Название книги:

На чужих ошибках

Автор:
Наталья Габовская
На чужих ошибках

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

История о парне, который был очень влюблен

Илья сидел на подоконнике в раскрытом окне, курил и смотрел вниз, на город. Под окнами его двушки в самом сердце Питера раскинулись мокрые крыши, блестящие от проливного дождя. Дождь захлестывал и в окно, где сидел Илья, но тот будто не замечал, как промокшая рубашка липнет к груди. У Ильи сегодня был день рождения – 33 года. Он был один.

Илья мечтал отметить этот день в компании с любимой женщиной. Но… Она была чуть старше его, замужем, двое детей. Обо всем этом Илья узнал уже потом – к тому моменту он уже был влюблен в Арину по уши. Самому ему казалось, что это случилось мгновенно – только увидел ее, встретился взглядом, и будто все вокруг перестало существовать, кроме этих глаз странного фиалкового оттенка.

Они познакомились, несколько раз он приглашал ее на кофе, она не отказывалась. Пару раз пытался поцеловать – Арина смеясь уворачивалась, но на встречи соглашалась снова и снова. Они катались вместе на роликах, точнее, Илья решился на этот экстрим только ради Арины – ей было скучно одной. Ноги у него потом дрожали весь вечер, саднило разбитую ладонь, но он был счастлив: целый день рядом с любимой.

Он строил планы на будущее: как они купят вместе квартиру побольше, как заживут там вместе с ее детьми, а потом и общего малыша родят. Арина слушала и улыбалась. А разговор о квартире неожиданно поддержала: сказала, что давно хочет квартиру побольше, вот выдадут годовую премию, тогда можно будет взять ипотеку. Илья решил, что это шаг навстречу, и будто взлетел. Работать начал еще больше, баловал Арину подарками, а ее удивить было не так-то просто, она зарабатывала больше, да и муж у нее был весьма солидным бизнесменом. На его фоне Илья чувствовал себя мальчишкой, но считал, что это неважно, ведь Арина, он не сомневался, любит его, а не мужа.

Он рассказывал о том, какая Арина потрясающая, всем своим друзьям и знакомым. Говорить о ней Илья мог часами. Он вообще будто всегда вел с ней внутренний диалог. В его душе они не расставались ни на секунду, а в реальности у них даже секса ни разу не было. Но Илья считал, что это не главное. Ведь их связь была чем-то большим, чем просто физическое влечение. К тому же изменять мужу такая, как Арина, не станет. А решиться на то, чтоб уйти, нужно время. Илья не торопил. Арину он был готов ждать вечно.

Друзья к рассказам о неземной девушке постепенно привыкли. Ласково подтрунивали над Ильей: мол, она же не твоя девушка на самом-то деле. Замужем, с детьми, вы даже толком не целовались, а ты уже имена вашим будущим детям придумал. Илья в ответ только усмехался, что они могли понимать в настоящих чувствах. Да, не как у всех. Но и Арина особенная. И сам Илья не лыком шит. Просто такая вот у них история – как в кино.

…От очередного порыва ветра Илья будто очнулся. Бросил вниз давно потухшую сигарету, смахнул прилипшие к лицу мокрые волосы. Слез с подоконника в комнату, огляделся. Как же так? Сейчас они должны были сидеть здесь вдвоем, болтать и смеяться, праздновать его день рождения. А он сидит один в компании незажженных свечей и пары бутылок шампанского (розового сухого, как любила Арина) в холодильнике.

Илья пошел в ванну взять полотенце. Уловил свое отражение – мужчина в зеркале показался ему странно чужим. Лицо было мокрым то ли от дождя, то ли от слез. «Жалкое ты существо, – подумал Илья. – Конечно, кому ты такой нужен». На душе звенело от пустоты и одиночества. Илья снова повернулся к окну, шагнул.

И тут раздался звонок, Илья схватился за трубку как за спасательный круг. «Илюха, привет! – ворвался в комнату голос давней подруги, будто выдернув Илью из ватной тишины. – С днем тебя! Счастья! Здоровья! Как ты там, отмечаешь?» Илья в ответ издал какой-то странный звук: то ли вздохнул, то ли всхлипнул: «Привет, Лисен. Да, сижу тут…» Алиса все поняла мгновенно: «Давай приеду?» «Давай», – с облегчением выдохнул Илья.

Через десять минут они уже пили розовое шампанское, а Илья рассказывал, как получилось, что он встречал своей день рождения в одиночестве.

«Понимаешь, я думал, мы вместе отметим, а Аринка уехала с семьей на море», – простодушно объяснил он.

Алиса уставилась на него в упор: «Погоди, твоя девушка? С семьей?» «Ну да», – кивнул Илья. Под немигающим ее взглядом ему было неуютно. «Ну ты же понимаешь, – продолжала Алиса, – что она и не собиралась с тобой этот день проводить? Билеты в день вылета не покупают. Все было заранее спланировано и определено. Просто она тебе не сказала. Так?»

До Ильи доходило медленно. «Получается так», – кивнул он в конце концов. Алиса продолжала: «Илюх, ты меня прости, конечно, но если бы ты ей был хоть чуть-чуть нужен, она бы предупредила, что улетает. Заранее бы поздравила. Хоть что-то бы сделала. Понимаешь? А так… Мне кажется, она вообще не в курсе, что она – твоя девушка. Ей просто нравилось иногда проводить с тобой время».

Вокруг Ильи с грохотом рушились хрустальные замки. До него вдруг дошло, как он был слеп, глуп и самонадеян все это время. Арина ведь ни разу даже не намекнула, что он ей хоть сколько-то нравится как мужчина. А что квартира, так она ее покупать для своей семьи собиралась вместе с мужем. Не с ним.

Странное чувство накрыло Илью: с одной стороны, он ощущал себя полнейшим идиотом. Ведь всю эту историю неземной любви он придумал от начала и до конца. С другой – будто из сердца вдруг вынули хрустальный осколок. Странным образом становилось легче. Алиса смотрела на него с сочувствием, но без жалости – он же мужик, а не трехногая собачка. А Илья вдруг рассмеялся, схватил подругу в охапку, закружил по комнате, чмокнул в макушку: «Лисен, а чего мы вдвоем-то сидим? Давай наших звать, день рождения все-таки!»

Спустя еще полчаса в квартире был настоящий веселый бедлам: поздравления наперебой, кто-то складывал в холодильник принесенную с собой выпивку, кто-то ставил в духовку пиццу, кто-то открывал очередную бутылку розового сухого. А Илья чувствовал себя так, как не чувствовал давно – живым, настоящим. «Свобода, – прошептал он. – Кажется, это называется свобода».

История о благодарности

Началась эта история странно. Яну и Стаса познакомила общая подруга. Точнее, как познакомила – у них со Стасом был роман, но подруга встретила другого, бросилась навстречу новым отношениям, а Стаса просто передала с рук на руки. Тот присмотрелся к Яне, решил, что она ничего, той парень тоже понравился, так и начали встречаться.

Стас вообще был классным – душа в любой компании, мгновенно становился центром внимания, с ним никогда не было скучно. А Яна была тем омутом, в котором водятся черти: такая милая, скромная, но ее незаметное обаяние буквально обволакивало и сбивало с ног. Пара получилась очень красивая. Но потом что-то пошло не так.

Месяц за месяцем Стас становился все молчаливей, все загадочней. Эдакий одинокий волк, которого никто не понимает и которого совместный быт не привлекает. К Яне относился все холодней, смотрел свысока: мол, слишком простая, слишком земная девочка для такого красавчика. Яне со временем это все надоело, она собрала вещи и ушла. И тут оказалось, что прирожденный волк-одиночка Стас без нее жить не может. Приезжал, плакал. Яна – ни в какую. Спустя месяц она встретила другого мужчину, влюбилась. Но отношения не сложились – парень уехал по работе в Европу, там и остался. Яну забирать не стал. Да и кем бы она была в той Европе? Здесь-то она неплохо зарабатывала, будучи менеджером по продажам.

Однажды от одиночества и безысходности Яна все же согласилась встретиться со Стасом. Результатом той встречи стала дочка – Злата. Поженились. Стас затеял строить общий дом, жить бы да радоваться. Однако радости почему-то не вышло. Поняв, что Яна в декрете никуда от него не денется, Стас снова влез в образ загадочного одиночки, который волею судьбы вынужден тащить все эти унылые бытовые дела на себе. А тут еще и с деньгами проблемы начались: в экономике кризис, бизнес Стаса загнулся, а компания, из которой Яна уходила в декрет, обанкротилась. Отношения становились все хуже и хуже.

Второго ребенка они не планировали. Злата была сложной малышкой – небольшая родовая травма вылилась в трудности с поведением. Хлопот с ней было выше крыши, причем все на плечах Яны. Муж занимался домом, считал себя единоличным кормильцем, а тут еще и ребенок, который требует особого подхода и терпения. Но в браке такое бывает – Яна снова забеременела.

Когда она пришла с известием к мужу, она ожидала какой угодно реакции, но только не такой. Он едва взглянул на нее и процедил сквозь зубы: «Еще один рот в нашей семье». Скривил губы и снова уткнулся в телефон. Яна повернулась и вышла. Говорить больше ни о чем не хотелось. Обсуждать, что делать, тем более.

Вышла за дверь, вдохнула пронзительный вечерний воздух. В голове было пусто. Что делать? Сама Яна в декрете, Златке исполнилось два годика, пособие уже не платят, в садик еще не берут. Оставлять девчонку не с кем, да и наивно было бы рассчитывать срочно найти работу в ее положении. У мужа заработки нестабильные – месяц густо, два пусто. Да еще и обстановка в доме не самая радужная: с каждой неделей Стас все больше бесился, что Яна никак не может выйти на работу.

«Жируете тут, сидя у меня на шее, пока я вкалываю», – шипел он. Как жируют молодые мамы, когда на руках неврологический ребенок, вряд ли надо кому объяснять. Но Яна была для мужа со всех сторон виновата. По мнению Стаса, нормальная женщина в состоянии зарабатывать миллионы, сидя в декрете. А Яна, как видно, ненормальная.

…Она вернулась домой, села на кухне. Смотрела в стену и не видела ее – в голове звенела одна-единственная мысль: придется делать аборт. Иначе ее жизнь превратится в еще больший ад. Попреки каждой копейкой, вечное презрение мужа к «бездельнице», бесконечные претензии. В Яне все протестовало против этого решения, но… Она записалась в клинику.

«Я пошла делать аборт», – бросила мужу на следующее утро. Он даже не повернулся. С момента того разговора, если это можно назвать разговором, прошла неделя. За все это время они не сказали друг другу ни слова.

 

В клинике Яна прошла осмотр, УЗИ, поговорила с врачом.

«Ну что, давай пить таблетку», – сказала врач.

Яна, держа в руках снимок с УЗИ, расплакалась.

«Ладно, вижу, что ты не готова. Сходи умойся, как будешь готова, возвращайся», – сказала врач. Тепла и участия в его словах было куда больше, чем в голосе мужа Яны.

Яна вышла. Слезы лились ручьем. И тут зазвонил телефон. Взяла трубку. Нет, не муж, конечно. Подруга.

«Что случилось?» – испуганно спросила Ника. Яна сбивчиво объяснила, что происходит.

«Ты что, не надо, Ян! Не надо, не делай этого», – твердила Ника, которая сама с трудом родила – несколько раундов ЭКО, надежды почти не было. Для нее аборт был чем-то запредельным, преступлением против самой себя.

Яна слушала, кивала головой. Потом положила трубку, встала и пошла домой. Открыла дверь. Из комнаты на нее как-то испуганно смотрел муж.

«Ты будешь отцом», – холодно сказала Яна. Стас ничего не ответил.

…В положенный срок родился малыш. Сын Яны. Роды прошли идеально. Мальчик был идеальным. Потом стало трудно – денег все время не хватало, муж по-прежнему попрекал, что миллион в декрете Яна заработать так и не сумела. Но маленький Андрюша…

– Мамочка, а это ты меня родила? – однажды спросил он, обнимая Яну за шею теплыми ручонками.

– Да, милый, я.

– Спасибо тебе, мамочка.

История про девушку, которой не нравилась фамилия мужа

Алена не хотела замуж. Вот от слова совсем. Ей было всего 19, но так уж случилось, забеременела. Не спешите бросать в нее камни. Моралистов полно, которые спросят: «Не хотела замуж, зачем тогда с ним спала?» Но покажите хоть одного человека, который хранил бы девственность до брака. Да и зачем такие крайности?

С потенциальным мужем Алена к тому времени встречалась уже три года. Алексей старше ее на семь лет, по паспорту ему уже полагалось быть ответственным взрослым мужчиной. На самом же деле 26-летний оболтус ни ответственностью, ни взрослостью особо отягощен не был. Беременность Алены повергла его в шок не меньше, чем ее, будто не знал, откуда дети берутся, уговаривая девушку на сомнительные методы предохранения. «Ты что, мне не доверяешь?» – удивительно, но такой нехитрый приемчик с юными и неопытными работает практически безотказно. «Конечно, доверяю, что ты». И вот оно, доверие, выраженное в двух полосках.

Делать аборт растерянную Алену отговорила мама. Она просто стеной встала: не смей обрывать крохотную жизнь, пусть даже замуж не выйдешь, но ребенка вырастим! Маме Алена доверяла в этом вопросе безоговорочно. Если та сказала, что вырастят, значит, так и будет, можно рассчитывать на любую помощь и поддержку. С другой стороны, Алексей – парень Алены – бормотал, что примет любое ее решение. Тут же понял, что практически сваливает всю ответственность на нее. Увидев, что глаза девушки наливаются яростью, заюлил – мол, он-то очень рад будет воспитывать своего ребенка, но давить на Алену ни в коем случае не хочет. Но рад изо всех сил, да.

С третьей стороны, были бюрократические проволочки. Если брак не зарегистрировать, то при оформлении свидетельства о рождении придется родному отцу своего собственного ребенка усыновлять, признавая отцовство. Волокита, в общем.

В итоге решили: Алена готовится к родам, но прежде – к свадьбе. Началась подготовка к ответственному событию. Известие о том, что старший сын женится, маму Алексея воодушевило куда больше, чем перспектива вскоре стать бабушкой. Отметить свадьбу «как следует, чтоб все как у людей» стало для без пяти минут свекрови делом чести.

На этом месте Алена поняла, что надо запасаться валерьянкой. «Как положено» – это было в лучших традициях деревенской свадьбы – с тостами, тамадой, дурацкими конкурсами, кучей гостей. А Алена свадьбу не хотела вообще. Зачем это нужно? Ей это казалось глупой затеей – праздник на пустом месте. Все ведь прекрасно понимают, что не от души жених предложение делал, а по залету…

«Ну, сами подумайте – одно застолье каких денег будет стоить, – пыталась договориться Алена с будущей родней. – Не хочу я ничего на это тратить. Для ребенка же кучу всего надо купить».

Но ее мнение особо никого не интересовало, как оказалось. Деньги свекровь была рада тратить свои – лишь бы устроить пир на весь мир. Алена смирилась – старший сын не каждый день женится, понятное дело. Но одним застольем планы свекрови не ограничились.

«Мы выбрали тебе свадебное платье. Уже заказали, завтра поедешь к мастеру мерки снимать», – заявили ей свекровь и будущая золовка.

Сказать, что Алена удивилась, – ничего не сказать.

«Зачем? Мне не надо», – девушка растерялась. Она уже представляла, что там навыбирали Ирочка с Еленой Аркадьевной. Наверняка платье-торт с кучей рюш, обручей и прочей атрибутикой «настоящего» свадебного платья. Рослая Алена в такой красоте была бы похожа на здоровенного лохматого белого медведя. Но представления о красоте у всех были разные. «Красиво будет, хоть пышное платье раз в жизни наденешь», – все самые страшные подозрения Алены подтвердились.

«Никуда я не поеду, – уперлась она. – И вы меня не заставите».

На этом Алену нарекли неблагодарной и отказались с ней разговаривать до самого дня бракосочетания. Не сказать, что невеста шибко об этом горевала, совсем нет. У нее и без свадьбы забот было полно, как и у любой женщины в ожидании первенца. Приданое нужно купить, в роддом сумку собрать, детская кроватка-коляска, ремонт какой-никакой сделать – будущим молодоженам выделили крошечную квартирку в общежитии. А еще надо сессию сдать – училась на втором курсе, а работу бросать Алена не собиралась. На регистрацию она поехала в простом, но очень милом гипюровом платье, которое они с сестрой соорудили буквально за ночь.

Но самое прекрасное случилось в загсе. Когда регистратор дочитала речь и дошла до фамилий, которые присваиваются молодым, оказалось, что фамилию Алена решила оставить свою. Супруг не возражал: они все обсудили еще до подачи заявлений, решили, что он же не на фамилии женится. А вот его маму чуть удар не хватил.

«Как это, фамилию не менять? Это почему же ты нашу фамилию не взяла?» – орала она прямо в загсе.

Алена стиснула зубы, отвернулась и отошла в сторону, к гостям. Ей еще предстояло пережить деревенскую свадьбу, организованную мужниной родней. Силы надо было беречь.

P.S. Кстати, брак Алены и Алексея продлился жалких пять лет. Отец из Алексея получился никудышный. За компьютером ему было куда как интересней, чем с ребенком. Так что когда Алена собрала вещи и ушла, он хоть и рыдал, но сильно не препятствовал. А свекровь? Та, конечно, была только рада. Так что все закончилось хорошо, для всех хорошо.

История о большой любви с биполярным расстройством

Физик и лирик, Гриша и Мариша. У ребят это был студенческий брак. Для Марины – первые и единственные отношения. Они начали встречаться с третьего курса, он – студент-физик, она – филолог. Гриша очень нежно и романтично ухаживал, залезал в окошко общежития, когда заканчивалось время для посторонних. Однажды Марина уехала работать в пионерлагерь отрабатывать летнюю практику за 150 километров, так Гриша каждый день приезжал к ней на электричке, чтобы побыть немного рядом.

После окончания университета, тем же летом, они поженились, а через год у них родился сын – все как в лучших советских традициях. Они были счастливы – муж работал, продолжал учиться уже в аспирантуре, Марина занималась воспитанием сына. Через три года они узнали, что еще раз станут родителями. Супруги были счастливы, в отличие от Гришиной мамы. Она сказала, что ее сыночек и так устает, ему не нужен еще один ребенок. Свекровь даже аборт предлагала сделать! Теперь, вспоминая это время, Марина может дать объяснение этой жуткой реакции: мамаша знала о своем сыночке то, чего не знала она!

Родилась дочка, и Гриша сильно изменился. Незадолго до этого супруг сменил работу, и они все вместе переехали в другой город. Марина думала, что он впал в депрессию из-за крупных перемен в жизни – перестал помогать с детьми и по дому, часто задерживался, выпивал. У него и раньше случались резкие перепады в настроении, но плохие периоды не были такими затяжными, как этот.

«Твое дело – сидеть дома с детьми и самой выносить мусор», – огрызался муж на все просьбы помочь.

Полгода Гриша и Мариша практически не разговаривали – супруг был либо злым и агрессивным, либо пьяным. А чаще и то и другое. Приходил домой он ночью, где был и с кем, непонятно. Ни о каких интимных отношениях речи не шло – Марине было противно, обидно и невыносимо тяжело находиться с ним рядом. Но она старалась вспоминать чаще прежнего Гришу и надеялась, что он одумается. Не тут-то было!

Марина варила суп, сын собирал конструктор, мелкая спала, когда Гриша влетел домой.

«Как вы мне надоели! Ты, эти сопливые дети, – орал Гриша, разнося в щепки шкаф. – У меня есть другая, и жизнь гораздо интереснее, чем с вами!»

Кричал, оскорблял, что говорил, Марина всего уже не помнит. Она схватила детей и выбежала на улицу. Первое, что сделала, – позвонила его родителям.

«Не вздумай звонить в полицию, – приказала свекровь, – мы с отцом сейчас приедем».

Действительно, они примчались быстрей, чем приехали бы менты. Гришу они забрали с собой. После этого Марина узнала много всего интересного. Самое, пожалуй, удивительное, что можно узнать о человеке, с которым прожил в общей сложности около 10 лет, – это то, что у него подтвержденное медиками биполярное расстройство и вообще конкретные проблемы с психикой с детства. Просто родители и он это тщательно скрывали. Гришу подлечивали в частных клиниках во время его визитов к маме с папой. «Но как я могла жить с человеком столько лет и этого не замечать?» – думала Марина. Не понимает она этого и сейчас.

Другим неприятным открытием было существование любовницы. Да, он пропадал по ночам, возвращался пьяный. Но Марина понятия не имела, что он ей изменяет. Даже в голову не могло такое прийти – этот человек был первым и единственным для нее, и она ему верила. К тому же он брал ответственность за жену не только в загсе, но еще и перед Богом – после рождения сына пара обвенчалась.

Где нашлись силы быстро соображать и действовать в этой сложной ситуации, тоже не укладывалось в голове. Наверное, у Марины сработал животный инстинкт – речь шла о защите своей жизни, жизни детей.

Никогда она еще так не была благодарна своей профессии учителя! Как оказалось, с ней не пропадешь. Должность учителя – одна из немногих, которая позволяет устроиться на работу довольно быстро даже посреди учебного года: всегда найдется небольшой городок или село в нашей стране, где есть местечко, да еще и жилье оплачивают. В общем, быстро обзвонив все объявления, Марина остановилась на деревне в Тульской области, где требовался учитель русского языка и классный руководитель. Она не раздумывая сгребла в охапку двоих детей и поехала обустраиваться.

Потом, конечно, немного придя в себя, Марина долго анализировала, не понимала, как могла так ошибиться в человеке, плакала. Около года у нее ушло на то, чтобы выйти из депрессии, начать новую жизнь. А мужа родители подлечили и снова устроили на работу. Вскоре Гриша и Мариша развелись, и он тут же нашел другую (кстати, не ту, с которой изменял). После случившегося эта семейка еще и обвинила Марину в том, что та бросила Гришеньку в такое тяжелое для него время…

После этой истории прошло уже пять лет. Марина по-прежнему работает учителем в школе, а деревня с ее жителями стала для нее настоящим домом. Сын ходит в школу, дочка тоже пойдет в этом году. У нее хорошие послушные ребятишки. Гриша платит алименты и иногда общается с детьми по скайпу. За все эти годы по-настоящему он с ними не виделся ни разу, да и слава богу.

Что касается личной жизни, в деревне ее Марине строить не с кем, да и не хочется. Она мечтала о большой семье с одним человеком и на всю жизнь. А теперь главное для нее – воспитать хороших достойных людей, которые станут поддержкой и опорой в будущем. А мужчины теперь навеки для Марины останутся существами загадочными и опасными.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Книжное издательство Бабицкого
Поделится: