Название книги:

По следу Чёрного Ворона

Автор:
Юрий Глебович Панов
По следу Чёрного Ворона

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Балашовский район Саратовской области – это место, где когда-то в древности жил народ и повествование о том, как жили здесь несколько родов в истории этого древнего места, а так же народа, проживавшего на этом месте и на который смотрел сверху эгрегор Рыси – хозяина этих мест. Он реагировал по-своему на то, что делают люди: закрывал глаза и плакал, когда люди покидали эти места, радовался – когда приходили, рычал, когда их убивали, был спокоен и довольно качал головой, когда всё шло нормально.

Всё началось 23 июля 1994 года. В ночь на 24 июля – день летнего солнцеворота и полнолуние. Звездопад Персеиды с 17 июля по 26 августа. Этот звездопад породила комета Свифта-Туттля, которая возвращается к Солнцу каждые 135 лет. Когда Земля пересекает этот след, видны падающие звёзды. В пике это 100-120 звёзд в час, а в 1994 году астрономы насчитывали больше тысячи звёзд в час. А вот «царским» этот звездопад называется потому, что метеоры Персеиды очень яркие и быстрые и достигают скорости 59 км/с, а также потому, что его радиант лежит в голове созвездия Персея.

В июле 1994 года осколки кометы с бешеной скоростью приблизились к Юпитеру и упали на него!..

Можно было бы и дальше сваливать ответственность за то, что происходит в Балашовском районе и всей нашей стране на Матушку-Природу, однако это было бы не справедливо.

Данный роман – предположение на тему о том, как на люди довели Матушку-Природу до того, что она сама начала им показывать, что нужно сделать…

Часть 1. Береста царя Дария

Глава 1. Странный больной

Июль 1994 года, г. Балашов.

Андрей не заметил, как оказался на высоком берегу реки Хопёр, после движения по тропинке от конца проспекта Космонавтов, образованной такими же любителями искупаться, как и он.

В голове у него занозой вертелась древняя легенда о жреце Веденее и царе персов Дарии, который напал на росичей. Её он ещё в детстве узнал из рассказа своего деда о том, откуда взялась у них в роду такая странная фамилия, и, если честно сказать, не придавал ей особого значения. Но, как оказалось, она, почему-то всплыла именно тогда, когда пришло время работать следователем прокуратуры.

Следует сказать честно, что и в старших классах школы и в юридическом институте, Андрей невольно больше, чем другие отдавал времени изучению древнейшей истории, чем вызывал некоторый смех и издёвки за его чудаковатость. Стараясь не отставать от всех при обучении в институте в остальных дисциплинах, Андрей упорно тратил время на чтение в библиотеке исторических книг вместо общения с женским полом. С другой стороны и молодые барышни сами не очень-то хотели иметь дело с юношей-очкариком, мозги которого повёрнуты в древнейшую историю.

Ещё больше он отстранился от своих товарищей, когда вдруг почувствовал тягу к археологическим ценностям, проводя свободное время в разного рода хранилищах и музеях, где были древние идолы, рисунки или остатки разных оберегов, особенно, если на них изображалось солнце. Изучение ведических ценностей ещё больше отдалило его от тех, с кем он учился, потому что полностью не соответствовало современным требованиям, которые устанавливались рыночной экономикой.

Тем не менее, считая необходимым знать всё, что потребуется для работы следователем, Андрей защитил диплом по данному направлению деятельности на «отлично» и был направлен в Балашовскую прокуратуру следователем.

Постепенно, доказывая своим сослуживцам то, что он хороший следователь на практике, не забывал и своё увлечение. Хотя в городе Балашове достать хоть какую-то информацию по древнейшей истории было трудно, но своё хобби не было им забыто. А когда летом этого года он столкнулся с кладоискательством, оно неожиданно вспыхнуло в голове разными цветами.

Вот и в этот раз от задержанного кладоискателя пришла информация о том, что где-то в этих краях зарыт клад царя Дария…

Удар по голове такой болью и вспышкой красного цвета отразился в глазах Андрея, что ноги его подкосились и он, видя, как почему-то вечернее небо полетело вверх, начал падать с горы, на которой стоял, рассматривая огромную дыру, сделанную очередным кладоискателем. Он ещё какое-то мгновение ощущал что-то, попавшее в руку, но затем всё закружилось перед глазами…

─ Радка, хватит ногой мерять температуру воды! ─ услышала молодая симпатичная девушка, всё внимание которой почему-то оказалось сосредоточено на верхней части берега реки Хопёр.

─ Да ладно тебе! ─ произнесла девушка в ответ и пальцем показала на горку. ─ Не поняла! Там что-то происходит… Точно! Ему нужна моя помощь!

Видя, как один из мужиков получает удар сзади палкой и падает вместе с частью оползня, она устремилась вверх. Вторая девушка, между тем, посмотрела на неё и повертела пальцем у виска. ─ Ты что, дура?

Рада, не успевшая раздеться для купания в реке Хопёр, устремилась туда, где лежал мужчина. Она не видела, как тот, другой, со злости так бросил палку на землю, что она переломилась и частями скатилась вниз, застряв где-то в траве.

Подбежав к мужчине, она тут же потрогала его пульс и, определив, что он бьётся, тут же начала звонить. ─ Скорая! Тут человек лежит без сознания… Где? Да на берегу… Там, где кончается проспект Космонавтов! Что заняты? Не скоро?

Но неожиданно на глаза ей рядом с плечом мужчины попалась красная книжечка, открыв которую она прочитала тут же прочитала в телефон. ─ Это следователь прокуратуры Веденеев Андрей Сергеевич! Что? Выезжаете? Ну, это другое дело! Где вас ждать? Наверху? Да вы с ума сошли! Как я его дотащу? Он такой длинный… Что, ждать на месте? Ладно, поняла!

─ Эх, Веденеев, Веденеев… ─ усевшись рядом с ним, она начала внимательно осматривать его шаг за шагом. Увидев, что он в правой руке сжимает какой-то предмет, даже не удивилась. Однако, спустя некоторое время этот предмет почему-то снова привлёк её внимание. ─ Это что-то круглое…Больше монеты раза в два… И лучи из серединки идут, только ломанные какие-то!

─ Эй, внизу! ─ мужской голос сверху отвлёк её внимание на себя. ─ Это ты што-ли звонила в скорую?

─ Ну, я! ─ вставая, крикнула в ответ Рада. ─ Это вы – скорая? Ну и чо стоите? Спускайтесь, да везите его в госпиталь!

─ Ага… ─ крикнув в ответ, санитар тут же исчез, но через несколько минут с носилкой и товарищем появился вновь. ─ А почему в госпиталь?

─ Да потому, что это старший лейтенант следователь Веденеев Андрей Сергеевич! ─ произнесла она в ответ санитарам, которые погрузили тело лежащего мужчины на носилки, и понесли вверх.

Рада, которая сопровождала его к санитарной машине, усмехнувшись, слушала с удивлением то, что бормотал странный больной.

─ Советы… Воевода… Это наша родовая община Рысей… Это в ней есть старейшина и совет старейшин… Что это на мне? Белая холщовая рубаха… Такие же штаны… Мягкая кожаная обувь на ногах… Скажи, матушка, я накануне в совете или ещё где-то при старейшине говорил что-то нехорошее или оскорбительное в адрес старейшины? А может, нагадывал… Время пришло другое! Теперь старейшинам… Да и не только старейшинам! Многим не хочется знать то, о чём говорят руны…

Он вздохнул, а через некоторое время опять начал говорить какие-то странности.

─ Ты… Кто? ─ прохрипел раненный не открывая глаз, спрашивая кого-то.

Рада, которая шла рядом с носилками, подумала, что это её он спрашивает.

─ Рада… ─ ответила та, нахмурив брови и смутившись. ─ Молчал бы лучше! Нашёл время знакомиться…

Увидев, что из его руки выпал тот самый предмет, она подняла его.

─ Вы, девушка, поедете с нами для оформления всех бумаг! ─ потребовал санитар, глядя на Раду.

Та только кивнула в ответ, залезая в машину вслед за раненным.

Выбежавший дежурный доктор местного госпиталя, только взглянул на раненного, как тут же крикнул, набежавшим отовсюду медработникам. ─ В операционную его! Срочно! Готовьтесь к операции!

А сам, подключившись к двум медсёстрам, начал помогать двигать каталку, в которую переложили Андрея, направляя её в операционную. Рядом с ним теперь почти бежала молодая медсестра, доставшая листок с информацией и сообщала доктору полученную информацию о поступившем больном.

─ Веденеев Андрей Сергеевич… ─ увернувшись от пробегающего мимо работника операционной, она пропустила каталку, потом снова догнала её и произнесла. ─ Старший лейтенант, из Балашовской прокуратуры, казак…

─ Так-так… ─ усмехнулась Рада, шедшая рядом с ними и показала на круглый предмет. ─ Будем знакомы, Веденеев Андрей Сергеевич, старший лейтенант из Балашовской прокуратуры…Это-то когда тебе отдать?

Медсестра, махнув ей рукой, чтобы отстала, недовольно произнёсла. ─ Ой, девушка! Не до ваших предметов нам сейчас! Видите, раненный без сознания!

И ещё быстрее начала двигать каталку. В какой-то миг она отвлеклась от больного, что позволило Раде быстро затолкнуть ему этот предмет за пазуху поближе к сердцу. Медсестра, закрывая за больным дверь операционной, укоризненно произнесла Раде. ─ А вам девушка, сюда нельзя!

─ Нельзя… Нельзя… ─ возмущённо пробормотала Рада, прикладывая ухо к щели дверей. ─ А пока я не сказала, что это следователь, так вы и ехать не хотели!

─ Кислород! ─ услышала она приказ доктора. ─ Начали!

─ Доктор, он теряет сознание! ─ в чуть приоткрытую дверь услышала Рада…

─ Ты только выживи, следователь… ─ произнесла Рада, которой почему-то раненный стал близким, вытирая выбежавшую из глаза слезу. ─ Прошу тебя, господи, помоги ему выжить!

─ Всё же, молодец у меня матушка, хоть и имеет возраст Змеи… ─ вдруг произнёс больной, находясь в бессознательном состоянии и лежа на операционном столе. ─ И русые толстые волосы у тебя ещё крепкие, хорошие зубы, не плохая осанка, голос ясный, хоть и не зычный.

Доктор только головой покачал от удивления и восхищения больным.

─ И говоришь ты четко, кратко и ясно, ничего не запутывая… ─ продолжил бормотать больной, радуя доктора, который приступил к операции, показыая медсёстрам, чтобы не обращали внимания на бормотание больного. ─ А ещё ты соблюдаешь заветы предков, четко выполняя свой долг жрицы русинов Рода Рысей…

 

– А скажи, матушка, воруют ли старейшины? ─ вдруг произнёс больной, не видя ухмылистую улыбку у медсестёр.

– Вот это да! У нас в Роду нет воровства?! Да не может того быть! Ведь у всех воруют, особенно, старейшины! И, как это ни странно, чем больше они своровывали, тем меньше им оказывалось наказание… ─ пробормотал он, не зная, что медсёстры согласно с его словами кивают головами.

– И взятки не берут? ─ сомнение, прозвучавшее в голосе больного, ещё больше раззадорило медсестёр. От желания услышать его ответ, одна из них чуть не прозевала момент выдачи доктору иглы для зашивания раны на голове.

– Что такое взятки? Ну, это когда кто-то, которому что-то сильно надо, старейшинам дает шкурки или деньги, чтобы разрешили делать то, что ему нужно… И мне, как жрецу Веденею? Нет, не давали, да и я сам не беру! ─ уже открыто улыбаясь, услышали они слова больного.

– Так-так… Что такое шкурки как средство платежа они знают, но про взятки слыхом не слыхивали?! Да как же вы, матушка, живёте? Всё по старинке, а, между тем, везде такие изменения! ─ молча медсёстры закивали головой.

Веденей замолчал, а обслуживающие его доктор и медсестры вздохнули с облегчением.

Когда вышел из операционной доктор, увидев Раду, дожидающуюся результатов, только и сказал. ─ Не беспокойся, голубушка! Твой жрец Веденей жив и скоро поправится…

И Рада направилась к выходу…

А раненный, между тем, снова перенёсся в то странное время…

Глава 2. Веденей

1.

Конец мая 512 года до н.э. Род Рыси-росичей

Страх так сковал тело, что Веденей боли не почувствовал…

Неожиданно в душе послышались низкие звуки, вызывающие тревогу. Они пульсировали, смешиваясь с какой-то невероятной музыкой гуслей внутри Веденея, заставляя его всё больше и больше нервничать.

Откуда-то прямо перед ним появилось море. Чёрное небо над ним взволновалось: огромные тучи пришли в движение, нагоняя огромные волны на безмятежно стоящие валуны берега. Они бились о валуны и разлетались множеством брызг. Огромная красно-белая молния ударила в море, и тут же раздался гром, который ударил в уши, потрясая всё его существо.

Но вот на море вблизи у опасных скал видится корабль: его шторм несёт прямо на скалы.

Веденей вглядывается и видит четырёх человек, крепко держащихся на ограждение. Это трое женщин и один мужчина.

– Кто это? – хочет спросить Веденей у кого-то всезнающего и всемогущего. – И почему они здесь?

Словно желая помочь ему разобраться, кто-то всезнающий и всемогущий вдруг приблизил эту четвёрку так, что стали видны их лица.

– Рада? Апраксия? – удивлённо произносит он. – А вы-то как оказались на море в шторм и на корабле?

Так и не ответив себе на свои же вопросы, он вгляделся в лицо мужчины и при этом, чем больше вглядывался он, тем большее сходство находил с собой.

– Это я? Или не я? – и, чтобы разобраться, начал осматривать одежду. – Серая мантия? Да я никогда не носил такую и не собираюсь менять свою белую мантию на какую-то серую!

Веденей был потрясён до глубины души и на мгновение замер.

Но тут среди серых проблесков неба Веденей увидел Черного ворона, и в голове зазвучало:

– Чёрный ворон, чёрный ворон,

Что ж ты вьёшься надо мной,

Ты добычи не дождёшься,

Чёрный ворон, я не твой…

Словно подтверждая могущество Черного Ворона вдалеке Веденей увидел несколько кораблей, чёрными точками разбросанными по горизонту моря. Ощущение очень большой опасности вдруг вселилось в душу…

Меж тем корабль четвёрки наскочил на валун, едва видимый даже при небольшом волнении моря: корабль наклонился, и люди посыпались в море. Под свист шторма и грохот молний через высокие и убийственные волны, экипаж корабля и четвёрка как могли, так и добирались до берега.

Вот уже кто-то добрался до берега и помогает другим. Почему-то люди с корабля становятся всё ближе и ближе…

Вот Серый Веденей помогает своей подружке выходить на берег, а он сам – Раде. Апраксия рядом, пытается держаться за Раду. Апраксию и Раду он знает, а эти двое? Кто они? И почему тот, в сером, ему так знаком? Огромная волна обрушивается на них под свист ветра и грохот молний…

Сон резко обрывается, заставляя Веденея вскочить на кровати.

– Что это было? – но он и без ответа знает – это вещий сон. – Только про что это?

Веденей в безответной тревоге вышел на улицу: солнышко ласково всходило на горизонте и тревога понемногу начала исчезать. Только вопросы, так и оставшиеся без ответа ещё некоторое время беспокоили Веденея.

– Веденей, ты уже встал?

Голос матери Веденей узнал бы из тысячи голосов. Он повернулся и ответил. – Да, матушка!

– Веденей, сегодня у нас будет совет старейшин трёх родов. – Хлебослава подала Веденею полотенце и приготовилась поливать из кувшина чистой водой руки и лицо Веденея. – Меланхлены предлагают объединить их род, наш и эрзя, в одно племя. Ты не мог бы раскинуть руны? Что это нам даёт?

Веденей кивнул ей головой. – Хорошо, матушка! Но, будет лучше, если это сделают они сами, а я только буду их толковать!

– Давай сделаем так: мы предложим им два варианта, а они уж сами пускай выбирают! – слова Хлебославы были приняты им кивком головы.

А через некоторое время Веденей и Хлебослава вышли на берег реки Великой Вороны, протекающей по землям всех трёх родов, как бы объединяющей их, где в излюбленном для общения месте уже разместились старейшины.

Род меланхленов представляли старейшина– жрица, она же и хозяйка всех внутренних дел – Серапита и старейшина – воевода Арбуй с двумя дружинниками, охранявших их всю дорогу.

Род эрзя был представлен только старейшиной и жрицей Хурсан в самом расцвете лет, которая сама решала все проблемы рода эрзя, и её в дороге охранял всего один дружинник.

Род русичей Рыси представляла тоже одна женщина – старейшина по имени Бела, которая занималась всеми делами рода, кроме военных, однако, в распоряжении которой был воевода Войнята и целая дружина. Но в настоящий момент её сопровождение представляли жрецы – мать и сын, а так же Войнята с двумя дружинниками.

– Поскольку все заинтересованные лица уже прибыли, совет старейшин предлагаю начать! – Бела встала и рукой показала на представителей рода меланхленов. – Инициаторами совета были старейшины рода меланхленов. Им и даю слово!

Встала старейшина Серапита, и, оглядев присутствующих, начала излагать свою мысль.

– Количество нападений на наших людей, которые куда-либо едут по делам торговли или другим, в последние годы сильно увеличилось. Вырос и сам род, а земли плодородные у нас небольшие. Наблюдается отток мужчин из семей, так как у нас сейчас земля общая и делится между всеми поровну… – она вдохнула больше воздуха и произнесла. – Предлагаю родам меланхленов, эрзя и русичей Рыси объединиться в один соседский род, поскольку мы – соседи! Выбрать общего воеводу-князя, отдать в собственность не только дома, но и землю, а также средства производства!

Слово взяла старейшина Хурсан.

– Ну, у нас таких нападений немного… – произнесла Хурсан, пожав плечами. И добавила. – Да, род у нас молодой и небольшой, земель каждому хватает для выживания. А распределение земли у нас такое же. Не вижу нужды к объединению!

Слово взяла старейшина Бела.

– Мы сейчас обсуждаем свои текущие проблемы, а что это даст нам всем в будущем, не знаем! – и она посмотрела на Хлебославу и Веденея. – Давайте дадим возможность погадать нашему молодому жрецу Веденею, который в этом году вернулся из обучения за рекой Ра своим магическим практикам и заслужил звание белого мага. Пусть он выскажет своё толкование будущего!

Веденей встал и достал свой мешочек с рунами.

– Я предлагаю каждому из представителей рода вытащить из мешочка только одну руну! – произнёс молодой жрец. – Истолкование их знает каждая жрица, и попробуем выяснить, что же они нам говорят!

Первой опустила руку в мешочек жрица Серапита и вынула руну, выдохнув. – Иса! Я так и знала…

Арбуй недовольно поглядел на свою жрицу, закрывшую лицо руками, а потом на Веденея.

– Да, это руна Иса! – подтвердил Веденей, показывая её всем остальным. – Она говорит о том, что роду меланхленов, как и нам всем, не следует форсировать события, а ждать перемен. Нам необходимо выждать и выбрать одну цель, главную, на которой и необходимо сосредоточиться!

Жрицы, которые хорошо знали толкование рун, закивали головой, соглашаясь с Веденеем.

– Давайте посмотрим, что нам подскажут руны от рода эрзя! – и Веденей поднёс мешочек с рунами жрице Хурсан. Та с улыбкой опустила свою руку в мешочек и извлекла руну.

– Наутиз! – только и произнесла она, возвращая её Веденею.

Лица жриц сразу же стали сосредоточенными, а воеводы немедленно устремились глазами к Веденею.

– Так-так… – Веденей и сам призадумался. – Эта руна говорит нам, что, пока мы, каждый на своём месте, не разберёмся с какой-то важной потребностью, не осознаем её и не удовлетворим, бесполезно решать этот вопрос. Кроме того, помогая нам, руна надеется, что каждый из нас, оказавшись в сложных и жестоких условиях, будет проявлять сдержанность в поступках, эмоциях, привычках. Ресурсы будут только такие, чтобы выжить!

– Не слишком ли вы, меланхлены, хотите жить жирно? – неожиданно резко высказалась Хурсан. – У вас и торговля, и охота, и рыбалка процветают, а вам всё мало?!

Но Бела сделала знак успокоиться Хурсан и Арбую, который даже вскочил от слов Хурсан с места, и занять свои места.

– Кто будет тянуть руну от русичей: Бела, Хлебослава или Войнята? – неожиданно разрядил обстановку Веденей. – Ведь до этого тянули руны жрицы. Может, вы не доверяете им? Поэтому и недовольны?

– Бела! – почти в голос произнесли Серапита, Арбуй и Хурсан.

– Ну, что же, Бела, так Бела! – и Веденей поднёс мешочек Беле, которая оттуда вытащила руну, взглянув на неё, Веденей объявил. – Альгиз!

– Ну, и что же нам светит? – в голосе Арбуя зазвучало разочарование: видя лица жриц, которые, несомненно, знали содержание руны.

– Нас всех ждёт какая-то очень большая опасность, столкновение с людьми, настроенными враждебно, я бы даже сказал – предательства, чтобы уклониться от агрессии, но и новая дружба…

– Может, наш молодой жрец попробует нам предсказать будущее, если мы сейчас объединимся сначала в соседский род, а потом, может, и в племя? – неожиданно произнесла жрица Хурсан, обращаясь к Веденею.

– Да! Просим! Просим! – заговорили все.

Веденей поклонился, неожиданно для всех сел в позу лотоса и замер.

Так продолжалось с минуту. Лица всех старейшин напряглись, Арбуй тревожно заёрзал на своём месте.

Неожиданно Веденей заговорил каким-то глухим низким гортанным голосом. – Наше будущее через две с половиной тысяч лет… Вижу улицы в городах полные машин. Деревни и посёлки стоят заброшены, люди оттуда ушли. Высоченные здания. Множество людей. Всюду торговцы, обман. Честь, совесть, справедливость растоптаны… Везде воровство! Любовь к коллективному труду заменена рабским трудом на отдельных людей. Есть много бедных людей и мало, но очень богатых людей, в руках которых вся власть. Сплошная охота на природные ресурсы, их никто не бережёт! Всюду деньги, деньги, деньги! Всё время идут войны, войны, войны! Самые богатые люди – это те, кто у власти: они что хотят, то и делают! И к этому мы придём, если сначала объединимся в соседскую общину, потом в племя, а потом – в государство, у власти которого будут стоять люди, для которых простые люди – ничто…

Веденей замолчал. Вокруг стало тихо.

– Ну, и какой же вывод мы можем сделать из всего этого? – раздраженно заметил Арбуй. – Вы не хотите объединяться в соседскую общину?

– Старейшины! Давайте проголосуем. – произнесла Бела, обращаясь к старейшинам родов. – Кто за то, чтобы объединиться в соседскую общину, поднять руки?

Руку поднял только Арбуй.

– Кто против? – произнесла Бела.

Руки подняли Бела и Хурсан.

– Кто воздержался? – Бела смотрела на Серапиту. Та тут же подняла руку. Вдохнув воздуха, подвела итоги. – Итак, объединяться в соседский род в настоящее время рано, так как нас ждёт впереди какое-то очень важное событие и нам надо быть готовыми к нему!

Арбуй, недовольный таким решением, посмотрел на Серапиту и, не стесняясь никого, произнёс. – Серапита, а ты-то чего так проголосовала?

Хитрая Серапита, встав, спокойно ответила. – Ну, проголосовала бы я, как и ты. И чего? Всё одно: они объединяться в соседский род не намерены, вот чего!

Так и закончился этот очень важный для всех совет.

Старейшины разошлись и разъехались, а Веденей остался, так как потерял одну из рун, которую в спешке положил мимо мешочка. И, только обрадовался, найдя и положив в мешочек найденную руну, как кто-то сзади сильно ударил его по голове чем-то жестким.

 

Но при этом успел услышать Веденей чей-то знакомый голос. – Только я хотел наладить торговлю между родами… Да земельку нашу к рукам прибрать! Так нет же, какой-то грамотей не дал…

Всё в голове Веденея закружилось, и он оказался на земле, полностью отключившись от дел земных…

2.

Ощущение боли во всём теле заставило спасительную память вернуть Веденея в прошлое…

Невольно вспомнился тот год, когда ему было всего девять лет…

… Солнышко выглянуло из-за тучки, чтобы осветить правый берег Великой Вороны1, на котором стадо коров мирно щипало травку. Сегодня честь быть помощником пастуха выпала ему, Веденею…

Огромный, как рыже-белая глыба, бык стоял перед ним и внимательно смотрел на него.

– Что, коза драная, смотришь на меня? – не зная почему, но Веденея как будто распирало что-то внутри. И в доказательство этого он высунул язык и, повертев им слева направо и назад, как делают козы, добавил. – Бе – е – е – е!

Как потом Веденей понял, этого делать было нельзя. Бык наклонил свою голову, ударил пару раз своими копытами по земле и, только увидев его налившиеся кровью глаза, кто-то самый умный в Веденее, дал ему команду. – Что стоишь, Веденей? Беги! Забодает до смерти!

И он, повернувшись, побежал. Дело происходило на горке, и бежать было легко. Но, как оказалось, не ему одному. Когда он повернул свою голову набок, то увидел, как рыже-белая глыба, своим копытами сотрясая землю, приближается к нему всё ближе и ближе.

Страх, возникший ниоткуда, заставил задрожать всё тело от носа до кончиков пальцев на ногах, которые ещё чувствовали землю. Из Веденеевой глотки тихо, но жестко вырвалось. – Ма-а-ма–а-а-а!

Тот, который в нём был самым умным, снова дал команду. – Давай быстрее! А то догонит!

Он уже не помнил, как быстро заработали ноги, но землю, почему-то перестал ощущать. Иногда ему казалось, что летит по воздуху. И это чувство было восхитительно, если бы…

По приближающемуся топоту ног быка он понял, что бык вот-вот догонит. Ни сил, ни возможности повернуть свою голову уже не было, и тот, который в Веденее был самым умным, дал команду. – Давай, беги, как можешь!

Приближающаяся стена ограды городка почему-то не смутила его, несмотря на то, что двери ворот были заперты, а высотой стена была около трёх метров. Просто тогда не было времени об этом думать.

Услышав топот быка, который стал ещё ближе и Веденей даже почувствовал его дыхание, тот, который в нём был самым умным, дал команду. – Вперёд!

Ему и времени-то подумать о том, что перед ним высокая стена, а сзади напирает огромная глыба разъяренного быка, не дали. Веденей просто закрыл глаза, нечаянно коснулся рукой своего оберега и подумал. – Эх, щаз бы на ту сторону!

Глухой удар головы быка сзади о что-то твёрдое он тут же услышал, и, поняв, что в нём всё цело и ничего не болит, открыл глаза. Повернувшись назад, тут же прильнул к щели. Прямо перед ним оказался красный от злости глаз быка, а его рога усердно бодали стену.

– Ну, что, взял? – это было Веденеево торжество над тем, кто хотел его забодать. – Бе–е–е–е!

Для большей убедительности он даже просунул язык в щель и начал им вертеть туда-сюда.

Бык просто озверел: взревев от обиды, что какой-то девятилетний пацан показывает ему, основателю стада коров, язык, и никак за это не наказан, он раз за разом бодал стену из брёвен, и плевался слюной, издавая обиженное мычание.

Показав быку на прощание ещё раз язык, Веденей с чувством исполненного долга повернулся и пошёл.

Однако в этот раз, уже подойдя к дверям дома, почему-то ему стало быка немного жалко. Но тот в нём, который был самым умным, не дремал, и, почувствовав, что он поостыл от схватки с быком, в которой победил с почётом, задал всего лишь один вопрос. – Скажи, а как ты умудрился оказаться на другой стороне стены?

Веденея даже передёрнуло. – Правда, а как?

Он повернулся и посмотрел на стену, за которой, мыча, удалялся к своим обиженный им бык. Постепенно к Веденею приходило нормальное мышление. – Странно, я как-то об этом не подумал! Я что, трёхметровую стену перепрыгнул?

Ощущение чего-то грандиозного перехватило дыхание, и Веденей даже закашлялся. Так захотелось похвастать своим достижением перед мальчишками.

– Ну, что, понял? – тот, который в нём был самым умным, уже издевался. – Не смеши меня! Ты, слабак, который не может канаву перепрыгнуть, и перепрыгнул через трёхметровый забор?! Да тебя даже соседи засмеют, не то, что твои враги!

И Веденей остановился… И, не понимая, что дальше делать, продолжил рассуждать сам с собой. – Действительно, как же это получилось?

– Ты, вот что… – это тот, который был в нём самым умным, тихим доходчивым голосом предложил. – А, может, ну его? Чего всем об этом рассказывать? Ну, получилось и получилось! Ты об этом знаешь, и хорошо! А остальным-то зачем это знать? Забудь про это! И всё!

– И, правда, зачем им знать? – непонятно как, но тихая умиротворённость вошла в голову Веденея. Повернувшись, уже твёрдо решил. – Никому об этом не скажу! Чтобы не смеялись!

А в нём так и поселился тот вопрос, который как волна то приходил, возбуждая интерес к странному событию, то уходил и не вспоминался…

Но больше всего Веденея обрадовало то, что в нём есть кто-то, с кем можно было поговорить, посоветоваться. Однако вместе с тем появились и другие вопросы, которые как гвоздь, казалось, были вбиты в мозг из-за того, что случилось. – Кто я? Почему во мне есть тот, с кем можно было посоветоваться, а другие ничего про это не говорят? И вообще, зачем я на этот свет родился?

Вот так, из-за какой-то стены и быка в Веденееву голову влезли эти вопросы, которые теперь ежедневно начали искать своего разрешения. Может, именно потому и пошёл он в ученики к Хлебославе, жрице своего рода и его матери, чтобы найти ответы на мучившие вопросы.

– Матушка, похоже, я опять сделал что-то неправильно… – через некоторое время начал Веденей, не зная, как сказать ей о том, что случилось. Но тот, который был в нём самый умный, тут же воскликнул. – Ты, что, дурак? Тебя ведь за это никто не погладит по головке!

Но Веденей уже решил. – Будь, что будет! Матушка должна знать правду!

– А почему ты здесь, а не со стадом? – удивлённо смотря на него, спросила она.

– Я быка раздразнил… Вот и пришлось… – не придумав ничего нового, решил найти середину между решениями соврать и не соврать. – Убежать…

– Ну, что, испугался? Не сказал правду! – издевался тот, который был в нём самый умный. – Трусишка! Зайка серенький!

– Вот и не соврал! – почему-то вырвалось у Веденея, а Хлебослава взглянула на него с интересом.

– С кем это ты там разговариваешь? – подозревая что-то нечистое, спросила она. – И что не соврал?

– А то и не соврал, потому, как не знаю… – Веденею хотелось объяснить это явление, но он не знал, как это сказать. Поэтому, махнув рукой на всё сразу, решил рассказать, как всё это получилось. – Я, спасаясь от быка, подбежал к стене… Думал, ну, всё! Щаз меня рогами и распорет… Всего-то и подумал: эх, щаз бы на ту сторону! Закрыл глаза и… Оказался там!

– Ты хочешь сказать, что перепрыгнул стену с закрытыми глазами? – в какой-то момент удивлению Хлебославы не было предела, но, вдруг, её глаза устремились на его странный оберег, и, улыбнувшись этому, она уже спокойно спросила. – И что?

– А то, что я не понимаю, как это можно сделать! – выпалил Веденей, хотя согласно и кивнул ей головой, раздражаясь от улыбки Хлебославы, да ещё от того, что тот, который был в нём самый умный, ехидно заключил. – Ну, что я тебе говорил?

– Я знала одного такого человека… – на глазах Хлебославы навернулись слёзы, а голос даже прервался. Но, справившись с собой, она тихо сказала. – Он тоже мог с закрытыми глазами перепрыгнуть через высокий забор…

– Вот это да! – удивлению Веденея не было предела. Даже хотелось сказать тому, который был в нём самый умный. – Ну, что? Съел?

– Ну вот, довёл до слёз свою матушку и доволен! – возразил тот, не отвечая на мой вопрос.

– Большой ты стал…– вернувшись из своих воспоминаний, вдруг произнесла она. – Может, когда-нибудь и расскажу… Береги свой амулет!

1Великая Ворона – так называлась ранее река Хопёр.

Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделится: