Название книги:

Под струной

Автор:
Василий Головачев
Под струной

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Головачёв В. В., 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Учитель логики:

– Дети, сочините сказку о том, как бык бежит по струне.

Ученик:

– Но учитель, быки не могут бегать по струнам.

Учитель:

– В таком случае это будет сумасшедший бык.

Ученик:

– Логично.

Из студенческого фольклора

Иллюстрация 1

Это была уже сто первая планета, принадлежащая когда-то расе разумных кораллов, но теперь заселённая морлоками.

Переселение морлоков из планетной системы, гибнущей от превращения красного солнца в звезду-гигант, произошло всего тысячу лет назад, однако морлоки загадили и эту планету и теперь вновь посылали во все концы Галактики разведывательные экспедиции, призванные найти новую родину. Естественно, не пустую, а преображённую её нынешними хозяевами и комфортную во всех отношениях.

Такова была стратегия бытия морлоков: находить подходящие для заселения миры, ликвидировать разумных жителей и устраиваться на их месте, используя то, что те успели построить, произвести и создать. А так как морлоки были амфибиями, то есть жили в воде, хотя могли и дышать воздухом непродолжительное время, то и планеты выбирали, имеющие достаточные запасы воды.

Планета Драгомир – так называлась их нынешняя родина – медленно, но неотвратимо умирала. Не потому что солнце (неяркая жёлтая звезда в созвездии Змееносца) переставала светить, а вследствие поведения морлоков, нигде, ни на одном из колонизируемых миров не предпринимавших никаких попыток бороться с загрязнением среды, которое сами же и порождали.

Драгомир представлял собой гигантскую водяную каплю диаметром в десять тысяч километров. Он обладал горячим ядром из расплавленной магмы, окружённым двухтысячекилометровым слоем каменных пород и океаном глубиной в десять-двадцать километров. Материков он не имел, только редкие архипелаги островов, представлявших собой скопления столбов из тугоплавких материалов, некогда выброшенных сквозь толщу кипящих вод из недр ядра и застывших своеобразными готическими колоннами.

Температура океана, окружавшего Драгомир, не поднималась выше семидесяти градусов (по земным меркам), но и не опускалась ниже сорока. Комфортной для морлоков считалась среда с температурой воды около пятидесяти градусов.

Во времена переселения на Драгомире имелась цивилизация существ, напоминавших земные кораллы, застроивших не только океанские глубины, но и острова своими совершенными с точки зрения фрактальных форм замками. Морлоки уничтожили живых носителей разума, заняв их удивительные жилища и приспособив технологическую инфраструктуру для своих нужд.

Однако в течение тысячи лет мусорные выбросы, отходы жизнедеятельности расы, скапливающиеся на поверхности океана в колоссальные мусорные «материки», превысили порог экологического равновесия Драгомира, превратившегося в опасный для жизни отстойник, и перед поводырями морлоков – Синклитом Тридцати Трёх Великих Драго (СТТВД) – встала проблема очередного переселения.

Вот почему у границ Солнечной системы, имеющей свою разумную структуру – земное человечество, появилась станция наблюдения за водной планетой – Землёй, родиной человечества.

Морлоки уже посещали эту систему миллион лет назад, когда рыскали по Галактике в поисках нового жилища, и даже оставили своё потомство на поверхности Земли, но тогда воды на ней им показалось недостаточно, и они переселились поближе к центру Галактики. И за миллион лет переселялись ещё десять раз. Пока вновь не вернулись к мысли заселить Землю. Случилось это, когда по летоисчислению народов Земли начался двадцать первый век.

Разведка морлоков обследовала Землю и оставила на периферии Солнечной системы станцию наблюдения с экипажем, терпеливо изучавшим способы ликвидации человеческой расы и возможности по переселению на Землю лучших представителей морлокской цивилизации, «золотого» миллиарда.

Однако двадцать второго лиуня тысяча первого эрлага начала звездостояния, ровно в шесть хронов по времени Нью-Орка, столицы Драгомира, советнику Синклита Великих Драго по имени Драго Достойный позвонили из Епархии космической экспансии и сообщили о получении новых сведений от Подвижников Обзора.

– Я занят, – кисло ответил советник, получивший от челяди кличку Живнюк (он менял спутников-спутниц каждые десять оборотов). В данный момент он действительно был занят – принимал воздушную наркованну вместе с халдеями удовольствий. Советником он стал три оборота назад, пробыв двадцать пять оборотов в качестве главного специалиста Синклита по Земле.

– Важные известия, – парировал заместитель начальника разведки Епархии, Д-служитель первого уровня.

– Хорошо, подсоединюсь через пять таймов, – недовольно хрюкнул Живнюк, выпуская из объятий хлопотуна.

Через двенадцать таймов (что соответствовало десяти минутам времени по земному времяисчислению) советник доплыл до своего размышлительного гнезда внутри кораллового особняка, натянул мундир официального представителя власти и занял кресло чиновника высшей категории.

Поскольку морлоки были амфибийными существами, основное время жизни они проводили в воде, поэтому и дома их представляли собой коралловые конструкции, напоминающие гигантские раковины и конгломераты пузырей-камер. Но Живнюк имел статус высшего руководителя и мог пользоваться всеми благами цивилизации, в том числе – роскошными апартаментами класса «замок поклонения». Его огромный «храм-раковина» висел чуть ли не в «небе» – слое воды, выходящем в атмосферу Драгомира. Выше этого порога могли селиться только члены Синклита.

Лист визуальной связи перед Живнюком протаял световым окном, и в нём появилось изображение заместителя – воплощения всех чиновничьих добродетелей.

Д-служитель был худ, сер, косоглаз, с выдающимся острым подбородком и длинной челюстью, говорившей об его упрямстве в достижении цели. Губы заместителя были сложены в подобострастной улыбочке, хотя глаза горели не только рабочим фанатизмом и рабской покорностью, но и таили скрытый пламень высокомерия.

– Станция второй перспективы номер сто одиннадцать под командованием специалиста первой гильдии Драго Совершенного снова не вышла на связь, – пробулькал Д-разведчик. – Нужно принимать меры.

– Причина перерыва связи?

– Неизвестна.

– Ваша оценка?

– Нештатный контакт с жителями планет системы.

Узкие глаза Живнюка ещё сильнее прищурились. В принципе он не отвечал за деятельность Епархии разведки и экспансии, однако Драго Совершенный, начальник сто одиннадцатой станции наблюдения, был его родственником, и если он допустил ошибку, это могло сказаться и на карьере самого Живнюка. А приговоры Трибунал Синклита Тридцати Трёх выносил суровые.

Живнюк поёжился.

– Вы пытались выяснить, что случилось?

– Разумеется, пытались, но станция молчит уже шестой срок. Эксперты склоняются к мысли, что разумные жители системы, люди, добрались до станции и уничтожили её внезапным ударом.

– Насколько я помню, станция сто одиннадцать располагалась на периферии системы, далеко от обитаемой зоны.

– Люди начали осваивать систему, у них появились новые технологии, ими давно надо было заняться, а не ждать, пока они выйдут в космос.

– Их планета была отнесена ко второму перспективному блоку заселения.

– В таком случае не надо было вообще туда соваться.

– Это не вашего ума дело.

– Прошу прощения.

Живнюк слабо пошевелил ластообразными лапами с четырьмя плоскими пальцами.

– Продолжайте вызывать станцию, я сообщу вам решение Синклита.

– Слушаюсь, – ответил заместитель начальника разведки Епархии экспансии.

Окно связи погасло.

В задумчивости размяв лапы, Живнюк связался с секретариатом Синклита и договорился о виртуальной встрече с главой Департамента быстрого реагирования. Имя главы – Драго Беспощадный наводило ужас на оппонентов Синклита, и меж собой все звали его просто Палачом.

Выглядел он импозантно, особенно в сине-жёлтом мундире функционера особых полномочий: мощная фигура, широкие плечи (в отличие от других узкоплечих амфибий), вытянутая на сажень вперёд голова, редкой формы светящиеся глаза – круглые, а не косые.

Живнюка он выслушал внешне спокойно, не проявляя никаких эмоций.

Впрочем, морлоки не знали, что такое эмоции, будучи существами «чистого интеллекта», и боялись только смерти. Правда, по человеческим понятиям их «интеллект» нельзя было назвать чистым, они были существами-паразитами, не создавшими за время своего существования ничего нового, полезного или эстетически красивого. Везде и всюду они лишь пользовались созданным другими и гадили, гадили, гадили, отравляя экосферы колонизируемых миров отходами жизнедеятельности.

Глаза Палача, по мере того как Живнюк говорил, темнели, изменяли форму, пока не превратились в узкие щёлочки.

– Поводырь станции – ваш генетический брат по второй матери, не так ли?

– Так точно, – ответил Живнюк, покрываясь паром. – Он старше меня… э-э, на двадцать оборотов, очень опытный функционер, обладатель малой бриллиантовой Звезды…

– Это не имеет значения, дражайший советник. Хотя послужной список Драго Совершенного действительно обширен.

– Он служил ещё при Драго Втором Желтокожем… и никогда не ошибался…

– Сегодня собирается Комиссия Освоения, будьте добры присутствовать в пятнадцать ноль-ноль. Приготовьте все материалы относительно системы, за которой наблюдал ваш родственник.

Живнюк сглотнул.

– Будет исполнено.

Окно связи опустело.

Драгой Достойный пригладил лапой вставшие дыбом чешуйки на загривке, выпустил в воду длинную струю воздушных пузырьков; на Земле это действо оценили бы как плевок.

 

Я вам не халдей для удовольствий, господин Беспощадный, подумал Живнюк, успокаиваясь. В Синклите и повыше вас имеются функционеры.

Он имел в виду, что в иерархии морлокского правительства Владык Драго Беспощадный занимал всего лишь шестое место, за что его за глаза звали Шестёркой. Советник же дружил и с пятым Великим, и с четвёртым. Бояться ему за свою судьбу не следовало. Хотя напакостить Палач мог в полной мере.

Побаловав себя одуряющим вотерспайсом, Драго Достойный связался с замом начальника Епархии экспансии и приказал прислать подробный доклад о состоянии дел на станции сто одиннадцать за весь период наблюдений. Получив его, он тщательно изучил материал и выслал Палачу с комментариями: моё мнение – ситуация в планетарном кластере, называемом обитателями третьей планеты Солнечной системой, выходит из-под контроля. Необходим десантно-разведывательный рейд.

Его информация и выводы подействовали на Владык.

Драго Великий Второй предложил проинспектировать деятельность Епархии экспансии и заменить всех ответственных за расселение фигурантов, допустивших ошибки.

Палач неожиданно для всех заговорил не о вине разведки и отдела наблюдений, не о наказании виновных, а об очерёдности заселения. На данный момент в Галактике было найдено всего три планеты, обладавшие достаточными для обитания морлоков запасами воды. Но одна из них, ближе к центру скопления, была заселена могущественной расой разумных пернатых (на Земле их назвали бы четверорукими птерозаврами), с которыми невозможно было сладить. Вторая располагалась слишком далеко от нынешней родины морлоков, на самом краю последней ветви Галактики. Поэтому Солнечная система с её обитателями – людьми, – по сути, перешла из разряда планет второй категории в основной тренд, и с ней надо было работать серьёзно.

– Что вы предлагаете, Шестой? – высокомерно спросил председатель совещания Драгой Третий.

Совещание проходило не в глубине океана, где располагалась резиденция Синклита, а в здании секретных обсуждений на одном из островов Южного архипелага, и не все Владыки могли долго находиться на воздухе, отчего то один, то другой вынуждены были натягивать на себя шлемы адаптивной поддержки, наполненные водой. Из присутствующих двадцати девяти Владык (четверо отсутствовали по уважительным причинам) только высшее звено – от Первого, Драго Величайшего Белого, до Седьмого – Драго Растущего, не прибегали к аппаратной поддержке, как бы подчёркивая этим свой особый статус. Драго Беспощадный был из их числа. И советник Живнюк, устроившийся на последнем ряду зала, впервые в жизни ему позавидовал.

– Советник Достойный прав, – начал Палач. – Ситуация вышла из-под контроля. Предлагаю немедленно отправить в Солнечную систему десантно-разведывательный блокшип и выяснить, что там происходит. Возможно, обитатели третьей планеты, предназначенной к заселению, действительно обнаружили станцию наблюдения и уничтожили вместе с экипажем.

Совещание заволновалось, зашипело и забулькало.

Владыки Драгомира оценили сообщение Шестого, вопреки ожиданиям не предложившего растворить в кислоте, подвесить за шею или четвертовать виновных в возможном срыве переселения расы.

– Есть другие предложения? – остановил шум Драго Третий, молодой и зелёный.

– Лететь! – поднял вверх обе лапы Драго Растущий.

– Шестой, сколько понадобится времени на подготовку миссии?

– Пересекатель «Секира Драгомира» доработан, – доложил Палач. – Десант-группа будет готова не позднее чем через тридцать хронов.

– Кто возглавит миссию?

Драго Беспощадный выдержал паузу.

– Предлагаю свою кандидатуру.

По залу пролетела волна шума.

– Не слишком ли много внимания вы обращаете на эту систему? – осведомился Драго Тридцатый.

Вопрос был задан с подковыркой: при переселении учитывался вклад в этот процесс Великих Владык, и тот, кто больше всех тратил сил, энергии и средств, получал в личное пользование любой выбранный им лакомый кусок колонизируемой планеты.

– Вы хотите лично возглавить отряд? – посмотрел на него Палач.

Драго Тридцатый ушёл в прострацию, натянув адаптивный шлем. Напрягаться он не хотел.

– И ещё мне нужен эрудированный помощник, – добавил Палач, находя взглядом Живнюка. – Господин советник, не возражаете?

Живнюк хватанул пастью воздух, насыщенный запахами стимулирующих мозги курений, остолбенел на несколько мгновений, однако всё-таки нашёл в себе силы собраться с мыслями и натягивать шлем-дыхалку не стал. Проблеял:

– Разумеется, Великий, я сам… э-э… хотел предложить вам… э-э, свои услуги.

– Вот и отлично, – благосклонно кивнул Драго Беспощадный, – я в вас не сомневался. К тому же вы прекрасно знаете языки наших противников, людей. Мы сформируем отличную команду. Коллеги, прошу поделиться предложениями по комплектации пересекателя и дать рекомендации по контакту с обитателями Солнечной системы.

– С ними возможен лишь один вариант контакта, – проворчал Драго Растущий, – через прицел деструктора.

По залу прошелестела волна тихих восклицаний: почти все Владыки одобряли полушутливое высказывание Седьмого.

* * *

Пересекатель космических пространств «Секира Драгомира» походил на собранный из труб разного диаметра узел с центральным ядром – гнездом управления. При предпоследнем переселении морлоки уничтожили цивилизацию разумных моллюсков в двойной звёздной системе (от Земли её отделяли двадцать тысяч световых лет) и захватили весь космический флот этой расы.

Поскольку моллюски (двухметровой длины креветки со множеством щупалец) жили в глубинах морей и океанов, они и свои космические корабли делали по образу и подобию морских животных и заполняли их водой. Морлокам это подходило как нельзя лучше, поэтому они лишь заменили системы информационной поддержки и управления, да вооружили корабли тем оружием, которое уже имели, в том числе деструкторами.

Эти излучатели полей, разрушающих атомарные связи вещества, были добыты морлоками ещё миллионы лет назад при захвате планеты разумных насекомых, и с тех пор применялись колонизаторами везде, где в этом была необходимость. Хотя ни один пользователь деструктора, в том числе Владыки Драгомира, не понимали принципа действия этого страшного разрушителя материи.

Впрочем, это им было и не нужно. Морлоки не были ни созидателями, творцами новых идей, ни строителями, они были юзерами, абсолютно не страдая от этого.

Двадцать четвёртого лиуня «Секира Драгомира» величественно всплыла из глубин океана, где ждала своего часа в кратере давно потухшего вулкана, приспособленного под космодром, и отдалилась от опаловой капли планеты, блещущей мелкими искрами волн под лучами угасающей звезды.

Командовал пересекателем Драго Активный, исполнитель особых поручений Синклита Владык.

В команду корабля входили пять операторов: Драго Умный, Драго Смелый, Драго Могучий, Драго Знающий и Драго Умеющий, а также двадцать пять Д-воинов, двадцать пять Д-хлопотунов и пятьдесят халдеев разного назначения.

Руководителем миссии стал Палач, а Живнюк занял гнездо помощника-советника Палача, не до конца осознавая, чем он поможет Драго Беспощадному, никогда не прислушивающемуся к чьим-либо советам.

Никаких торжественных прощаний церемония отбытия корабля в рейд не предусматривала. Экипаж и руководители заняли свои защитные модули-капсулы, Палач отдал приказ стартовать, и «Секира Драгомира» покинула планету, по океану которой плавали настоящие мусорные «материки». Они были видны из космоса даже с расстояния в тысячи морлокских линейных длин.

Не соизволил произнести никаких напутственных речей и Драго Величайший Белый, седой замшелый старик, чей возраст исчислялся сотнями морлокских лет. Рейд пересекателя не казался особенным, задача была рутинной – найти станцию и выяснить, что произошло. Поэтому Главный Владыка лишь напомнил Палачу об ответственности за результат экспедиции:

– Шестой, назревают кардинальные перемены в нашей жизни, поэтому помните, что миссия на самом деле важна. Я могу утверждать, что за вами будущее.

Палач обозначил улыбку во все шестьдесят зубов и ответил Владыке не без сарказма:

– Если будущее за нами, за кем тогда мы?

Первый Владыка завис, и Палач, порадовавшись тому, что заставил старика задуматься, отключил связь с резиденцией Синклита. Он давно был готов похоронить Первого в его персональной пирамиде, чтобы занять его место.

Расстояние в десять тысяч световых лет от Драгомира до Солнечной системы «черепаха» морлоков преодолела за несколько малых временных протяжённостей, называемых таймами. На Земле таймам соответствовали минуты времени. Корабль каким-то образом бестелесно «просочился» сквозь вакуум, несмотря на приличные размеры и массу, а также на заполненность весьма инерционным материалом – водой, и продолжал исправно служить новым хозяевам уже миллион оборотов Драгомира вокруг звезды морлоков. Ни капитан, ни бригада обслуживания космолёта понятия не имели, каким образом ему удаётся пересекать огромные космические расстояния за короткое время, но им это знание и не требовалось. «Секира Драгомира» летала, обладая прекрасной автоматикой, поддерживающей корабль в рабочем состоянии, и этого было вполне достаточно.

Вышли точно в расчётный район прибытия – к границам Солнечной системы, в периферийную зону, где и должна была находиться сто одиннадцатая станция наблюдения. Однако на месте станции не оказалось. Облако ледяных глыб и каменных сростков, окружавшее планетную систему людей, не отвечало на призывы морлоков, а в окуляры и антенны следящих систем пересекателя попадали только хвосты пыли, поля мелких камней и редкие крупные астероиды.

По команде Палача капитан «Секиры» сделал два круга в этом районе, смещаясь ближе к орбите последней планеты Солнечной системы. Компьютер космолёта по имени Водила отработал программу поиска и выдал на листы обзора панораму системы вплоть до зоны внутренних планет.

– Смотрите! – заволновался Драго Умный, исполняющий обязанности первого навигатора.

В глубине центрального листа обзора показалась серебристая паутинка, похожая на оборванный лучик света.

– Что это? – осведомился Драго Беспощадный.

– Вероятно, космический объект, созданный людьми, – ответил капитан Драго Активный.

– Увеличьте.

Компьютер «Секиры» исполнил приказание.

«Лучик» превратился в длинную спицу, покрытую узелками утолщений. Но до неё было далеко, и система обзора не смогла «подтащить» объект на расстояние, позволяющее рассмотреть его детально.

– Длина объекта – три миллиона погоников, – добавил Водила, – масса – около трёхсот драгоников.

– О-ля-ля! – вырвалось у Драго Умного. – Что-то здесь не так. Станция молчит всего тридцать с лишним дней, но её экипаж не докладывал о строительстве людьми такого сооружения. Они не могли за столь короткий срок смонтировать его в космосе.

– Советник, ваше мнение? – обратился к Живнюку Драго Беспощадный.

Застигнутый врасплох Драго Достойный ответил не сразу.

– Надо… подумать… Водила, объект движется или привязан к какой-нибудь планете?

– Движется со скоростью сто скоков в минитайм, – отозвался компьютер.

– Где он сейчас?

– Между орбитами четвёртой и третьей планет.

– Вектор движения?

– К звезде.

– Странно…

– Что странно? – кашлянул водой Палач.

– Зачем людям создавать такую длинную конструкцию между орбитами их планеты и соседней и направлять её к звезде? Они могли смонтировать её ближе, на орбите первой планеты.

– Ну и что?

– Это не их объект. Он летит извне к поясу внутренних планет. Как острога.

Палач всмотрелся в лист обзора.

– На острогу объект не похож.

– Я выразился образно.

– Ваше предположение интересно, однако скорость этой… гм, гм, остроги не столь велика, чтобы за тридцать с лишним дней пересечь Солнечную систему от границ до внутреннего пояса.

Живнюк покрылся паром, но от конфуза его спасла робкая мыслишка:

– Она… снизила скорость.

– Почему?

– Столкнулась с какой-то планетой.

Драго Беспощадный снова уставился на безобидную с виду спицу.

– Столкнулась, говорите? Водила, проследи траекторию движения объекта.

Живнюк обомлел, считая себя приговоренным к казни.

Компьютер ответил через несколько таймов:

– За ним тянется хвост обломков льда, камней и пыли. По-видимому, объект и в самом деле столкнулся с какой-то планетой системы.

Живнюк ожил.

– Надо догнать объект и посмотреть… возможно, он каким-то образом связан с молчанием станции.

Палач задумался в третий раз.

– Хорошо, осмотрим сектор в облаке астероидов и, если станция не обнаружится, догоним объект.

«Секира Драгомира» пошла на следующий круг…

 

Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Поделиться: