Название книги:

Ученик тьмы

Автор:
Кристи Голден
Ученик тьмы

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Christie Golden

STAR WARS™: Dark Disciple

Copyright © & ™ 2021 LUCASFILM LTD.

Used Under Authorization.

© К. Плешков, перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

* * *

Эта книга посвящается всем тем, кто давно осознал, что «Звездные Войны» стали чем-то большим, нежели просто очередным научно-фантастическим фильмом, и страстно полюбил их за это.



Благодарности

Многие люди помогали мне создать эту книгу – от самой первой промелькнувшей идеи до завершения работы. В первую очередь, как всегда, хотелось бы поблагодарить моих замечательных читателей, которые позволили мне вложить всю душу в мой труд.

Особого упоминания заслуживает мой как всегда бесподобный редактор Шелли Шапиро, а также Эрих Шеневайсс, с энтузиазмом воспринявший замысел романа и ставший его придирчивым критиком, отчего тот стал только лучше. Благодарю Дейва Филони за его фантастическую работу над «Войнами клонов» и разрешение использовать двух самых ярких (и самых забавных) персонажей, с которыми я когда-либо имела счастье «встречаться». Огромное спасибо Кэти Лукас, Мэтту Михновецу и Дейву Филони, чьи сценарии обеспечили столь солидную основу для отличной истории. Спасибо Пабло Идальго и Лиланду Чи за помощь в том, чтобы старые друзья оставались достоверными и в этом новом воплощении, а также Дженнифер Хеддл, во многом помогавшей мне в моей карьере, в том числе и при работе над этой книгой.

И наконец, огромная благодарность Джорджу Лукасу, почти сорок лет назад подарившему миру одну из самых любимых его вселенных.

Спасибо вам всем!

Предисловие

«Звездные Войны» всегда занимали громадное место в моей жизни – я попросту не помню времен без них.

Когда начали снимать приквелы, мне было восемь лет, а когда закончили – пятнадцать. Подростком я провела несколько летних каникул в роли ассистента на съемочной площадке приквелов, наблюдая и учась. Помню, как мой маленький брат много дней тренировался с Ником Гиллардом, исполняя роль дублера бесстрашного юного падавана. Когда он снялся в той сцене, многие актеры пришли на площадку его поздравить – настолько им гордились Хэйден и Ник. Актеры и съемочная группа стали своего рода большой семьей. Именно так создавались «Звездные Войны» – благодаря сотрудничеству и поддержке целого сообщества увлеченных талантливых людей.

Когда мне было семнадцать, я удостоилась чести быть принятой в вышеупомянутое сообщество, написав первый в своей жизни эпизод «Войн клонов», «Крушение джедаев». Положительные отзывы фанатов побудили меня задуматься о более серьезной работе сценариста. В итоге мое участие в написании сценариев для «Войн клонов» растянулось почти на десять лет. За это время мне довелось работать с самыми захватывающими, хотя при этом и самыми безнравственными персонажами: Оррой Синг, Саважем Опрессом, Дартом Молом и, конечно, моей любимицей – Асажж Вентресс.

Меня всегда привлекали жизнерадостные женские образы, поскольку в детстве я была страстной поклонницей «Баффи – истребительницы вампиров», и Вентресс стала ведьмой-воином моей мечты, чьи сила и вместе с тем уязвимость глубоко отдавались в моей душе. Я с радостью взялась за написание эпизодов «Ученик тьмы», посвятив им немалую часть моего времени. Тогда я переживала тяжкие последствия разрыва отношений, но работа над историей Вентресс и Воса стала для меня настоящим катарсисом.

Я с немалой печалью восприняла известие о прекращении съемок «Войн клонов» до выхода на экран этих эпизодов, но обрадовалась, узнав, что Вентресс наконец воздадут должное благодаря публикации данного романа. В сущности, «Ученик тьмы» – история искупления вины, история о том, как полностью сломленные люди все же находят способ вернуться к жизни несмотря на все препятствия. Всем нам не раз предоставляется шанс изменить свою жизнь, и только от нас зависит, сумеем ли мы им воспользоваться, прежде чем он исчезнет.

Работа с потрясающими сценаристами «Войн клонов» и несравненным Дейвом Филони навсегда останется одним из самых ярких моментов моей карьеры. «Войны клонов» дали мне возможность пойти дальше своим путем и, что самое важное, подарили мне шанс пусть и ненадолго, но послужить вселенной «Звездных Войн».

Никогда в жизни я не забуду те времена, когда мы с отцом пробирались в задние ряды темного кинозала под звуки незабываемой музыкальной темы Джона Уильямса, и держались за руки, пока толпа с ревом вздымала в воздух световые мечи на фоне плывущего по экрану названия «Звездные Войны». Я никогда не видела моего отца столь счастливым.

Да пребудет с вами Сила.

Кэти Лукас
Давным-давно, в далекой-далекой Галактике…

Вот уже несколько лет в Галактике бушует конфликт, известный как Войны клонов. Борьба между законным правительством Галактической Республики и Конфедерацией Независимых Систем унесла бесчисленные миллиарды жизней.

Владеющие Силой джедаи, тысячелетиями хранившие мир в Галактике, раз за разом терпят поражение от сепаратистов и их предводителя – повелителя ситхов графа Дуку.

Поскольку войне не видно конца и жертв с каждым днем все больше, джедаям приходится использовать все возможные средства для победы над коварным врагом. Насколько невероятны некоторые из них и насколько ненадежны некоторые союзники, им еще предстоит выяснить…

Глава 1

Ашу-Наямал, старшая дочь в семье Ашу, дитя планеты Марани, сидела, сжавшись в комок, вместе со своей семьей в трюме фрегата Республики. Как и другие маранские беженцы, Ная напряженно вслушивалась в звуки свирепствовавшей снаружи битвы. Острые маранские уши с кисточками на концах ловили приказы, которые отдавали и на которые отвечали клоны одинаковым, хотя и исходившим из разных глоток голосом. Тонкое обоняние улавливало едва заметный запах страха, исходивший от них.

Фрегат содрогнулся от очередного взрыва. Кто-то из детей заскулил, но взрослые сохраняли спокойствие. Ракшу обнимала младших брата и сестру Наи. Прижав к голове маленькие уши, они дрожали от страха, притулившись к теплому гибкому телу матери, но не издавали ни звука. Род Ашу мог гордиться тем, что дал маранам многих прекрасных воинов и мудрых правителей. Тигу, сестра Наи и вторая дочь в их роду, владела даром прекращать любые ссоры, а их младший брат Каму имел все шансы стать великим художником.

Но это было до того, как сепаратисты превратили столицу Марани в руины.

Как и предполагали мараны, джедаи откликнулись на их призыв о помощи, но прибыли слишком поздно. Разозлившись на правительство Марани за отказ сотрудничать, сепаратисты сочли, что геноцид, или ближайшее его подобие, решит все проблемы с завоеванием столь богатой ресурсами планеты.

Ная стиснула кулаки. Если бы только у нее был бластер! Она превосходно стреляла. Если бы враг попытался взять корабль на абордаж, ее помощь вполне могла бы пригодиться отважным клонам, рисковавшим жизнями ради защиты беженцев. А еще лучше, если бы ей представился шанс проткнуть кого-то из этих поганых сепаратистов своим жалом, даже если при этом…

Снова взрыв, на этот раз куда сильнее. Свет погас, почти мгновенно сменившись кроваво-красным аварийным освещением, и темно-серые металлические переборки, казалось, зловеще сомкнулись вокруг. Внутри Наи что-то щелкнуло. Толком не соображая, что делает, она вскочила на ноги и метнулась через трюм к прямоугольному люку.

– Ная! – послышался напряженный голос Ракшу. – Нам было сказано оставаться здесь!

Ная развернулась кругом, сверкая глазами.

– Я следую путем воина, мама! И не могу просто сидеть и ничего не делать. Нужно попытаться помочь!

– Да ты только… – Ракшу замолчала, увидев взгляд дочери, и по ее лицу потекли слезы, поблескивая в красноватом свете. Мараны не владели телепатией, но Ная поняла, что мать прочитала ее мысли.

«Я все равно никому не смогу навредить. Мы уже проиграли».

Ракшу тоже это поняла. Кивнув, она проговорила преисполненным гордости за старшую дочь голосом:

– Коли точнее.

Услышав до боли искреннее благословение матери, Ная судорожно сглотнула. Жало имелось у каждого марана с рождения, но его применение гарантировало смерть. Яд, способный свалить с ног врага, также попадал в сердце его убийцы, и оба всегда умирали вместе. Сказав это, мать уже не рассчитывала увидеть свою дочь живой.

– Прощай, мама, – едва слышно прошептала Ная. Она ударила ладонью по кнопке, и люк открылся. Не задерживаясь, она бросилась бежать по коридору вдоль освещенной аварийными огнями полосы. Затормозив у развилки, она выбрала одно из направлений… и тут же налетела на одного из клонов.

– Эй! – добродушно крикнул тот. – Малышка, тебе тут нечего делать!

– Я не собираюсь умирать, сжавшись в комок от страха! – огрызнулась Ная.

– Да и не придется, – ответил клон, явно пытаясь ее приободрить. – Мы и не от таких колымаг удирали. Так что возвращайся в трюм и не путайся под ногами. Сами разберемся.

Ная почуяла, как изменился запах его пота. Он явно лгал, и на мгновение ей даже стало его жаль. Какой была его жизнь, когда он был еще малышом? Никто не мог его обнять и не рассказывал сказок, некому было утешить его после ночных кошмаров. У него не было никого, кроме братьев, полностью ему идентичных и выросших в таких же лабораторных условиях.

Братьев, долга… и смерти.

Почувствовав себя старше этого клона и благодаря судьбу за то, что та дала ей единственную в своем роде жизнь, которая уже подходила к концу, Ная улыбнулась, покачала головой и побежала дальше.

 

Клон не последовал за ней.

Коридор заканчивался дверью. Ная нажала кнопку и судорожно вздохнула, когда перед ней оказалась рубка.

Она никогда прежде не бывала в космосе и оказалась не готова к виду, простиравшемуся за пятью широкими иллюминаторами. На фоне казавшегося неуместно мирным звездного неба скрещивались яркие вспышки и полосы лазерного огня.

Нае не хватало знаний, чтобы отличить один корабль от другого – за исключением кораблей с ее собственной планеты, выглядевших старыми и маленькими. Они отчаянно пытались бежать прочь со своим драгоценным грузом, как и тот, на котором находилась она сама.

В двух креслах сидели клон и джедай-генерал, приземистый рептилоид-алина, возглавлявший операцию по спасению народа Наи. Внезапно корабль сотрясся от нового взрыва, и Наю швырнуло на спинку кресла клона, толкнув его вперед. Повернувшись к ней, он яростно уставился на нее и бросил:

– Убирайся отсюда, ты…

– Генерал Чубор, – прервал его вкрадчивый голос.

У Наи шерсть встала дыбом, и она развернулась кругом, беззвучно рыча. Она прекрасно знала этот голос – мараны не раз слышали от него всевозможную ложь и обещания, которые никто не собирался выполнять. Вряд ли в Галактике оставался хоть кто-то, кто не узнал бы льстивый тон графа Дуку.

Граф появился на маленьком экране над главным иллюминатором, и его аристократические черты исказила довольная, жестокая ухмылка.

– Удивлен, что ты связался со мной, – продолжало изображение. – Насколько я помню, джедаи блюдут репутацию сильных и молчаливых личностей.

Клон поднес палец к губам, но предупреждение было излишним. Ощетинившись и стиснув острые зубы, Ная не сводила глаз с ненавистной физиономии графа, и все же ей хватало ума молчать.

Сидевший рядом с клоном в пилотском кресле генерал Чубор столь низкого роста, что ноги его не доставали до пола, точно так же не поддался на провокацию.

– Победа за вами, граф Дуку, – его слегка гнусавый, высокий голос был полон грусти. – Планета ваша… но оставьте нам ее народ. У нас на борту целые семьи, многие ранены. Они ни в чем не виноваты!

Дуку усмехнулся, будто джедай сказал нечто ужасающе веселое за чашкой горячего чая.

– Дорогой генерал Чубор, тебе следовало бы знать, что идет война, и понятия невинных не существует.

– Повторяю, граф: наши пассажиры – семьи гражданских, – продолжал генерал Чубор со спокойствием, о котором Ная могла только мечтать. – Половина беженцев – дети. Позвольте им хотя бы…

– Дети, чьи родители по недомыслию выбрали Республику в качестве союзника, – от цивилизованного мурлыканья Дуку не осталось и следа. Взгляд его остановился на Нае. Она не дрогнула, но не сумела сдержать негромкий рык. Оглядев ее с головы до пят, он отвернулся, словно та больше не представляла для него никакого интереса. – Я отслеживаю ваши каналы связи, генерал, и мне известно, что наша беседа передается Совету джедаев. Так что буду с тобой полностью откровенен, – голос повелителя ситхов теперь звучал жестко и бесстрастно и был столь же холоден, как лед на полярных шапках Марани. – Пока Республика оказывает мне сопротивление, «невинные» будут гибнуть и дальше. И ответственность за каждую смерть в этой войне лежит на джедаях. А теперь… пришло время тебе и твоим пассажирам присоединиться к рядам павших.

Один из самых больших маранских кораблей беззвучно расцвел желто-красным цветком, превращаясь в обломки.

Ная даже не осознала, что кричит, пока не ощутила жжения в горле. Чубор развернулся в кресле, обратив на нее взор своих больших глаз.

Последним, что увидела в своей жизни Ашу-Наямал, старшая дочь в семье Ашу, стало безграничное отчаяние в глазах джедая.

* * *

«Самое мрачное в жизни джедая, – подумал мастер Оби-Ван Кеноби, – это терпеть поражение».

Сцены, подобные той, что разворачивалась сейчас перед Советом джедаев, он видел бессчетное множество раз, но боль от этого не уменьшалась. И он надеялся, что она не пройдет никогда.

Перед ними разыгралась ужасная сцена последних мгновений тысяч жизней, а затем мрачная голографическая запись мигнула и исчезла. На миг повисла тяжелая тишина.

Джедаям были чужды любые привязанности, что всегда шло им только на пользу. Однако лишь немногие понимали, что, несмотря на запрет личных связей наподобие любви или семьи, джедаи вовсе не стыдились сочувствия. Любая жизнь представляла собой ценность, а когда погибали столь многие, джедаи ощущали боль не только через Силу, но и в собственной душе.

Наконец Йода, невероятно могущественный, несмотря на свой скромный размер, грандмастер Ордена джедаев, глубоко вздохнул.

– Прискорбно страданий столько видеть, – сказал он. – Отважно малышка та конец свой встретила. Забыты не будут она и народ ее.

– Надеюсь, смелость принесла ей утешение, – ответил Кеноби. – Мараны высоко ценят это. И она, и другие теперь с Силой. Но больше всего сейчас я желаю, чтобы эта трагедия стала последней в этой войне.

– Как и все мы, мастер Кеноби, – кивнул Мейс Винду. – Но вряд ли твое желание исполнится в ближайшее время.

– Хотя бы одному кораблю с пассажирами удалось уйти? – спросил Энакин Скайуокер. Кеноби попросил юношу, который пока что был только рыцарем, сопровождать его, и сейчас Энакин стоял позади его кресла.

– Не доложил о прибытии никто, – тихо сказал Йода. – Но есть надежда всегда.

– При всем уважении, мастер Йода, – заметил Энакин, – мараны нуждались не просто в нашей надежде. Они нуждались в нашей помощи, а ее оказалось недостаточно.

– И, увы, они не единственные, кому ее не хватило, – сказал Винду.

– Война идет уже почти три стандартных года, – проговорил кел-дор Пло Кун. Голос его звучал приглушенно из-за маски, которую представители его расы были вынуждены носить в этой атмосфере. – Нам едва удается подсчитать потери. Но это… – Он покачал головой.

– И все исключительно из-за амбиций и злобы одного человека, – добавил Винду.

– Да, Дуку – предводитель сепаратистов, – сказал Кеноби. – Он тщеславен и злобен, тут спору нет. Но он действует не в одиночку. Согласен – возможно, Дуку несет ответственность за каждую смерть в этой войне, но далеко не каждого он убил лично.

– Нет, конечно, – ответил Пло Кун. – Но что интересно – ты говоришь те же слова, что и Дуку. Он возлагает вину за жертвы прямо на нас.

– Ложь это, – возразил Йода, пренебрежительно махнув маленькой рукой. – Глупо хоть на мгновение этому верить.

– Так ли это, мастер Йода? – жестко спросил Винду. Будучи старшим членом Совета, он один из немногих осмеливался возражать Йоде. Кеноби удивленно поднял брови.

– Что имеешь в виду ты, мастер Винду? – спросил Йода.

– В самом ли деле джедаи рассмотрели все возможные варианты? Можно ли было покончить с этой войной раньше? Собственно, можем ли мы покончить с ней прямо сейчас?

Кеноби почувствовал, как у него зашевелились волосы на затылке.

– Говорите яснее, – сказал он.

Винду взглянул на собратьев-джедаев, словно взвешивая слова, и наконец ответил:

– Мастер Кеноби прав – Дуку не мог проделать все это в одиночку. За ним следуют миллиарды. Но я все равно настаиваю, что эта война – творение Дуку. Те, кто следует за графом, полностью ему подчиняются, и любой заговор ведет к нему.

– Мастер, но все это и так уже известно, – нахмурился Энакин.

– Без Дуку, – продолжал Винду, – сепаратистское движение развалится. Больше не будет единственной, кажущейся непобедимой фигуры, вокруг которой можно сплотиться. Те, кто останется, истребят друг друга, пытаясь занять его место. Если каждая река – приток одной великой… то давайте перекроем ее плотиной. Отрубим голову, и тело погибнет само.

– Но ведь именно это мы… хотя… – Голубые глаза Энакина внезапно расширились от внезапного осознания услышанного.

«Нет, – подумал Кеноби. – Вряд ли Мейс предлагает…»

Йода выпрямился, развернув уши.

– Убийство предлагаешь ты?

– Нет, – не раздумывая ответил Кеноби, и голос его обрел твердость и уверенность. – Есть то, что попросту лежит за гранью возможного. Для джедаев, – резко добавил он, глядя на Мейса.

– Верно мастер Кеноби говорит, – сказал Йода. – На темную сторону действия подобные ведут.

Мейс успокаивающе поднял руки.

– Никто тут не желает поступать подобно повелителю ситхов.

– Мало кто желает сперва. Маленький шаг этот часто судьбу определяет.

Винду посмотрел на Йоду, потом на Кеноби, и взгляд его карих глаз задержался на последнем.

– Скажите-ка мне – как часто на заседаниях Совета все мы качали головами и говорили: «Все нити ведут к Дуку»? Раз тридцать-сорок? Или триста-четыреста?

Кеноби не ответил. Позади переминался с ноги на ногу Энакин. Плотно сжав чуть изогнутые в печальной улыбке губы, юный джедай не смотрел ни на Кеноби, ни на Винду.

– Нужно нанести решающий удар, – продолжал Мейс. Встав с кресла, он подошел ближе к Кеноби, нависая над ним, но тот спокойно поднялся и встретился взглядом со старшим членом Совета. – Дуку будет и дальше поступать точно так же, как и раньше. Он не изменится. А если не изменимся мы – война будет бушевать, пока измученная Галактика не превратится в скопище космического мусора и мертвых планет. Мы – джедаи, и находящиеся под нашим началом клоны – единственные, кто может это прекратить!

– Мастер Винду прав, – сказал Энакин. – Думаю, пора обсудить идеи, которые прежде даже не пришли бы нам в голову.

– Энакин, – предостерег Кеноби.

– При всем к вам уважении, мастер Кеноби, – не уступал Энакин, – гибель Марани, конечно, ужасна. Но это лишь самое недавнее преступление, которое граф Дуку совершил против очередной планеты и ее народа.

– Погибшие сегодня мараны и так уже разделили судьбу многих, – добавил Мейс. – Хотим ли мы, чтобы их стало еще больше? Что значит жизнь одного по сравнению с миллионами возможных жертв? Разве защита невинных – не то, что определяет саму сущность джедаев? Мы подводим Республику и ее граждан. С этим необходимо покончить как можно быстрее.

Кеноби повернулся к Йоде. Престарелый мастер-джедай глядел на всех присутствовавших в зале как физически, так и в виде голограмм: мастера-иктотчи Сэси Тийна, тогруту Шаак Ти, спокойное лицо которой было полно грусти, на голограммы Кита Фисто, Оппо Рансизиса и Депы Биллабы. Кеноби слегка удивило выражение тоски и обреченности на зеленой морщинистой физиономии Йоды. Маленький джедай на мгновение закрыл огромные глаза, но тут же снова открыл их.

– Тяжко на душе мне, что дошло до этого, – проговорил Йода. Опираясь на посох, он встал и подошел к окну. Взгляды присутствующих последовали за ним. Внизу простирался Корусант, на фоне которого проносились мириады машин и лениво проплывали освещенные солнцем облака. Йода вытянул трехпалую руку. – Каждая жизнь огоньком в Силе является прекрасным и в своем роде единственным. Смело отбрасывает она свет свой во тьме, которая пожрала бы ее иначе. – Йода поднял посох, указывая на облако, что было темнее и больше остальных. – Но растет тьма эта с минутой каждой, пока Дуку нападения свои продолжает.

Йода умолк. Молчали и остальные, глядя на плывущее по небу облако, наползающее на солнечный диск. Тень его лишила лежавший внизу город ярких красок, сменившихся мрачной приглушенной палитрой. Хотя виной тому была лишь упавшая на город тень, Кеноби почувствовал, как сердце дрогнуло у него в груди.

– Остановить его должны мы, – мрачно проговорил Йода. Закрыв глаза, он склонил голову. Повисла тяжелая тишина, которую, казалось, никому не хотелось нарушать.

– Вопрос теперь в том, – наконец заговорил Мейс, – кто нанесет смертельный удар?

Кеноби вздохнул и потер глаза.

– Хм… думаю, у меня есть предложение…


Издательство:
Эксмо
Поделиться: