Название книги:

Высшая правовая магическая академия. Оперативные будни

Автор:
Маргарита Гришаева
Высшая правовая магическая академия. Оперативные будни

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Клянусь, – решилась я и чуть сжала мягкую лапу в своей ладони.

– Клянусь, – словно эхо повторил он и царапнул по ладони когтем, чтобы получить кровь для магической связки. Несколько минут в тишине он плел необходимое заклинание, а потом тихо позвал.

– Кастодия, открой глаза на минуту.

– Зови меня Дия, – улыбнулась я и открыла глаза. Посмотрела на своего нового хранителя в ярких переплетениях лент магии и заметила тонкую ярко-красную полоску, оплетающую лапу кота и протягивающуюся к моей собственной ладони.

– Дия, – оскалилась в улыбке кошачья морда. – Это наша клятва, наша связь. Теперь я всегда узнаю, если тебе будет плохо, и смогу найти тебя, и наоборот.

Я вновь улыбнулась Храну и, смежив веки, откинулась на подушки. Ну что ж, будем учиться доверять.

– Ты спрашивал про тайный ход. Я не могу его выдать, потому что мне очень нужен способ тайно выбираться из академии.

– Зачем? Просто из природной нетерпимости к любым правилам? – хихикнул кот.

– Нет. Ты прости, Хран, я не буду заставлять тебя помогать мне. Пусть и без нанесения вреда окружающим, конечно, но нарушить законы мне придется, – постаралась как можно спокойнее сказать я.

– Каким образом? – заинтересовался зверь.

– Мне жизненно необходимо попасть в закрытые архивы уголовных преступлений.

Несколько секунд кот напряженно фыркал.

– Зачем? – наконец задал он самый главный вопрос.

– Чтобы найти одного человека.

Часть первая
О том, как порой бывает вредно не вовремя показать, что ты умная и сообразительная

Два года спустя

– Храаааан, – тихо проскулила я, слегка ускоряя шаг. – Что делать-то? Они не отстают.

Мелькающий впереди пушистый хвост сердито вздрогнул.

– Ногами шевелить, – сердито прошипел хозяин мохнатой метелки и, прибавив скорости, продолжил уверенно вести меня по освещенному бульвару. – И ни в коем случае не паниковать и не убегать.

– Почему нет? – тихо недоумевала я. – По мне, так давно стоило припустить в темный переулок.

– Если побежишь – спровоцируешь их, – прошипел недовольный моей несообразительностью кот. – И ты так уверена, что ориентируешься в переулках лучше них? Скорее всего, тебя загонят в темный угол подальше от чужих глаз и ушей. И тогда за твою судьбу уже никто не поручится, – нарисовал он мрачные перспективы. – Так что шагай спокойно и по свету, меньше вероятности, что они нападут. Мало ли кто в окна смотрит.

– Ладно, но как они вообще поняли, что я девушка? – прошептала я, бросая испуганный взгляд через плечо на все еще преследовавшую нас компанию. – Я же с ног до головы в этот плащ замотана. У меня даже лица за капюшоном не видно.

– Потому что ты дура! – возмущенно буркнул кошак. – Вообразила, раз у тебя есть тайный выход из академии, то нам теперь законы не писаны. А ваши правила тоже не из самодурства сочиняли, а чтобы вас оградить. Ах, ну ты же самая смелая, – продолжал ругаться зверь, – поэтому сидишь до ночи в библиотеке, а потом бегаешь от кучки пьяных троллей! Ну и кто ты после этого? Не идиотка? – сверкнул он на меня глазами, обернувшись.

– А ты не выступай тут! – начала закипать и я. – Что-то раньше тебя не возмущали мои ночные прогулки. Лучше объясни, в чем прокол. Как пьяные вдрызг тролли с другой стороны улицы заподозрили во мне девушку?

– Прежние твои выходки хотя бы оправданны. А сейчас ты просто дурью маешься, что в твоей интерпретации почему-то называется «заниматься самообразованием»! – Шерсть у Храна встала дыбом, перенервничал, бедолага.

– О, безмирье, ты можешь просто ответить?! – взвизгнула я, забывшись.

– Ой, дуррра, – простонал кот.

– Эй, милашка, ты чего шумишь, людям спать мешаешь? – рявкнул грубый голос за спиной. – Пойдем лучше с нами, развлечемся. Клянусь, там ты сможешь кричать сколько душе угодно. – Послышался громкий гогот, и я потеряла голову от паники.

Забыв про предупреждение Храна, я испуганно пискнула, и ноги сами понесли меня в ближайший темный переулок. Хранитель быстро сориентировался и рванул вперед, став надежным проводником в переплетении улиц.

– Какая же ты все-таки идиотка! – возмутился он, когда расстояние между нами и преследователями заметно увеличилось. – Я же предупреждал – не провоцируй! Из-за такой глупости… Коса твоя из-под капюшона торчала, вот и вся проблема. И походка плавная! За что на мою голову это несчастье!

Я молча глотала все ругательства, не тратить же дыхание на разговоры.

– Нам еще повезло, тут всего три поворота – и лес при академии. На территорию не полезут, – прошипел он и свернул. Топот сзади усилился.

Догоняют?! Я оглянулась, чтобы оценить, насколько близко подобрались преследователи. Не стоило этого делать. Нос впечатался во что-то твердое и теплое. Я попыталась отшатнуться и рвануть в другом направлении от новой напасти, но меня ловко ухватили за плечи. Нервы не выдержали, и я истошно заверещала. Мне тут же закрыли ладонью рот и крепко прижали к себе.

– Барышня, вы отдаете себе отчет, что опасно гулять по улицам в такую поздноту? – тихо, но строго проговорили у меня за спиной.

Кричать я перестала, молча дрожала от страха. Демоны безмирья! Вообразила, что со мной сейчас сделают, и содрогнулась уже от рыданий. А тут еще из переулка появилась злополучная компания троллей.

– Ну, что, крошка, набегалась? Теперь и развлечься можно, – усмехнулась жуткая, клыкастая пьяная рожа, и я снова забилась, как в силках, в чужих жестоких руках. Слезы полились с утроенной силой.

– Ясно. Похоже, мое предупреждение уже слегка запоздало, – пробормотал низкий голос мне в ухо. Меня мягко задвинули за спину. – Что же вы так неосторожно-то? – донеслось с упреком из-под черного капюшона, такого же, как тот, что скрывал мое лицо. Мой неожиданный защитник вышел к пьяной компании. А я застыла, рассматривая широкую спину, закутанную в плащ.

– Ну что, ребятки, может, мы и сами развлечемся, без девушки? – обратился незнакомец к троллям. И все, что случилось потом, я просто не смогу описать. Судя по всему, мне повезло наткнуться на мага-боевика. Дальнейшее было похоже на избиение младенцев. Причем этими самыми младенцами были именно тролли. Маг играючи уходил от всех атак и посылал в нападающих разряды молний. Я невольно засмотрелась: вот что значит красивый бой. Но долго любоваться мне не дали. Мохнатый хвост оплел запястье и потянул от дерущихся.

– Что застыла? – прошептал Хран. – Уносим ноги, пока эти заняты. Даже если он твой спаситель, в академии тебя по головке не погладят.

Точно, встрепенулась я, – учеба важнее. Развернулась и постаралась как можно тише смыться с места действия. Еще десять минут усиленного бега, и мы у леса. А еще через полчаса, замученные и мокрые, валялись у меня на кровати.

– Невежливо с тем магом получилось. Он все-таки вступился за меня, – задумчиво проговорила я.

– Не переживай, это наверняка ночной патруль, – отмахнулся кот, – так что это просто его работа.

– Все равно, – покачала головой я, вспоминая низкий голос.

– А нам с тобой надо увеличить количество тренировок. Как видишь, в критической ситуации мы совершенно беспомощны, – продолжал бубнить кот, когда я уже поплыла на волнах дремоты.

– Угу, – согласилась я, не вдаваясь в подробности.

– И надо что-то решать с твоей косой. Это же любая конспирация провалится, – заявил хранитель.

– Нет.

– Но почему? – возмутился Хран. – Волосы же тебе мешают и выдают постоянно.

– Они мне в наследство от мамы достались, – прошептала я и, натянув на себя одеяло, уснула.

Утро началось с протяжного воя под ухом и глухого стука из гостиной.

– Диииия, Дииия, вставай, – ныл Хран. – Вставаааай, там твоя припадочная пришла, – пробурчал он, снова пытаясь хвостом пощекотать мне нос.

– Не называй так мою подругу, – буркнула я, отворачиваясь в другую сторону и прикрыв голову подушкой. – Она просто активная и очень хорошая девушка. Ты ей, между прочим, нравишься.

– О да, это я уже прочувствовал, – прошипел хранитель, – буквально на собственной шкуре. А я не мягкая игрушка, чтобы меня так тискать. В общем, вставай. Раз твоя подруга сюда ломится, я пойду в лабораторию. Разработаю план тренировок на сегодня. – Глухой стук сообщил мне, что мохнатый будильник покинул мою кровать.

Поэтому пришлось выползать из нагретого места и идти впускать подругу. Рина, как всегда, лучилась неправдоподобными для утра радостью и бодростью. Впорхнула в комнату, бегло оглядела меня и тут же защебетала:

– Касси, ты опять все на свете проспала. Быстренько собирайся и на завтрак, а то голодная будешь ходить. Что бы ты без меня делала? Никто не побеспокоится, не разбудит вовремя… – Я побрела в спальню переодеваться, выслушивая поток информации уже оттуда. – Ты вот наверняка опять всю ночь учебник читала. Что мне теперь, еще спать тебя укладывать? Ты и так, уж прости, плохо выглядишь. Бледная вся, под глазами синячищи от недосыпа. Дай себе послабление, отдохни, повеселись. Ты же симпатичная, но упорно прячешься за своими ученическими платьями и очками. Даже в город не выходишь. Все с книжками сидишь, сердце кровью обливается, что ты так тратишь свою молодость, – выслушивала я уже ставший привычным монолог. С самого начала Рина взяла надо мной шефство, как более опытная и более общительная. И старательно делала из меня «нормального человека». Соседка искренне считала, что я дико закомплексована, потому ни с кем не подружилась и никуда не хожу. Мысль, что кто-то может просто любить одиночество, была чужда ее жизнерадостному характеру. Впрочем, различия во взглядах не помешали нам стать добрыми приятельницами.

– Все, я готова. Идем, – позвала я, выходя из комнаты.

Не прекращая болтать о том, как хорошо она вчера погуляла с новым поклонником в городе, кого там видела, что там произошло и какие планы у нее на сегодня, Рина шустро шла к столовой, а я поддакивала, следуя за ней. Наконец, устроившись за столиком, она замолчала и перевела дух, быстро уничтожая свой завтрак. Я же без энтузиазма потягивала чай и ковырялась ложкой в каше. Через несколько минут подруга, уже закончившая свой завтрак, нетерпеливо уставилась на меня, ожидая, когда я прекращу гонять по тарелке остатки еды. Ну, просто у меня такое правило – за едой ничего не обсуждать. Вот она и косилась, мечтая поделиться горячей новостью. Не выдержав взгляда, направленного мне чуть ли не в рот, я отложила ложку и кивнула ей:

 

– Говори.

– Ты представляешь, с завтрашнего дня у нас новый предмет, – выдохнула она.

– Правда? – удивилась я, ведь действительно важная новость.

– Да, куратор вчера объявляла. Я стучалась, но тебя не было. Опять, небось, в своей библиотеке пропадала, – скорчила недовольную мордашку подруга.

Я отмахнулась от претензии.

– И что за предмет?

– Практические занятия по криминалистике, – поморщилась девушка, – будем выезжать на места преступлений и определять причины смерти.

– Классно, – вяло произнесла я, но усмотрев, что лицо у Рины слишком довольное (а она никогда не была в восторге от работы с трупами), заподозрила подвох: – А чего же ты такая радостная?

– Говорят, преподаватель – обаяшка, – мечтательно выдохнула она, – да и занятия у нас совместные с боевиками. Это же столько знакомств. А то мы на этой алхимии просто закупорены в своей бутылке, никого из других студентов не видим, – надулась она.

– То есть тебе кавалеров-алхимиков уже мало, – пробурчала я, раздумывая, какие плюсы и минусы может принести работа с боевиками. И плюсы, к сожалению, никак не хотели находиться.

– Это совсем не то! – возмутилась вертихвостка. – Сама знаешь, у нас на факультете все сплошные заучки, как ты. А вот боевики… Они такие мужественные, смелые, сильные, в конце концов, уверенные в себе… – Вдохновенная улыбка расползлась по ее лицу. – Именно таким должен быть настоящий мужчина.

– Угу, – кивнула я, допивая чай. – Наглым, самовлюбленным, заносчивым женоненавистником. Рина, я тебя уверяю, они на нас и внимания не обратят. Для них в этом мире существует только два вида девушек: безмолвные дурочки, заглядывающие им в рот влюбленными глазами, и такие же боевики, как они сами. Все остальные либо недостойны, либо слишком высоколобы. А уж нас, алхимиков, криминалистов и целителей, они вообще за людей не держат. Мы просто инструмент, необходимый для достижения нужного результата. И, к сожалению, чаще всего этой целью является не поиск преступника, а попытка заработать себе побольше славы и внимания, – попыталась я опустить подругу с небес на землю.

– Знаешь, Касси, – насупилась она в ответ, – ты тоже слишком самоуверенна. Правда, боевики превозносят свою силу и превосходство, а ты – собственные знания и предубеждения. Ты же не видела никого из этих ребят, но уже уверена, что они нетерпеливы и заносчивы. Нельзя судить человека по его профессии. Глупо в каждом встречном искать недостатки, лишь бы у тебя появилась причина не общаться с ним. – Она грустно вздохнула, встала и ушла из столовой.

Я тоже поспешила уйти. Рина, скорее всего, обиделась на мою грубость, поэтому искать ее бесполезно. Пойдет, наверное, в город с каким-нибудь поклонником. Надо будет вечером к ней заглянуть на чай с чем-нибудь сладким, восстановить наш хрупкий мир. А сейчас займусь уроками. День не резиновый, а сделать надо много. Написать доклад на тему «Последствия и побочные эффекты неправильно сваренных зелий истины» (жуткий кошмар, попробуй рассчитать все возможные ошибки, какие можно допустить при их изготовлении, определить, какой грозит эффект, да еще предложить противоядие), разобрать признаки проклятий замедленного действия, а еще по целительству выучить заклинания от заболеваний желудка. Когда все успеть? Да еще Хран обещался добавить занятий по плетению заклинаний. Нет, тут уж точно не до прогулок…

С проклятиями и целительством я разобралась быстро, а вот на алхимии зависла. Часа четыре билась над перечислением всех возможных ляпов, рылась по справочникам. И меня не покидало ощущение, что я нашла не все огрехи. Можно, конечно, отложить все это на день-другой и взглянуть потом свежим взглядом, сдавать-то все равно в конце недели. Вот только будет ли время? Я обещала Кринусу, что отработаю на этой неделе три вечера в таверне, значит, их уже можно вычеркнуть. Затем мы с Храном планировали разобрать еще две коробки в Северном городском архиве, значит, две ночи на вылет. Итого остаются два дня, один из которых – воскресенье, забитое уроками. Увы, другой возможности разобраться с алхимией не представится. А значит, пора идти на поклон к Храну. Пусть литературу какую посоветует. В книгах по алхимии у нас недостатка нет. Бросив взгляд в окно, пожалела, что последние теплые и солнечные деньки осени я провожу в подвале, и побрела в спальню. Там, привычно нащупав рычажок на камине, дернула вниз и смело шагнула в темный открывшийся проем. Еще не дойдя до лаборатории, услышала громкое бульканье какого-то варева и бормотание шипящего хранителя.

– Над чем экспериментируешь? – поинтересовалась я, вываливая свои листы на свободный стол.

– Все над тем же, – буркнул кот, напряженно вглядываясь в бурлящую на огне кастрюльку, – варю тебе зелье для глаз.

– Что теперь новенького добавил? – заинтересовалась, наблюдая, как он обхватывает гибким хвостом очередную колбочку и аккуратно высыпает ее содержимое в кипящее варево. Снадобье резко пенится и становится темно-фиолетовым. Хм, сомнительный эксперимент.

– Экстракт черники, – ответил Хран, не отрываясь от помешивания зелья. Жутковатое зрелище, я вам скажу. Сидит на столе, вроде бы кот как кот, вот только хвост у него не один, а несколько, и все длиннющие, гибкие, да вдобавок количество этих самых хвостов может меняться по желанию хозяина. Ну, правильно, он же не совсем кот, он – дух-хранитель, так что для него это, наверное, нормально. Хотя я все равно не любила, когда он так делал. Было в этом что-то пугающее.

– Черники, серьёзно? – удивилась я. – Нет, она полезна для глаз, но вот использовать ее для заглушения магического зрения?..

– Попробовать стоит, – пробормотал мохнатый ученый и, погасив огонь под кастрюлей, повернулся ко мне. – Остынет, и будешь пить. Ты уже закончила с заданием?

– Почти, – тяжко вздохнула я. – Поможешь? – И придвинула к нему нужные листы.

Кошак прищурился.

– Давай так: сейчас мы займемся плетением заклинаний. Причем до упора, пока не усвоишь основные ловушки или паутинки. Учитывая, что сбегать отовсюду нам приходится часто, они точно пригодятся. А если еще сообразишь, как и к какой вещичке их привязать, то вообще прелесть будет. А то скорости плетения тебе точно не хватает, – скептически осмотрел он меня и продолжил: – Так вот, весь оставшийся день мы с тобой тренируемся, а ночью, пока будешь спать, я просмотрю твою алхимию и добавлю или исправлю все что нужно.

Настала моя очередь недовольно щуриться.

– Хран, я тебе уже триста тридцать раз говорила и повторю триста тридцать первый: мухлевать я не намерена. Ты же сам должен понимать, эти знания могут спасти чью-то жизнь, возможно, даже мою собственную. Поэтому сейчас ты просмотришь то, что я написала, укажешь, на какие места обратить внимание, а пока я буду переделывать то, что неправильно, найдешь для меня книгу. И только потом тренировки, – сурово выложила я коту и уставилась на него, ожидая ответных действий.

– И чего мы такие правильные сразу? – буркнул этот умник. – Вот как по закрытым архивам ночами шариться, это нам совесть позволяет, а как принять искреннюю безвозмездную помощь, так сразу непозволительно.

Я еще строже посмотрела на зверя.

Хран лишь вздохнул, утвердительно кивнул и углубился в мои записи. Через десять минут листы перекочевали ко мне обратно.

– В принципе все правильно. Только два места отметил, там побочные эффекты не все указаны. Я сейчас тебе принесу один справочник, полистай его, найдешь, что нужно. И смотри, на все про все даю полчаса. – Мазнул хвостом по носу, от чего я чихнула, спрыгнул и пошел в библиотеку.

Я быстренько закончила работу. Ну все, пора приступать к самым нелюбимым, но, к сожалению, к самым полезным занятиям.

– Вставай, – потянул меня за запястье прочно вцепившийся мохнатый хвост. – Я знаю, это тяжело, но потом ты мне еще спасибо скажешь да в ножки поклонишься, – бурчал кот, увлекая в дальний угол книгохранилища. Там, за самым последним стеллажом, струился ядовито-зелеными змеями природный поток магии алхимии. Именно на нем Хран тренировал меня плести всевозможные заклинания. Из себя ленты тянуть запрещал: грозило магическим истощением. Да и магия моя целительская, родная и привычная, потому работать с ней легче, никакие способности хранителя не нужны. Стоило только представить нужное плетение, во всех мельчайших подробностях, и мысленно наполнить его достаточным количеством магии. Еще, правда, нужно уметь правильно распределять ее по всем узлам, но это уже в более сложных заклинаниях. А мой котомучитель натаскивал управлять чужой энергией, которая и в руки давалась неохотно. Нрав у каждой стихии особенный, потому каждая требовала своего подхода. С огненной работать нужно было как можно быстрее, стихия резкая и жестокая, помедлишь – руки спалишь. С водой, напротив, спокойно и медленно, она по природе тягуча и плавна, поторопишься – и всё рассыплется в руках бесполезными каплями. Земля монументальна и уверенна, не терпит дрожащих пальцев и каких-то исправлений. А вот алхимия изворотлива и гибка. Держать плетение нужно крепко и внимательно. Задумаешься – и сам окажешься оплетен непонятно чем. Вот какие премудрости раскрывал мне Хран. Начиналось с простого. Сначала он научил меня ощущать потоки энергии как физические предметы, заимствовать эти потоки из природы или у людей. Через год пошла более сложная практика: заклинания. Тут все связки приходилось выплетать вручную, так как магию я использую чужеродную. И вот с этими самыми плетениями возникли большие проблемы. Хоть я и воспитывалась в приюте, где нас учили рукоделию, но с вязанием и вышиванием у меня ну никак не складывалось. И вот уже битый час я обливаюсь потом, голова нестерпимо гудит от ядовито-зеленой магии, мельтешения разноцветных магий Храна и его недовольных окриков над ухом, а руки уже трясутся от напряжения.

– Крепче держи, – рассыпался в указаниях кошак. – Еще крепче, кому говорю! Вон смотри, у тебя нижний левый угол уже распустился, запястье оплел. Выдергивай скорее, если не хочешь ожог получить! Так, завязала обратно? Все, последний штрих показываю… – Он повернулся к своему идеально вычерченному узору. – Значит, смотри, у нас осталось по два свободных конца с нижнего правого угла и верхнего левого. Ты должна провести каждый из концов к центру. Ведешь легко: под плетением, над плетением. Доходишь до центра, теперь сплетаешь их. Клади одну ленту поверх другой и загибай. Та-ак, – внимательно следил он за тем, что я делаю, – и теперь вторую поверх первой. Вот, и так три раза. Согнула? – Он подошел и присмотрелся к тому, что я натворила: – Сойдет. А теперь бери оставшиеся края пальцами и зажимай вместе. Всё, ты закрепила заклинание, можешь выдохнуть, – усмехнулся он, глядя, как я аккуратно укладываю свою кривульку рядом с его идеально ровным изделием. В целом все правильно, только у меня везде петли разных размеров, поэтому получилось немного несуразно, но работать должно.

– Налюбовалась своим творением? – усмехнулся кот. – Теперь смотри сюда. Вот эта самая связка в центре есть катализатор. Стоит кому-то ее задеть, как ловушка разворачивается, захватывая все, что находится рядом, и не дает двигаться. Прекрасная вещь для диверсий.

Я еще раз вгляделась в свое плетение. Похоже на спиральку. Получается, если меняется давление на центр, она резко раскручивается, как отпущенная пружина, и опутывает задевшего. Действительно, ценно, если от кого-то сбегаешь. Вот только пока я эту прелесть сплету, все преследователи уснут от скуки. А Храновы ловушки размером не дотягивают, чтобы кого-то крупнее мыши заарканить. Хранитель с интересом следил за сменой выражений на моем лице.

– И теперь наступает твое время, Дия, – заявил кошак. – Ты у нас мыслишь креативно. Так что давай придумывать, как зацепить плетение за какую-нибудь вещь так, чтобы не повредить узлы, и потом использовать как артефакт.

Я задумалась. Идея хороша! Можно наделать амулетов и, в случае опасности, просто кинуть под ноги противнику. Но проблема не в том, чтобы прицепить заклинание, а чтобы во время «подкидывания» ловушка еще и отцепилась от того, к чему прикреплена. Или не сработала случайно в моем кармане. Ах да, еще нужно проследить, чтобы любые эксперименты и дополнения не внесли изменения в основное плетение. Ну и задачку подкинул.

– Хран, ты не напомнишь, какой у нас срок за изготовление артефактов без лицензии? – спросила я с бесстрастным лицом, вертя в руках его плетение.

 

– Три года, – флегматично ответил кот. – Но это же не совсем артефакт, а что-то вроде амулета с непостоянными свойствами.

– Ну да, конечно. Главное – правильная формулировка, – согласно покивала я. – А ты уверен, что три? Мне казалось, около двух.

– Недавно наказание ужесточили. Слишком много шарлатанов развелось, торгующих фальшивыми охранными амулетами.

– Какой кошмар, – опечаленно покачала я головой, уже примеряя, как накрутить заклинание на небольшой камешек, валяющийся под столом. – И как у людей рука поднимается продавать непроверенные средства?

– Согласен, – повел ухом кот, – совсем совести нет, экспериментаторы демоновы.

Но этого я уже не слышала, потому что мне пришла идея. Простейшая по своему смыслу и исполнению! Вопрос: будет ли она действенна и не возникнет ли неожиданных последствий?

– Найди мне какой-нибудь круглый плоский предмет, раза в четыре меньше твоего плетения, – попросила я, вытягивая из руки ленту магии необходимой длины.

– И что ты придумала? – поинтересовался кот, протягивая мне хвостом ярко-зеленую монету старого образца.

– Вроде подойдет, – пробормотала я, рассматривая трофей. – Нам с тобой нужно мыслить проще! – Я положила монету прямо в центр плетения. Сложила уже готовую ленту пополам и начала аккуратно пропускать ее по кругу через крайние петли. Несколько движений, и вот мы медленно стягиваем свободные концы на монете.

– Ага, вот и готов наш с тобой пропуск на неуютное проживание в маленькой каменной комнате с видом на решетки из окон, – довольно улыбнулась я. – Чтобы задействовать заклинание, надо всего лишь взяться за желтую петлю и бросить ловушку. Моя лента вытянется, и весь узелок распустится. Я боялась, что целительская магия вступит в конфликт с алхимической, но вроде все нормально… – пробормотала я, вертя в руках новоиспеченный «амулет».

– Все гениальное просто, – хмыкнул кошак. – Ладно, на неделе проведем с тобой полевые испытания, а сейчас пей свое зелье и иди спать! – И он протянул мне ярко-фиолетовый отвар в колбочке.

Я зажмурилась, помолилась про себя всем богам безмирья, чтобы после чудо-препарата самой не окраситься в такой же оттенок, выпила. Пару минут постояла. Приоткрыла один глаз, другой… И все нормально! Взглянула на руки. Слегка, словно вены сквозь кожу, проглядывает моя желтая магия, что в принципе неплохо. И ладони не забавного фиолетового цвета, еще лучше. Хран внимательно наблюдал за моей реакцией. Он тоже лишь слегка переливался разными цветами. Огляделась и разочарованно вздохнула.

– Что? – забеспокоился кот.

– Вдалеке все расплывается, – устало потерла я веки. – Найдешь потом мои очки? Я их где-то в лаборатории оставила. До комнаты и так дойду.

– Не расстраивайся, я придумаю, как восстановить зрение, – приободрил он меня.

– Я не расстраиваюсь, просто устала. – Улыбнулась своему хранителю, пожелала спокойной ночи и ушла к себе. А в спальне, сидя перед зеркалом и расчесываясь, пыталась разглядеть отражение в зеркале. Нет, я видела себя, но без очков все линии оставались размытыми, а краски – блеклыми. Я ведь уже не помню, как это было: смотреть не мир и видеть его нормальным. Может, просто пора уже смириться?

Следующий день начался под лозунгом «Как можно больше сплетен о новом преподавателе» и, откровенно говоря, под ним же и продолжился. Рина, как всегда, забежала меня будить и делиться новостями. О вчерашней ссоре подчеркнуто не вспоминали. Она с обычным энтузиазмом делилась последними добытыми сведениями. А удалось ей выяснить не так уж и много, что очень странно. Эта девушка обладала потрясающим свойством вытаскивать из людей любые мелочи, располагая лишь обворожительной улыбкой и личным очарованием. Значит, новый наставник либо строго засекречен, либо крайне нелюдим. Итак, небольшое досье:

Имя: Дамиан Бриар.

Возраст: неизвестен.

Звание: магистр (в какой конкретно области магии, осталось тайной, покрытой мраком, – крайне подозрительно!).

Профессия (основная): дознаватель, начальник управления внутренних дел.

Специализация: особо тяжкие преступления.

Вот и вся ценная информация, которую подруге удалось вытянуть из своего ухажера. Маловато, не правда ли? Хотя нет, еще ей удалось узнать, что эти практические занятия оказались нововведением, и на нашем факультете магистр Бриар преподает впервые. Ранее выезды на места преступлений были нормой исключительно для следователей и боевых магов. Да уж, повезло нашему курсу попасть под волну экспериментаторства!

Группа с крайней настороженностью спускалась в зал стационарных переходов. Внизу никого не было, но крайняя арка портала переливалась серебристым светом.

– Не задерживаемся, господа адепты! – громко позвал из-за сверкающей завесы недовольный мужской голос. – Время занятий ограничено, не хотите заниматься сами, не лишайте другие группы удовольствия получать знания. А в некоторых случаях и подзатыльники.

Наше немногочисленное мужское население, недовольно нахмурившись, поспешило исполнить указания. Кем-кем, а лентяями и неучами нас еще не называли. Глубоко вздохнув и мысленно поаплодировав себе за абсолютно верное предположение насчет характера будущего просветителя, я переглянулась с такой же невеселой Риной и смело шагнула в портал.

– Не толпимся в углу, господа, – все так же недовольно бросил голос, – прошу всех в первые ряды взглянуть на мизансцену.

Группа быстренько собралась… в центре большой кухни, в которую мы переместились. Нас с Риной, как самых маленьких и единственных представительниц прекрасного пола, вытолкнули в первые ряды. Вот ведь добрые люди! Почему, когда не просят, в них резко просыпается благородство? Хотя им-то тут как раз и не пахнет. Явно решили спрятаться от преподавательских причуд за девичьими спинами. Но плюс тоже был, потому как вид на «экспозицию» открывался потрясающий. Да и на преподавателя тоже. Высокий, я ему едва до плеча достану, на вид лет тридцати с лишним, но он маг, кто его знает, может, ему и все сто тридцать стукнуло. Внушительные широкие плечи (не «платяной шкафа», но вполне впечатляющие), темные волосы, стройная фигура, затянутая в черный костюм. Довольно мрачная персона, но понять, почему девушки с факультета следователей дружно по нему вздыхают, можно. Правда, понимала я ровно до того момента, как заглянула в глаза «обаяшке». Острый препарирующий взгляд, четко хватающийся за любые детали, без тени юмора, присутствующей в словах и легкой полуулыбке. Гражданин, кажется, с профессией ошибся. С таким взглядом только в морге работать. Раз – и примерился: что отрезать, откуда и в каком порядке. А может, и карьера дознавателя для него самое то. Посмотрел на допрашиваемого, и тот сразу признается в содеянном. А если еще и прищурится, то обвиняемый сознается и в том, чего не совершал: просто так, на всякий случай.

Магистр тем временем осмотрел небольшую компанию будущих алхимиков (а нас к третьему курсу осталось человек двенадцать), и увиденным остался явно недоволен. В холодном взгляде ясно промелькнула тень разочарования, а при виде нас с Риной – обе в ученических платьях в пол, с длинными косами и нервно теребящие блокноты для записей, – так вообще даже некоторой обреченности. Стоящие напротив девушки из группы боевиков, стройные, затянутые в кожаные комбинезоны и почти все с модными короткими стрижками, рассматривали нас с подругой, не скрывая презрения. Ну как же, мы им не ровня. Все как я вчера предполагала. Да и взгляды мужской половины мне откровенно не понравились. Мы явно были классифицированы как нежные цветкоподобные создания, и сезон охоты был объявлен. Что ж, вас ждут не обмороки и рыдания перепуганных барышень, а глубокое разочарование. Вот, например, моя дорогая Риночка. С виду милая улыбчивая брюнеточка, в руках ничего тяжелее серебряной ложечки не державшая, крайне не любит занятия по анатомии (ведь тонкие натуры крови не переносят, верно?). Но не любит – не значит, что не умеет. Она отличница, девушка со стальными нервами. От манипуляций этого хрупкого создания, с меланхоличным выражением лица вскрывающего изуродованному трупу живот и метр за метром вынимающего кишечник, крепким парням становилось плохо. Но ладно, со стереотипами мы еще разберемся, сейчас нужно вернуться к месту преступления и быстренько оглядеться, пока не получили задание.


Издательство:
Издательство АСТ
Книги этой серии:
Поделится: