Название книги:

Император

Автор:
Евгений Геннадьевич Иванов
Император

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава первая. Крапива

Каждый раз, когда эта беременная женщина с большим животом убивала, то любила вытирать оружие, который был весь в крови об свой живот. Вся её белоснежная ночная сорочка была в крови.

Дом стоял вдоль дороги, но местность, где он находился так располагалась, что дорога располагалась вверху метров на десять-пятнадцать, а дома шли ниже вдоль этой горной возвышенности. Таким образом этот дом располагался ниже дороги, словно в окопе.

Этим вечером семья Казанцевых была дома. Две девочки и три мальчика, всем не больше шестнадцати лет. Также дома находились родители; Наталья и Пётр.

– Если не расскажешь об их переменчивой погоде, то они не приедут – обратилась Наталья с весёлым нравом к дочери Нине. Девочка громко и сильно рассмеялась. В ответ мама не помедлила засмеяться тоже над этой семейной ситуацией, которая происходила с их дальними родственниками. Нина хотела, чтобы они приехали к ним в гости, и вспомнила между делом об одном происшествии, связанным с автомобилем семьи Лермонтовых. Мама Нины была родной сестрой Виктории Лермонтовой.

– А помнишь, как дедушка, чиня свой мерседес, общался на французском языке по телефону с иностранцами, этими французами, по поводу запчастей вроде? – обратилась Нина к матери, со своим чистым, детским любопытством.

– Да милая, помню – любезно ответила Наталья с красивой улыбкой на лице, то была улыбка любви матери к дочери.

– Он правда знал французский? – спросила Нина.

– Да, – ответила Наталья, и окончив мытьё посуды, начала вытирать руки чистым полотенцем. После плодотворного дня и приятного вечера с любящей семьёй, Наталья вместе с мужем уложила детей спать, но не так, чтобы заставлять их себя мучить, когда, по существу, они спать вовсе не хотят, а лишь с тем, чтобы они чтили тишину, не мешая другим и если кто не хочет спать, он может свободно “посидеть” в телефоне или что-нибудь почитать.

Когда вся семья Казанцевых уже глубоко спала, примерно в два часа ночи в их дом вторглась безумная беременная женщина. Её срок составлял не меньше восьми месяцев. С обычным топором, каким часто пользуются в деревне, где и происходили события, эта незваная женщина вошла в чужой дом. Сначала она ходила по дому и рассматривала в тишине этих спящих людей, после чего, когда одна из дочерей встала в туалет, с огромной силой и быстрым замахом, женщина лишила жизни эту девочку. Дальше, в бесшумном темпе, безумная женщина прошлась по остальным членам семьи. Никто не успел что-либо предпринять. Вся семья Казанцевых погибла от тяжёлой и холодной руки незваного гостя.

Убийца весьма яростно и жестоко убивал своих жертв; замахиваясь топором, она смотрела на ту часть тела, которая обязательно будет повреждена её смертельными действиями.

Слепая женщина знала императора, она его помнила. Однажды он к ней явился, была пасмурная погода, лето. Ей нравилось качаться на качелях, было весьма интересно проводить время со сверстниками, с друзьями. Тогда ей было восемь лет. Она очень любила родителей, их она чтила и послушно им доверяла. Император явился и вырвал им горло, после чего засунул их головы в печь и заставил маленького ребёнка смотреть на это. Она помнила его синие крылья и чёрное пальто, а ещё запах парфюма; весьма сильный, словно миллилитров триста было вылито на всю его одежду. Этот насыщенный, концентрированный аромат по сей день, спустя пятнадцать лет до сих пор стоял у неё перед носом. Эту женщину звали Бландина. Она не понимала за что такое насилие царит в мире, за что с ней приключилось эта напасть. Бедная женщина по сей день живёт с этой травмой; у неё нет друзей, нет семьи. Та боль, которая была причинена ей в детстве по сей день живёт в ней. Она едва держится, еле ходит.

Узнав о происшествии с семьёй Казанцевых, на какое-то мгновение Бландина со всей ощутимостью, с большой впечатлительностью вспомнила о событии давно минувших дней. Словно прежний мрак вернулся!

Ветер пошатывал цветы, и колыхал колосья. Вся лесная живность спокойно искала пропитание и наслаждалась обильной водой из ручья. Красная рябина была полна ягод. Холодная погода не мешала деревьям пить своими корнями обильный поток дождя. С неба шёл сильный дождь и по прошествии времени наполнил собой каждую иголочку с елей или пихт. Шишки на деревьях держались крепко, только белки могли потревожить их покой, собрав то, что им причитается для собственной радости и сытости. После опустошения этих обильных орешками шишек, они свободно бросали их на землю, эти белки, и могли поднять бы их снова с земли, но такого желания у них не возникало. Земля, ближе к стволу деревьев была местами устлана изъеденными шишками без орешков. Кедр – вот излюбленное дерево белок, где они собирались ради орешка из шишек. Зелёная трава чередовалась с мхом, в основном в болотной местности, а там, где мох, там и морошка: жёлтое растение. Черви ползают в земле, но проходят мимо этого растения, ибо слепы и довольствуются грязью. Медведи, так же в чаще леса, копая свою глубокую берлогу в земле, довольствуясь ложем в грязи. Путешествуя по горам и рекам, медведи полны разного рода ухищрений; они могут есть как и ягоду, так и сырую рыбу, могут также предпочитать и оленину. Рыжие, темно красные лисы тоже бродят по лесам: это их дом. Там, где зайцы чувствуют себя спокойно и свободно едят ягоды, лисы их поджидают, – переполненные жажды крови. Схватив белого зайца, лиса не щадит его шкуры и пушистой, белоснежной шерсти. Схватив зайца за горло, лиса душит его, пока тот не перестанет окончательно дышать. После этого, сильная, хитрая лиса несёт мертвое животное, чтобы в размеренной обстановке, подальше о места поимки своей жертвы, съесть, полакомиться, освежевать, выпотрошить, скушать мясо, мышцы, погрызть косточки. Медведи также любят грызть кости, особенно рыбьи. Никто не смеет мешать им заниматься этим лакомым делом, когда медведь лакомится своей добычей, он по-прежнему хищник, как бы беспокойно медведь не выглядел; каким бы утешительным он себя не чувствовал. Если кто-то посмеет потревожить медведя, когда он лакомится своими излюбленными рыбьими косточками, то хищник разорвёт своего тревожного гостя, и вырвет его кишки на белый свет. Порой, подобная реакция может произойти и на детёнышей, на этих беззащитных существ. Впрочем, у медведя не может дойти до серьёзной жестокости обращение с собственным потомством, они умны и берегут свою кровь.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
ЛитРес: Черновики
Поделится: