Litres Baner
Название книги:

Корабль спасителя Вселенной

Автор:
Андрей Геннадиевич Демидов
Корабль спасителя Вселенной

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Палек и Ждых вполголоса начали спорить, можно ли готовить жаркое, не придёт ли на запах медведь или волки. Решили кролика варить в одном котле с рыбой, горохом, грибами и листьями белотравки. Белотравка должна была отбить запах. Вятичи навесили над костром небольшой медный чан, налили воду, стали её разогревать. Сразу засыпали горох и пожили травы.

Молния ударила в заросли на другом берегу. Она с сухим хрустом расколола чёрное небо. Ветвистое дерево грозового разряда задержалось на мгновение и исчезло, оставив в воздухе угасающий след. Немедля всё сотряслось от грома, словно обрушилась часть небес. Лютичи вскочили со своих мест, раздавленные этой божественной мощью, обречённые, по их мнению, на скорую смерть. Палек схватил Решму за край плаща:

– Клянусь колесницей Даждьбога, нужно бежать отсюда!

Решма выдернул плащ из руки вятича и коротким толчком в грудь свалил его на землю.

– Сиди смирно. Убью! – затем он резко повернулся к ягду Рудрему, – иди, сними с камней стрерха. Попадёт ещё в него молния, вот будут ориентир наблюдателям на орбите.

Ягд Рудрем кивнул и ушёл в темноту. Отголоски грома ещё гудели в чащобе, когда тяжёлые капли дождя, вразнобой ударили вокруг по листве и траве. Зашипел костер. Лас с Дежеком, отчего-то пригибаясь, поспешили к лодкам, укрыть скарб рогожей.

Вернулся ягд Рудрем с невозмутимым роботом-стрерхом. Все перебрались под навес. Ливень разрастался. Молнии полыхали чередой, округа сотрясалась от рассказов грома, стонала, что-то с хрустом падало, за ручьём разгорался зажженный молнией пожар.

– Ждых, Палек, Ловик, рубите ельник, ставьте шалаши, перетаскивайте припасы из лодок! – отбрасывая ногой упавший котёл с несостоявшейся похлебкой, крикнул Решма, – Руд, Сти, помогите им.

– Ловик! – шарахаясь друг от друга, забегали вдруг кривичи, Ловик пропал! Таскал рыбу и пропал!

Из темноты возник ягд Эйдлах. Его обычно спокойное лицо выражало крайнюю степень тревоги.

– Один из лодочников исчез. Даже наши киборги-стрерхи его не видят по тепловому следу, – сказал он.

– Бери обоих киборгов, обшарь дно ручья назад до озера и вперед на тысячу шагов. Живого или мёртвого, но найди его! – ответил Решма, – он не должен убежать, раскрыв нас грабителям, властям или кому-нибудь ещё.

– Может это ягд Рудрем сделает, он помоложе, – ответил, всё ещё стоя у потухшего костра и щурясь на молнии, ягд Эйдлах.

Ему почудились над камнями, на фоне полыхающего неба, фигуры всадников, неподвижных и громадных. Они стояли как изображения на саркофагах великих полководцев; лошади парами, морда к морде, седоки сильно отклонены назад, словно пытаются разорвать поводья, в руках копья, за спинами щиты и луки в колчанах.

Ягд Эйдлах зажмурился, тряхнул головой, нащупал плечо Решмы: – Смотри, ягд Кропор, там…

Следующий всполох проявил рваный контур каменной гряды без всякого намёка на чье либо присутствие.

– Видения уже начались у тебя? – Решма отцепил от себя руку ягда Эйдлаха, – хорошо, пускай идёт Руд.

К грохоту грозы и шелесту ливня добавилось позвякивание, будто встряхивали монеты в горшке и глухие, мягкие удары. Затрещали ветви кустарника, и следующая вспышка молнии высветила на поляне у потухшего костра кружение множества теней, блеск стали. Несколько десятков вооруженных всадников появились здесь как из-под земли.

– К оружию! – истошно заорали кривичи, – бей!

Вырвав из ножен свои мечи, Решма и ягд Эйдлах встали спина к спине. Ягд Эйдлах, голосом полным смятения, крикнул:

– Почему стрерхи не вступили в бой?

Один из всадников молча приблизился к ним и начал что-то снимать с холки коня перед собой.

Решму обдало мощным, горячим дыханием коня и крепким запахом лошадиного пота. Тяжёлый куль упал на землю.

Над головой раздалось:

– Это ваше, уважаемые ягды? Перепугались?

Вдруг послышались возбуждённые голоса Ждыха и Палека, смех ягды Езеры.

Куль под ногами Решмы заворочался и оказался пропавшим вятичем Ловиком.

– Я ничего не знаю, я ничего не видел, я просто отошел облегчить живот!

Узнав в тесноте Решму, он на коленях пополз к нему, вытянув вперёд руки, и стал жалостливо говорить:

– Добрый господин, я не виноват, они меня коварно схватили! Прости!

Всадник, сбросивший кривича с седла, легко спешился. Лицо его озарилось светом молнии. Это был ягд Тантарра.

– Прошу извинить меня за опоздание. Но вы тоже опоздали к месту встречи.

– Не можешь без эффектов? – ловя остриём меча прорезь ножен, ответил Решма.

Он заметил, что голос ягда Тантарры изменился, стал низким, хриплым, резким.

– Откуда у тебя эти люди? Когда ты уходил, с тобой было семеро. Трое наших и четверо вятичей. Ягд Цвохгумь где?

– Теперь у меня осталось двое наших и четырнадцать отпетых ребят – арабских наемников из города Петры. Души во мне не чают. А ягд Цвохгумь уже дома, если только наши души действительно могут жить после смерти тела, – сказал печально ягд Тантарра, надвигаясь чёрным силуэтом.

– Привёз лоцию? – с надеждой в голосе спросил Решма.

– Нет! – последовал ответ.

– Проклятье! – простонал ягд Эйдлах, бессильно опускаясь на мокрую траву, – теперь мы навсегда останемся здесь.

– Размещай людей для ночлега, Тантарра, после этого мы выслушаем рассказ о твоем походе.

Гроза начала стихать. Молнии били в землю уже намного южнее, а гром был скорее эхом. Возник сильный ветер. Сначала он навалился со всей силы, сделав ливень наклонным, но потом отпустил. В чёрном небе мигнули звёзды и рассыпались то там, то здесь. Вокруг упали горсти лунного света и были тут же размыты пятнами холодного тумана. Облака начали быстро истончаться, Луна проявилась матовым диском в обрамлении радужного обруча. Ливень унялся. Заморосил дождь и торопливо ушёл за тучами к Янтарному морю. Стало пронзительно тихо и свежо. Вернулся Рудрем со стрерхами. Кривичи запалили костры, вятичи вернулись к приготовлению гороховой похлебки.

Полтора десятка всадников, прибывших с ягдом Тантаррой, расседлали разномастных коней, надели им на шеи торбы с овсом, и привязали к деревьям. Их остался охранять от волков или медведя один из стрерхов. Спутники ягда Тантарры, расположились у своего костра отдельно. Говорили они тихо, по-арабски, иногда вставляя в разговор отдельные отрывочные слова какого-то славянского говора. Они часто смеялись вполголоса, передавая по кругу тыквенную бутыль, делали из нее по очереди глотки. Пёстрые их одеяния нельзя было отнести к какому-либо народу. Тут были персидские стёганые халаты из атласа, изношенной парчи, булгарские шаровары, сирийские плоские шапочки из цигейки, войлочные тибетские безрукавки, короткие римские плащи. Этот пёстрый люд кривичам очень не понравился. Палек и Дежек, охающий от боли в ноге, тоже сложили свой костерок поодаль. Сварив, наконец, кролика, они довольно засопели, зачавкали, предварительно произнеся заговор от отравления и поблагодарив Даждьбога за пищу. Ходомир с торжественным видом отнёс большие куски варёной щуки Решме и ягду Тантарре. Пользуясь тем, что дождь кончился, они оставили навес, где разговором заправляла оживлённая больше обычного ягда Езера, и сели на седла, лежащие на траве. Ягд Тантарра взял рыбу, вдохнул её терпкий дух:

– С белотравкой варил?

– С чем было, мой господин, чтоб вкуснее, уж больно у щуки дух болотный, – с поклоном попятился Ходомир.

Решма свою часть отдал ягду Тантарре, и тот уложил её себе на колени, на подстеленную рогожу. Ходомиру показалось, что ягд Тантарра вдвое моложе Решмы: широкие скулы, обрамлённые узкой черной бородкой, выдвинутый подбородок, бледные узкие губы, тонкий нос, угольные волосы, под нависшими бровями мерцали глубоко посаженные глаза.

– Ну? – Решма смотрел на костры, на веселые огоньки искр, сильно не соответствующие его настроению, на дым, скрюченные фигуры у костров, блеск воды ручья, тени на стене кустарника.

Ловкими пальцами в золотых перстнях, ягд Тантарра сдирал чешую, откусывая кусочки серого мяса, с удовольствием жевал.

– Вкусная рыбка. Твой славянин соображает. Давай я поменяю твоего повара на моего Фэн Хунна. Он отчаянный рубака. Был телохранителем у имперского воеводы Чин Дэ.

– Прекрати шутки шутить, – сказал, сжав зубы, Решма, – и хватит есть, когда старший по званию офицер ждет доклада о выполнении задания! Рассказывай!

– Натоот, – буркнул ягд Тантарра.

Он бросил рыбу вместе с рогожей через плечо, подстилка, которая служила полотенцем, тоже полетела в темноту:

– Рассказываю…

Глава IV. Китайский поход ягда Тантарры

– Тогда, после неудачной попытки проникнуть в хранилище топлива в холмах на болотах вятичей и финнов между рек Протва и Москва, когда охранная система хранилища была активизирована и ягд Реццер его уничтожил ядерными зарядами с орбиты, а заодно и наш корабль, казалось, что всё пропало и мы навечно застряли на Зиеме. Те из экипажа, кто разуверился, ушли на поиски тёплого, сытного места, где можно было получить власть над дикарями и жить как их боги. В Рим и Константинополь. Я же остался с тобой, веря в идеалы Натоотваля, в нашу великую миссию по прекращению вселенской войны и строительству Нового Мира. Нам предстояло сначала найти способ покинуть эту планету Зием, и продолжить святую борьбу. По ветхим манускриптам из погибшей Александрийской библиотеки, кускам персидского и китайского шёлка с изображениями, больше декоративными, чем информативными, по слухам, сказкам разных народов и сплетням, тебе удалось узнать о существовании подвижной части навигационного прибора летательного аппарата. Того атмосферного истребителя из состава охраны баз на Зиеме, уничтоженного сверами во время боёв за систему Голубого Шлейфа очень-очень давно. Дикари, не зная назначения этого шара из жёлтого синтетического углерода, назвали его Золотой Лоцией. И только греческий мудрец Евдокс Книдский, видевший Лоцию собственными глазами в египетском Гелиополе тысячу лет назад, понял, что это и есть модель планеты, на которой он живёт. Он даже создал из этого свою астрономическую теорию, за которую теперь христианская церковь сжигает учёных на кострах. Блестящие отметки на материках, обозначающие хранилища, Евдокс принял за украшения, а гнёзда от выпавших гравитационных держателей за места от потерянных драгоценных камней. Так или иначе, нам удалось узнать, что Золотая Лоция оказалась в Китае, где для неё нашлось место в императорской сокровищнице, и она удостоилась сочинения легенды, что она была продана первому императору Китая небесный богом, летящим по небу. Обычные байки и россказни дикарей…

 

– Ягд Тантарра, мне это известно. Прошу, только без скучных восточных предисловий, – произнёс Решма на языке кумит, – никто не забыл твоих заслуг перед Натоотваалем. Придёт время и всем воздастся.

– Придёт время? Лучшие бойцы погибли в Стигмарконте, прикрывая наше бегство. Другие погибли во время погони. Кто остался? Старик ягд Слепех? Мальчик Крирт? – воскликнул ягд Тантарра, так что все повернули к ним головы.

– Война всегда забирает лучших в первую очередь, но из плохих делает потом лучших, – невозмутимо ответил Решма, – лоция где?

Ягд Тантарра скрипнул зубами, махнул ладонью, ловя невидимого комара, и продолжил:

– Полтора года назад я ушёл от вас из земли голиндов, мокоши и кривичей у Москвы по рекам и волокам до Сурожского моря. Оттуда я с отрядом двинулся караванным путём на восток в сторону Бактры в направлении на Кашгар и Туфан. Навстречу шли потоком караваны верблюдов, лошадей, мулов, груженных шелковыми тканями, посудой, бумагой. С нами вместе шли другие караваны, везущие оружие, драгоценности, хлопок. Некоторые караваны имели по несколько тысяч животных, свои отряды охраны, и походили больше на войско в походе. К одному такому каравану мы и прислали, как наёмная охрана от банд разбойников. К сожалению, караван проводники специально завели на гибельный маршрут. Я попал в такие места, где от воды до воды нужно было идти неделями, где пот становился на лице солёной коркой и лошадям привязывали к копытам дощечки, чтоб они не тонули в песках. Я видел караваны, вымершие от жажды, связанных цепями мумии верблюдов, ссохшиеся скелеты людей в одеждах, тканых золотом. Видел караваны, перебитые разбойниками, сожжённые караван-сараи, забитые трупами колодцы. В стычке с грабителями погибли купцы, хозяева каравана. Мы отклонились в сторону от маршрута ещё больше, и попали в пыльную бурю. Потеряли множество лошадей, умерло двое наших вятичей. Пришлось самим напасть на караван, чтобы отбить воду и захватить проводников. Нас пытались три раза отравить ядом в финиках, верблюды и лошади болели, все время налетали пыльные бури. Мы переправились через реку Сыр-Дарью, через призрачное русло Чу, и там, в долине реки Или, в предгорьях Тянь-Шаня, я видел это…

– Что? – спросил Решма, резко повернув голову к ягду Тантарре.

Глаза его глаза были безумны, влажны, устремлены вдаль, в блёклую полоску зари на востоке.

– Я видел это… Сначала в горячем, жидком воздухе поднялись верхушки фортов Стигмарконта. потом купола эмиттеров защитного поля, над горизонтом чередой шли транспорты и военные корабли, мигали огни, сверкали сопла мегразиновых двигателей. Рядом вдруг восстали цветущие сады планеты Эхтенельд, её плотины, белые тела жилых башен, здание Верховного Совета Натоотвааля, золотые фонтаны… Мы рванули туда, обезумевшие от усталости и жажды. Мы били пятками, плетьми, истязали наших верблюдов и коней, пока проводник не догнал и не закричал, что это и есть мираж, о котором он предупреждал. Там, вдалеке, было всего лишь солёное море – Восточный Балхаш. Дьявол! – Тантарра запнулся, словно в горле возник липкий ком, а его рука схватила воздух.

Решма всмотрелся в собеседника, размышляя о целесообразности дальнейшего разговора. Тень сожаления скользнула по краям его узкого рта.

– Это всё? – спросил он, – и зачем все эти подробности из приключенческой сказки? Хватит.

Тантарра вздрогнул, оторвал взгляд от горизонта, сощурился, хлопнул себя по колену:

– Хорошо, пусть будет короче.

В этот момент к ним подошла ягда Езера, покачивая бёдрами.

Ягд Кропор, называющий себя сейчас Решмой, и ягда Езера в далёкой молодости были очень близки. Несчастная эта история слишком длинна, но её можно было бы начать, чтобы возникло понимание внутреннего напряжения и ревности, таившихся в их душах сейчас.

Это случилось на далёкой искусственной планете, сплошь закрытой биопластиковым самоподдерживающимся куполом на основе технологии управляемой бактеросинтеза. Равное расстояние между стенкой купола, толщиной в одну фалангу пальца, до поверхности планеты, регулировалось управляемыми гравитационными полями. Под куполом поддерживалась постоянная атмосфера из разнообразных газов с небольшой частью кислорода, как универсального окислителя для углеродного цикла жизни всех живых существ. Ваальцы, считающие планету своей, за неимением суши с начала терроформирования, построили плавучие острова, по сути, гигантские корабли округлого очертания. Корабли были настолько велики, что корпуса имели строительный изгиб, равный радиусу кривизны поверхности океана. Масса островов позволяла им оставаться неподвижными относительно воды и поворачиваться вокруг планеты вместе с океаном из-за вращения планеты. Используя сооружения на дне, удалось замедлить движение океана относительно планеты и добиться необходимой продолжительности суток. Звезда, около которой была сооружена их нескольких астероидов планета, была молода, её избыточная температура поглощалась искусственной металлической взвесью, словно фильтром. окружающим планету на некотором удалении от купола. Металл, бомбардируемый звёздным ветром, постоянно сиял жёлтым и зелёным светом, превращая чёрный космос в гигантскую карнавальную декорацию. Для освещения тёмной стороны планеты, были при терроформировании предусмотрены небольшие ледяные, хорошо отражающие свет звезды, спутники. Таким образом ночная поверхность планеты всегда была ночью освещена ровным белым светом.

На одном из островов, жила ничем не примечательная натоотская девушка Езера и её мечты состояли в том, чтобы переехать жить на планету, где есть настоящая земля и настоящее небо, например, на столичную планету метрополии Тератонну. Её мать работала во вторичном социальном контуре, создавала развлекательные программы по заказу Совета по культуре Натоотвааля. Отец Лерды погиб во время геологических работ на далёкой звезде, и даже его ДНК не удалось найти, чтобы создать хотя бы неодушевленный клон. Разговоры с отцом в виде голограммы, оперирующей логическими связками мышления, добытыми из ранее записанных разговоров отца, навевали ужас, и давно не использовались.

Однажды, во время спортивных соревнований по плаванию в персональных капсулах, она встретила в лифте, идущему на нижний ярус, молодого натоота, красивого, с именем ягд Кропор Мар Сиуст на опознавательном жетоне комбинезона.

Они улыбнулись друг другу и, выйдя на одном этаже, стали разговаривать ни о чём.

Потом были свидания, поцелуи, кафе и ночные клубы. Ягд Кропор, пообещав девушке, что женится не ней и любить её вечно, привел её в космопорт, посадил в челнок, отделанный диковинными камнями и шкурами, и, дождавшись модуля для ноль-перехода на Тератонну, увёз девушку знакомить с семьёй.

Отец юноши, владелец военной судостроительной верфи, узнав, что сын хочет жениться не на той, кого он ему назначил – дочери профессора Военно-галактический Академии, замыслил злое дело. Мило улыбаясь при знакомстве, старый ягд Кропор, отправился к одному из своих друзей, члену Верховного Совета с жалобой на соблазнение сына из корыстных побуждений девушкой с окраиной планеты, из семьи поэтессы-неудачницы и геолога. Вельможа воспользовался правом внесудебной высылки и выслал совсем юную ягду Езеру с матерью на необитаемый планетоид 8142289 в системе Незнакомца.

Опечаленный юноша бросился искать суженую. Он прибег к помощи бандитов, но был обманут и продан в рабство существам из неизвестной области Вселенной, где едва не погиб, о чём сообщил разведчик, поймавший сообщение персонального маяка. Ягда Езера вскоре сбежала с планетоида на самодельном челноке, скиталась по космосу, пока её не подобрал автоматический транспортный корабль. После долгих и смертельно опасных приключений, она узнала о мнимой гибели любимого и решила вернуться к матери, чтобы больше никогда не возвращаться в мир живых.

Юноша ягд Кропор через несколько лет был освобождён из плена за выкуп. Он больше не стал противиться воли отца и поступил в училище при Академии военно-галактического флота Натоотвааля, поклявшись себе, что обязательно разыщет свою возлюбленную и, если уже всё потеряно, хотя бы извиниться за всё произошедшее и поможет ей в жизни. Но всё получилось совсем не так. По крайней мере до момента восстания на базе флота Стигмарконт, они уже не были вместе…

Обворожительно улыбаясь командиру, она сказала:

– Ягд Кропор, наша борьба за Новый Мир так скучна и утомительна, что жить не хочется, а хочется сдаться ярду Реццеру и вернуться, пусть в тюрьму, но в Натоотвааль.

– Планета Зием, где мы сейчас находимся, относится к пространству Натоотвааля, – сухо ответил Решма.

– Эта дыра проклята и забыта всеми, здесь почти тюрьма для нас, – уже зло сказала ягда Езера и глаза её сузились, – пусть ягд Тантарра хотя бы увлекательным рассказом нас позабавит. Лоцию он всё равно не привёз. Интересно, как там всё было.

– Хорошо, – согласился Решма, – пусть рассказывает подробно, только без пересказа своих наркотических галлюцинаций.

– Да, это так, мгновение слабости… Когда наш караван переправился через реку Или, мы попали в кавардак, в настоящее смешение народов. Горы и Великая степь двигались: народ киби откочёвывал из Тянь-Шаня, Чеби-хан пробивался с отрядами наемников в предгорья Алтая, кочевники кутургуры восстали против могучих аваров. Авары ловили их от Назиба до самого Урумчи, сжигали, сдирали кожу с живых, заставляли есть собственных детей. Императорская кавалерия вылавливала остатки разгромленной армии народа татабов. Кругом валялись трупы людей и лошадей, стояли брошенные юрты, оставленные кибитки, бродили стаи одичалых собак, вперемешку с волками. Кружили в небе падальщики и пахло пожарищем.

С великими трудностями перешли перевал, где пили растопленный снег, потеряли много людей и верблюдов. Они падали с обрывов, попадали под камнепады. Так мы оказались на территории империи Тан, в зловещей пустыне Такла-Макан. Все вокруг только и говорили об истинной вере в Будду. Мы обходили пустыню с севера. Вокруг было полно пограничной стражи и тюркутов, нас всё время принимали за сторонников китайской династии Суй, или приспешников кагана Кат Иль-хана. За нас все спешили получить награду, обещанную новым китайским императором Тай-Цзуном, хотя караван совсем не выглядел как китайские беглецы, тем более, что мы шли в Китай, а не наоборот. От постоянных обысков и арестов, нас спасало поддельное письмо, данное, якобы, греческим купцам императором Византии Флавием Ираклием Августом. В конечном итоге, во время очередного нападения разбойников, караван разбежался и был полностью разграблен. Двигаться дальше с горсткой вятичей было безумием. Я решил внедриться в какое-нибудь движение, и, приняв сторону нового императора Китая Тай-Цзуна, набрал отряд из беглых крестьян, и под знаменем Тай-Цзуна дошёл до границы провинции Чанъань. Там была раньше построена Великая Стена, потрясающая, бесконечная. До сих пор не пойму, как они могли её построить при таких архаических орудиях труда и технологиях. Через лазутчиков нам удалось узнать, что император Тай-Цзун с сорока тысячной армией осаждает крепость Шофан, где укрывается мятежник Лян Ши-ду. Новый император был нищим и желал овладеть богатствами сокровищницы рухнувшей династии Суй. Я тогда кожей почувствовал, что не стоит искать Золотую Лоцию в императорском дворце на берегу реки Хуанхэ в Чанъань, а следует скорее идти в Шофан в самую гущу сражений.

– Как романтично и слог поэтический, – сказала ягда Езера, присаживаясь на перевёрнутую пустую корзину, служившую Решме столом в походе, – может быть ты поэт. Можешь слагать стихи, вроде этих:

Вокруг людей – толпа-толпища,

А я здесь инопланетянин!

И стану им желанной пищей,

Как только буду слаб и ранен…

Я пребываю в предрассудках,

Что можно избежать плохого,

И я страшусь плохого жутко,

Хотя плохое тут основа!

Рассудок мой – вот всё богатство,

Мой друг единственный и верный.

В нём мыслей пиршество и царство -

Отдельный космос во Вселенной…

– У меня не хватает нейронных перемычек в творческом отделе мозга, ответил ягд Тантарра раздражённо.

Он после этого надолго замолчал, ожидая не то похвалы, не то насмешек. Решма сидел как каменный. Смотрел мимо рассказчика на людей, спящих подле костров на голой земле. Когда пауза слишком затянулась, он обратил к ягду Тантарре оттенённое восходом лицо и бросил коротко:

 

– И что было дальше? – и в его словах почудился скрежет металла.

Ягд Тантарра продолжил почти скороговоркой:

– Страна вокруг Чанъань была разорена. Поля заросли, дамбы размыло паводками, деревни разметал ветер и огонь. В Чанъани два миллиона человек. Это начало великого торгового на Запад. Но крестьян и ремесленников вырезали мятежники, разбойники, кочевники-тюркуты, имперские солдаты. Ямы с запасами риса разграбили. Населению и нам тоже, пришлось есть крысиное мясо, кашу из личинок и побеги бамбука. Когда наш отряд оказался у Шофана, умер от неизвестной инфекции наш славный врач ягд Цвохгумь, герой восстания на Стигмарконте. Съел что-то, наверное. Изо рта пошла пена и никакие противоядия не помогли, а только продлили агонию. В ночь после этого, в суматохе, возникшей во время вылазки мятежников из Шофана и одновременной атаки на войска императора со стороны тюркутов Кат Иль-хана, нам удалось захватить одного придворного мудреца – советника императора. У него было прозвище А-нюй, то есть всезнающая черепаха, на которой держатся священные горы. Мудрец под пыткой не смог указать местонахождение сокровищ старой династии и тем более Золотой Лоции. Однако он поведал предание о том, что очень давно, бог Хоу И, один из тридцати шести стражей небесного дворца Юй, сын главного бога, был ниспослан отцом, чтобы избавить людей от стихии и чудовищ. Он был крылат, этот бог, искусный стрелок из лука, потому, что его левая рука была длиннее правой.

– Какие подробности, ты так память тренируешь, за неимением нормального потока информации? – произнесла хрустальным голоском ягда Езера.

Ягд Тантарра приосанился, стряхнул с острой бородки кусочки рыбы, уложил у бедра меч, так чтобы драгоценные камни рукояти переливались. Он положил ладони на бёдра, как это повсеместно делала знать в местах, где ему пришлось побывать. Лукаво посмотрев на красавицу натоотку, он вкрадчиво спросил:

– Захватывает? Могу я продолжать?

– Ягда Езера, шла бы ты… – тихо сказал Решма, – ещё бы поспала. А то этот рассказ никогда до своей сути не дойдёт.

– Надоело мне есть, спать, качаться в лодке. Я, между прочим, из семьи ягда Тоота Шлокриста, одного из потомков основателей федерации Натоотвааль. А ты, ягд Кропор, из ваальской семьи, за заслуги получивший титул ягда. Поэтому умерь свой командный пыл и не мешай слушать.

Решма покраснел и прорычал:

– Я Решма! Так меня всегда так зови. Не называй меня иначе, тем более по-славянски и в присутствии аборигенов.

– Конечно, конечно, прекрасное славянское имя, принятое для того, чтобы ни беспилотники, ни разведчики, или агенты, не опознали в тебе мятежника, – Езера выдержала его взгляд и демонстративно выставила перед собой длинные пальцы с перстнями и кольцами, любуясь ими, – и не смей шипеть на меня.

– Тогда мы уйдём, – отвернувшись, сказал Решма, не делая, впрочем, попытки встать. Он чувствовал спиной, что ягд Тантарра предательски улыбается и переглядывается с ягдой Езерой.

– Не понимаю, отчего бы благородной ягде Езере не дослушать мой рассказ, – сказал он примирительным тоном.

Решма после томительной паузы, наконец выдавил из себя одно слово:

– Хорошо!

Ягда Езера довольно хмыкнула, Тантарра продолжил рассказ:

– Этот бог Хоу И убил быка-людоеда, убил огнедышащего девятиглавого зверя, изрыгающего огонь, свирепого кабана-пожирателя и ещё много всяких тварей. Из-за этого в небе появилось десять солнц. Девять солнц он сбил огненными стрелами, а одно из солнц осталось. Вам это ничего не напоминает?

– Напоминает сражение на орбите? Или галлюцинации от млечного сока мака? – холодно ответил Решма.

Над чёрным силуэтом каменных нагромождений под зелёно-синим небом, возникла пылающая точка-искра, потом огненная полоса, потом тонкий край ослепительного солнечного диска. Небо между облаками и лесом просветлело, сделалось прозрачным, приобрело цвет талой воды.

– Так мне нравятся эти рассветы, – сказала со вздохом ягда Езера, наблюдая, как дыхание её превращается в пар в холодном утреннем воздухе, – особенно когда тепло и нет мороза со снегом и льдом вокруг.

– Мёрзнешь? – спросил ехидно Решма.

Их глаза встретились, и ягда Езера не нашла в них издёвки, скорее участие.

– Самое занятное в этой легенде то… – продолжил ягд Тантарра, – это то, что бог отец отлучил героя Хоу И от небесного сана, лишил бессмертия, силы и разных привилегий. Бог-отец разбросал с неба по земле золотые яйца, в которых сидели Грохочущие птицы, от обладания которым зависела жизнь Хоу И, его детей. Но герой не мог их отыскать, а тем более расколоть эти алмазные яйца, чтоб достать птиц, умеющих подняться выше неба. Тогда Хоу И отправился к своей матери, которая развлекалась, насылая на мир бедствия и болезни, и заправляла царством мёртвых. Она ненавидела всех, но сына приняла и дала ему персик бессмертия, волшебную стрелу и золотой глаз одного из Грохочущих птиц. В нём были видны все остальные алмазные яйца, – произнёс ягд Тантарра и торжествующе оглядел слушателей, предлагая им тоже восхититься моментом открытия.

Езера пожала плечами. Решма посмотрел на ягда Тантарру злыми глазами и нетерпеливо спросил:

– Это легенда о строителях баз и о навигационном приборе? Но это всё равно, что ничего.

– Безусловно, – кивнул ягд Тантарра, – легенда говорит, что с помощью Глаза, Хоу И находит одно яйцо, разбивает его и летит на небо на Грохочущей птице, а золотой глаз достался его ученику, ставшему потом первым китайским императором Цинь Шихуанди. Золотой Глаз стал знаком монаршей власти и переходил от династии к династии. Безусловно, этот артефакт имеется среди сокровищ династии Суй.

– Эти дикари на Зиеме так умело переделывают любую информацию в сказки, что сами забывают первоначальное событие и начинают верить в сказки, порождая себе культ богов и чудовищ, – задумчиво произвела ягда Езера, – прости, дорогой, я тебя опять перебила.

– И вот, мятежник Лян Ши-ду сидел в городе Шофан, осаждённом войском императора Тай-Цзуна. В окрестностях орудовали банды восставших крестьян и отряды тюркутов. В Шофане уже был голод. Против Лян Ши-ду внутри города один за другим возникали заговоры и через стену к ногам имперских солдат сыпались головы казнённых заговорщиков. К тому же к императору подошли союзные ему табгачи и, отогнав тюркутов, им удалось отрезать крепость от озера, добавив к страданиям осаждённых от голода, страдания от жажды. После этого был назначен ночной штурм крепости. Город мог пасть и тогда сокровищница старой династии могла быть разграблена озверевшей китайской солдатнёй.

Тогда я решил во время штурма проникнуть в крепость, используя камуфляж на базе искажения световых волн и авангард из биороботов-стрерхов. Мы были готовы и к быстрому отходу. Были готовы проводники, были готовы жилистые аргамаки – великолепные степные кони, была у нас и поддельная грамота от императора Тай Цзуна с его замысловатой красной печатью.

Но этого не потребовалось. В Шофане вспыхнул очередной мятеж, и голова Лян Ши-ду была прислана императору в корзине для овощей. Войска кинулись на разграбление крепости. Кинулись внутрь и мы. Среди всеобщего разгрома и резни, нам удалось обнаружить лишь жалкие крохи из сокровищницы империи Суй. Золота не было, Золотой лоции не было. Исчез и начальник конницы мятежников, хитрый Го Цзы Хе. Он ушёл через длинный подземный ход, такой широкий, что там могла проехать конная повозка. Когда его начали искать, он уже проскочил все кордоны императорских войск под видом каравана, везущего фарфоровую посуду вокруг пустыни Текла-Макан к перевалам Тянь-Шаня. Это был маршрут на запад через города Невакет и Суяб, через перевалы Бедель, Сан-Таш, мимо высокогорного озера Иссык-Куль. Мы не могли идти за ним напролом: вокруг кипел котел: император искал своё золото, племена степняков искали императора, чтоб изъявить ему покорность, табгачи резали разгромленных тюркутов, и а всех, кто под руку попадётся. К тому же, через район наших поисков начали наступать шесть императорских отрядов навстречу Кат Иль-хану. Император Китая решил завоевать всю Азию. Они окружили его, разбили и пленили в кровавой битве. Это была просто битва народов!

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: