Litres Baner
Название книги:

Свободные Звезды 2

Автор:
Оксана Гринберга
Свободные Звезды 2

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 3

Я стояла в кабинете директора рядом с голографическим изображением Садхи Первого. Император в полный рост, в черной маске и черной мантии, с вышитым клановым знаком, вместе с тремя дьявольскими собаками, ластившимися к его ногам, казалось, незримо присутствовал в комнате. Не только присутствовал, но и смотрел на меня недовольным взглядом. Казалось, Садхи Первый раздумывал, где поставить запятую в предложении «казнить нельзя помиловать». Риграны, черные зубастые твари в половину человеческого роста, тоже не отставали. Пялились на меня, будто прикидывали, как половчее сожрать, когда бросят на растерзание.

Я же, потупившись, смотрела себе под ноги, пытаясь обнаружить изъян в пластиковом покрытии пола. Тщетные попытки – изъянов в нем не было. Зато во мне – хоть отбавляй! Главный из них – отсутствие ума…

Помимо директора и ощутимого присутствия духа Императора в кабинете было полно народу. Трое Наставников черными изваяниями замерли у встроенного в стену экрана с меняющимися видами на Твердынь, обитель Императора. Адор Хартон, директор Летной Школы, время от времени окидывал меня внимательным взглядом. То, что соврать ему будет сложно, поняла, как только попала в кабинет. Но я очень старалась. Изложила свою версию произошедшего, затем преимущественно молчала. На вопросы отвечала коротко и односложно. Смотрела на адоров тоскливым взглядом «невиноватая я, они сами пришли».

Они – шестеро парней, участники массовой драки рядом с кабинетом астрофизики, стояли с понурыми головами. Двое с моего курса, остальные – со старших. Все – мои сородичи, с планеты Аран, кроме Рихара Дайхама. Видок у парней был еще тот – разбитые лица и кулаки, пятна крови на темно-серой форме. Я-то думала, на ней заметно не будет, оказалось – еще как! Правда, сама в драке не участвовала – на это ума хватило, но довели меня так, что с удовольствием кого-нибудь отпинала.

Вместо этого рассматривала пол, прислушиваясь к голосам директора и Наставников, обсуждающих, как поступить с нарушителями дисциплины. Прозвучало даже страшное слово «отчисление», но гроза, слава богам, погромыхав, прошла мимо. Дайхам попытался меня выгородить, заявив, что он во всем виноват, но ему не поверили. Наконец, каждый из драчунов получили снижение рейтинга и десять циклиний общественно-полезных работ. Я отделалась выговором и снижением рейтинга. За провокацию. Вернее, за то, что, словно Елена Троянская, послужила катализатором конфликта. Ведь подрались из-за меня!

Поклонившись и поблагодарив адора директора и Наставников за милосердие и справедливость – хорошо хоть не исключили! – вышла из деканата. Последней. Зашипела разъяренной кошкой на Дайхама, поджидавшего за дверью. Сейчас ка-ак заеду, мало не покажется! И вот тогда меня точно исключат…

– Не подходи! Видят Боги!..

Что они видят – не сказала, но сын советника и сам сообразил, что ко мне лучше не приближаться. Оставил в покое, и я побрела по ухоженной дорожке к учебным корпусам, спиной чувствуя его напряженный взгляд. Размышляла, что делать дальше. Стоит ли идти на лекцию, половину которой пропустила?! Да и вообще, стоил ли ходить на лекции, когда тут такое… Услышала приближающиеся шаги. Этот – не скажу, кто! – все же решил меня догнать.

– Кадет Гилор!

Я обернулась на окрик. Оказался не Дайхам, а атор Найтес. Учитель по физподготовке, кстати, разнимал дерущихся, при этом залепив парочке кадетов так, что, подозреваю, они надолго запомнят тяжелую руку атора. Помню, как пронзительно визжала Райни, срываясь на ультразвук. Ей вторили другие девочки. Я попыталась остановить драку, но тут подоспел атор Найтес с охраной и нас всех… Угу, загребли. После чего – деканат, директор, Наставники, заинтересованные взгляды собачек Императора. Хорошо хоть не выгнали!

– Да, атор Найтес.

– Я знаю истинную причину драки, кадет Гилор.

Опустила голову под его взглядом.

– Но не захотел, чтобы она стала достоянием адоров Наставников, – продолжил атор Найтес. – Теперь готов выслушать ваши объяснения.

Промолчала. Врать ему не хотелось. Он был один из немногих учителей, вызывавших у меня искреннюю симпатию. Остальные относились к первокурсникам, как к… мясу для собачек Императора. Вздохнув, уставилась на дорожку, затем на россыпь камней у декоративной клумбы. Красивые цветы у рагханов! Яркие, непривычные расцветки с удивительными формами соцветий. Подняла взгляд на ровный ряд деревьев с красной кроной за ближайшим учебным корпусом. Кра…

– Молчите? – удивился он. – Майри-Айна Гилор, почему вы не пошли в храм?

– Вы знаете?! – изумилась я.

– Несложно догадаться, – недовольным тоном произнес учитель. – Почему вы этого не сделали?

– Потому что… Потому что! – пробормотала в ответ. – Это личное, атор Найтес.

К Безликим идти я отказалась наотрез, вызвав недоумение семьи. Меня уговаривали, увещевали, взывали к… Нет, не к совести, а к здравому смыслу, уверяя, что из поколения в поколение девушки, у которых не было женихов, посещали Орден. Наконец, чтобы успокоить приемных родителей, я пообещала, что обязательно схожу в сие заведение в Летной Школе. Как только, так сразу.

Не пошла. Вернувшись утром в общежитие, долго смотрела из окна на покатую крышу храма. У огромных двухстворчатых дверей с резными ликами Богов, ведущих во святая святых, вернее, к алтарю Темных Богов, суетились унисвященники в темных рясах. Дождавшись Магистра, с поклонами прошли вовнутрь. Я уже давно поняла, что туда не ходок. Пусть девушки Арана посещают Безликих, но я-то выросла на Земле!

– Вы понимаете, кадет Гилор, что стали причиной драки? – допытывался атор Найтес.

– Да, – опустила голову еще ниже.

– О чем вы думали? Ясно… – он окинул меня оценивающим взглядом. – Мне казалось, у вас есть мозги, но теперь я в этом сомневаюсь. Что вы собираетесь предпринять, чтобы драк не повторилось? – спросил назидательным тоном, дожидаясь единственно правильного ответа.

Он его не получил.

Прошлым вечером был долгий разговор с Тайсой. Приемная мама начала издалека, сказав, что Боги Арана так возлюбили наше племя, что преподнесли ему удивительные дары. Я уставилась на нее с изумлением. Странно услышать подобное из уст ведущего ученого-ксенобиолога, занимавшегося разгадками тайны происхождения жизни!

Бог Кийас, – продолжала Тайса, – даровал своим детям Изначальный Ген. Второй дарительницей стала богиня Кийри, Великая Мать. По мне – дама, не отличавшаяся адекватностью. Встреться мы лицом к лицу, объяснила бы ей, в какую затруднительную ситуацию попала, ведь по ее решению девушки Арана до совершеннолетия не испытывали физического влечения. О браках договаривались родители, хотя в последнее время нравы стали свободнее, и молодежь все чаще выбирала пару сама. В этот день играли свадьбы – веселые, шумные праздники – после чего молодые предавались радостям плотской любви в законном браке. Либо предавались этим же радостям вне брака…

– Как только девушка становится совершеннолетней, включается Зов, – пояснила приемная мать. – Мощнейший, неконтролируемый ментальный импульс, действующий на мужчин словно афродизиак. Девушка подает сигнал, что готова стать чьей-то женой. Зов настолько силен, что мужчины чувствуют его за много станид.

– А что делать тем, кто не хочет становиться чьей-то женой?

Идти храм, это я уже поняла!

– До того, как основали Орден Безликих, на Зов собирались свободные мужчины. Бывало, приезжали даже из других городов и устраивали «бокха», бои за право обладания женщиной. Это один из древнейших обычаев Арана, – произнесла Тайса. Погладила меня по руке. Я лежала в кровати, натянув до шеи одеяло. Хотелось заснуть, проснуться, и чтобы это происходило не со мной. – Обычно на следующее же утро заключались браки, – пояснила приемная мать. – Еще один дар Кийри – сильнейшая эмоциональная привязка…

– Как долго действует Зов? – перебила ее. Привязываться я ни к кому не собиралась. Мне… У меня их без того проблем по горло!

– Около месяца по исчислению Рагхи, – отозвалась Тайса, и я чуть не взвыла от тоски. Сорок суток?! Отсидеться дома, сказавшись больной я не могла. Потом просто-напросто не нагоню свой курс!

– Но ведь должен быть другой выход!

– Безликие, Майри, они…

– Нет. Другой, без близкого контакта с мужчиной, – я уже поняла, каким образом снимался Зов. – Неужели нельзя сделать?! Не знаю… Инъекцию, например! Должны же быть гормональные препараты, заглушающие этот долбанный Призыв?!

– Зов, – поправила Тайса. – Это не физиология, девочка моя. От божественного дара не изобретено лекарств. Поверь мне, ксенобиологу со стажем. На протяжении сотен циклов ученые пытаются разгадать тайну происхождения жизни, и с каждым разом мы все больше склоняемся к мысли, что это…

– Божественный дар, – выдохнула я.

Тайса улыбнулась. Нет, она мне не помощница! К тому же…

– Ты тоже ходила в храм? – спросила у нее.

Она покачала головой:

– Нет, мы уже встречались с твоим папой. Вернее, с Лайамом, – она смутилась из-за своей ошибки. – Идти в храм не было нужды. В этот день мы соединили наши судьбы.

Тут пришел Лайам, и стало еще хуже. Наконец, меня оставили в покое, взяв обещание, что я обязательно схожу к Безликим в Летной Школе. Как только приеду, так сразу же и схожу. Следующим утром тайком от отца Тайса сунула в сумку с вещами свой подарок – ритуальный пояс. Я уже знала, что его надевали вовсе не в храм. Прочитала в Сети бессонной ночью.

– Молчите, Гилор? – рявкнул в ухо атор Найтес, отчего я вздрогнула. – О чем вы вообще думали?!

– Я не ожидала, что будет все так серьезно, – призналась ему.

Решила вести себя ниже травы, тише воды, но из этого ничего не вышло. Двое чистокровных аранцев с моего курса и еще один полукровка с факультета Наземной Космической Инфраструктуры… Взбесились, честное слово! Лезли все время, хватали за руки, стараясь привлечь внимание. Караулили после каждой лекции, чтобы сопроводить на следующую. За завтраком вытеснили из-за столика Райни. Упражнялись в красноречии, кидая друг на друга разъяренные взгляды. На обед я и вовсе не пошла, потому что ситуация набирала катастрофические обороты. Словно мухи на варенье, слетелись еще и старшекурсники. А потом появился Рихар Дайхам, которому присутствие посторонних рядом со мной, его законной добычей, ой как не понравилось.

 

Наконец, в который раз обозвав всех дебилами, убежала на астрофизику. Сдавали тест, соединив визоры с учебным компьютером. Я отвечала на вопросы, касаясь палочкой-карандашом «окон» с ответами, растерянно наблюдая, как растет число писем в моем аккаунте в «Империке». Особенно старался Дайхам.

«Майри, нам надо поговорить…»

Зачет я сдала одной их первых. Пока остальные старались, размышляла, как быть дальше. Водила карандашом по экрану. Размышлялось плохо. Надежда протянуть до времени, пока не утихнет Зов, умерла в муках на первой же лекции. Ведь передерутся, или я не выдержу и приложу кого-нибудь из особо озабоченных!

Неужели придется идти в храм?!

Загрузила один из последних рисунков. Арена, белый песок с уродливыми пятнами крови, стая дронов над головой. Переполненные трибуны. Нарисовала себя на переднем фоне. Позади – кассаны, терзающие труп Васкеса. Изобразила по памяти Тритана. Стерла. Дорисовала себе окровавленный меч в правой руке. Вместо Тритана у моих ног – обезглавленное тело Рихара Дайхама. С отрубленной головой сложно разговаривать. Послала через «Империку» – пусть тоже подумает!

Думать он пришел к дверям класса. Причем, не один. Когда я выходила с астрофизики, страсти не только достигли точки кипения, но и у всех сорвало вентиль. А дальше – драка, охрана и неприятные пятнадцать циклид в кабинете директора. Хорошо хоть не исключили!

– Я дам вам отгул на сегодняшний вечер, – произнес атор Найтес. – Сделайте то, что должны. Свободны, кадет Гилор!

– Атор Найтес, я не пойду к Безликим.

– Почему?! – изумился он.

– Не хочу.

В голове все перемешалось. Лица и образы накладывались друг на друга – унисвященник на Гедее, унисвященник на «Прелюдии». Ийоли, моя сестра, дитя Безликого. Все это, сдобренное неясными представлениями о сексе, подстегнутое мыслью о том, что я хочу знать, с кем будет первый раз, рождало первозданный хаос в голове.

– Тогда найдите себе партнера на ночь, – приказал учитель тоном «и зачем я с вами вожусь?!» – Чтобы завтра я не чувствовал вашего Зова.

– Вы тоже его чувствуете?! – изумилась я.

Ну, конечно, он ведь тоже с Арана!

– Да. И советую не затягивать.

– Я не могу так, атор Найтес!

– Кадет Гилор, вы не понимаете, что вас ждут крупные неприятности? – спросил он вкрадчиво. – Очередная драка, и вам здесь не учиться. Это еще не все. Подумайте о тех, кто чувствует ваш Зов. Для них вы – ходячее искушение, кадет Гилор! И с каждой циклидой становиться все хуже… В более взрослом возрасте этому сумасшествию еще возможно противостоять, то те пятнадцать балбесов, ваши сородичи, что учатся в Летной Школе… О них вы подумали? Вы представляете, что чувствует мужчина, уловив Зов?

– Нет. Но, кажется, догадываюсь, – отозвалась тоскливо.

– Своим нежеланием чтить традиции вы подвергаете опасности не только их карьеру, но и жизнь. Наказания за сексуальные преступления довольно жестоки, кадет Гилор! Даже если совершены в состоянии аффекта, вызванного действием Зова. Вплоть до смертной казни. Так что, не доводите своим поведением…

До греха. Я уже поняла.

– Да, атор Найтес. Я… Исправлюсь. Сегодня же. Но у меня никого нет, – кусая губы, сказала ему, – с кем бы я могла…

Он задумался.

– Ну, раз так…

Кивнула. Именно так!

– Раз так, будет вам «бокха». По древним традициям нашего народа. С участием тех, кто почувствовал ваш Зов. Победитель получит разовый доступ в женское общежитие и вашу комнату. Вы примете его, как…

На одной чаше весов замерли мое земное воспитание и представления о чести, на второй – благополучие и дальнейшая жизнь. Моя и моих сородичей. А еще – мечта о капитанском кресле.

– Да. Я согласна, – пробормотала в ответ. – Но как вы это организуете?!

– Не ваша забота, кадет Гилор. Вы свободны, и постарайтесь ни во что не ввязываться. На вас пришла анонимная жалоба. Говорят, что вы не чтите Темных Богов Рагхи и не проявляете уважение к Империи.

Черт!.. Этого еще не хватало для полного комплекта! Я схватилась за полыхнувшие жаром щеки. Наверное, от Андхи, от кого еще?!

– Я чту, атор Найтес, и проявляю…

– Оно и видно! – произнес он скептически. – Дело замяли, но впредь будьте осторожны.

– Спасибо, атор Найтес, – пробормотала я. – Мне…

– Идите, кадет Гилор!

И я пошла. На последнюю лекцию, где сидела, пряча лицо в выбившиеся из прически пряди. Парни смотрели издалека, словно прицениваясь, но рук больше не распускали. Неужели берегли на бокху?!

– Райни, ты ведь совершеннолетняя, – сказала подруге в раздевалке перед физподготовкой. – Ты тоже ходила в храм?

– Зачем? – удивилась она. – У меня есть жених. Тайлан, он…

– Дальше не рассказывай, – попросила ее. Мне и так плохо! – Ты не знаешь, есть ли лекарства против Зова? Мама мне не говорит.

Подруга уже была в курсе моего затруднения.

– Слышала, есть такое, но они запрещены законом. Разрушают гормональную систему. После них женский организм не работает, как надо. Если хочешь иметь детей, – она пожала плечами, – просто сходи к Безликим. К тому же, никакой привязки. Ты не увидишь и не узнаешь, кто это был.

В храм я не пошла.

Затем был кросс и толпа парней, все – аранцы – жаждавших стоять со мной в паре на уроке самообороны. За что и поплатились. Я била их жестче, чем когда либо, при этом понимала, что, вероятно, кто-то из них постучится в дверь моей комнаты буквально через пару циклиний. Ради кого-то из них я надену тот прозрачный пояс, чтобы снять его… Да пошли они! Особенно Рихар Дайхам, наблюдавший со стороны, как я бегала по стадиону, а за мной тянулась группа озабоченных преследователей. Неужели больше нечем заняться?!

Затем закрылась в своей комнате. Пыталась учиться, но не выходило. Мысли в голове превратились в липкую, вязкую кашу. Уткнулась головой в подушку, лежала и ждала. Долго ждала. Наконец, встала, вытащила из шкафа глупую прозрачную юбку. Встряхнула. Звякнули кольца и украшения. В неярком свете, льющемся с потолка, блеснула вышивка. Со злостью засунула юбку обратно. Ну, уж нет! В топку ритуалы и традиции! Я выросла на Земле и не собиралась щеголять в прозрачной юбке, дожидаясь случайного партнера на одну ночь.

Необходимость. Ради себя. Чтобы не подвергать опасности других. А еще – жить. Учиться. Летать.

В дверь постучали, и сердце чуть не выпрыгнуло наружу. Тяжело задышала, уговаривая себя, что переживу эту ночь. Кажется, по статистике, от этого мало кто умирал. Поднялась и, покачиваясь, отправилась открывать победителю. Отшатнулась, увидев пришедшего. Разбитая скула, разбитая губа, кровоподтек под глазом, царапины на бритом черепе. Красавец… Неплохо же ему досталось!

В дверях стоял, как всегда уверенный в себе и своих действиях Рихар Дайхам.

***

Резиденция семьи Ранеров, Тридцать Шестой Сектор

Ожидание никогда не входило в список его любимых занятий, а сегодняшнее давалось особенно трудно. Хотя, с момента последней встречи прошло более чем десять циклов. Что по сравнению с этим оставшаяся половина циклинии? Но время, как назло, текло слишком медленно, словно издевалось. Наконец, лайнер корпорации «Галактика» приземлился в личном космопорту Ранера. Ийлин Таннис уже везли в его загородный дом, охраняемый ничуть не хуже Твердыни. Готовясь к встрече, Кайдар отменил полет на Гирду и перенес очередную встречу с Тайным Советом, вызвав у рагханов глухое недоумение.

Усмехнулся про себя. Имперцам, привыкшим все и всегда брать силой, с трудом давалась роль просителей, даже когда ситуация изменилась не в их пользу. С каждым месяцем рагханы повышали объемы закупок вооружения, интересовались новыми технологиями, просили, вернее, требовали увеличить производство военных кораблей для потрепанного ваграми Космического Флота. К тому же, Кайдар знал, вскоре ему сделают щедрое предложение, от которого будет сложно отказаться. Но он собирался поторговаться. Император хотел, чтобы боевой флот «Галактики» усилил армию рагханов.

Дела на фронте шли ни шатко ни валко. Вернее, из рук вон плохо. Две звездных системы – Старр-1 и Старр-2 – Пятьдесят Седьмого Сектора были потеряны в рекордно короткие сроки. Рагханы отступали, эвакуируя жителей из зоны военных действий. Это еще не все. Корабли вагров засекли на подлетах к Тринадцатому и Сорок Девятым Секторам.

– Полномасштабное вторжение, – прокомментировал Айстар, – которое рагханы не в силах остановить.

– Остановят, – отозвался Кайдар, – но сперва мы на этом неплохо заработаем.

Он умел извлекать выгоду из всего, даже из терзающей границы войны. Патриотических чувств к Империи не испытывал, наоборот, к ней у Кайдара скопилось слишком много претензий. Возможно, виной всему коллективное сознание, чувство общности со своим племенем, в глубине которого запечатлелись боль, страдания и смерть тысяч его сородичей. История покорения Арана Империей, кровью вписанная в ткань Мироздания…

Но это осталось в прошлом. На будущее были отложены переговоры, соглашения и уступки. Его интересовало только настоящее. Кайдар разогнал жаждущих общения руководителей, секретарей и аналитиков. Решил просмотреть сводки, но передумал. Как можно работать, если голова занята другим? Вернее, другой.

Ийлин Таннис… Он едва поверил в удачу, вернее, в то, что Темные Боги расщедрились на такой подарок. И это после нескольких тщетных месяцев поисков! «Свободные Звезды» умели прятаться, в этом им не откажешь. Он подключил лучших агентов и не брезговал перекупать информаторов у Ищеек. Но результата не было долгих три месяца. Наконец, повезло. Вернее, повезло рагханам, поймавшим одного из активных участников сопротивления. Молодой еще парнишка, истарец… Кайдар предупредил своих агентов в тюрьме Рагхи. За приговором следовал расстрел, но они успели выкупить не только паренька, но и вывезти с Истара его семью. Кайдар пообещал воссоединение и спокойную жизнь на одной из подконтрольных планет в обмен на информацию, которую тот утаил от рагханов.

Оказалось, в столицу прибывал один из «верхушки» сопротивления. Истарец состряпал ему фальшивый пропуск на конференцию медиков планет Третьего Круга, традиционно проводимую в столице. Кайдар не поверил своим глазам, когда увидел, кто скрывался под видом главврача из столицы Двенадцатого Сектора. Видят Темные Боги, Ийлин Таннис сильно рисковала, заявившись на Рагху!

В игру вступила группа захвата, и мать его ребенка даже не успела добраться из космопорта до отеля. Ранер тут же приказал сворачивать операцию. Его больше не интересовали ни сопровождение, ни корабль, на котором она прилетела. Ему было наплевать, где прячется сопротивление. Ему была нужна только Ийлин! Десять циклов ожидания – вполне достаточно даже для самого терпеливого мужчины в Империи.

Вскоре он найдет Майри, и его семья будет в сборе. Осталось донести эту мысль до Ийлин.

***

Дайхам поймал меня в пустынном коридоре третьего учебного корпуса, когда я возвращалась в общежитие. Отстала от основной группы, задержалась после лекции на консультацию по высшей математике. Райни, сделав испуганные глаза, обозвав меня и еще троих с курса маньяками, сбежала. Формулы в ее красивой головке приживались неохотно, зато зрением она отличалась отличным и на зачетах постоянно мониторила мой визор.

Наконец, после математики я пошла в общежитие, чувствуя себя абсолютно разбитой. Подумала было о тире, но решила, что сегодня туда не ходок. По ощущениям, последний раз нормально спала в прошлой жизни. Две бессонные ночи подряд – в доме приемных родителей после разговора с Тайсой, и прошлая, о которой требовалось хорошенько подумать – давали о себе знать.

Думать я собиралась одна, в тишине собственной комнаты. Вспоминать украдкой. Анализировать. Затем отложить воспоминания, запереть их под замок, в дальнем шкафу сознания. Все закончилось. Зов исчез. Группа озабоченных сородичей с зажившими ссадинами и кровоподтеками – повышенная регенерация налицо – оставили меня в покое.

– Ты теперь с Дайхамом? – этим утром поинтересовался Вайтар.

– Нет, – ответила ему. – Я ни с кем. И планирую оставаться в этом статусе до окончания Школы.

Отстал, хотя парни время от времени кидали на меня задумчивые взгляды, но рук не распускали, пошлостей не говорили. Правда, от Райни так просто отвязаться не удалось. «Как все прошло, расскажи», «Майри, не будь букой…» «Правду ли говорят, что он хорош в постели?»

Последняя фраза убила наповал. Хотя, что я ожидала?! Райни предупреждала о Дайхаме еще в Имперском Надзоре. Но я не собиралась жаловаться. Он получил то, что хотел. Очередную победу. Я же – избавление от проклятого Зова, возможность учиться, чтобы в будущем летать. Все честно. Полный взаиморасчет.

 

– Откуда мне знать? – выдавила из себя. – На нем мой опыт и закончился.

Попросила подругу оставить меня в покое. Сказала таким тоном, что она замолчала.

Правду ли говорят?! Уверена, правду!

Покраснела от собственных мыслей, вспоминая… И тут наткнулась на Дайхама. Только что о нем думала, а тут он сам, собственной персоной, дожидался меня в полутемном коридоре! Я знала, что у пятого курса были тренировочные полеты, и он отсутствовал весь день. Предупредил утром, когда уходил, не забыв поцеловать напоследок. Угу, а теперь вернулся на мою голову!.. Схватил за руку, притянул к себе. Обнял прежде, чем успела возразить или врезать ему по печени. Хотя, никогда не поздно…

– Майри…

От жара его тела мое собственное, предатель, откликнулось ставшим за эту ночь привычным желанием.

– Отпусти, – зашипела на него. – Ты что?! В глаз захотел? Сейчас организую!

Нехотя отпустил, уставился удивленно. Протянул руку, собираясь коснуться щеки. Увернулась. Он… Он выглядел неплохо. Вернее, крайне хорошо в одежде пилота. Неужели не стал переодеваться, а сразу же отправился на мои поиски? Разбитое за время бокхи лицо почти зажило. Полукровка, наполовину рагханин, наполовину аранин, Дайхам тоже обладал повышенной регенерацией. Не такой быстрой, как у чистокровных, но…

Мы даже разговаривали прошлой ночью. Вернее, он рассказывал. О себе, о его семье. Обо мне тоже расспрашивал, но я отмалчивалась.

– Что произошло за эти циклинии? Кто и что тебе рассказал?..

– Ты о чем?

– О ком, – поправил меня. – Обо мне. Ты изменилась. Ночью была совсем другой. Или сама себе напридумывала?!

Той ночью приказала себе вообще ни о чем не думать. Забыть, кто он и кто я. Но настал день, мозг вернулся на место, да и остальное никуда не исчезло. Усмехнулась про себя. Он – все тот же Рихар Дайхам, сын советника и его рагхнари. Я – внучка лидера сопротивления, которой жизненно важно держаться от рагханов как можно дальше. А он опять полез ко мне руками!

– Рихар, – сказала ему, кусая губу. Помню, просил называть его по имени. Тогда, в полумраке комнаты это звучало совсем по-другому. Теперь же… – Рихар Дайхам, послушай, что я тебе скажу. Я росла на планетах Третьего Круга. Хотя, это для тебя не важно…

– Майри, – устало произнес он. – Мне важно все, что касается тебя.

Качнула головой. Верить я не собиралась.

– Девочки, мои знакомые, у которых были отношения… – я много чего наслушалась в общежитии. – Взрослые отношения. После первой ночи переживали, позвонит ли тот мужчина или нет, – помолчала. – Так вот, я хочу, чтобы ты мне больше не звонил. Никогда.

Повернулась и пошла. Вернее, попыталась, потому что Дайхам поймал меня за руку. С разворота заехала ему по лицу. Выдохнул, поймал, прижал.

– Майри, да постой ты! – пробормотал, не давая мне вырваться.

Вновь заехала ему кулаком. В солнечное сплетение. Била сильно, делая больно, но он не отпускал. Сжимал сильнее и сильнее, словно хотел, чтобы я снова стала частью его. В объятиях ожили, очнулись воспоминания.

…Помню, он замер на пороге. Я тоже застыла, судорожно размышляя, почему пришел именно Дайхам. Ведь не аранец, так откуда ему взяться?! Или же участие в конкурсе на мое тело оказалось открытым, а заявки принимались от любого желающего?

– Проходи, – кусая губы, сказала ему.

Сама застыла в проходе, не в силах пошевелиться. Стояла, словно соляной столб, пытаясь унять судорожный поток мыслей. Понимала, что если мысли не остановить, то ничего не выйдет. Вместо первой ночи – выгоню Дайхама, или передеремся, или же… наделаю еще каких-нибудь глупостей. Тогда – прощай, учеба; здравствуй, Безликие! К тому же, Рихар Дайхам не был мне противен. Наоборот, до этого момента я находила его довольно привлекательным. Но он – рагханин, этим все сказано!

Посторонилась, пропуская мужчину в комнату. А… Что теперь?! Угощать «дорогого гостя», занимать беседой, перед тем как он?.. Перебьется без угощений! К тому же, в комнатах общежития была лишь вода во встроенном в угол пищевом синтезаторе, у которого разве что можно допроситься тонизирующий коктейль и нечто, похожее на сладкий шербет.

– Майри, я… – начал Дайхам.

– Молчи, – предупредила его. – Ничего не говори. Пока я не передумала.

Умолк. Улыбнулся. Я дотронулась до его разбитой губы, почувствовав засохшую кровь.

– Больно?

– Нормально.

Провела рукой вниз, по шее, по ключице, коснулась груди. Потянулась к шву его темно-серой формы, чувствуя, как под моими пальцами напрягаются грудные мышцы. От этого становилось… странно. Кровь прилила к лицу, полыхнули жаром мочки ушей. Я выдохнула изумленно – новые, неведомые доселе ощущения пробуждались от долгой спячки, набирали силу. Охватывали целиком, разбегались из центра живота лесным пожаром по телу, покалывали кожу мелкими иголочками.

Я… Я не знала, что это и откуда взялось, но решила не анализировать. Не сейчас. Вернее, посмотреть на ситуацию по-другому. Этот мужчина думает, что выиграл меня? Тянется, чтобы обнять, а потом получить завоеванное? Ошибается! На самом деле, на эту ночь – единственную! – это я выиграла его. Он – мой приз. Увернулась от объятий. Прошла в комнату, по дороге распахивая шов на кителе. Скинула его, затем юбку.

Дайхам замер. Стоял, смотрел. Ну что же, пусть смотрит! Запретив себе смущаться, скинула белье, направилась к душевой кабине. Ступала босыми ногами по полу, чувствуя взгляд, которым провожал мужчина. Шаг, еще шаг… Сердце билось, как загнанное, и я в который раз приказала себе успокоиться. Позволить тому, что так долго спало, а теперь рвалось на свободу, взять над собой верх. Разрешить телу править разумом.

Оставила открытой дверь в душе, уверенная, что Дайхам не заставит себя ждать. Не заставил. Затем – закрытые глаза, и вкус его поцелуя. Чужие прикосновения, запах влажной кожи, и капли воды на загорелом мускулистом теле. Уверенные касания, ласки, которые до сумасшествия разжигали кровь. Мой неумелый ответ… Собиралась остаться в стороне, не отвечать прикосновением на прикосновение, но тело победило мысли, а мужские ласки не оставили равнодушной.

Затем – мир, в котором было место только для нас двоих. Долго, неожиданно сладко, и его губы, ловящие мои стоны. Затем Дайхам отнес на кровать, и все продолжилось…

Наконец, безумие, тянущееся вечность, разделенную на двоих, подошло к концу. Усталая, я лежала в кровати и думала… Нет, не думала, потому что на «думать» просто не осталось сил. В голове расцветали, жили собственной жизнью, разноцветные сполохи. Тело, словно натянутся струна, пело, звенело, ликовало. Я не знала, в какой момент исчезал Зов, но, думается, Дайхам все сделал правильно. Результат мы закрепили… даже несколько раз. Зевнула. Значит, пора выгнать победителя и немного поспать.

Вот и все! Все закончилось. Я и не думала, что будет так… Приятно.

Пока дождалась, когда он выйдет из душа, почему-то заснула. Проснулась от того, что было жарко, и я долго не могла понять, где очутилась. Ведь не каждый день открываешь спросонья глаза, и понимаешь, что уткнулась носом в чужой бицепс! Последний раз так было с Фергом, но тогда все было по-другому. Сейчас же…

Выползла из-под руки, по-хозяйски прижимавшей меня к чужой груди. Нет, не Ферг, далеко не Ферг! Обнаженный Рихар Дайхам, развалившись, дрых на моей кровати. Я тоже хороша! Впала в кому, словно мне вкололи общий наркоз, и проспала без сновидений, без привычных кошмаров с видами на Арену. А этот… Мог бы и белье надеть ради приличия! Хотя, какие уж тут приличия…

Села, коснулась панели около кровати, включив ночную приглушенную подсветку. Прислонившись спиной к прохладной стене, понадеялась, что в общежитии хорошая звукоизоляция, и мне не придется краснеть перед Тией со «Сбора и Обработки Информации», живущей по соседству.


Издательство:
Автор
Книги этой серии: