Название книги:

«Учиться, влюбиться… убиться?»

Автор:
Галина Гончарова
«Учиться, влюбиться… убиться?»

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 4
Любовь, любовь – наш господин

Когда Эвин стал ходить рассеянный и какой-то тоскливый, мы заметили не сразу.

Оборотни вообще отлично скрывают свои чувства. Но разве можно куда-то деться от верных друзей! Мы же где хочешь достанем! И все нервы выпытаем.

Так что зажимали оборотня втроем. В моей комнате.

Я, Лерг и Лютик.

– Что у нас сегодня на ужин было? – начала я с невинного вопроса.

Я-то ужин пропустила. Зачиталась в библиотеке. Благо магистр Истрон разрешал мне приходить в любое время и сидеть, сколько захочу.

– Отварная салака, – буркнул оборотень.

– Салака была вчера. А это больше всего похоже на макароны по-флотски, – заметила я, приподнимая крышку с блюда, заботливо сбереженного друзьями.

Могли бы и не беречь.

Картошка имела такой вид, словно она своей смертью померла. А мясо в подливке можно было различить только с микроскопом. Или с заклинанием «острый глаз». Есть это на ночь не хотелось совершенно.

– Значит, макароны, – согласился оборотень.

– Макароны, значит, – протянула я, стратегически перекрывая дверь.

Лерг и Лютик сдвинулись поближе к окну. На всякий случай. Хоть и пятый этаж, но оборотню двадцать метров не высота. И тридцать тоже. У них когти такие – по скалам лазить могут, кроша гранит!

– Рассказывай.

– Не понял… – протянул оборотень.

Но меня было не остановить.

– Значит так. Это не ты второй десяток дней ходишь как в воду опущенный. Это не ты путаешь картошку с макаронами, а рыбу с мясом. Это не ты зависаешь над лекциями, как поломанный комп девяностого года? Я хочу знать причину!

– Да тебе все показалось, – попытался отбояриться оборотень, но я была неумолима.

– Если не расскажешь, скормлю тебе весь этот кошмар по-флотски. Или по-столовски. Ясно?

Эвин весело посмотрел на меня. Впервые весело за последние пару дней.

– И как?

– Втроем справимся!

– Не справитесь!

Раньше я бы точно попробовала. Итогом стало бы размазанное по стенкам и ученикам пюре. Но не сейчас.

– Не переводи разговор. Ты что – влюбился?

Я ляпнула – и вдруг замерла на месте.

А ведь точно! Все симптомы!

За восемь кругов обучения мы уже знали друг друга вдоль и поперек. А симптомы влюбленности мне были и самой знакомы.

Не на себе, нет!

Но нескольким подругам я утирала глаза! Были девчонки, которые выплакивались у меня на плече, твердо зная, что я не расскажу никому об их проблеме! Жаловались на «козла Мишку, Лешку, Петьку, Сашку, Пашку…» и далее по алфавиту.

А теперь Эвин…

– Кто она? – конкретно спросил Лерг, проделавший в уме те же вычисления.

Эвин затравленно огляделся.

Я взвесила на руке тарелку с ужином.

И оборотень сдался.

Видимо, понял, что легче рассказать, чем удрать – и еще неизвестно сколько от нас бегать. Мы ведь не отцепимся.

– Малия Арейне.

Я почесала затылок. Имя ни о чем не говорило.

– Она с факультета чего?

– Временная магия.

Я задумалась. Вот хоть убей – не помню такой!

– Я завтра вам ее покажу. Ребята, она такая… такая…

– Лишь бы сякой и разэтакой не оказалась, – фыркнула я. – Блондинка, брюнетка?

– У нее волосы как солнышко…

– Человек? – оборвал Лерг восторженный рассказ о солнышках. Потом, видимо, последуют коралловые губки и жемчужные зубки… русалки дохнут от зависти.

– Она на восьмушку эльфийка. Но да – человек. Аристократка.

Титулы здесь тоже были. Но… не такие, как в мире техники. Просто – дворянство. Можно – личное. Можно – наследуемое. Дворяне имели право на приставку «ар». Так что Малия ар-Арейне. Так?

Этот вопрос я и продублировала приятелю.

– Да. Она такая… воздушная! Неземная!

– Завтра покажешь свою эльфийку. – Особенно я не обольщалась. Эльфы тоже учились в Универе. И действительно были воздушны, изящны и грациозны. Еще бы! У них кость чуть не в два раза тоньше и строение мышц немного другое! Да и различия в анатомии есть.

Эльфы вообще другой биологический вид. И с людьми скрещиваться почти не могут. Только по большому обоюдному желанию и с определенными заклинаниями. А к получившемуся потомству относятся нежно и трепетно. Даже полукровки наследуют эльфийскую грацию и изящество. И кровь эльфов проявляется заметно до десятого колена. Это потом внешних признаков уже не видно. Кажется, так.

А вот как проявляется аристократическое воспитание?

Вирт Хелмстрон, кстати, ар-Хелмстрон, оставил неизгладимое впечатление.

Заносчивой скотины.

И не верила я в аристократическое благородство. Благородным может быть и свинопас. А свиньей – даже принцесса. Не говоря уж о том, что все маги автоматически приравниваются к аристократам. И буду я по окончании курса Ёлка ар-Универ. Если не захочу вернуть себе родные имя и фамилию. Или изобрести новые.

Или просто Ёлка.

Обычно маги оставляют себе прозвище из Универа.

Если остаются в этом мире.

Хотя что делать боевому магу в мире техники? Утопиться? Или Госдуму взорвать? Там самая страшная нечисть – политики. А этих ни одна холера не возьмет!

– Обязательно покажу.

Эвина словно прорвало. Ей-ей… через два часа я уже заочно терпеть не могла эту Малию! Это как же надо вынести нормальному парню мозги?! И чем?

Два часа слушать, как она очаровательно ходит, говорит, садится, наклоняет головку набок… свернуть бы ей эту голову!

Да не ревную я! Не ревную!

Эвин мне как брат! Не хотелось бы, чтобы парень влюбился в неподходящую девушку.

* * *

Девушку, «невинный идеал прелести и чистоты», по выражению оборотня, мы увидели на следующее утро в столовой. Эвин показал.

И мы втроем пригляделись.

Не знаю, что думали парни. С моей же точки зрения…

Ладно! Опишем беспристрастно!

Блондинка. С интенсивно-золотыми локонами, которые ниспадают на плечи крупными кольцами. И струятся вниз по желтой мантии. Мантия, кстати, не чета моей. Подогнана по фигурке и сшита из какого-то дорогого материала. А вот отделка подкачала. Вкус девушке явно зарезали. Иначе она не прицепила бы к мантии безумно дорогие и модные кружева с рисунком. На такой хрупкой (что есть, то есть) фигурке лишние черты и полосы смотрелись как колбасная нарезка на блюде. Личико какое-то… странное. Эльфийская кровь сказалась? Этакое суженное к подбородку. А глаза не слишком большие. Зато раскосые. И получается какое-то хорьковое выражение лица. Хищное.

Неэстетично.

Хотя это я злопыхательством занимаюсь. Кому-то ведь нравится. Вон сколько парней вьется вокруг. И Эвин присоединился.

Но внимания оборотню доставалось не намного больше, чем шести его конкурентам.

Так, то головку склонит, то улыбнется рассеянно… голос очень тихий… даже не расслышать. И говорит очень мало.

По принципу – молчи, дурак, за умного сойдешь?

Не знаю.

Я ничего не могла с собой поделать.

Мне эта блондинка не нравилась!

И пусть я – дура!

– А ничего, – заметил Лютик.

– Симпатичная, – поддержал Лерг.

– Ёлка, а тебе как?

– Не знаю, – честно созналась я. – Вроде так не кикимора. Но что внутри?

– А посмотрим поближе?

– Нет, – отказалась я. – Лучше послушаем.

– Это как?

Моя идея была проста.

Кто скажет больше всего гадостей о женщине?

Разумеется, ее подруга. Подруг я не знаю. Но судя по виду девушки, по ее прическе, макияжу, мантии с кружевами… Березка что-то знать должна!

Вот с подругой я и побеседую вечерком. А до тех пор – Эвину сплошные слова одобрения.

На том мы с парнями и договорились.

Может, я правда ревную друга?

Я честно попыталась встряхнуть свои ощущения и чувства.

Нет. Не ревную. Эвин мне как Гошка. То есть как брат. Братьев не ревнуют, если крыша не поехала. Но что-то внутри просто шепчет «не верь, не верь, не верь…». И звенит колокольчик, предупреждающий о нехорошем.

В детстве так со мной уже было.

Компания подростков, самый авторитетный – крутой, очень симпатичный паренек, гроза девчонок. В этаком пиратском стиле: кудри каштановые, глаза черные… лапочка. Весь вежливый, воспитанный, взрослые умилялись. А меня просто перекашивало. И хотелось удрать под корягу.

Когда через год оказалось, что мальчик четырнадцати лет – наркоман, никто и не верил.

А когда узнали, что еще трое из его компании уже подсели…

Меня родители раза три к наркологу таскали, боялись. В одном же дворе все жили…

Чутье?

Не знаю.

Надо поболтать с Березкой.

* * *

К подруге я решила зайти сразу после занятий. И не прогадала. Березка была одна и не слишком-то увлечена большим травником.

Я помахала в воздухе эльфийскими хлебцами. Между прочим, шесть серебряных за полкило. При цене на обычную ковригу хлеба в две медяшки. Зато – не полнеешь. И одним хлебцем наедаешься чуть ли не на полдня. Специально себе со стипухи прикупила. Ладно. Придется пожертвовать в фонд спасения друга.

– Привет. Пустишь?

– Ага. Заходи.

– Я тут к чаю принесла…

– Я чай не пью, он портит цвет лица. Травяной отвар будешь?

– Буду.

Березка элегантно прошествовала к столу. Я не могу сказать, что она засуетилась или захлопотала. Нет! Каждое движение было выверено так, что хотелось крикнуть «Камера! Стоп!».

Девушка явно тренировалась.

Только вот неясно – зачем?

Нет, я все понимаю, девушки стараются быть более привлекательными внешне.

Но сейчас, глядя на холеную и изящную Березку, я просто не понимала мужчин.

Ну хорошо.

Буду я красивой. Сделаю из себя конфетку и топ-модель. Я могу. Собственно, здесь любая может. Возможности пластической хирургии представляете?

Возможности магической хирургии вообще безграничны. Что там увеличение груди! Маги могут сделать ее любого размера. Столько раз, сколько захочется клиенту. Губы, глаза, волосы… играют и с цветом, и с формой… Дорого. Не без того.

 

Но на факультете врачей есть даже специальное направление.

А если кто думает, что спрос на подобных специалистов только у богатых дамочек – вы живо передумайте! Спецслужбы любого королевства дерутся за подобных специалистов. Потому что работа очень тонкая, кропотливая и долгая.

На эту специальность хотят пойти многие, но отбор там строгий.

Но я к чему…

Пусть я стану конфеткой. Внешне.

Но внутри-то ничего не изменится!

Стерва останется стервой. Шлюха – шлюхой. Леопард может закрасить пятна, но клыки никуда не денутся. И когти тоже.

Так что же?

Парни смотрят на внешность, как на конфетный фантик?

А заверни в фантик навоз? Или камушек?

Слопают и попросят добавки?

Смешно…

Но ведь лопают!

И получается, что стерва с подтянутой попкой имеет больший успех, чем не такая симпатичная, но добрая и умная девушка.

И парни лопают камушки, плюются, ломают зубы… и радостно тянутся за новым фантиком!

Ярким и красивым, кто бы спорил!

Где логика?

Я завидую?

Может быть. А еще я просто не понимаю. Почему так много тех, кому важна только внешность? Почему?

И… соответствует ли внешность Малии Арейне внутреннему содержанию?

– Это надо пить горячим, а не температуры трупа! – в мои мысли ворвался голос Березки.

Я похлопала ресницами.

Пока я выпадала из реальности, она уже заварила чайник, разложила эльфийские хлебцы и изящно уселась напротив.

– Что у тебя случилось?

– У меня? Да я просто так зашла…

– Да что ты? Сколько не общались, а теперь ты соскучилась? Ёлка, не ври, а?

Я ухмыльнулась.

Березка не дура. Зануда, стерва, зараза, но не дура. Факт. И забывать об этом не стоит.

– Вообще-то я посплетничать зашла.

– Вот как?

– А кто еще расскажет всю подноготную о женщине, как не другая женщина?

– О ком?

– Малия Арейне.

– Сучка!

Словцо, сорвавшееся с губ девушки, шокировало меня. Березка – и такие выражансы? Селедка с вареньем, суп с тертой пластмассой… Видимо, мое лицо было достаточно красноречивым.

Березка чуть поморщилась, но повторила:

– Сучка. И гадина.

– А подробнее?

– А подробнее – она же ар-Арейне. И с эльфийской кровью. Вот и ведет себя так, словно у нее в попе солнце горит.

– Да этим многие славятся, – подколола я. И Березку понесло.

Как я была права, придя сюда!

За следующие двадцать минут я получила такое досье на Малию, что королевской службе сыска не удалось бы собрать и за год!

Малия оказалась девушкой-хамелеоном.

С парнями она была очаровательна. С девушками – злостно кусательна. Особенно с теми, кто не отличался происхождением, но мог составить конкуренцию по красоте.

Им доставалось по полной программе. Одной кто-то подсунул толченное стекло в пудру. Второй пропитали платки настойкой райнета. Один раз утерлась – и у тебя на коже язвочки, которые придется выводить пару кругов. Березку тоже попытались подловить на туфельки с интересными стельками. Но подруга тщательно ухаживала за обувью. И к тому же многое знала о травах от матери. Она заметила подозрительный запах – и проверила стельки.

– Если бы я не вытащила эту гадость – охромела бы! – возмущалась подруга. – Но как и когда?! Даже не представляю!

– А это точно она?

– Уверена!

– Почему? Учти, вариант «больше некому» не прокатит.

Березка поморщилась.

– Мы с ней накануне схлестнулись. А на следующее утро я не видела ее в купальнях. Думаешь, сложно войти в наши комнаты?

Я считала, что несложно.

Отмычки люди придумали в ту же пору, что и замки. Усложнится одно – усложнится и второе.

– А директор?

– Не пойман – не доказано. Тем более что родственники у нее ого-го… Визгу поднимется…

Я кивнула.

– Попал Эвин…

– Твой друг? Хвостатый?

Я кивнула.

– Действительно, паршиво. – Березка покрутила чашку, не замечая, что отвар давно и безнадежно остыл. – Мужиками она крутит только так. Приворотным зельем она, что ли, душится?

– Удушить бы ее!

– Да не поможет! У нее охранные амулеты крутые.

Я задумалась над вызовом на дуэль. Но было ясно, что Эвин мне не простит. Я хорошо учусь. Уделать-то я могу кого угодно. Из первокурсников. Но…

Я сейчас наваляю этой стервочке. А она бросится плакаться всем вокруг. Я же еще останусь виноватой! Чаще жалеют не тех, кто болеет, а тех, кто громче всех воет! Ненавижу такие ситуации!

Но что же делать, что же делать…

– Ничего ты сделать не сможешь! – припечатала Березка. – Наиграется – сама бросит.

Я прикусила ноготь.

Нет уж! Не знаю что! Не знаю как! Но я не позволю Эвину унижаться!

Он мой друг!

А друзьям надо помогать вне зависимости от их желания! Вот!

– Глупо. – Кажется, я опять думала вслух. Ну и плевать!

Это мой друг!

Все!

* * *

Когда Лерг и Лютик услышали последние сводки, они загрустили. Эвину, по понятным причинам, говорить ничего не стали. Но пообещали тоже навести справки.

Навели. У Кана.

И матерились еще громче.

Информация, полученная от Березки, полностью подтвердилась.

Ну не мать-перемать?!

Эвин все это время ходил хвостом за своей красоткой. А нам оставалось только наблюдать.

Или…

Идея пришла мне в голову неожиданно.

Директор ведь знакомил меня с домовыми духами. И я поддерживала это знакомство. Специально покупала со стипендии что-нибудь вкусное. Особенно домовые духи уважали миндаль в сахаре.

И если попросить Верета собрать компромат на Малию…

Друзей я посвящать в это не стала. А вечером, прикупив еще миндаля (эх, стипендия мала…), выпроводив приятелей и тщательно закрыв дверь, приложила ладонь к стене и тихо позвала:

– Верет… я вас приглашаю в гости. Пожалуйста, окажите милость…

Я так говорила всегда. И не удивилась, когда через несколько минут в комнату шагнул домовой дух. Только пригласила его к столу.

Пирожные и кадри тоже обошлись в приличную сумму. Но… черт с ними, с деньгами! Друг дороже!

– Вечер добрый, хозяюшка, – приветствовал меня Верет. И приступил к трапезе.

Пирожные он тоже любил. И ел долго и со вкусом. Честно говоря, вид у него при этом был умилительный. Так бы и потискала, если бы обидеть не боялась. Домовые духи мне вообще ужасно нравились. Такие очаровашки!

И кажется, мое теплое отношение тоже играло значительную роль. Я читала, что домовые духи во многом эмпаты.

Верет допил кадри, отказался от третьей чашки и помахал лапкой.

– Ну что, рассказывай… чего надобно?

Я опустила плечи. Когда ж меня все читать перестанут, как книгу?

– Когда повзрослеешь. Так надобно-то чего?

– Малия ар-Арейне. Знаете такую?

– Ой, знаю, – вздохнул Верет. – Нехорошая она… ты от нее держись подальше.

– Я бы и рада, – в унисон вздохнула я. – Да вот только…

История про Эвина была выслушана с пониманием. Я честно выложила, что знаю, что думаю и чего хочу. А моя просьба заставила Верета задуматься.

Я молчала. Все было сказано. А настаивать… не хотелось. Пусть домовые духи сами решают – помочь мне или нет.

Наконец Верет встал и решительно сгреб со стола пакет с миндалем.

– Ладно. Есть у меня одно чадо. Ему как раз такое дело по плечу. Эйрех! Иди сюда, негодник!

Я с интересом наблюдала, как из стены высунулась мордочка домового духа. Только маленького. Не больше кошки.

– Звали?

– Звал. Вот, посмотри на девушку. Это Ёлка. Запомнил?

– Да.

– Ей надо проследить за одним человеком. Будешь ей во всем помогать.

– Это надолго?

– Нет. Думаю, ненадолго.

Я кивнула.

– Надеюсь, дня на четыре. Если все получится так, как я хочу.

Я собиралась сделать гадость, о которой честно рассказала домовому духу.

Но Эйрех только одобрительно кивнул. Маленький он. Но сообразительный.

* * *

Следующим вечером мы опять встретились в Эйрехом. Я внимательно выслушала отчет и кивнула.

Эвин был только одним из многих. Из двух десятков примерно людей и не-людей.

А следующим вечером я поджидала Малию в ее комнате. В маске. И без плаща. Так лучше.

Девушка сделала шаг внутрь – и я резко рванула ее за руку.

И припечатала к стене.

Дралась я плохо. Но сейчас мне помог Эйрех. Домовые духи полностью властны над своим домом. Так что камни просто вцепились в девушку, не давая ей пошевелиться. А рот я ей зажала заранее приготовленной тряпкой. Специально испачкала. К воротам за грязью пожирнее бегала.

Мне надо было взбесить девчонку до последнего предела.

Зачем?

А как еще заставить выглянуть из-под маски свиное рыло?

– Слушай меня, сучка! Если ты посмеешь крутить хвостом перед Эвином – я тебе остаток крашеных волос вырву! Поняла?

Малия сверкнула глазами. И я от души врезала ей под ребра. Так, что блондинка согнулась вдвое.

А когда смогла выпрямиться – меня в комнате уже не было.

О моем визите напоминала только грязная тряпка во рту.

Эйрех рассказал мне, что Малия закатила истерику. Швырялась предметами, едва не разбила зеркало, хотела пойти к директору, но потом передумала.

Еще бы!

Надо отомстить.

И директор тут не помощник.

На следующий день мы наблюдали активно окручиваемого Эвина. Приятель сиял от счастья. Лерг и Лютик хмурились. Я была спокойна.

Второй этап «раскачки» был назначен на вечер.

Эйрех обещал подбросить записку. Коротенькую и выразительную.

«Я предупредила».

А в подарок прилагалась коробочка с пудрой и толченым стеклом. Как намек. Не уберешь лапки от чужого добра – и этому обрадуешься!

После второго акта милая и очаровательная девушка таки расколотила зеркало. И я поняла – мне обязательно повезет.

Должно повезти!

Я не учла только одного.

Степени стервозности Малии и ее догадливости. Или просто – гадости?

* * *

Я предполагала, что Малия будет действовать по принципу «Назло теще зять повесился». И приблизит Эвина настолько, что приятель таки разглядит свиную морду под красивой оберткой.

Или просто отошьет Эвина.

Меня бы устроило и первое, и второе.

Малия выбрала третий вариант.

Я и Лерг как раз сидели, играли в карты и ждали Лютика, когда из стены вывалился Эйрех. И замахал руками.

– Смотри!!!

Домовой протянул мне промокашку с чернильными пятнами. Я прищурилась.

Да, здесь писали чернилами. И в школе ходили промокашки. Очень удобная вещь. Но прочитать на ней что-то… как?

Лерг сообразил быстрее. И перевернул листок бумаги так, чтобы он отразился в зеркале. Через десять минут, ругаясь и споря, мы восстановили текст.

«Милый Вирт, предлагаю Вам встретиться сегодня вечером в третьей купальне от входа налево. Это касается изрядно насолившей вам девушки. Малия ар-Арейне».

Лерг выругался.

– Эйрех, ты можешь узнать, о чем они говорят?

– Нет, – покачал мордочкой домовый дух. – Там уже не дом.

– И подслушать не получится.

– Нет. Никак.

Я чертыхнулась.

Лерг внимательно поглядел на меня.

– Сама расскажешь? Или попинать придется?

– Лучше не надо, – предупредила я. – Буду сопротивляться.

– Ёлка, я хочу знать, что ты затеяла. Я должен знать!

– Ты – возможно. А вот Эвин…

– Я даже Лютику не скажу. Обещаю.

Я задумалась.

С одной стороны – рассказать хотелось. С другой – страшно. А если Лерг решит, что я просто дрянь?

– Ёлка, я тебя все равно люблю. Ты моя подруга, – мягко произнес юноша.

– И не врет, – пискнул Эйрех.

Я выдохнула.

– Ладно. Только не сердись.

– Рассказывай.

– Ты же видел, что эта гадюка с Эвином делала?

– Видел. Только что тут изменишь?

После краткого рассказа Лерг задумался. И подвел итог:

– Если она и не догадалась о тебе, то Эвину все равно может быть плохо. Вирт нас сильно не любит.

– М-да.

– Эйрех, – обратился к домовому Лерг. – У меня к тебе будет большая просьба.

– Какая?

– Пожалуйста, последи вечером за Малией. Что она станет делать после возвращения из купален, с кем говорить, куда пойдет… если будет кому-то писать, пожалуйста, прочти письмо.

Эйрех кивнул.

– А второй?

– Но ты же не разорвешься, – пожал плечами Лерг. – А за двумя зайцами гоняться – мордой дерево поймать.

Спорить было сложно.

– К тому же если кто и будет движущей силой, то это Малия.

Эйрех кивнул и прошел через стену.

Лерг серьезно посмотрел на меня.

– Ёлка, ты понимаешь, что это даже Лютику лучше не рассказывать?

 

Я кивнула. Я тоже люблю Лютика, но уж больно он безалаберный. Разболтает все и всем.

Не по глупости.

По неосторожности.

Ох, что же делать?

* * *

Директор сидел в кресле и грыз миндаль.

Не в сахаре. Сладкое он не уважал. Но орехи любил погрызть под настроение.

И магистра Эйронуса встретил спокойным взглядом.

– Что случилось?

– Это ты у меня спрашиваешь?

– Я. И у тебя. А что?

– Что твои сопляки с факультета боевой магии творят?

– Да вроде как ничего. Универ пока стоит.

– Да что ты?

Из экспрессивной речи магистра стало ясно следующее. У него учится одна девушка. Малия Арейне.

Умница и красавица.

Только что поступила.

И кто-то посмел поднять на нее руку!

Бедняжку едва не избили!

Ей угрожает опасность!

Она почти не спит от стресса.

Так что магистр требует прекратить безобразие!

Директор слушал его. И думал, что неплохой, в сущности, человек.

Но не эмпат. И вот – результат.

Как же стервы (вне зависимости от возраста) вертят хорошими мужчинами, которые готовы защищать, помогать, спасать и закрывать грудью…

И все это делают. Только не для тех, для кого надо.

– Магистр, обещаю вам, что все будет решено буквально через пару кругов, – улыбнулся он.

Это никак не удовлетворило магистра. Но лучшего ему директор предложить не мог.

Он был уверен, что Ёлка что-нибудь выкинет в ближайшие два-три дня. И мешать не собирался.

Зачем?

Ученики должны решать свои проблемы сами. Только тогда из них вырастут маги.

А не манипуляторы.

Вот уж кого ему в Универе и даром не надо, так это нимфозорий, хлопающих во все стороны ресницами. Обычно директор смотрел на таких сквозь пальцы, полагая, что выучить можно и обезьяну. Но! Уже сейчас Малия стоила ему двух дуэлей. И это – на первом курсе! Что же дальше будет?

Нет уж.

Пусть Ёлка плетет свои первые интриги. А директор проследит, чтобы никто серьезно не пострадал.

Благо докладывают ему обо всем почти мгновенно. Ведь Универ – его дом. И с его домовыми духами.

Даже если Ёлка и пребывает в приятном заблуждении насчет своей удачи и дружбы с Веретом.

* * *

Делать нам почти ничего не пришлось. За нас все сделала Малия. И Вирт.

Но если бы не Эйрех… мы могли бы опоздать.

А начиналось все так хорошо… из стены вылезла мордочка Эйреха и помахала лапкой.

– Твоя не-друга сейчас разговаривает с Виртом Хелмстроном.

– Вот как? О чем?

– Не удалось подслушать. Они в купальнях разговаривают.

Черт!

Проточная вода вообще плохо действует на магию. После третьего курса я бы еще справилась. А сейчас у меня не хватит знаний, чтобы послушать чужой разговор.

Так что мы махнули рукой.

Мало ли о чем могут разговаривать парень с девушкой?

Оба аристократы. Оба дегене… ладно. Не очень умные люди.

Может, они брачный договор заключают?

Вот было бы здорово!

До сих пор с ужасом вспоминаю, какой дурой я была.

Если бы не Эйрех… домовым духам я по гроб жизни обязана.

* * *

Вечером Эвин был весел и очарователен. Мы надавили на друга и вытянули признание:

– Я сегодня встречаюсь с Малией. Она меня пригласила погулять по лесу.

– Вот как?

Доверия и любви Малия у меня не вызывала. И с чего бы такая фифа потащилась в лес? Там же комары! Паутина! Трава нестриженная! И деревья немытые!

Это скорее в моем духе. Но не в ее.

– А это точно она?

– Ёлка, ты глупости говоришь!

Я посмотрела на оборотня – и вздохнула.

Бить по башке и приводить в чувство нашатырем?

Не поможет. Тяжелая форма влюбленности пластырем не лечится.

Так что мы помахали приятелю ручкой и проводили на свидание. Мы – это я и Лютик. Лерг сегодня задержался на дополнительных занятиях. Я бы тоже сходила, но вот беда – магистр Фалойский меня почему-то на дух не переваривал. И с занятий выставлял. А Лютик к нему вообще не ходил. Из принципа.

– И что он в ней нашел? – искренне удивлялся Лютик, объедая велас.

– Сама не знаю.

– Нет, она, конечно, ухоженная, холеная, лощеная… но ведь дрянь же! – заметил друг.

– Это вы о ком, – ввалился Лерг.

– О великой любви Эвина. Умотал тут, понимаешь, на свидание…

Приятель вытаращился на меня как на привидение.

– Свидание? С кем?

– С Малией…

– Да я ее только что внизу видел, в столовой…

– Кого?! – подскочили мы с Лютиком.

– Малию. С девчонками. А что…

– У Эвина с ней свидание. В лесу, – коротко разъяснила я, натягивая сапоги.

– А если она здесь – то кто там? – понял Лютик, срываясь с кровати.

– Эйрех!!! – завопила я.

Из стены высунулась мордочка домового духа.

– Да?

– Где Малия?

– В столовой.

– А Эвин?

Домовые духи всегда знают, кто дома…

– Ушел, – пожал плечами Эйрех. – За ворота.

– А Вирт?! – рявкнул за моей спиной Лютик.

– Он тоже ушел.

– Давно?

– Да. Еще до Эвина…

Я выругалась. И помчалась вниз, забыв о благодарности. Где эта стерва?! Убью!!!

Лерг переварил услышанное – и помчался за нами.

В столовую.

Я слетела по ступенькам, как ведьма на помеле.

Если эта гадючка здесь – куда же пошел Эвин?! Это что – подстава?! Или…

Силы, хоть бы с приятелем все обошлось!

Меня всю колотило. И на Малию, стоявшую в окружении девушек, я налетела ураганом.

– Ты!!!

Блондинка подняла на меня глаза.

Голубые. Невинные…

Я бы даже поверила. Но…

Или это телепатия, склонность к которой у меня заметил Ведун. Или эмпатия. Не знаю! Не важно!

В самой глубине голубых глаз пряталось злое торжество. Малия знала, что это была я тогда, в ее комнате. И ощущала себя победительницей.

Недолго. Ровно до той поры, как мои руки сомкнулись на ее шее.

– Что ты сделала с Эвином?!

Я почти рычала. А ощущения были как у волчицы, у которой отняли детеныша.

Я твердо знала: если что-то случится с моим другом – я ее убью.

Сама убью.

Разорву горло и буду смотреть, как по моим пальцам течет алая горячая кровь.

Уничтожу!!!!

И Малия дрогнула под моим взглядом.

– Н-нет… т-ты… н-не…

– Что здесь происходит?

Ведун прорезал толпу не хуже ледокола. Видимо, от меня ждали объяснений. Но вместо этого я что было сил швырнула ему в ноги Малию. И девица вцепилась в мантию Антела Герлея, как в последнее средство защиты.

– Если эта сучка не скажет, что она сделала с Эвином, – я ее на части порву!

– А как насчет кодекса Универа? – благодушно уточнил Антел Герлей. Еще бы, не мне его пугать. Но мне было все равно. Что я и озвучила.

– Плевать!

– А мне нет. Дитя мое, – это уже Малии. – Встаньте. Вас никто не тронет. Обещаю.

Я бы не была так уверена. Но промолчала.

Директору я доверяла.

– Вы понимаете, что обвинения просто кошмарны? Мы должны немедленно снять их. И всякие подозрения! – провозгласил директор. – Вы же доверяете мне как менталисту?

Малия успела только хлопнуть глазами.

А в следующий миг директор положил пальцы ей на виски.

Вокруг головы девушки засветилось голубоватое облако.

– Дитя мое, отвечайте честно и правдиво. Это заклинание разума, так что любая ложь будет видна. Но вы не волнуйтесь, я не спрошу ни о чем личном.

– Она вызывала сегодня вечером Эвина на свидание? – подсказала я.

– Отвечайте, – поторопил директор.

– Н-нет, – промямлила Малия. – Ай!!!

Видимо, заклинание имело и побочные эффекты. Потому что облако отчетливо залиловело, а мне на миг показалось, что в висок девушки ударила молния.

Маленькая, но отчетливая.

– Не пытайтесь лгать под заклинанием правды, – мягко предупредил директор. – После определенного уровня оно просто выжигает мозги. А способности выжигает еще раньше. Так вы вызывали Эвина на свидание?

И Малия сломалась окончательно. Нет ничего страшнее, чем дать надежду – и опять ее отнять. Сначала она поверила, что пришел добрый дедушка Ведун – и спас ее от страшной меня.

А потом оказалось, что у дедушки зубки в три ряда. Да еще какие!

– Да… да…

– Значит, ты его вызвала и постаралась обеспечить себе алиби? – продолжил директор тем же мягким тоном. – Зачем?!

– Потому что эта дрянь!!!

Малия едва не плевалась в мою сторону. Оказалось, что я посмела предупредить ее не прикасаться к Эвину! Не водить оборотня за нос!!!

И это – ее!

Саму Малию ар-Арейне!

Которой никто не указ!

А уж с парнями!

Да на все ее воля! Захочет – возьмет! Захочет – бросит!

И никто не смеет ей противиться!

А тут вдруг какая-то дрянь! Да как она смеет!

Я добилась противоположного эффекта. То есть не так. Малия решила, что я должна быть наказана.

Как?

Просто. Через моего друга.

Я надеялась, что Малия захочет отбить у меня Эвина. И будет всячески завлекать его и привечать. А оборотень, весьма неглупый парень, рано или поздно разберется, что это за пакость. Надо только быть рядом с ней.

Увы.

Я недооценила девушку. И ее уязвленное самолюбие.

Не в силах нанести удар мне – она решила нанести его по Эвину. Помощник нашелся сразу. О моей ссоре с Хелмстроном не слышал только глухой. И то – прочитать мог!

Долго уговаривать Вирта не пришлось.

В лесу, на условленном месте, Эвина ждали четверо человек. С арбалетами.

И болтами, заряженными заклинаниями.

– Где это?

Директор больше не походил на добренького дедушку.

– К северу отсюда, полянка с беседкой, – пролепетала девушка.

Малия выглядела кошмарно.

Директор, явно не ограничиваясь заклинанием, давил на нее, вынуждая говорить только правду. Некогда красивое личико перекашивали омерзительные судороги. Но жалости она уже ни у кого не вызывала.

Тварь.

Жалкая тварь, которая пыталась укусить, но была придавлена каблуком.

Не слишком ли поздно?!

– Знаю. – Антел Герлей отшвырнул тело девушки от себя. – Во сколько?

– На закате.

Мне показалось, что земля зашаталась под ногами.

Закат уже наступил.

Эвин уже там.

Боги!!!

Лерг и Лютик подхватили меня с двух сторон, не давая упасть.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Книги этой серии:
Поделится: