Название книги:

Маша и Позитивный мир

Автор:
Анна Гаврилова
Маша и Позитивный мир

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Мне подарили снисходительный взгляд и ответили после короткой паузы:

– Разумеется. Ведь сейчас зима, а зимой вождь находится в своём городе и сам решает все вопросы. А с приходом весны лафа закончится. Ирриар уедет, а жёны будут управлять городом и народом. До поздней осени.

М-да… Задача.

Нет, я, конечно, не против побыть начальником, но я как-то иначе свою жизнь представляла. К тому же три сезона без мужской ласки… То-то фурии так на меня окрысились. Конечно, они своего муженька тьму времени ждали, а тут нате, ещё одна претендентка на клыкастое тело нарисовалась.

И ведь не объяснишь, что к отношениям с синеглазкой я пока не готова. Что у нас всё в самом-самом начале! На стадии, так сказать, знакомства.

– Но это ещё не всё, – нарушил мои размышления черноволосый. – Как правило, на момент отъезда вождя в городе остаётся порядка дюжины жён. А по возвращении… максимум троих находит.

– Сбегают? – нахмурилась я.

Мне ответили настолько выразительной ухмылкой, что сразу стало ясно – нет, не сбегают, а умирают. Не слишком радостная перспектива, однако.

Я слезла с кровати, пару раз прошлась по комнате. Прокрутила в памяти всё, что сказал брюнет… и тут меня осенило.

Ну конечно! Какова самая распространённая ошибка фэнтезийных героинь? Они встречают офигенного парня, влюбляются в него по уши, но до последнего не понимают, почему он так насмешлив и жесток, почему беспрестанно говорит гадости и пытается спустить с небес на землю. А ты в таких случаях читаешь и думаешь: «Вот дура! Разуй глаза! Он же ревнует!»

Ёлки-палки. Только что я едва не наступила на те же грабли. Зато теперь, когда всё ясно, игру можно сделать в разы интересней.

Повернувшись к предводителю «чёрных», я подарила ему непринуждённую улыбку и спросила мягко:

– Смотрины? Ну допустим… Но при чём здесь ты?

– Не понял, – нахмурившись, отозвался мужчина.

– Ну ты же, как я поняла, тоже вождь? Значит, клыкастой синеглазке не подчиняешься? Ты для него – сосед, видимо. А соседей на смотрины невесты не зовут, потому что их мнение в таких делах никого не интересует.

Брюнет, как ни странно, не растерялся. Более того – он скривил губы в очередной усмешке и заявил:

– Ошибаешься. Мы не просто соседи, мы один народ.

Хм… Как так? Клыкастые блондины родственники брюнетов, у которых вместо стоматологических проблем – глаза, лишенные белков? Я не генетик, но даже мне ясно, что такого не бывает.

Вот я и сказала:

– Так не бывает.

– Да?

Брюнет по-прежнему смеялся, и это стало подовом нахмуриться сильней. А потом надо мной сжалились…

– По легенде, в незапамятные времена в эти земли пришли два бога, – начал визави. – Местные считают их близнецами, но речь, конечно, о двойняшках. Один был синеглазым и светловолосым, второй – тоже синеглазый, но брюнет. Первого звали Ургаром, второго Реем. Они влюбились в одну и ту же девушку – прекрасную Грейму.

Много дней и ночей спорили, пытаясь решить, кому достанется красавица. Даже бились из-за неё. Но силы оказались равны, поединок не решил спор. Тогда измученные желанием боги обратились к своей матери, и та подсказала способ… Как понимаю, из личного опыта. Ургар и Рей одновременно овладели Греймой и стали ждать – кто родится. По задумке, красавица должна была достаться тому, чьё дитя выйдет из её чрева. Родилась, как можешь догадаться, двойня.

Молодые боги не смогли смириться с таким исходом, снова вступили в поединок. А когда оба упали без сил, выяснилось, что за это время дети не то что выросли, а породили целые народы. Ну боги и воспользовались моментом – началось долгое, тяжелейшее противостояние. Тысячелетняя война. Народ Ургара против народа Рея.

Желая дать своим потомкам преимущество, Ургар наделил их клыками. Рей узнал, взбесился и раскрыл своим ритуал обретения Тьмы. Ну а когда вражда дошла до точки максимума, а народы оказались на грани вымирания, пришла Грейма и надавала всем по шапке. С тех пор наши племена называются одним народом и живут вместе. И все важные дела решают сообща.

Смотрины новой невесты вождя племени Ургар – дело государственной важности, так что… – брюнет глубоко вздохнул, – я, будучи главой союзного племени и прямым потомком бога Рея, имею к этому делу самое непосредственное отношение.

– Фига-се… – прокомментировала я, не сдержавшись.

Видя реакцию, брюнет расплылся в очередной улыбке. Но я верить всё-таки не спешила, тем более что…

– История, конечно, интересная, но есть одна нестыковка.

– Какая? – уточнил собеседник.

– Ты сказал, что пришёл из моего мира. Значит, потомком бога быть не можешь, тем более прямым.

Улыбка черноглазого стала стократ шире. Он заговорщицки подмигнул и шепнул:

– Но ведь они об этом не знают. К тому же я прошёл посвящение и теперь внешне почти не отличаюсь.

Я окинула брюнета новым пристальным взглядом. Когда бегала по залу и возлежала на холодном мраморе перед установленным для вождя подиумом, особого внимания не обратила, а сейчас отметила… Да, он не отличался. И дело не только в заполненных тьмой глазах.

Просто мужчины и женщины из числа «чёрных» выглядят по-разному. Это у женщин подбородки очень маленькие и овал лица совсем другой, а у мужчин лица вполне себе европейские.

– А отрава, которой меня напоили? – озвучила новый вопрос я. – Она тоже со смыслом?

– Дьярна? Это напиток вождя. Вождь может преподнести своей избраннице кубок, выказывая тем самым величайшее расположение. Избранница может отвергнуть кубок, тогда она получит свободу и компенсацию. Ну а если взяла и пригубила – значит, выразила ответную симпатию. После этого она ещё может уйти, но компенсацию не получит, так как подтвердила, что вождь нравится, следовательно, никаких душевных мучений от общения с ним не испытывает.

– А если… пригубила дважды?

– Равносильно признанию в любви. Таких тоже отпускают, но очень редко.

Я немножко смутилась, а брюнет повеселел и подмигнул.

– Не бойся. Лазеек, чтобы вытащить тебя, предостаточно, – сказал он. – Даже невзирая на то, что ты не пригубила, а отпила.

В этот миг собеседник выглядел до того уверенно и важно, что я просто не решилась признаться, что весь кубок выдула. Тем более формально там действительно было лишь два глотка.

А в следующую секунду предводитель «чёрных» напрягся и тряхнул головой, я же, глядя на него, слегка перепугалась. Просто подумала – вдруг он, кроме тьмы в глазах, ещё какой-нибудь бонус от «посвящения» получил? Способность к телепатии, например.

И бонус, как выяснилось, в самом деле был! Только он заключался не в чтении мыслей, а в способности слышать какой-то специфический зов на ультразвуке, с помощью которого черноглазые в бою перекликаются.

В данный момент, как мне милостиво пояснили, товарищи брюнета сообщали, что драка близится к финалу. То есть кое-кому пора сваливать из чужого гарема, иначе между потомками озабоченных братьев новая война вспыхнет.

– До завтра, – небрежно кивнув, сказал лазутчик.

А я пришла к однозначному выводу – точно влюбился! Иначе с чего такое равнодушие?

Следом прозвучало:

– Постарайся не натворить глупостей, ладно? И, пожалуйста, с Ирриаром не спи.

Ну всё! Ну вот и главное подтверждение! Ирри… Так, ладно, имя синеглазки запомнить ещё успеем, а сейчас…

– Эй, подруга, – явно не оценив мой загадочно-мечтательный вид, позвал брюнет. – Ты меня слышишь?

Я приосанилась и улыбнулась. Потом сказала:

– Конечно, слышу.

– И? – в голосе собеседника мелькнули требовательные нотки.

– И совершенно не понимаю, почему тебя так волнует моя интимная жизнь.

Вопрос был обоснованным, но признаться в симпатии предводитель «чёрных» не пожелал. Более того, он картинно прикрыл глаза и очень шумно вздохнул.

Но я на эту провокацию не повелась! Расправила плечи и улыбнулась очаровательней прежнего! И чуть-чуть растерялась, когда мне заявили:

– В твоём случае секс – это подтверждение взятых на себя обязательств. Завершение брачного ритуала, после которого ситуация станет гораздо сложней. Переспишь с Ирриаром, и всё, ты, считай, в гареме. – И уже ехиднее, после паузы: – Впрочем, если тебе хочется в гарем, то…

Я непроизвольно нахохлилась. Что за порядки? Что за нравы? Что за нетолерантный взгляд на секс?!

Даже хотела озвучить эти вопросы, но визитёр такой возможности не дал. Просто повернулся, в несколько шагов пересёк спальню и ухватился за свисающую с потолка верёвку.

Я, как воспитанная девочка, поспешила следом – ну чтобы проводить. А по дороге ещё одну, по-настоящему важную вещь вспомнила.

– Ой, подожди!

– Что? – Он тут же обернулся.

– А снадобья, чтобы язык выучить, у тебя случайно нет? А то знаешь, задолбали все эти «Игри даа», «Курлы-мурлы»…

Брови мужчины снова приподнялись. Вначале решила – удивлённо, а оказалось – издевательски.

– Чего-чего?

– Снадобье мне нужно, – терпеливо пояснила я. – Ну или ритуал. Или чем тут знание языка в светлые головы попаданцев вкладывают?

Он даже верёвку отпустил. А на лице такой позитив отразился, что у меня мурашки по спине побежали. Заговорил, явно сдерживая хохот:

– Снадобье? Ритуал? Подруга, а у тебя ничего не треснет?

Та-ак! Мы не обидимся, ибо момент неподходящий. Но запомним и отомстим!

– То есть? – уточнила я.

А через миг услышала:

– Если ты ещё не поняла, поясняю – ты попала. Во всех смыслах слова. Это, знаешь ли, не сказка. Это суровый мир, полный опасностей, боли и злобы. Тут нет волшебных снадобий и прочей бабской фигни. Хочешь овладеть мастерством фехтования – иди и тренируйся, изо дня в день, до седьмого пота. Хочешь стать вождём – иди и завоюй это право, вышиби зубы всем, кто встанет на твоём пути. Хочешь понимать, о чём лопочет местное население – иди и учи язык.

– Как это… учи? – опешила я.

– Как обычно. Английский в школе учила?

 

– Ну… бывало.

– Вот так и с ургарейским.

Он сказал, а я совсем растерялась. Это что же получается, вместо того чтобы получать от мира удовольствие, кружить головы дикарям и купаться в славе, мне придётся… зубрить?

Нет, я так не играю. Спасибо, мне школы с универом хватило.

– Глупость какая-то, – резюмировала, помедлив.

– Почему же?

В голосе визави прозвучало искреннее ехидство, и это стало новым поводом нахохлиться.

– Потому! – выпалила я. И хотя уверенность немного поугасла, заявила: – Ты ошибаешься. Этот мир очень добрый и позитивный. С точки зрения женского фэнтези он вообще, вероятнее всего, идеален. А в идеальном мире нет места зубрёжке. Только любовь, приключения и юмор. Значит, обязательно существует снадобье или маг, способный научить языку максимум за пару дней.

Молчание, повисшее в спальне… оно было не напряжённым, а каким-то очень выразительным.

– То есть, – осторожно, очень сдержанно, начал брюнет, – ты убеждена, что попала в фэнтези? Причём не обычное, и даже не в боевое, а именно романтическое?

Я, само собой, кивнула, а собеседник сделал показательно-глубокий вдох и спросил самым будничным тоном:

– Кстати, забыл спросить, а как тебя зовут?

Смысла скрывать я не видела, поэтому сказала:

– Маша.

Несколько секунд меня мерили задумчивым взглядом, а потом эта сволочь не выдержала и залилась таким хохотом, что стеклянный потолок задрожал.

Безумно захотелось схватить что-нибудь тяжёлое и приласкать черногривого козла как следует, но я сдержалась. А то мало ли… Вдруг промахнусь?

– Как же я сразу не догадался!

– Ничего, ты не один такой… недогадливый. Я вот тоже тебя сперва за приличного человека приняла, а ты…

– Что? Что я? – сквозь смех простонал брюнет.

Вот тут можно было ответить в рифму, однако я смолчала. И подумала: вот надо же было так нарваться! Я же его действительно нормальным считала, а он…

Увы, но вся ситуация чётко указывала на то, что мой новый знакомый из числа тех «умников», которые называют романтическое фэнтези низким жанром. Которые убеждены, что герой – это исключительно мужчина, и ему надлежит искупаться в крови, вываляться в дерьме и, преодолевая все несправедливости мира, сдохнуть через секунду после того, как зарубил Вселенское Зло. А что, ведь иначе неинтересно!

Фу, ненавижу таких. Вот, честное слово, убогие!

Груда мышц, которая по какой-то роковой случайности являлась моим соотечественником, тем временем отсмеялась. И спросила со сдержанной улыбкой:

– А фамилия?

О боже, как же ты предсказуем, мальчик!

– Не бойся. Не Сью.

Черноглазый скот прямо-таки растёкся от удовольствия, а я поняла: ненавижу гада! И, дабы сомнений не осталось, добавила:

– Нет, не Сью. У меня другая, более сложная и ёмкая фамилия.

– Какая? – не пожелал отстать он.

Я не ответила. Просто сложила руки на груди и, повернув голову, демонстративно уставилась в стену. А зараза черноглазая сделала шаг вперёд, оказавшись в паре сантиметров от меня. Я даже жар его тела почувствовала и биение сердца расслышала.

– Маш… – протянул недопотомок бога Рейя. – Ну, Маш… Ну скажи…

Ага, щас! Делать мне больше нечего! И вообще… я с идейными противниками не общаюсь!

– Ну, Маш… – тем же хитрющим голосом повторил гад. – Ну не злись. Я тоже фэнтези люблю. Правда, другое, поприличнее, но…

Я подумала и отступила, только это не помогло – предводитель «чёрных» снова навстречу шагнул, и дистанция вновь стала нулевой. Пришлось гордо вскинуть голову и ответить, глядя в наполненные тьмой глаза:

– Иди нафиг!

– Маш…

Пожалуй, стоило развернуться и уйти, но это тоже одна из самых распространённых ошибок в романтическом фэнтези. Ты развернёшься, а он схватит и зацелует до потери девственности. А такого точно не хотелось, потому что брюнет, как выяснилось, враг!

В итоге я сделала ещё один шаг назад, а в следующую секунду мысленно взвыла. Ёлки-палки! Какая криворукая портниха сшила эту сорочку? Какая нехорошая дизайнерша сделала настолько длинный подол?

В общем, да. Да, я наступила на ткань и начала падать. И точно бы что-нибудь себе отбила, если бы не мой визави.

Он поймал. Вернее, успел подхватить и теперь держал на весу. Причём держал таким образом, что некоторые части моего тела прижимались к его умопомрачительной фигуре.

Ощутив эту близость, я не то что послать – даже фыркнуть не смогла!

А он…

– Так как твоя фамилия? – спросил тихо и ласково. И прежде чем я успела выпалить грозное «Не скажу!», применил запрещённый приём.

Нет, никаких крышесносных поцелуев. Просто его брови встали домиком, а глаза… Вот клянусь, пресловутый кот из «Шрэка» в этот миг нервно закурил!

Выдержать подобное было совершенно невозможно, и я, конечно, сказала…

– Брехунько.

Спаситель резко замер и вытаращился. И переспросил:

– Как-как?

Всё. Очарование момента рассеялось, а я ощутила прилив раздражения. Повторила отчётливо и холодно, почти по слогам:

– Брехунько!

Вот после этого меня поставили на ноги, а сами отступили на безопасное расстояние. Надо отдать визитёру должное – он не заржал. Только улыбочка стала поистине гадостной.

– А я – Алекс, – наконец представился он. – Алекс Волков.

Алекс? Волков? Ах, ну конечно. Мужики с менее звучными фамилиями в фэнтези обычно не попадают.

– Очень приятно, – скривилась я.

– И мне. – Собеседник просиял. А через миг добавил, не скрывая издёвки: – Маша Брехунько.

Всё. Капец тебе, мальчик! У меня на тебя такой зуб вырос, что клыки моего жениха (он же теперь жених, да?) в сравнении с ним – зубы младенца!

– Ладно, мне действительно пора, – отлично сознавая моё настроение, сообщил Алекс. – Вот-вот объявят ритуальное примирение между вождями. Сама понимаешь, моё присутствие необходимо. – И после совершенно издевательской паузы: – В нашем романтическом фэнтези без ритуальных примирений никуда.

Вот теперь полуголый качок, которому я так опрометчиво симпатизировала вначале, вернулся к верёвке и со скоростью увидавшего связку бананов шимпанзе пополз вверх.

Это что же получается? Последнее слово осталось за ним? Ну уж нет…

– Смейся сколько хочешь, – выпалила я, – но этот мир действительно идеален! И я тебе это докажу!

Черноглазый благополучно дополз до люка, выбрался на крышу и уже оттуда крикнул:

– Дерзай, Маша! Я в тебя верю!

Глава 5

– Ага. Верит он. Как же… – пробормотала я, снова забираясь в постель.

Тут же свернулась калачиком, подтянула одеяло к носу и сладко зевнула. Небо к этому моменту начало чернеть, причём довольно резко, и в спальне воцарился полумрак. Светильники, развешенные по стенам, даже не думали зажигаться. Впрочем, не больно-то и хотелось.

Отступившая было сонливость вернулась и теперь накатывала волнами. И хотя думать об Алексе я не собиралась, едва закрыла глаза, как перед мысленным взором возник его брутальный небритый образ. Вкупе с ехидной ухмылочкой, разумеется.

Это вызвало законное раздражение. Вот же нахал! Даже в святая святых, в фантазии, влез! Но ладно-ладно… Мы ещё повоюем. Мы ещё посмотрим, кто кого.

Вот пусть думает что хочет, а язык я возьму и освою. За два… нет, лучше всё-таки за один день! Как? Пока без понятия, но уверена, что смогу. Ведь, как говорят умные люди, желание – это тысяча возможностей, а нежелание…

Нет. Закончить мысль не смогла – отвлеклась на очередной зевок. А спустя несколько минут всё-таки сумела вытурить Алекса из собственной головы и погрузиться в такую желанную расслабленность.

Я уже очутилась на грани сна и приготовилась уплыть в страну ярких видений, когда случилось непредвиденное – матрас прогнулся, сигнализируя, что одиночество сонной попаданки осталось в прошлом. Враг… подползал со спины.

Через несколько секунд на моё бедро легла тяжёлая ладонь, а спину обдало жаром. Всё указывало на то, что ко мне прижалось нечто большое, наверняка обнажённое и, если хоть что-то смыслю в жизни, клыкастое!

Я реально была не готова, но зато сразу выбрала стратегию поведения. Поступила как самая разумная девочка – притворилась спящей.

Только пристроившийся сзади мужчина ситуацией не проникся… Он потянул с плечика одеяло и начал это самое плечико лобызать. Нежно, но сосредоточенно. Его рука тем временем поглаживала бедро – в сложившихся обстоятельствах прикосновения казались довольно целомудренными.

Та-ак… И какого фига их синеглазому «величеству» в собственной постели не спится? Или он это, того… решил завершить начатые смотрины?

Нет, он что же, в самом деле не понял, что я не такая? Ведь у меня эта информация на лбу крупными буквами написана!

Впрочем, желания вождя племени Ургар – это ладно. Главный вопрос – что делать в такой ситуации мне?

Сдать свои бастионы – вообще не вариант, и дело не только в канонах романтического фэнтези. Причин сказать «нет» очень много, вот только не уверена, что моё мнение кого-то волнует.

Словно подслушав эти мысли, клыкастый переложил руку на живот, а его губы начали плавное скольжение по моей шее. Биение варварского сердца я чувствовала спиной, и биение это, между прочим, усиливалось. То есть мужик заводиться начал!

Мне срочно требовалось что-нибудь предпринять…

Как нормальные героини на подобные ситуации реагируют? Убегают, если не ошибаюсь. Но в моём случае вариант слишком рискованный. Заговорить зубы тоже не смогу – языковой барьер, чтоб его.

По всему выходило, что единственный доступный способ – продолжать притворяться спящей. Ведь синеглазка не станет осуществлять сексуальные фантазии с неподвижным телом? Он же не извращенец?

Но лежать бревном тоже не комильфо, да и уровень достоверности резко падает. А раз так…

Я громко причмокнула, потом изобразила сонное бурчание и червячком отползла от мускулистой батареи. Клыкастый приставала замер на мгновение и снова придвинулся ко мне. Прежде чем его губы успели вернуться к лобызанию шеи, я выдала ещё одну порцию сонного неодобрения и вновь отползла. Правда, через секунду мы уже опять лежали впритирку друг к другу. Вернее, он впритирку ко мне.

Ну ладно, фигли нам, кабанам! Я отодвинулась в третий раз, и в четвёртый, и в пятый. И даже в шестой! Но белобрысый гад проявлял удивительную настырность, причём поглаживания и поцелуи становились нахальней с каждой секундой.

С осторожностью заброшенного во вражеский тыл диверсанта я приоткрыла один глаз, чтобы узнать – в спальне царит тьма. Однако край кровати был всё-таки виден, и он находился очень близко.

Свалиться на пол? Можно, но перспектива не из лучших. Особенно если эта гора мускулов не сориентируется и грохнется сверху. Стало быть, пора менять тактику…

Всхрапнув, я резко перевернулась на живот. Мой клыкастый ухажёр замер в нерешительности – ещё бы! В таком положении разве что спинку погладить, ну и эту… главную любительницу приключений. А остальные прелести, как ни подкатывай, недоступны. Так что…

Впрочем, нет. Существует ещё один вариант – просто взять и прекрасную невесту разбудить. Но если вождь использует настолько примитивный метод, я точно в этом фэнтези разочаруюсь!

Как ни странно, но блондин надежды оправдал. Вместо того чтобы растолкать и потребовать продолжения начатого банкета, принялся поглаживать самую нечувствительную часть моего тела. Угу, ту самую, которая приключения любит.

И только я расслабилась, уверовав, что никаких догонялок и серьёзных домогательств не будет, как обнаружилось – чувствительность у этого органа всё-таки имеется. Более того – предыдущие подкаты клыкастика не прошли даром, тело уже тихо млеет, а либидо собирает армию гормонов в намерении вырубить мозг и стать единоличным Повелителем Вселенной. То бишь тела.

Ёлки-палки! Опять? Да это ни в какие ворота не лезет!

Мы с мозгом переглянулись и мгновенно пришли к консенсусу – нужно бороться. Вдвоём целую армию гормонов точно не одолеть, поэтому призвали на помощь третьего союзника – воображение. Вот только чего бы такого мерзкого навоображать, чтобы всё, как говорится, упало и больше не поднялось?

Через несколько минут ковыряний в собственной памяти выяснилось: воспоминаний или ассоциаций, способных понизить градус, не имеется. То есть никаких достаточно неприятных эпизодов в моей жизни не было…

Первая любовь и первая измена? Да, помню, но дело-то обыденное, житейское.

Дикий разнос, устроенный мне русичкой в десятом классе? Тоже мелочь, ведь столько лет прошло!

Адский отжиг на дне рождения у дяди Бори, где я позорно напилась и… нет, тоже ничего принципиального.

Жесточайший стёб нашего начальника после ознакомления с написанным мою годовым отчётом? Нет, нет и ещё раз нет! Всё не то.

 

В своё время эти события действительно будоражили, вытягивали нервы в струны, а сейчас воспринимались как недостойная внимания мелочь. Никакого, даже самого малейшего отклика в душе не вызывали.

Поэтому я забила на воспоминания и попыталась подумать о последствиях близости с клыкастым мужчиной…

Внеплановая беременность? Опять нет, не испугала. Ведь ребёнок – это счастье.

Возможность подхватить какую-нибудь инфекцию даже не рассматривалась – в позитивном мире сифилиса существовать не может.

Мысль о том, что белобрысый индивид перетра… э… имеет настолько обширный сексуальный опыт, что переспать с ним – переспать с половиной этого мира? Ой, ну какая разница, если внутри аж чешется!

Интуиция подсказывала: забей на всё и отдайся во власть порока. Но я ж как та лягушка, которая цаплю душит, – никогда не сдаюсь.

И так как память оказалась бессильна, я выпихнула из головы остатки воспоминаний и вновь попыталась расслабиться. Я мечтала об озарении. О, не побоюсь этого слова, инсайте. И он таки произошёл.

Спустя несколько бесконечных, наполненных интимными поглаживаниями секунд, в мыслях вновь нарисовался Алекс. Весь такой мощный, полуголый, с той же щетиной, татуировкой и… гадкой ухмылкой по поводу моей фамилии.

Следом вспомнилось его презрение, посвящённое романтическому фэнтези, и всё пылавшее во мне возбуждение резко сменилось яростью! Как он посмел? Нет, как ему только совести хватило!

Я не спорю, что жанр на любителя и читают его в основном девушки. Но зачем наезжать? Зачем ехидничать? Зачем морщить нос и называть «бабской фигнёй»? Особенно с учётом того, что мы, девочки, на их мужские книжки не покушаемся. А ведь могли бы!

Вот мы реально могли бы сесть и по косточкам их «высокоинтеллектуальную» литературу разобрать. Где там сублимация, где розовые сопли, замаскированные под брутальность, где простая человеческая жадность и желание халявы. А где раздутые до вселенских масштабов эго и чувство собственной важности!

Грудастые наездницы, покорные служанки и прочие жаждущие главного героя дуры – туда же. Да, именно дуры, потому что умные страстью к таким мужчинам не пылают. Умным нужна личность, а не шагающий по страницам ханурик. Стареющие, склонные к алкоголизму циники тоже никому не нужны.

Я вспомнила последнюю из прочитанных «мужских» книг и злобно засопела. Описанный в ней герой имел всё, что движется, и ничуть своим поведением не смущался. А вот когда в женских книгах пишут про такое, то сразу начинаются вопли о неудовлетворённости авторши и её читательниц.

Где, спрашивается, справедливость? Нет, ну где?!

А самое обидное – эти гады достали даже тут. Тут! В моём позитивном романтичном мире!

Я так завелась, что засопела ещё громче. Вдобавок воспылала диким желанием вскочить и как следует наорать на клыкастую синеглазку. Не потому, что виноват, а просто за компанию. Исключительно из-за того, что под горячую руку попал.

Вождь моё настроение уловил. Сразу же прекратил исследовать неподвижный филей и отстранился. Спальня заполнилась двойным сопением, но я внимания не обратила. Я по-прежнему лежала и бесилась.

А через некоторое время, когда адреналин схлынул, поняла – ответного сопения не слышно. Но ощущение лежащего рядом горячего тела никуда не делось, то есть блондин, судя по всему, остался и теперь спал.

Захотелось повернуться и проверить, но я этот порыв сдержала. Шумно выдохнула, уткнулась носом в подушку и опять начала уплывать в страну Морфея. На этот раз попытка оказалась успешной.

Ночь прошла спокойно – в том смысле, что кошмары не мучили. Но настроения сей факт не улучшил – проснулась я в самом мерзком расположении духа, с лёгкой головной болью и ломотой в костях.

И тут же наткнулась на взгляд пронзительно-синих глаз…

Клыкастый вождь лежал рядом, поверх одеяла, приподнявшись на локте. Вопреки ожиданиям, он был одет и даже обут. Причём мускулатурой на этот раз не щеголял – рельеф торса прикрывала простая светлая рубаха. Ну а глядел… с тоской и каким-то осуждением, что ли.

Я сперва решила, что вождь про визит Алекса узнал, и даже устыдилась слегка. Но когда этот тоскливый взгляд начал ощупывать прикрытую одеялом фигуру, от сожаления не осталось и следа. На невысказанный вопрос блондина я ответила вслух:

– И не дам!

Взгляд клыкастика мгновенно отлепился от моей груди и приклеился к лицу. Брови приподнялись.

– Эх ты, синеглазка фигова, – с грустью продолжала я. – Как тебе не стыдно? У тебя восемь жён, а ты по чужим спальням шаришься. Думаешь, если ты – вождь, то всё позволено? Думаешь, пальчиком фурий поманишь, по цацке золотой подаришь, и они тут же простят?

Брови блондина приподнялись ещё на пару миллиметров.

– Так вот, запомни раз и навсегда: всё, что женщина прощает, она тебе ещё припомнит, – важно возвестила я. – А женская неудовлетворённость знаешь к чему ведёт? К заговорам, дворцовым переворотам и войнам. Так что бери ноги в руки и бегом к фуриям, пока твоё царство сетью интриг не опутало.

Вождь племени Ургар не шелохнулся. Впрочем, неудивительно – языковой барьер.

А я шумно вздохнула и продублировала слова жестом – решительно указала на дверь. На лице синеглазого проявилось та-а-акое возмущение…

– Нет, ну а на что ты рассчитывал? – Моё возмущение было ничуть не меньше. – Что приму с распростёртыми объятьями? А вот фиг. Да, ты клёвый, и целоваться с тобой интересно, но этого недостаточно. Я девушка чувствительная и романтичная, мне нужны ухаживания, комплименты, взгляды, от которых сердце замирает… Хотя в твоём случае никакая романтика не поможет – твой главный недостаток никакие достоинства не затмят. Ты женат, понимаешь?

Клыкастик подарил мне очень задумчивый взгляд и сказал:

– Понимаю.

Повисло напряжённое молчание, а потом я выдала единственное, что смогла:

– Ой. А куда подевался языковой барьер?

И снова тишина. Долгая такая, неудобная… как стринги маленького размера.

– Значит, синеглазка… – задумчиво протянул блондин. – Ладно.

Он стремительно перекатился и встал с кровати. Весь такой огромный, мощный, сильный… Я нервно сглотнула и клещом вцепилась в одеяло.

– Синеглазка… фи́гова, – зачем-то уточнил он. А голос при этом спокойный-спокойный.

Я думала, он скажет что-нибудь ещё – ну там нотацию прочитает или просто возразит. А он развернулся и величественно направился к выходу.

Тут же вспомнилось, что клыкастик вообще-то жизнь спас. Да и повод для ночного визита у мужика имелся – я же его на пиру сама за интимные места хватала. И ещё он хозяин города, как понимаю. И дворца! А я вроде как в гостях.

Короче, некрасиво получилось.

– Зато ты классно целуешься, – желая сгладить неловкость, жалобно пропищала я.

Дикарь нехотя обернулся, смерил ещё одним равнодушным взглядом.

– Ошибаешься. Именно в поцелуях я не силён. Зато во всём остальном… – Он выдержал паузу. Не многозначительную, нет. Более чем однозначную! – Зато во всём остальном я действительно мастер.

Я почему-то сразу поверила и, неожиданно для самой себя, залилась краской. А синеглазый хмыкнул и вышел вон. И дверью хлопнул так, что стены содрогнулись.

– Ой. – А что тут ещё сказать?

Я осталась в полном недоумении.

Обычно, когда мужик уходит, он хоть какой-то намёк оставляет, а этот что сделал? Интимную подробность на меня вывалил, и всё. И как это понимать? Как относиться? Тёткам из гарема позавидовать? Или облегчённо выдохнуть и забить?

Не успела я додумать, как дверь распахнулась снова, а мне сообщили, причём прежним, совершенно равнодушным тоном:

– Потрудись привести себя в порядок. И будь добра, на завтрак не опаздывай.

При слове «завтрак» желудок взвыл, как рассерженный тираннозавр. Вспомнил, зараза, что за вчера только веточку петрушки схрумкал.

Я осторожно кивнула, но синеглазый уже не видел, ибо удрал. Второй раз дверь хлопнула так, что со стены сорвало пару картин и один светильник.

Э-э… Так ему пофиг или не пофиг?

Разборка с вождём свела на нет радость от полученного бонуса. Более того, мне вдруг подумалось: ну зачем я этому ургарейскому выучилась? Без него было гораздо лучше.

Правда, проникнуться этими мыслями я не успела – буквально через минуту дверь спальни вновь открылась и на пороге появились Хрим и Лаарим.

Парни, которых вчера столь опрометчиво признала друзьями, пребывали в шоке. Причину такого состояния я не поняла, но на всякий случай втянула голову в плечи и поёжилась.

Ещё через секунду поймала два внимательных взгляда и услышала:


Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Поделится: