Название книги:

На чужих ошибках

Автор:
Наталья Габовская
На чужих ошибках

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Предисловие

Хорошие истории всегда интересны, а невыдуманные – вдвойне. Они дают нам возможность опереться на опыт других людей и не совершать ошибки в своей собственной жизни. Или, по крайней мере, совершать их гораздо реже и менее болезненные. Но и такие порой нам обходятся слишком дорого и длиться могут годами. Бесцельно проходит жизнь, попусту растрачивается время на трудности, расправляться с которыми нужно было совсем по-другому или не устранять их вовсе, а просто подождать. Для того чтобы это понять, уходит время, драгоценные минуты нашей жизни.

В своей практике я постоянно работаю с ситуациями, очень похожими на те, что описаны в книге «На чужих ошибках». Часто замечаю, когда женщина, как и многие героини этих историй, «теряет себя». Например, она выбирает мужчину, ребенка или работу своим единственным приоритетом, тем самым отодвигая на второй план свои желания. Так, любовь к себе, уважение и забота становятся чем-то неважным. В собственной иерархии ценностей женщина оказывается далеко не на первом месте, а выбранное «главное» настолько увеличивается в масштабах, что все остальное кажется малозначимыми или вообще ненужными опциями в ее жизни.

Такая позиция очень неустойчива, например, когда что-то идет не так в этой ситуации (изменяет муж, ребенок не оправдывает ожиданий или рушится карьера), женщина теряет землю под ногами, переживает, погружается в депрессию. Хорошо, если в этот момент у нее есть поддержка, есть кому элементарно выговориться и к кому обратиться за помощью. Но бывает так, что переживания остаются глубоко внутри из-за нежелания загружать других своими проблемами. А зря! Ведь много раз проговоренная про себя ситуация видится совершенно нерешабельной. Человек как бы накручивает и увеличивает масштаб бедствия. Это психологический закон. Теперь навалившиеся переживания становятся слишком тяжелой ношей. В такой момент важно понять, что ты не один, многие испытывали те же психологические трудности, что и вы, и они как-то выплыли, нашли в себе силы прожить эту ситуацию и быть снова счастливыми.

Я от души рекомендую книгу «На чужих ошибках» к прослушиванию или прочтению. Во-первых, ее в принципе приятно читать, перелистывать историю за историей, знакомиться с героями и наблюдать за их сложными взаимоотношениями с собой и друг с другом. Во-вторых, ее полезно открыть для себя с точки зрения психологической, потому что во всех сюжетах есть правильные решения, найденные героями благодаря личному опыту через многие трудности. Человек поверил в собственные силы и понял, что за благополучие он несет ответственность только сам. Это самое благополучие у каждого свое, и надо иметь смелость и решительность, чтобы признать это и двигаться в своем собственном счастливом фарватере.

Проблему же в данном случае нужно воспринимать как некий вызов, чтобы вы в этот момент услышали себя и ни в коем случае не винили во всех бедах, а поняли наконец, как важно быть у себя на первом месте и принимать это не как эгоизм, а как здоровую любовь к себе. Ведь только по-настоящему любя себя, мы сможем делиться этим чувством с другими. Запомните, вы – та, кто знает, как правильно выстроить свою жизнь, если уж судьба уготовила столкнуться с такими сложностями. Все будет хорошо!

Оксана Булавская, клинический психолог

От авторов

Привет! Спасибо, что зашли послушать наши истории. Они, эти сюжеты, – как жильцы одной большой многоэтажки. За каждой дверью в доме есть своя жизнь, события которой сами по себе могли бы стать основой для отличного сериала на каком-нибудь мыльном телеканале. Но разница в том, что никто специально не придумывает диалоги и события, они просто случаются с настоящими живыми людьми, они прожиты и прочувствованы каждой клеткой живого существа. Эти истории не стереть одним изящным движением кнопки. Они случились – и это навсегда.

Все действия оставляют следы. Иногда в памяти непосредственных участников событий, а иногда задевают и других людей, меняя их дни, а то и судьбы. Это как круги на воде, которые расходятся от брошенного в озеро камня.

Хотя, казалось бы, ну чего особенного может происходить в жизни простой девчонки, простого парня, ничем не примечательных, самых обыкновенных? Но чужие ошибки тем и интересны, что это и наши с вами ошибки тоже. Все мы пишем свой собственный сценарий. У кого-то это драма, у другого – комедия, у третьего – монолог перфекциониста или философа-одиночки, у четвертого – ситком, в котором смешаны все жанры сразу.

Если задуматься, с каждым из нас в жизни происходят, в общем-то, одни и те же вещи. Мы учимся, влюбляемся, разочаровываемся, снова собираем себя, будто из пепла, заводим семьи, искренне любим и так же искренне испытываем неприязнь, нас поддерживают и предают, обожают и терпеть не могут. Однако вся соль – в деталях. Так и получается, что одна и та же стандартная схема обрастает совершенно особыми подробностями, вызывает абсолютно разный эмоциональный отклик. Вся прелесть жизни в том, что на одни и те же вещи и события мы реагируем по-разному, в силу воспитания, убеждения, опыта. Это и делает нас по-настоящему уникальными. Особенными. Сложными. Неизведанными.

Не зря ведь говорят, что каждый человек – это целая вселенная. Может быть, это звучит слишком пафосно, но ведь так оно и есть. В каждом из нас есть целый мир, где рвутся сверхновые и извергаются вулканы, распускаются цветы и резвятся на воле дикие звери. Мы к ним привыкли, перестали замечать. Но вот стороны этого дивного нового мира – как на ладони. Надо только уметь это все разглядеть. А чтобы разглядеть, надо уметь слушать.

Это мы и делаем – слушаем и смотрим, записываем и рассказываем. Добро пожаловать в наш дом, смело заходите в любую дверь – вам везде будут рады.

Наталья Габовская и Ольга Сафонова

История про девочку, которая вышла замуж и потеряла себя

«Муж хочет продать удочки, – написала мне подруга. – Мне это как ножом по сердцу».

Аня была замужем уже десять лет. С Глебом они знакомы чуть ли не со школы. Подрастал сын – замечательный Антошка, ему недавно исполнилось восемь. До его рождения Аня работала в крупном издательстве, успешно строила карьеру, она действительно талантливый человек в том, что касается редакторского дела.

Потом случился декрет. Аня очень изменилась – стала гипертревожным человеком. Дело в том, что первая ее беременность была замершей, и над второй она буквально тряслась. А потом точно так же тряслась над ребенком. Роды были сложными, и на мальчишке это отразилось: ближе к шести годам у него диагностировали СДВГ, синдром дефицита внимания и гиперактивности. Кажется, ерунда, подумаешь, активный и шебутной ребенок, дети такими и должны быть. Но нет, на самом деле жизнь с таким малышом превращается в какую-то адскую карусель – ты никогда не знаешь, что он выкинет в следующую секунду. Может, побежит, может, закричит, может, закатится слезами. Антошку даже к детским утренникам не подпускали: он так волновался, что становился совершенно неуправляемым, и праздники нередко оказывались сорванными. В конце концов, Аню попросили на утренники сына не приводить. Представляете, каково это – объяснять, почему у всех праздник будет, а у него нет?

Неврологи, логопеды, психологи – бег по специалистам превратился для Ани в образ жизни. На работу она выйти не смогла: с ребенком надо было очень серьезно заниматься, чтобы скорректировать его поведение настолько, чтобы он смог пойти в обычную школу. Антошка стал центром ее мира, вокруг него вращалась жизнь.

Но и работу Аня не бросала: деньги-то нужны. Писала тексты, делала редактуру по ночам, в машине, когда ждала сына после секции, вставала ни свет ни заря, чтобы хоть что-то успеть. О себе она даже не вспоминала. Точнее, вспоминала, когда здоровье начинало совсем уж подкашиваться: суставы, позвоночник, зубы посыпались, волосы то и дело начинали лезть на нервной почве и от перекусов чем попало на бегу. «Вам надо серьезно заняться собой, – врачи говорили одно и то же. – Спорт, сон, нормальное питание». Аня слушала, кивала и снова бросалась в свою жизнь белки в колесе.

Она справилась: сын пошел в обычную школу, учителя попались понимающие, на Антошку не жаловались. Повезло. Но времени на себя у Ани так и не появилось: хлопот стало в разы больше. Ведь теперь надо было возить ребенка в школу, на секции, потом уроки, а тут еще кризис этот дурацкий…

Он и стал переломной точкой. Доходы сильно упали: муж сидел без работы, удаленно его бизнес существовать не мог. Вот он и решил продать удочки – рыбалка была его единственным хобби, отдушиной. Но выплачивать кредит важнее…

«Я тоже должна от чего-то отказаться, – говорила Аня. – Несправедливо, что он вот так лишает себя единственной радости в жизни, а я ничем не пожертвую ради семьи».

Пожертвовать… А чем? Машину продать? Так на ней Аня ездила за продуктами для всей семьи и сына возила по секциям да специалистам. Отказываться от нее было бы глупо – на общественном транспорте потеряешь кучу времени. Да и работать не получится в ожидании сына: ноутбук с собой таскать и писать, сидя на лавочке у школы? Так себе затея. Ладно бы машина действительно была для баловства, по ночному городу раскатывать. Вовсе нет!

Вот и задумалась Аня, что же еще у нее есть. Парикмахер? Ну да, три раза в год подстричься да покрасить волосы. Косметолог? Нет косметолога. На стоматолога-то накопить никак не получалось. Спортзал? Нет спортзала. «Опять поправилась», – огорченно вздыхала она каждую весну, пытаясь влезть в прошлогодние вещи. Кое-как худела, лишь бы новую одежду не покупать. Обновки какие-то? Аня и так покупала только самое необходимое в недорогих сетевых магазинах. Нарядных вещей у нее не было. Все деньги уходили на Антошку – парень рос быстро, да и вещи на нем точно горели.

Аня расстроилась, но не потому, что жизнь ее, как оказалось, совсем не принадлежала ей. Не оттого, что себя она растеряла давным-давно и уже не помнила, каково это – жить для себя. Из хобби у нее остались книги.

 

«Бумажные?» – с ехидцей спросила подруга. Конечно, электронные – на бумажные нет денег. Антошке нужнее, чего он будет планшетом глаза портить.

«Кофе!» – вспомнила Аня. Да, была у нее такая слабость – купить стакан вкусного капучино в кафе. «И что, сидишь за столиком и наслаждаешься своим кофе с пироженкой? И так каждый день? Даже завидую», – сарказм сочился из каждого слова подруги.

Как бы не так! Стакан заветного капучино Аня покупала раз в неделю и выпивала на бегу, пока мчалась от супермаркета на секцию за сыном. 300 рублей в неделю – солидная жертва, конечно, что и говорить. «Черная дыра в семейном бюджете найдена», – подруга уже неприкрыто хохотала над Аниными метаниями.

«Ну и от чего же ты собралась отказываться? – спросила наконец-то Аня саму себя. – Ты давно уже от всего отказалась. Все растеряла! И себя, получается, тоже…»

История о большом розовом слоне

Психологически разрыв отношений воспринимается так же трагично, как смерть или болезнь. Страдающий человек проходит те же стадии «горевания». Так случилось и с Кирой. Сначала она отказывалась верить в происходящее, потом злилась и проклинала тот день, когда пошла на свидание к этому козлу. Потом бурные эмоции сменились депрессией – не хотелось вставать с кровати, идти на работу, вообще выходить на улицу и с кем-либо общаться. Она плакала и все ждала, когда же отпустит, уйдут обиды и вернется интерес к жизни. Но этого не происходило – Кира завязла в тоске. Вместе с разводом она потеряла смысл жизни. Единственное, что она могла делать, – это страдать, пересматривать восьмой раз «Секс в большом городе» и намазывать на хлеб арахисовую пасту. Иногда еще ходить на работу.

В один из таких увлекательных вечеров от рыданий и очередной серии приключений Кэрри Брэдшоу ее отвлек телефонный звонок. Впервые за долгое время захотелось снять трубку, ведь для друга детства, Артема, можно сделать исключение. Имел он такую странную привычку, как не появляться лет пять, а потом неожиданно позвонить и позвать гулять. С Артемом у Киры сложились совершенно приятельские отношения, без какого-либо намека на чувства. Разве что целовались они пару раз, но тогда Кире было лет семь или восемь, а Артем на два года постарше.

Они вместе росли: катались на велосипедах, бегали купаться на речку. Рано утром Артем выгонял из гаража велосипед и заезжал за подружкой. Родители посмеивались, мол, твой жених под окнами ждет. Но жениха из Темы не вышло – с возрастом их интересы изменились, а пути разошлись: Артем занялся бодибилдингом, а Кира с головой ушла в психологию. И только редкие встречи раз в пять лет возвращали их в беззаботное радостное время.

Первое время после развода Кире было сложно представить рядом с собой другого мужчину, даже друга, но Артему она отказать во встрече не могла, да и не хотела. Вместо привычной прогулки в парке или кино он предложил пойти вечером в ресторан. «Ты же понимаешь, что это не свидание? Так, обычный ужин давних друзей», – вроде как заранее успокоил Артем Киру.

Девушка оделась соответственно: черный комбинезон, туфли на высоком каблуке. Ей впервые за долгое время захотелось сменить свою пижаму на что-то женственное и даже накраситься. «Пусть это всего лишь дружеская встреча, но мне давно пора встряхнуться и подумать о чем-то, кроме бывшего», – решила Кира, закрывая дверь. Договорились, что Артем заедет за ней домой ровно в 20.00. Кира не представляла, чем сейчас занят друг, где работает, на чем ездит, женат ли, за 5 лет многое могло измениться. Может быть, создал семью, отрастил брюшко, забросил спорт. Кира спускалась по лестнице в нетерпении.

Ровно в восемь к подъезду подъехал белый «мерседес», Е класса, самой последней модели. Он был такой белоснежный и прекрасный, что все машины во дворе показались ей уродливыми колымагами. Увидев авто, Кира решила, что этим вечером будет жить только одним мгновением – не думать о прошлом, которое не отпускает, и не строить планы на будущее. Водительская дверь открылась, и из нее вышел невероятный накачанный красавец с аккуратно постриженной темной бородой, в солнечный очках, белых брюках, кедах и такой же футболке. В руках он держал огромный букет розовых пионов. Кира подумала, что это прекрасный сон о принце на белом коне, когда этот самый человек-сон поцеловал ее в щеку, открыл дверь машины и пригласил сесть.

Наверное, на лице Киры было все написано: красные глаза, которые не смог спрятать даже яркий макияж, грустная улыбка – признаки того, что в душу лучше не лезть… Людям, которые давно тебя знают, не нужно рассказывать, что случилось. В ресторан Артем и Кира ехали практически молча, но тишина не напрягала, наоборот, девушка погрузилась в сладкий и немного душный аромат пионов, и казалось, задремала под приятную музыку Give me what you don't know, где красивый женский голос просил подарить что-то, о чем никто не догадывается… Слышала она слова сквозь приятное забытье.

В ресторане Артем рассказал о себе – все эти годы он много работал. «Продаю оборудование для автосервисов, – пояснил друг, – фитнес-тренером-то много не заработаешь. Еще учусь параллельно, чтобы серьезным бизнесом заниматься, нужны знания. И на квартиру заработал, осталось на дом у моря накопить. Жена и дети пока только в планах».

Про себя Кира рассказала мельком, собственно, у нее за это время ничего не поменялось – дом, муж, работа. А теперь вот развод. Конечно, повспоминали детство, куда ж без этого! Как залезали к соседям в огород и объедали там кусты смородины, как сплавлялись по реке на маленьком самодельном плоту, как нашли на заброшенном складе противогазы, а потом катались в них на велосипедах, пугая прохожих….

Между тем Кира и Артем заболтались и не заметили, как стрелка часов показала первый час ночи – пора расходиться по домам. «А поедем ко мне – заценишь мой ремонт в новой квартире, заодно и новоселье отметим. Ты же ведь теперь никуда не торопишься?» – беззлобно подколол Киру Артем. Действительно, она уже не торопилась. Ей вообще не хотелось возвращаться к себе, она и так просидела в четырех стенах полгода почти безвылазно.

Квартира Артема оказалась двухэтажной, современной и стильной. Мебели было мало, зато много всего натурального, мужского – дерево, бетон и огромные окна в пол. Пока Артем варил кофе и ставил цветы в вазу, Кира осмотрелась. Квартира ей очень нравилась, а на низком подоконнике она заметила лежащий саксофон.

«Ты играешь? Я не знала», – повернулась Кира к другу. Артем не ответил, он приглушил свет, зажег свечи. Затем взял инструмент и заиграл. Картинка перед ней предстала как воплощение сценария красивого фильма, а друг напоминал испанского красавца актера Марио Касаса, только возмужавшего и с бородой. Тема играл великолепно, казалось, не замечал ничего вокруг. Как он потом сказал, композиция называлась No Man No Cry Джимми Сакса. «Нет мужчины – нет слез, это точно», – улыбнулась Кира.

Когда мелодия закончилась, Артем обнял Киру своими огромными мускулистыми руками, нежно поцеловал и отнес на второй этаж. Когда она оказалась в объятиях обнаженного Артема, она подумала, что, видимо, все предметы и инструменты, принадлежавшие Артему, были такими же огромными. Нереальный секс стал гармоничным продолжением этого фантастического вечера.

Утром Артем накормил Киру завтраком и отвез домой. Отношения между ними так и остались дружескими – раз в пятилетку они встречались, болтали и пили кофе, никаких намеков на ту ночь. А что произошло, Кира поняла спустя пару месяцев – Артем стал ее проводником в мир любви, красоты и новых отношений: вскоре она встретила мужчину, с которым окончательно забыла прошлое.

История о девочке с чужим именем

Невыдуманные истории зачастую звучат как самые невероятные мелодрамы, над сюжетом которых трудился безумный сценарист. Впрочем, если задуматься, с каждой из нас когда-то происходила какая-то неправдоподобная история – вопрос только в степени безумия.

…Юля задумчиво гладила живот. Время родов приближалось, и даже собранная в роддом сумка давно стояла наготове. У старшего сыночка Мирона должна была появиться сестренка. Юля про себя называла ее Машенькой. Красиво же – Маша и Мироша. Она очень хотела назвать дочку Машей.

«Никаких Маш!» – безапелляционно бросил муж Костя.

Он дочку не хотел. Вообще не хотел второго ребенка. Но делать аборт Юля наотрез отказалась – эта идея в голове вообще не укладывалась. В общем, муж надавил: раз уж ей так приспичило рожать, то имя он выберет сам.

«Варвара будет», – сказал и ушел собираться в больницу на смену.

Муж Юли работал хирургом. Дома бывал не так, чтоб очень часто: вечные дежурства, ночные смены. Юля не жаловалась, ведь Костя не ради собственной прихоти в больнице пропадал – он все делал во благо растущей семьи. Денег, правда, не прибавлялось, но все ведь знают, какие у врачей нынче зарплаты.

…Схватки начались под вечер. Почуяв знакомую тянущую боль в животе, Юля еще раз проверила, все ли в пакетах для роддома на месте, взяла папку с документами, прибралась в доме – возвращаться-то хотелось в чистую квартиру. Позвонила свекрови, попросила посидеть со старшим – муж был на дежурстве. Когда та приехала, Юля подхватила сумку и поехала в роддом.

Дочка родилась быстро.

«Машенька», – выдохнула Юля. И тут же исправилась: «Варя…»

Уже глубокой ночью, лежа без сна рядом с малышкой, Юля думала: что же ее так царапает в этом милом в общем-то имени – Варенька? Но настал новый день, и ее совершенно поглотила забота о малютке. «Привыкну, – решила Юля. – В конце концов, не так уж часто мы детей по имени называем».

Из роддома Юлю забирал свекор. Муж снова был на смене. «Наверное, не с кем было поменяться», – привычно оправдала она его. И начались будни: новорожденная дочурка требовала внимания, да и Мирошка рос тем еще сорванцом. Дел было столько, что, казалось, моргнуть не успеешь, как уже вечер. Кстати, документы на Варю оформлял отец. Видимо, побоялся, что Юля в загсе не то имя назовет, хотя она мужниной воле перечить бы и не решилась. Кому они нужны, скандалы на ровном месте?

Время не просто шло – летело. Варя подрастала. Юля в декрете не засиживалась, вернулась на работу на полставки – на двоих детей денег нужно было больше. Муж вроде как проникся к девочке, уже и забылось, как он скривился при известии, что Юля беременна. С удовольствием проводил с Варей время, тетешкал, гулял. Даже с Мирошей такого не было. «Отцовские чувства наконец-то проснулись», – решила Юля, тихо радуясь про себя.

Варе исполнилось полтора года, Юля вернулась на работу уже на полную ставку. Пахала теперь чуть ли не круглые сутки: полный день в офисе, потом дети, домашние дела. Уставала очень, но не жаловалась. Главное, что дети рядом, ее солнышки.

Но однажды нехитрое счастье разбилось, разлетелось на миллион крошечных осколочков. Будто была одна жизнь, а через секунду уже другая, незнакомая, когда вокруг ничего не узнаешь, так в душе больно. В тот день Юля ушла, как обычно, на работу. На полдороге поняла, что забыла телефон, пришлось возвращаться – без телефона-то как без рук. Тихонько открыла дверь, вошла бесшумно, как мышка, чтобы не разбудить Костю, который отдыхал после смены. Но Костя не спал. Юля услышала, как муж щебечет с дочуркой. «Варенька, милая моя. Красавица. Как же я тебя люблю», – ворковал он за дверью детской. Юля растаяла от умиления. Да и кто не растаял бы? Улыбаясь, открыла дверь в комнату и увидела, что дочки в комнате нет. Как оказалось, свекровь ее на прогулку взяла. А разговаривал муж не с ребенком, а с кем-то по телефону.

Фразу про землю, ушедшую из-под ног, Юля всегда считала глупой мелодрамой. Но тут в один миг рухнул весь ее мир. Муж даже отпираться не стал. Да, есть другая. Ну а ты что хотела? Беременность, вторая, вечно ты в детях да в бытовухе. А Варя, его любимая Варя, она как праздник. Поэтому и настоял, чтоб дочку назвали Варварой. Чтоб хоть что-то в опостылевшем доме напоминало о том празднике, который всегда ждал его на работе, – любовница Кости была медсестрой в его отделении. Как оказалось, об этом знали все вокруг, кроме самой Юля. Она-то свято верила в то, что на работу муж работать ходит, да и не таков ее Костя, чтоб шашни на службе крутить. Можно ведь всегда честно сказать – не люблю, надоела, прощай.

…Спустя год Юля сидела у себя на кухне, проверяла тетрадки с домашними заданиями сына. От мужа она ушла. Собрала вещи, уехала в небольшой городок, где жили ее родители, устроилась на работу. С тех пор они не виделись – исчез, будто и не было никогда этого мужчины в ее жизни. Только свекры навещали иногда, звонили детям, поздравляли с праздниками. В спальне запищала дочка. Юля отложила тетрадки.

«Варюшка моя», – подхватила малышку на руки. И поняла: в душе у нее нет ничего, кроме нежности и бескрайней любви. А имя – это всего лишь имя.

 

Издательство:
Бабицкий Станислав
Поделится: