Название книги:

Маша и Позитивный мир

Автор:
Анна Гаврилова
Маша и Позитивный мир

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– М-да… – это мужественный Хрим выдал.

А более миловидный Лаарим просто охнул и прикрыл рот ладошкой.

Повисла пауза. Недолгая, но довольно выразительная… Затем Хрим простонал:

– Теперь ясно, почему господин в такой ярости. Только представь: просыпаешься утром и находишь рядом с собой это.

Мм-м… «Это» – это обо мне?

– Да тут не только хладнокровие! Тут рассудок потерять можно, – прощебетал Лаарим.

А меня прям в холодный пот бросило. Ёлки-палки! Только не говорите, что, обретя знание языка, я утратила красоту!

Рывком отбросив одеяло, я метнулась к зеркалу. И облегчённо выдохнула – фух! Пусть на мне была сорочка, но оценить ситуацию она всё-таки не мешала. Все прелести остались на месте, единственное – ввиду не смытого на ночь макияжа я превратилась в панду. В смысле, чёрные круги под глазами появились. Ну а гнездо бешеной вороны на голове – это так, это не в счёт.

Клыкастые тем временем продолжали:

– А вчера такой конфеткой была. Богиня, а не женщина. Я сам едва не возбудился, – признался Хрим.

Лаарим ответил после недоброй ревнивой паузы:

– Да уж… тем ужасней разочарование. Бедный наш господин.

– У неё поди ещё и изо рта пахнет. – Хрим понизил голос до шёпота, но я всё равно услышала.

– Нет. Такое он бы перетерпел. А вот храп…

От столь наглых подозрений я банально онемела, а эти заразы…

– Думаешь, такая женщина – и храпит? – в голосе Хрима прозвучало сомнение.

– Мы все не без греха, – философски изрёк Лаарим.

Хрим фыркнул, а я радостно оскалилась. Ага! Получи фашист гранату! Но в следующую секунду…

– А вообще, от дьярны, говорят, пучит. Так, может, она…

Всё. Вот теперь я не выдержала! Развернулась, гордо вздёрнула подбородок и озвучила свою версию:

– Может, он просто не добился желаемого?

Блондины разом подпрыгнули, вытаращили белёсые глазки. Ответили тоже одновременно:

– Ты знаешь наш язык? Почему раньше молчала? – взвизгнул Лаарим.

– Он? И не добился? Ты бредишь, да? – пробасил Хрим.

Реплику неженки Лаарима я проигнорировала, а слова Хрима оставить без внимания не могла, ибо задели. Нет, понятно, что синеглазка – вождь и, следовательно, всех круче, но я-то тоже не рядовая.

– Я ему отказала! – сказала чётко, разборчиво, почти по слогам. – Причём дважды! То есть и вечером, и утром.

У мальчиков от такого признания челюсти поотвисали. А я замолчала, давая сладкой парочке возможность эту информацию переварить.

Хрим отмер первым.

– Но как? – неверяще воскликнул он.

Я пожала плечами и пояснила с деланым равнодушием:

– Молча.

Нет, ну вечером-то мы действительно молчали!

– М-да, – резюмировал Хрим. Причём сказал это как-то обречённо, что ли.

– Мы все умрём, – тем же тоном добавил Лаарим.

Я, естественно, заинтересовалась:

– Это почему же?

Только кокетка клыкастая не ответила. Вместо этого всплеснула руками и воскликнула с подозрительно знакомой интонацией:

– О боги! Мы же опять не успеваем!

Через пару секунд, раньше, чем опомнилась, меня сгребли в охапку и потащили в душ. Невзирая на сопротивление, раздели и быстренько вымыли. Намазали волосы каким-то бальзамом, после которого «гнездо» само преспокойненько рассыпалось на волосинки. Остатки косметики стёрли губкой, пропитанной какой-то пахучей субстанцией.

Затем вытерли, запеленали и оттащили к зеркалу. Со скоростью кометы соорудили причёску и накрасили. Упаковали в светлый наряд а-ля «скромница со стажем», на ноги натянули тапки под цвет, и… взашей вытолкали из отведённых мне апартаментов.

И ни на один из заданных в процессе этого трэша вопросов не ответили!

За дверью покоев поджидал хмурый клыкастый парень – кажется, тот самый, который провожал с застолья. Он одарил коротким кивком и предложил следовать за собой.

Я, как и положено приличной попаданке, хотела заартачиться, но желудок такой вариант развития событий не оценил. В итоге пришлось расправить плечи и направиться за провожатым…

В прошлый проход по дворцу я болталась на плече Хрима – из такого положения мало что разглядишь. Обратный путь проделала на своих двоих, но, так как глаза слипались, видела ещё меньше. На этот раз любоваться интерьерами тоже не пришлось, ибо… на выходе с территории гарема мне мешок на голову надели.

Да-да! Вот так просто и совершенно по-варварски! Буквально за два шага до двери провожатый остановился, обернулся и протянул мне чёрную тряпочку. А я эту тряпочку взяла! Но, осмотрев, тут же вернула, так как совершенно не поняла, зачем она нужна. А клыкастик тяжело вздохнул, расправил ткань и жестами объяснил, что с этой тканью делать.

Я ужаснулась и возмущённо фыркнула, и тогда…

Тогда бугаяка шагнул навстречу, одной рукой ухватил за талию, а второй нахлобучил тряпочку на голову. Сорвать её не удалось, потому что снизу тут же затянули шнурок.

– Так надо! – рыкнул блондин. Кстати, это было первое, что он произнёс вслух.

Я, конечно, заорала, но провожатому было до лампочки. Гад клыкастый подхватил на руки и поволок дальше. Именно способ транспортировки заставил заткнуться и понять – ничего дурного не происходит. Уж слишком бережно меня несли. Как вазу династии Дзынь, честное слово.

А когда опять поставили на ноги и избавили от мешка, стало ясно: таки да, я – реликвия и артефакт в одном флаконе. Дело в том, что и провожатый, и дежурившие у двери стражники согнулись в настолько низких поклонах, что я испугалась за их спины – как бы не поломали.

Шок от увиденного не позволил вымолвить ни слова, а в голове воцарился хаос. Поэтому, когда стражники распахнули створки дверей, спорить не стала – молча шагнула внутрь, и всё.

И тут же замерла! Просто все присутствующие – а их было человек двадцать – резко поднялись из-за стола и согнулись в аналогичных поклонах.

Спин не гнули лишь двое – синеглазый клыкастик и мой черноглазый соотечественник. Алекс.

Та-ак… и что сие действо означает?

Глава 6

Столовая оказалась довольно маленькой, а уж по местным меркам – вообще микроскопической. Плюс, учитывая некое дикарство моих новых знакомых, я ожидала увидеть тут полумрак, низкие столики и разбросанные по полу подушки, на которых полагается возлежать во время трапезы. Но ничего подобного не имелось. Более того, помещение было выполнено в самом что ни на есть европейском стиле. Центром интерьера являлся круглый стол из тёмного дерева, окружённый вполне обыкновенными стульями. И уже сервированный, кстати.

Присутствующие – исключительно мужчины. Одна половина – клыкастые, а вторая – черноглазые. От ранее виденных они отличались наличием серебряных браслетов на запястьях, причём надеты эти браслеты были поверх рукавов.

Ну и лица, если приглядеться, не совсем обычные, с этакой печатью власти.

Тот факт, что меня пригласили на завтрак для избранных, сперва огорошил, а через секунду я вспомнила, в каком мире нахожусь, и расслабилась. Следом испытала дикое желание обратиться к Алексу. Спросить: ну что, съел?

Я бы реально спросила, но решила, что с ехидством лучше повременить. И вообще, дался мне этот небритый тип! Особенно с учётом того, что здесь стоит обиженная на меня синеглазка…

Едва мужчины прекратили кланяться, вождь племени Ургар шагнул ко мне. Пришлось задрать голову, потому что иначе взгляд упирался в грудь, выразительный рельеф которой даже рубаха не скрывала.

Наши взгляды встретились, а в следующую секунду вождь поймал мою ладошку и потянул оную часть тела к губам. И всё. Меня накрыло!

Просто это было поистине волшебно! Я – вся такая маленькая и хрупкая, в длинных светлых одеждах, он – гигантский и сильный, со склонённой головой… А вокруг воины, которым остаётся смотреть на женщину вожака и безмолвно глотать слюни. И Алекс! Гадкий идейный противник, севший в лужу по самые… ну, в общем, понятно.

Что может быть лучше?

– Я безумно соскучился, – выдохнул блондин.

А я растрогалась и даже раскрыла рот в намерении ответить. Но желудок, воодушевлённый ароматами свежевыпеченного хлеба, такой возможности не дал. Сообразив, что к столу я не очень-то тороплюсь, этот подлец взял бразды правления в свои руки. Вместо обычного «бу!» вывел сложную, очень длинную руладу.

Тембру его голоса мог позавидовать любой оперный бас, и в тишине, окутавшей столовую, этот «тембр» звучал особенно красиво. И с хрупкостью моего образа совершенно не совмещался!

Я, конечно, смутилась и даже немного покраснела, а блондин… Грустно, но он среагировал совсем не так, как положено джентльмену. Клыкастик сжал губы, крепко зажмурился, но улыбку не сдержал.

Надо ли говорить, что вот такая реакция дико меня возмутила? Ведь я не по собственной воле голодная! Ведь это он, хозяин дома, гостью не накормил!

В поисках поддержки я повернула голову и бросила короткий взгляд на Алекса. Увы, но соотечественник выдал аналогичную реакцию. Остальные тоже давили в себе желание заржать, один даже кулак закусил. Правда, лично мне на «остальных» было плевать, а вот эти двое…

Ладно-ладно! Вы за этот беспредел ещё ответите!

Подавив в себе желание высказать всё, что думаю по поводу манер некоторых мужчин и местного гостеприимства в целом, я позволила белобрысому проводить мою скромную персону к столу.

А когда села и окинула взглядом представленные блюда, едва не грохнулась в обморок. Нет, не может быть!

Отправляясь на завтрак, я была убеждена, что мне предложат какую-нибудь достойную дикарей муть. Какие-нибудь лепёшки, жёсткое мясо и прочее не слишком съедобное. А тут…

Ближе остальных стояло огромное блюдо с салатом, подозрительно похожим на «Цезарь с креветками». Дальше – нечто напоминающее овощи в кляре под вкусным соусом. Ещё дальше виднелись жульенницы. Ну и главный штрих – тут обнаружилось некое подобие суши!

Понимая, что любое промедление чревато новой руладой желудка и, следовательно, новым позором, я придвинула к себе блюдо с «Цезарем» и ловко наполнила собственную тарелку. Потом всё-таки повернулась и взглянула на предводителя блондинов, который расположился рядом, по правую руку от меня.

 

– Приятного аппетита, – всё так же сдерживая улыбку, сказал он.

Я оскалилась в ответ и радостно схватилась за вилку.

Вот только теперь присутствующие в столовой воины очнулись и тоже обратили внимание на еду. Правда, они, в отличие от одной попаданки, не жрали, а именно ели. Алекс, который сидел чётко напротив, вообще культурным человеком прикидывался. Он был единственным, кто использовал не только вилку, но и столовый нож!

Спустя несколько минут, когда первый голод был утолён, я отвлеклась от пережёвывания пищи и окинула стол новым хищным взглядом. Просто пить захотелось. Очень.

Тут же заметила стоящий поблизости кувшин и опять немного опешила. Дело в том, что цвет у жидкости был подозрительно знакомым. Ну и ещё кое-что… в кувшине плавали веточки мяты и кругляшки лайма.

Только не говорите, что это…

Додумать не смогла – отвлеклась на синеглазого, который, увидав мой интерес, подхватил кувшин и лично наполнил стоящий передо мной стакан. Потом взял чашу со льдом и предназначенные для этого льда щипцы.

Несколько ловких движений, и вождь сообщил ласково:

– Готово.

Я нервно кивнула, подхватила стакан, и…

Мохито оказался безалкогольным, но совершенно потрясающим! Настолько, что я не сдержалась и издала неприличный стон! А выпив полстакана, опять к салату вернулась. Боже, как же я люблю позитивные миры!

Но когда я, подчистив две крошечные жульенницы, добралась-таки до блюда с суши, кое-кто не выдержал…

– Вы её голодом морили? – тихо вопросил Алекс.

Пришлось отвлечься от тарелки и одарить соотечественника укоризненным взглядом. А потом я скосила глаза на предводителя блондинов и заметила на его лице лёгкое замешательство.

Это замешательство тут же сменилось хмурой задумчивостью. В следующий миг блондин повернулся и обратился ко мне:

– Сладкая моя, а тебя кормили?

Я замерла на секунду и тут же отрицательно качнула головой. Быстро прожевала засунутое в рот суши с лососем и сказала уже вслух, причём самым милый голосом:

– Нет, хороший мой. Вчера за весь день даже корочку чёрствого хлеба не дали.

На клыкастом лице отобразился шок, ещё через миг синие глаза недобро сощурились. То есть кое-кому из числа тех, кто за прокорм обитательниц гарема отвечает, явно грозила бо-ольшая взбучка! Ну что ж, поделом.

Исполнившись праведного злорадства, я перестала пялиться на главного блондина и повернулась, дабы увидеть расположившегося напротив Алекса. Вернее, увидеть и… расплыться в самой сиятельной из всех улыбок.

Алекс… онемел! Наглая физиономия вытянулась, а глаза превратились в две наполненные тьмой плошки. То есть он действительно не ожидал такого поворота. Реально не верил, что справлюсь. Ха!

Его реакция стала чистейшим бальзамом, а я не выдержала и хитро ошарашенному соотечественнику подмигнула. Вот тебе и суровое фэнтези, драгоценный мой. Вот тебе и Маша Брехунько!

Кто-то из сидящих за столом закашлялся, а я снова к стакану с мохито приложилась. Затем пихнула в рот ещё парочку суши и расслабленно откинулась на спинку стула.

Желудок был удовлетворён. Чувство справедливости – тоже. Оставалась малость – понять, зачем меня в эту компанию привели. Ведь явно не только для того, чтобы накормить.

– Она… – начал предводитель «чёрных» и тут же запнулся. Но через миг всё-таки совладал с эмоциями и договорил: – Она знает наш язык? Но как? Ведь вчера ни слова не понимала.

Он обращался к блондину, и тот ответил:

– Полагаю, этот эффект связан с дьярной.

– С дьярной? – переспросил Алекс. – Да, но…

Брюнет резко замолчал и одарил меня таким взглядом, что жутко стало. Только я страху не поддалась! Во-первых, рядом сидел великолепный мужчина, который точно сумеет защитить. Во-вторых, тот факт, что кое-кто не умеет проигрывать – не моя проблема.

– Хорошо, – выдержав короткую паузу, вновь заговорил Алекс. – А это экстренное совещание? Ради чего ты всех нас собрал, Ирриар?

Ирри… ага! Так вот как моего синеглазого мачо зовут! Нужно запомнить…

– Сейчас, брат, – отозвался вождь племени Ургар. – Сейчас всё расскажу.

Я снова пригляделась и обнаружила на лицах клыкастиков сдержанные, но точно довольные улыбки. А вот брюнеты смотрели остро и с какой-то опаской.

Только Ирриар удовлетворять любопытство конкурирующей банды не спешил. Для начала он окинул взглядом стол и, придя к выводу, что все уже поели, пронзительно свистнул.

Звук получился настольно неожиданным и громким, что я вздрогнула. Буквально через секунду в зале появились уже виденные бритоголовые парни в светлых шароварах и принялись быстро убирать посуду.

После этого набега на тёмной столешнице остались только стаканы и кувшины с напитками. Предводитель клыкастого племени лично долил мне коктейля, а потом сказал, обращаясь к «чёрным»:

– Братья, мы пригласили вас для того, чтобы поделиться радостной новостью. У меня появилась гриайма.

Э-э… чего-чего?

Тишина, которая воцарилась в столовой, простора для фантазии не оставляла – «чёрные» испытали шок. А «светленькие», наоборот, засияли, аки стоваттные лампочки! Я, глядя на их радость, тоже улыбнулась, но…

– Ты шутишь? – бухнул Алекс.

Ирриар широко оскалился и отрицательно качнул головой. А брюнет…

– Сколько дьярны она выпила?

Вот теперь стало немного страшно, но виду я не подала. Только внутренне сжалась и воскликнула мысленно: «ой»!

– Весь кубок, – ответил синеглазый.

– Весь? – неверяще переспросил кто-то из группировки брюнетов.

А другой добавил:

– И выжила?!

Я… не смутилась, нет. Но испытала довольно странное чувство. Аккуратно, буквально одним глазком взглянула на Алекса, и…

Ой нет. Я так не играю! Вот зачем, спрашивается, так на меня таращиться? Зачем испепелять взглядом?

– Ирриар, это… – начал соотечественник, но опять осёкся.

– Это большая радость, – прорычал кто-то из черноглазых. – Мы вас поздравляем.

В этот миг повеяло жутью! В столовой стало на порядок холодней, а все присутствующие мужчины как-то очень синхронно потянулись к своим поясам.

Я инстинктивно съёжилась и приготовилась заверещать, взывая о помощи, но мордобоя всё-таки не случилось. Просто вожак племени Рейя в лице Алекса властно вскинул руку и приказал:

– Молчать!

Приказ, разумеется, адресовался только брюнетам, но успокоились вообще все. Единственным, кого «не задело», был мой синеглазый Ирри.

Блондинчик, вопреки агрессивной реакции черноглазых «братьев», сиял. Более того, он прямо-таки упивался собственным превосходством!

Мне тоже упиться хотелось, но был тут один довольно скользкий момент. Проблема заключалась в том, что я не понимала…

– А что вообще происходит?

Нет, кое-какие догадки возникли, но признание, сделанное Ирриаром…

«У меня появилась гриайма». Кому как, а лично мне последнее слово совершенно не понравилось. Оно звучало настолько специфично, что… В общем, с тем же успехом он мог растянуть рот в клыкастой улыбке и сообщить: «У меня завелись глисты»!

Мужчины отреагировали на вопрос по-разному. Клыкастые опять-таки просияли, а брюнеты одарили весьма злобными взглядами. Идейного противника так и вовсе перекосило, но именно он взялся ответить на заданный вопрос:

– Гриайма – сокровище племени, женщина, равная вождю. Та, которую почитают и берегут. И которую…

Увы, но на этом акт просвещения закончился. Послышалось устрашающее рычание, и я не сразу сообразила, что звук издаёт сидящий рядом Ирриар. Былое веселье с клыкастика сдуло, и теперь он немного напоминал монстра.

– Э… – глядя на эту метаморфозу, сообщила я.

Следом вспомнился чёрный мешок, который мне на голову надевали, и стало совершенно очевидно, что…

– Ревность? – выдохнула шокированно. – Опять?

Спросила и сама своей глупости поразилась. Ну конечно! Ведь ревность – незыблемый элемент канона! Без неё вообще никуда.

Вождь племени Ургар отреагировал на мою реплику тихим шипением и опасно сощуренными глазами. И это было так чудесно, так трогательно, что я расцвела и счастливо всплеснула руками.

И пробормотала под нос:

– Если ты столь бурно реагируешь сейчас, то что же будет после того, как мы всё-таки переспим?

Клянусь, я сказала тихо! Так, что и сама собственных слов не расслышала! А эти воины… уловили. Через миг пространство наполнилось грохотом падающих стульев и басистым:

– Так Ирриар эту женщину ещё не взял?!

Повскакивали все! Вернее, почти все – кроме Алекса. Соотечественник отреагировал совершенно по-дурацки – он закрыл лицо руками и гулко заржал.

Глядя на реакцию вожака, воинственные брюнеты сильно опешили, но спрятать выхваченные невесть откуда клинки не потрудились. Просто стояли и смотрели. Равно как и блондины. Ну и как, собственно говоря, я.

Буквально полминуты, и ржач черноглазого перешёл в самую настоящую истерику. Слыша, как эта падла попаданская хрюкает, я не выдержала и спросила грозно:

– Ты что себе позволяешь?

Алекс отмахнулся и продолжил веселиться, но тут в дело вмешалась его собственная свита.

– Повелитель, так мы дерёмся или нет?

Вопрос задал седеющий бугай с самым длинным клинком, и Алекс немного протрезвел. Он замотал головой, как бы намекая, что нападать на клыкастиков не стоит, а когда всё-таки смог взять себя в руки, произнёс:

– Нет, мы не дерёмся. Женщину нашел Ирриар, и она принадлежит ему. Всё по справедливости.

– Так он ею ещё не овладел! – веско напомнил кто-то.

– Пусть. – Вождь племени Рейя величественно махнул рукой. – Пусть овладеет.

После этих слов Алекс снова прыснул, а я исполнилась дикого возмущения. Что значит «пусть»? Да как этот липовый потомок бога смеет столь неуважительно отзываться о гриайме?

– То есть ты от меня отказываешься? – спросила, не выдержав. Учитывая общий шухер, я тоже вскочила и теперь стояла, грозно скрестив руки на груди.

Черноглазый моим настроением не проникся и уверенно кивнул. Но потом всё-таки ответил, причём возникло ощущение, что говорит не на ургарейском, а на русском:

– Познакомишься с Ирриаром поближе – сама прибежишь.

Я от такой наглости онемела, а упомянутый клыкастик рыкнул угрожающе:

– Что ты ей сказал?

Алекс беспечно пожал плечами, в том же, что касается меня…

– Кто прибежит? – воскликнула, совладав с голосом. – Я?!

И вот странность – я каким-то образом тоже на родной язык перешла. Это стало последней каплей для стоящего рядом блондина. В наступившей тишине опять прозвучал очень красноречивый рык, а в следующую секунду со мной поступили в лучших традициях романтического фэнтези – сгребли в охапку и потащили к выходу.

Присутствовавшие в зале воины было дёрнулись, но устояли. А моё возмущение достигло пика – нет, как он всё-таки посмел такое обо мне сказать?

Однако объяснить Алексу, как сильно он заблуждается, я не успевала – выход располагался слишком близко, а Ирриар был стремителен и неумолим.

Прежде чем мне удалось вспомнить хоть одно цензурное слово, мы с синеглазкой очутились по ту сторону дверей. Стражники, которые у этих самых дверей дежурили, тут же прикинулись слепоглухонемыми статуями, а вождь племени Ургар…

– Что он тебе сказал? – опустив меня на пол, прорычал клыкастик.

Я задрала голову, нервно хлопнула ресницами и даже собралась выдать соотечественника с потрохами, но, заглянув в синие глаза, замерла и изумлённо приоткрыла рот.

Это была самая настоящая буря. Мощнейшая! Совершенно невероятная! Эмоции кипели и бурлили, и я понятия не имела, как Ирриару удавалось удерживать над ними контроль. Ну и ещё кое-что – зрелище завораживало. Добавить сюда, что весь кипиш был посвящён мне…

В общем, я поразилась. Потом окинула вождя новым взглядом и поразилась ещё раз. Такой большой, такой сильный, такой клыкастый… Мм-м!

– Что он тебе сказал? – требовательно повторил Ирриар.

Вот тут я очнулась и ответила совершенно честно:

– Не помню.

Клянусь – я реально забыла! Правда, через пару секунд всё-таки вспомнила, но показания менять не стала. Вместо этого шагнула к разъярённому клыкастику, храбро водрузила ладошку на его грудь и, прикрыв глаза от кайфа, сообщила:

– О-о-о…

Мою искренность точно заметили, но не оценили. Предводитель блондинов подозрительно прищурился, а я…

– Реально не помню. – Голос прозвучал хрипло. – Совсем-совсем.

С этими словами я положила на его грудь вторую ладошку и, наплевав на наличие свидетелей, принялась ощупывать ну очень соблазнительное мужское тело.

 

О боже! Как же приятно трогать всю эту мускулатуру, все эти упругие выпирающие валики и прочие штучки…

Тот факт, что гормоны снова перешли на военное положение, меня не смущал. Более того – у нас с мозгом не возникло ни малейшего желания воспротивиться этой агрессии. Я просто стояла, щупала и тихонечко плавилась. Плавилась и щупала. Щупала и…

– Хорошо. Давай попробуем иначе, – отвлекая от интересного занятия, сказал Ирриар.

Я тут же насупилась и одарила блондина строгим взглядом. Какие, к чёртовой бабушке, разговоры? Разве не видишь – я занята!

Вождь, разумеется, видел. Более того, его настроение сильно смягчилось и даже улучшилось. Но забить на инцидент в столовой Ирри всё-таки не желал.

– Я правильно понял, что вождь племени Рейя знает твой родной язык?

Из всего сказанного я услышала лишь одно слово – «язык». И взвыла, ибо фантазия нарисовала настолько горячую картинку, что сдержаться было совершенно невозможно. В следующий миг я сделала ещё полшага навстречу и прижалась к клыкастику всем телом.

Жертва моего обаяния слегка закашлялась, а когда пришла в себя, выдала:

– Хм… Кажется, я тебя понял.

Всё. Хмурые нотки из голоса исчезли, а руки блондина оказались на моих бёдрах. Потом меня притянули ещё ближе и, наклонившись, поцеловали в шею. Причём поцелуй значительно отличался от всех остальных.

Раньше вождь целовал мастерски, но как-то проще. А сейчас… Нет, не могу объяснить. Нужно попробовать ещё раз!

Придя к такому выводу, я привстала на цыпочки, дабы упростить для синеглазки задачу, но желанной ласки не последовало. Вместо этого я услышала тихое:

– Варрер, иди сюда.

Э-э… Чего-чего?

Я инстинктивно огляделась, но увидеть, откуда появился давешний провожатый, всё равно не смогла. Следом прозвучал новый приказ:

– Варрер, отведи госпожу в покои.

Бабочки, порхавшие в животе, резко превратились обратно в гусениц, а я недоумённо застыла. То есть он… то есть меня… Ну, знаете!

Гордо вздёрнув подбородок, я вывернулась из объятий клыкастого мужчины. Отскочила подальше и уставилась самым недобрым взглядом. Я ждала раскаяния или хотя бы осознания собственной неправоты, но гад отреагировал совершенно иначе – расцвёл широченной улыбкой.

С-с-скот. Мерзкий, бессовестный совратитель! Я для него… А он. Он…

– Скоро приду, – отлично видя моё состояние, заверил Ирриар. И сказано было таким тоном, будто я его вот прямо жду.

Я? Его? Ну, знаете…

– К жёнам иди, – вмиг успокоившись, сказала я. И опять подбородок вздёрнула, да так высоко и резко, что в шее хрустнуло.

Вождь племени Ургар этот звук расслышал и даже попробовал приблизиться, явно желая помочь, но я вновь отскочила. Тут же поймала новую улыбку – совершенно фантастическую и предельно, с моей точки зрения, неуместную.

А предводитель блондинов…

– Зачем к жёнам, если есть гриайма?

Вот тут могло возникнуть множество вопросов, но у меня появился лишь один. Почему именно гриайма? В смысле, почему меня называют таким откровенно некрасивым словом? Вот у других героинь титулы были куда как приятнее. Например, диали…

Я мысленно попробовала слово «диали» на вкус, потом проделала тот же фокус с «гриаймой» и логично скривилась. Что за…

– Кхм-кхм, – тактично сообщил замерший поблизости Варрер, и об изысках словесности пришлось забыть.

А вот забыть сказанное Ирриаром не получилось. В итоге я строго ткнула в вождя пальцем и заявила:

– Даже не мечтай!

Грустно, но факт – меня одарили новой широченной улыбкой! Более того – подтекст у этой улыбки был вполне прозрачным.

То есть кое-кто всерьёз надеется растопить лёд моего сердца? А потом ещё и телом овладеть? Ха!

Воин, которому поручили сопроводить леди, сделал пару шагов вперёд и протянул уже знакомую чёрную тряпочку. Я, конечно, скривилась, но спорить не стала и тряпочку взяла.

И тут же услышала пояснения от Ирри:

– До тех пор, пока гриайма не вошла в силу, лицо должно быть скрыто.

Общаться с этим негодяем не хотелось, но я всё-таки уточнила:

– Зачем?

– Для безопасности, – ласково сообщили мне. – Чем меньше людей знает гриайму в лицо, тем проще её защищать.

– А они? – Я кивнула на Варрера и стражников.

– Они из ближнего круга. Им можно. Им я доверяю.

– А вон те? – Теперь я указала на закрытые двери столовой.

– Совет лучших воинов тоже не предаст.

Тут же вспомнилось, как этот «совет» выхватывал клинки и готовился развязать драку, однако оспаривать мнение Ирриара я не стала. Вместо этого фыркнула и лично натянула чёрный мешок на свою голову. А едва закончила воевать с завязками, очутилась в бережных, целомудренных объятиях Варрера.

Показалось, вождь что-то шепнул напоследок, но я внимания не обратила. Я пыталась переварить свой статус. Грымза! Ну, в смысле, гриайма. Это же надо было так меня обозвать.

Я опять попробовала словно на вкус и, конечно, скривилась. Но быстро пришла к выводу, что негатива на сегодня достаточно, и сосредоточилась на обратном путешествии.

А через несколько минут случилось непредвиденное… Мой клыкастый транспорт остановился и сказал, обращаясь к кому-то:

– Последний.

И нас медленно потащило вверх.

Э… лифт?!

Вопроса, откуда в этом диковатом мире лифт, не возникло. В данный момент заинтересовало другое: на пути к моим апартаментам никаких лифтов не было!

– Эй, ты куда меня несёшь? – стараясь не выдать панику, пропищала я.

– Вас велено проводить в покои вождя, госпожа, – спокойно отозвался Варрер.

Ёп…перный театр! Только этого не хватало…

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Поделится: