магистра, даже думать не хочется. Тот же молча рассматривал меня, откинувшись на спинку кресла. Я занервничала: вдруг он сейчас мою ментальную защиту взламывает? Но я ничего не чувствую, кроме легкого беспокойства! Или это просто моральное давление? Да тут и без него тяжело. Каждое движение и слово, что мое, что его, приходится по сто раз переосмысливать в поисках подвоха.

– Вы странная, адептка Серас, – наконец выдал он мне неутешительное заключение. – И что, даже не хотите выслушать, что за курс я вам предлагаю?

– Не хочу, – покачала я головой. – Я поступала на специальность алхимика-целителя, с целью именно ее и получить.

– Тогда почему сюда? Почему в Правовую академию? Я читал ваши документы, вы прекрасно разбираетесь и в алхимии, и в целительстве. Почему не выбрали Медицинский универсисет, если так нацелились на профессию целителя? – резко подался он вперед, с жадностью высматривая что-то в моем лице.

А почему это так волнует? И вопрос-то какой нехороший.

– Кто вам сказал, что я хочу стать целителем? – нахмурилась я. – Я выбрала направление криминалиста.

– То есть молодая девушка мечтает не спасать жизни, а чахнуть в подземных лабораториях? – насмешливо приподнял он бровь.

– О чем мечтает молодая девушка, сейчас вопрос не стоит, – не сдержалась я. – Проблема в том, что я не хочу переводиться.

– Боюсь, уже ничем не смогу вам помочь, – наигранно вздохнул он. – Документы о переводе были подписаны ректором еще вчера, сегодня утром он уехал в командировку. Без его подписи никуда перевести вас не имеют права. Разве что отчислить, – нагло усмехнулся этот… этот… слов не хватает! – Желаете написать заявление прямо сейчас или все-таки выслушаете мое предложение?

Я отвела взгляд, с трудом сдерживая слезы. Чертов шантажист, зачем ему это вообще нужно?

– Зачем? – процедила я сквозь зубы, вцепившись дрожащими руками в мех Храну, который минуту назад запрыгнул ко мне на колени.

– Нам нужны сообразительные люди. Специалисты, способные не только оперативно выдать экспертное мнение, но и сделать соответствующие выводы. Вы вчера смогли это сделать. Уж не знаю, случайность ли это, но, судя по вашем документам, вы уже неплохой специалист, а если направить вас в правильную область, станете хорошим профессионалом. Именно это я вам и предлагаю. Так что успокойтесь, Кастодия, и выслушайте меня внимательно. – Голос преподавателя уже давно утратил насмешку и стал убедительно-серьезным. Я оторвала взгляд от кипенно-белой шерсти своего друга и покосилась на Бриара. Удивительно, но глаза его потеряли скальпельную холодность и теперь излучали мягкую заинтересованность и ободрение.

– Вы умная и старательная девушка. Такой, как вы, всегда нужен вызов. Вызов самой себе. Вызов своему разуму. Работа криминалиста вам этого не даст. Она быстро станет рутиной. Я же предлагаю вам этот азарт. Каждый день, каждый раз, каждое дело. Я формирую особую группу следователей-криминалистов. Начинать будете сразу с практики в отделе. Реальные дела, реально покалеченные жизни и возможность предотвратить подобное в будущем или отомстить за уже произошедшее. Я предлагаю вам это, – улыбнулся он мне. – И я вам обещаю, если через два месяца вы все еще будете считать, что это вам не подходит, лично подпишу бумаги на перевод обратно.

Я молча смотрела на него, раздумывая. Возможно, он прав. Я люблю сложные задачки. Сейчас этот, как он сказал, «вызов» мне дает не учеба, а наши занятия с Храном и ночные вылазки. Но ведь и в подвалы я стремилась не только из-за криминалистики. Если уйду в следователи, то отсидеться в уголке не удастся. И что же делать? Взглянула на Храна, тот еле заметно кивнул. Что бы я ни решила, он меня точно не бросит.

– Давайте сюда ваше расписание, – со вздохом протянула я руку.

– Вы не пожалеете, – улыбнулся мне Бриар, отдавая бумаги.

– Главное, чтобы вы не пожалели, – буркнула я себе под нос, но, судя по ставшей еще шире улыбке, мое замечание мимо его ушей не прошло.

Ну-ну, улыбайтесь, магистр. Вот когда вы осознаете, что это была не шутка, улыбаться буду я. Надеюсь, что буду.

– Ты считаешь, я правильно сделала? – поинтересовалась я у Храна, как только мы отошли от злосчастного кабинета.

– Не знаю, – тряхнул он ухом. – Выбора-то особо не было. Что можно сказать точно, готовься к новым проблемам и трудностям.

– Ты прямо меня утешил, – скривилась я. – Ну что, ты со мной? Судя по новому расписанию… – скривилась еще сильнее, – у меня сегодня все занятия старые, то есть лекции по проклятиям. И зачем надо было меня отправлять с утреннего занятия? Придется у Рины конспект переписывать.

– Нет, в лабораторию надо. Ты еще помнишь, что тебе сегодня на работу? – фыркнул хранитель. – Так что приготовлю все для твоей маскировки. Не задерживайся! – Он махнул хвостом и, свернув в соседний коридор, скрылся из виду.

Точно, сегодня же еще в таверну. Что ж за полоса такая у меня в жизни началась, что ни день, то новые неприятности. Ладно, минут через пятнадцать следующее занятие. Как раз успею с Риной поговорить. Как же так получилось, что она не пришла меня будить? Вчера-то понятно, она до меня опять не достучалась (весь вечер мы с Храном просидели в лаборатории), но сегодня-то?

Тут мне на удивление повезло, подругу я словила на подходе к кабинету, подальше от остальной группы.

– Поговорили? – первой выпалила она, не дав мне начать разговор.

– Можно сказать и так, – вздохнула я. – Ты почему сегодня утром не зашла? У меня, кажется, привычка выработалась, я без тебя даже встать вовремя не смогла, как видишь.

– Я с утра ходила к магистру, сама про перевод узнавала. Вчера поздно вернулась и не успела к нему.

– И тебя тоже?

– Да, – кивнула подруга. – Из наших еще Курсо и Далин. Еще четверо от боевиков. Всего группа из восьмерых.

– Ясно, – поморщилась я, – забрали самых лучших с обоих курсов. И группа-то небольшая, стоило ли вообще отдельную специальность заводить ради восьмерых человек, из которых еще половина отсеется, наверное, в первые полгода?

– Какая ты все-таки вредина, – покачала головой Рина. – Ладно, я тебе еще самое интересное не рассказала. Нас теперь с любой пары могут сорвать на расследование.

– Вообще издевательство! – все сильнее злилась я. – Как будто мне по вечерам заняться нечем, кроме как пропущенные лекции переписывать. Кстати, дай утреннюю лекцию по алхимии переписать.

– Держи, конечно! – Подруга порылась в сумке и выудила толстую тетрадь.

– Много написали, – со вздохом полистала я конспект.

– Прилично, – посочувствовала мне подруга.

А день-то все радостней и радостней становится! Интересно, а спать с этой новой специальностью я вообще смогу?


Издательство:
Издательство АСТ
Книги этой серии:
Поделится: