bannerbannerbanner
Название книги:

Невеста для ректора

Автор:
Оксана Гринберга
Невеста для ректора

002

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 4

Разбудил меня настойчивый стук, который, несмотря на то, что Лиззи с соседней кровати пробормотала проклятье, пожелав, чтобы пришедшие убирались восвояси, не спешил затихать. Но сон тоже не торопился выпускать меня из своих объятий, поэтому я не сразу сообразила, что колотят в нашу дверь.

Лиззи поднялась первой. Накинув на себя халат и все еще бормоча под нос ругательства, не совсем подходящие для благородной леди, отправилась открывать.

Я засобиралась тоже встать, на что она сказала, что разберется сама.

– Лежи уже! – заявила мне. – Тебя опять всю ночь мучали кошмары.

А потом добавила, что я так кричала, что она даже подумывала погрузить меня в стазис и хоть немного поспать.

– Ты не умеешь погружать людей в стазис, – пробормотала я, все еще не в силах оторвать голову от подушки. – Прости, Лиззи! Ты же знаешь, я не специально.

Она знала.

– Ради такого дела уж как-нибудь бы сообразила, – буркнула подруга, но голос вовсе не прозвучал недовольно. Наоборот, сочувственно.

Уже очень скоро она вернулась от дверей с объемной коробкой конфет, перевязанной красными лентами. И еще с запиской от Стенли Виммера, интересовавшегося, такие ли сладкие у меня были сны, как эти конфеты. И такие же сладкие ли, как его мечты обо мне.

– Меня сейчас стошнит, – пробормотала я, пряча лицо в подушку. Виммер ошибся – ночью мне опять снилось, что я падаю в черную дыру.

Но такие кошмары меня посещали довольно часто, и маги, к которым обращались родители, а позже ходила на консультации я сама, в один голос заявляли, что это вполне ожидаемые побочные явления от ментальных заклинаний.

Бояться кошмаров мне не стоит, как и надеяться когда-либо от них избавиться. Может, конечно, однажды они пройдут сами по себе, но, по их опыту, плохие сны будут преследовать меня всю оставшуюся жизнь.

И все потому, что полностью удалить мне память никто не в силах, хотя менталистам удалось загнать, а потом запереть мои воспоминания в самом темном углу моего разума. Но те все равно продолжали просачиваться и с завидной регулярностью отравляли мои сны.

– Не дай Боги мне бы приснился Виммер, это был бы кошмар похуже настоящих! – пробормотала я.

– Тогда я бы точно погрузила тебя в стазис, – согласилась Лиззи. Затем плюхнулась на мою кровать и принялась разглядывать печать на коробке. – О, это же конфеты из «Шоколадницы Прайза»! Хороший выбор, одобряю!

Это было дорогущее заведение возле Королевского Канала. Мы с Лиззи пару раз ходили туда на каникулах, и цены показались мне кусачими.

– Давай-ка мы лучше их вернем, – сказала я, отлипнув от подушки, – потому что на бал с Виммером я все равно не пойду.

– Ну уф неф! – заявила Лиззи, отправив за щеку сразу три конфеты. – Ничего я возвращать не стану. Я, можно сказать, пострадавшая сторона…

– Ты-то из-за чего пострадала?! – нахмурилась я. Оказалось, из-за моих кошмаров она снова не выспалась и теперь заглушает свое горе присланным мне шоколадом. – И вообще, ты не забыла их проверить на приворотные зелья? Мало ли, влюбишься еще в Виммера, и Алекс тебе и ему голову отвернет. Ну и мне заодно, потому что не досмотрела…

– Не было там никакого приворотного зелья, – отозвалась Лиззи. – Конечно же, я проверила. Ешь скорее, а то тебе не достанется! – и снова потянулась за конфетой.

– Не хочу, – сказала ей. – Мне кусок в горло не лезет.

– Это ты зря, – заявила подруга. – Ты и так худая, кто на тебе женится?! Ну-ка, сейчас же ешь, а то даже наш ректор не женится! – и попыталась впихнуть в меня шоколад.

Наконец, я сдалась. Вернее, сказала, что подарок от Виммера пробовать я не стану, потому что наш ректор на мне в любом случае не женится. Но на завтрак я все-таки схожу. Посмотрим, чем нас порадуют повара Академии…

– Не понимаю, почему вы с Алексом так беспокоитесь об отборе в команду? – пожала плечами Лиззи, списав мой отказ от конфет на волнение перед сегодняшним испытанием. – Вы – лучшие Боевые Маги в Академии. Если не вы, тогда кто?!

– Поверь мне, желающих много, – усмехнулась я, и вышло это довольно-таки нервно.

– А давай мы их всех отравим! – округлив глаза, заявила Лиззи. – Вообще всех желающих!.. Вы с Алексом получите место в команде, а потом выиграете Турнир, потому что вы вдвоем – сила! Получите кучу денег, и, быть может, вам даже подарят титул за такие-то заслуги!.. Тебе хватит на обучение Высшей Магии, а Алексу – закончить Академию и купить нам дом. А еще он так понравится королю, что его обязательно возьмут придворным магом, и мои родители растают от счастья и разрешат нам пожениться…

– Хороший план, – согласилась я. – Но ты своих родителей доведешь и без Турнира, и они так и так разрешат вам пожениться, – пожала я плечами. – Даже травить никого не придется.

– А вы с Алексом так и так войдете в команду, – согласилась Лиззи.

Затем, подскочив, принялась натягивать платье и расчесывать волосы, сказав, что хочет сходить к своему жениху перед завтраком. Меня она уже подбодрила, так что теперь попробует пробраться в мужское общежитие и подбодрить еще и его.

– Смотри там, не переусердствуй с подбадриванием, – усмехнулась я. – Мне он нужен в хорошей форме.

Потому что Лиззи права, мы с Алексом неплохо работали в команде – привыкли за четыре года стоять в паре на Боевой Магии. К тому же мы уже несколько раз собирались с ребятами с нашего курса и размышляли, как нам вместе пройти отборочный тур.

Пробовали то и се, решив, что в нашей команде ни Некроманты, ни Целители нам ни к чему. Будут одни Боевые Маги, потому мы – лучшие в Академии!

Тут Лиззи, подмигнув мне, вышла из комнаты, не забыв перед уходом поставить защитное заклинание. Я же поползла в ванную комнату, решив смыть с себя липкие воспоминания о ночных кошмарах.

Но когда я вернулась, завернутая в банную простыню и суша волосы Воздушным заклинанием, на моем столе лежала новая записка, перевязанная темной лентой.

И, демоны побери, это было довольно неожиданно!

Настолько неожиданно, что в ту же секунду я вскинула руку, выставляя защитное заклинание, вплетая в него много всего…

Вернее, все, что пришло мне в голову.

Проклятая простыня соскользнула к моим ногам, но никто не спешил покушаться ни на мою защиту, ни на мою жизнь, ни на мое обнаженное тело. И даже на остатки конфет в коробке, лежавшей на смятой кровати Лиззи, – на них тоже никто не покушался, потому что в комнате никого не оказалось.

– Да что тут происходит?! – пробормотала я. – Какой-то проходной двор, честное слово!

Но проходной двор, если он и был, то уже весь вышел. Вернее, ушел.

В комнате чувствовались лишь затертые отголоски чужого присутствия, а на моем столе лежал новый свиток, перевязанный все той же темной лентой.

Только на этот раз защитные заклинания взломали по-другому. Быстро, профессионально и незаметно, но я все же почувствовала легкий привкус Темной Магии.

– Демоны вас побери! – пробормотала я, подхватив простыню. – Кто вы такие? И что вам от меня надо?

Быстро натянула темное платье, уселась на стул и развернула свиток.

«Сегодня в 8.15. Задний двор второго амбара, того, что за конюшней».

Вот и все, что в нем было.

Почерк походил на тот, которым было написано первое послание, но ни подписи, ни печати снова не оказалось. Всего лишь несколько слов, но на этот раз без приказа уничтожить свиток. Быть может, потому что он уничтожился сам?!

Зашипев от боли в обожженных пальцах, я выпустила ярко вспыхнувший пергамент, а затем, пока он еще не успел упасть на пол, накинула на него заклинание, пытаясь погасить пламя.

И это было Темное, Некромантское Пламя!

Но оказалось слишком поздно – записка сгорела дотла, так и не долетев до пола.

Негромко выругавшись и вновь помянув демонов всуе, я уставилась на горстку пепла. Затем раздраженно накинула на себя ученическую манию и заплела косу, решив отправиться в назначенное место к назначенному времени. И там уже разбираться, кому и что от меня понадобилось.

Сумку с учебниками брать не стала, сегодня пятые курсы были освобождены от первых занятий. Нескольких человек – и меня в том числе – через пару часов ждал отбор в команду Академии, а остальным разрешили поддержать своих.

Взглянула на часы – до назначенного времени оставалось около десяти минут, а до завтрака, соответственно, двадцать пять. Так что, теоретически, я все еще могла везде успеть – и на встречу, и в столовую. А практически мне оставалось надеяться только на остатки печенья в шкафу, три шоколадные конфеты в коробке Виммера и еще на то, что Лиззи увидит мое отсутствие и захватит что-нибудь для меня с завтрака.

Поспешила по ступенькам вниз, размышляя, не попытать ли мне счастья у магиссы Эдель, потому что записка в нашей с Лиззи комнате, усиленная заклинанием Некромантского Огня, вряд ли была делом рук кого-то из адепток, обитающих в женском общежитии. На такое у них бы не хватало пусть не Дара, а способностей.

Значит, комнату посетил пришлый. Возможно, кто-то из магистров с факультета Некромантии… Но куда больше я склонялась к версии, что на этот раз в нашу комнату наведались парни с пятого курса Темной Магии. Например, Гордон Эмерсон, который тоже собирался побороться за место в команде.

А что, вполне серьезная кандидатура на роль вредителя!

Но если у Гордона и был план, как вывести меня из игры, то сейчас он показался мне слишком уж замудренным. К тому же на его месте я бы переключилась на более слабых кандидатов в команду – например, того же Эрика Дигби или Стенли Виммера. Потому что пройти отборочный тур это одно, а выиграть на Турнире – совсем другое. Что уж тот кривить душой – мы с Алексом были сильными звеньями в этой цепи, нас все же не стоило исключать из игры.

Но некроманты – они такие некроманты, всегда у себя на уме!

Взглянув на дремлющую над вязанием магиссу Эдель, расспрашивать комендантшу я передумала. Судя по розовым клубкам, прибавление в ее семействе было женского пола. Это прибавление ждал подарок в виде почти законченной распашонки и уже связанного пушистого одеяльца, над которым она трудилась не покладая рук чуть ли не всю ночь, а теперь мирно спала…

 

И снова проспала все на свете!

Ну что же, раз так, тогда мне все расскажет тот, кто будет ждать меня в восемь пятнадцать утра за вторым амбаром, что у конюшен. Но на этот раз я твердо собиралась выяснить, что им от меня понадобилось.

С такими мыслями я распахнула тяжелые дубовые двери общежития, с которых на меня сурово взирала Богиня Вереста, защитница всех женщин, и вышла наружу. Прищурилась на все еще по-летнему яркое солнце, решив, что пощады шутнику не будет, кем бы он ни оказался!..

Но очень скоро от моей уверенности не осталось и следа. Оказалось, расспросить того, кто ждет меня у амбара, не выйдет, потому что там меня никто не ждал, хотя я явилась во всей красе… Рассерженная до невозможности, с защитой, которой не побрезговал бы боевой маг королевской армии, а еще с залеченным ожогом на пальцах, голодная и прекрасно понимающая, что на завтрак мне вряд ли успеть, – и все по чьей-то непонятной мне воле!..

И я решила, что обязательно разберусь с тем, кто это сделал… Да так разберусь, что ему и мало не покажется! Наплевать, даже если там будет поджидать целая армия некромантов, а после эпической битвы меня заставят подстричь все лужайки в Академии или же покрасить длиннющую километровую стену, окружающую замок с прилегающей к нему территорией.

Пусть не в магии, так хотя бы проявлю себя в творчестве!

Но очень скоро я поняла, что с шутником мне не разобраться и гнев сорвать не на ком. Наоборот, была велика возможность, что гнев как раз сорвут на мне.

Потому что за вторым амбаром, тем самым, что возле конюшни, наш ректор – надо же, даже Лиззи об этом не знала! – оборудовал себе место для тренировок и теперь упражнялся с мечом. Полуобнаженный, скакал через препятствия, отбиваясь от оживших с помощью магии бревен, размахивающих цепями с шипами.

Первой моей мыслью… Нет, первым завопил инстинкт самосохранения, приказывая мне сейчас же отсюда убираться!.. Уносить ноги без оглядки, потому что мне хватило и прошлой нашей встречи у Лебединого Пруда. Уже вчера Берк Гамильтон решил, что я – дура. А если он меня здесь застукает, то придет к выводу, что еще и навязчивая.

Навязчивая дура Джойлин Селдон – отличная кандидатура в команду Академии Эйлирена, что тут говорить!

Но я все-таки осталась. Осторожно накинула на себя иллюзорное заклинание, сливаясь с каменной стеной. Затем, прижавшись щекой к серому боку амбара, решила еще немного посмотреть. Потому что я и так порядком сегодня пострадала – получила нервное потрясение, обожгла пальцы и опоздала на завтрак по чьей-то вине, – и это будет мне наградой.

Только одну минуту, сказала себе.

Просто немного на него посмотрю, а затем вернусь в общежитие, съем свое печенье и пойду побираться по комнатам. Помню, я несколько раз давала лекаркам с четвертого курса списать свои старые работы, так что пусть отрабатывают – вернее, проявят чудеса человеколюбия и меня накормят.

Потому что Лиззи, наверное, уйдет после завтрака вместе с Алексом и дальше его подбадривать, – где мне ее искать?.. Просить у парней со своего курса нет смысла. Они съедали все, что можно было съесть. Молодые, растущие магические организмы…

Зато тот, на который я смотрела… О, это тоже было молодое, в полном расцвете сил мужское тело. Отлично тренированное, сплошные мускулы. Подтянутое, загорелое и поджарое, способное передвигаться исключительно быстро.

И я, признаюсь, уставилась на него завороженно, не в силах сдвинуться с места.

Моя минута давно истекла, а я все еще стояла, не спеша никуда уходить. Почему-то вспомнила о том, что лорд Гамильтон воевал и был много раз награжден за храбрость. Не отсиживался за спиной своих людей, а рвался в бой. Быть ранен… Кажется, та светлая полоска шрама на его правом боку тому свидетельство, но он снова вернулся на фронт. Командовал элитными отрядами Боевых Магов и довел их до самых границ Угроса…

Когда война закончилась, его дядя Эдвард, король Аквитана, тоже приставил Берка Гамильтона командовать. И тоже Боевыми Магами, но на этот раз молодыми – растить достойную смену героям Восьмилетней Войны.

Вот наш ректор и растил… А одна из этой смены стоит и пялится на него из-за угла!

Все же отыскав у себя совесть, я решительно отвернулась. Затем прижалась спиной к стене и, закрыв глаза, попыталась угомонить бешено колотившееся сердце. Потому что нечего ему так быстро стучать: нас с лордом Гамильтоном ничего не связывало.

Властный ректор Магической Академии, державший в страхе не только учеников, но и своих преподавателей… Вдовец с маленьким ребенком и самый завидный жених королевства… Демонически притягательный мужчина, который вскружил голову незнамо скольким девушкам Аквитана – да так, что они ради него не только в дверь, но и в окна пролезть готовы…

И я – обычная пятикурсница, правда, с неплохим магическим даром, которая добрых десять минут пялилась на него из-за угла амбара…

Что я вообще здесь делаю?!

– Что вы здесь делаете, мисс Селдон? – раздался знакомый холодный голос, и я открыла глаза.

Судя по всему, таким же вопросом задался и наш ректор. Похоже, я чем-то себя выдала, и теперь лорд Гамильтон стоял рядом со мной – вышел из портала, все еще разгоряченный от тренировки, – и смотрел на меня крайне недовольным взглядом.

А я… Вместо того, чтобы ответить, уставилась на каплю пота, покатившуюся по его груди с небольшой темной порослью. Она пробежала по крепкому смуглому животу, устремляясь к темным штанам, обтягивающим узкие, тренированные бедра.

Заметив, куда я смотрю, Берк Гамильтон нахмурился еще сильнее.

– Я жду вашего ответа, – добавил он ледяным голосом.

И я вздохнула. Судя по всему, от этого ответа будет зависеть многое, включая мое место в команде Академии.

И я решила сказать ему правду. Всю правду, от начала до конца. Набрала в легкие воздуха, пытаясь отыскать внутри себя остатки праведного гнева на того, кто шлет мне проклятые послания.

Но эти самые остатки исчезли под давящим взглядом ректора.

– Я снова получила записку, – произнесла уныло.

– Значит, записку! – усмехнулся он. По глазам видела – лорд Гамильтон нисколько мне не поверил.

– Их было две, – все же решила уточнить я. – Кто-то приносил их в мою комнату, взламывая защиту.

Еще один смешок, но он все же удержался от комментариев о моих магических способностях. Зато я не удержалась.

– Но если вы думаете, что я не в состоянии поставить защитные заклинания на собственные двери, то вы думаете так совершенно зря. Просто… Просто я не ожидала такого напора!

– Допустим. И что же было в этих записках?

– В них мне сообщали, куда и когда прийти. И я приходила. В первый раз я встретила там вашу дочь. Это было вчера, на Лебедином Пруду. Во второй раз… Вот, я явилась сюда и нашла вас за амбаром как раз в указанное время. А больше здесь никого нет…

– Здесь больше никого нет, мисс Селдон, – произнес лорд Гамильтон издевательским тоном, – потому что я имею обыкновение тренироваться один, как раз в этом самом месте. И я делаю это не каждый день и не всегда с утра. Да, моя дочь тоже имеет обыкновение сбегать от своей гувернантки, выдумывая всякие глупости. Но делает она это не по расписанию и гуляет, где глаза глядят. Так что ваша версия о том, адептка Селдон, что у вас появился тайный доброжелатель, – на это я, не удержавшись, все же фыркнула, – который следит за мной и моей дочерью, после чего докладывает вам, не выдерживает никакой критики. Придумайте другую, более достоверную.

– Но все именно так и было!

Его глаза сузились.

– Попробуйте еще раз, мисс Седлон! Мне рекомендовали вас как одну из лучших адепток на курсе Боевой Магии за последние четыре года. Скажем так, в Академии есть много почитателей вашего магического дара и усердия среди преподавателей, которые настаивают на том, чтобы именно вы получили первый королевский грант на обучение Высшей Магии после Восьмилетней Войны. Так что не разочаруйте меня.

И мое сердце пропустило удар.

Мое будущее было под вопросом – вернее, оно решалось здесь и сейчас. Стоило только ему сказать… Соврать лорду Гамильтону, что да, я – свихнувшаяся от любви девица, выслеживающая его по всей Академии и придумавшая невесть что насчет записок, чтобы хоть как-то себя выгородить.

Пусть в его серых глазах появится презрение, зато у меня останется надежда получить королевский грант.

Первый, за прошедшие семь лет после войны.

Но я…

– Хорошо! Считайте, вы меня убедили. Я скажу вам правду, – заявила ему твердо, – а потом и то, что обо всем этом думаю. Записки все же были, две штуки. Первую подкинули в мою комнату после вчерашней линейки, а затем оттуда забрали. Вторая сгорела в Некромантском Пламени этим утром и обожгла мне пальцы. – Продемонстрировала ему свой ожог. – Вы можете меня наказать, лорд Гамильтон, хотя я не вижу причины карать за честность. Моя вина лишь в том, что я не поставила на свою дверь защиту, достойную армии Аквитана. Но я попросту не ожидала подобного штурма.

Ректор склонил голову. А я продолжала говорить, чувствуя, как набирает силу праведный гнев. Потому что я ни в чем, ни в чем не была виновата!..

– Но так как доказательств у меня нет, вам придется поверить мне на слово. Или же не верить, это уже ваше личное дело. И вот еще, я за вами не следила. – Так, подсматривала совсем немного, но больше не стану. – Надо признать, вы меня нисколько не интересуете как… Как мужчина. Потому что у меня… У меня уже есть другой! Вернее, много других… Тех, кто…

– Пожалуй, мы все же оставим эту тему, – усмехнулся ректор, – а то забредем в такой лес, что оттуда не выбраться. Вернемся к вашим запискам.

Кивнула. Ну что же, можно было вернуться и к запискам.

– Я долго думала, – произнесла я, смело уставившись ему в глаза. – Принимая во внимание всю абсурдность сложившейся ситуации и еще то, что вы тренируетесь в разное время, а ваша дочь не имеет обыкновения сбегать строго по расписанию… Мне пришлось отмести первоначальный вариант. Сначала я думала, что у меня завелись недоброжелатели среди пятого курса некромантов, которые хотят, чтобы я провалилась на отборочном туре и место в команде досталось кому-то из них. Но сейчас у меня остался только один кандидат, который мог бы все это провернуть. Узнать, где будете находиться вы и ваша дочь, затем написать эти глупые записки и подбросить в мою комнату.

– И кто же он?

– Это вы, лорд Гамильтон, – сказала ему. А почему я должна молчать? – Иначе в этом нет никакого смысла.

Он снова усмехнулся.

– Вам не кажется, мисс Селдон, что ваше заявление переходит всякие границы разумного?

Кивнула. Он был прав, но другой версии у меня попросту не имелось.

– То есть то, что я вас преследую с непонятными… Вернее, с вполне понятными для вас намерениями, – это вполне укладывается в вашу картину мира. А то, что это делаете вы, воспылав ко мне… гм… скажем так, романтическими чувствами, – сразу же переходит границы разумного? Знаете что, это какая-то дискриминация!

Он смотрел на меня, склонив голову, а я…

– И еще, знайте, из-за этой глупой записки, которую написали мне то ли вы, то ли не вы, я опоздала на завтрак. Поэтому сейчас я отправлюсь в столовую, – мы все равно сейчас не выясним, кто во всем виноват, – и скажу… Скажу, чтобы меня накормили перед отборочным туром! Но если вместо испытания вы пошлете меня стричь траву или же перекрашивать розы в золотой цвет флага Аквитана – знайте, это будет еще большей дискриминацией. И это нечестно, в конце-то концов, потому что я ни в чем не виновата!

Затем развернулась и поспешила по дорожке к Центральному Крылу, в подвале которого находилась столовая. Шла, все еще не в состоянии успокоиться, понимая, что наговорила лишнего лорду Гамильтону.

А еще, что у меня порядком кружится голова – и вовсе не от того, что он вскружил мне голову, а потому что я порядком разнервничалась.

Мне надо было что-то съесть, иначе я провалюсь на отборочном туре. Хотя не факт, что меня до него допустят после всего, что произошло возле этого проклятого амбара!..


Издательство:
Автор