Название книги:

Шаги навстречу

Автор:
Кира Фокс
Шаги навстречу

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Шаг 1. Знакомство

Перелет дается мне нелегко – в голове шумит, а противная боль разрывает виски. Стоит ли говорить, что настроение мерзкое? Впрочем, оно и без головной боли было ниже нуля. И даже каникулы в Риме не помогли справиться с моим разбитым сердцем.

Хотя я честно старалась – спасибо подруге Рите. Она практически насильно отправила меня в поездку, обменяв свадебный тур на Бали на недельный отдых в вечном городе.

А все Андрей-мерзавец-не-умеющий-держать-член-в-штанах…

История банальна до безобразия – я вернулась домой в обед, решив сделать сюрприз жениху. Сделала. И он тоже в долгу не остался – стоны какой-то размалеванной коровушки навсегда запечатлены в моей памяти.

Урод, что тут еще скажешь.

Естественно, свадьбу отменили, с квартиры, что которую мы снимали, я сбежала на следующий день. Опять же – спасибо подруге Рите. Помогла найти классный вариант. И недорого.

Вот только ее рецепт мне не помог – дни напролет я шарахалась по городу, мало на что обращая внимание. Разве что на бары. Незнание языка совершенно не мешало нарезаться в лоскуты, чтобы хоть немного облегчить боль от предательства. И вот сегодня состоялось мое триумфальное возвращение на родину.

Надеюсь, все та же Рита не начнет выносить мой несчастный мозг за бездарно проведенный отпуск.

Когда пассажиров эконом-класса наконец начинают выпускать, я уже близка к тому, чтобы так и остаться в самолете. Хочется домой – принять ванну, достать бутылку вина и приступить к миссии «пожалей себя сам».

Но, похоже, Вселенная решает окончательно добить меня – прямо передо мной идут двое мужчин, и один из них вдруг резко тормозит. Да так, что я на полном ходу буквально врастаю в него.

– Чего замер посреди дороги? – рявкаю на него, морщась от боли.

Мужчина лениво оборачивается и смотрит свысока – похоже, он-то совершенно не испытывает дискомфорта от столкновения. Высокий блондин со светло-голубыми глазами, резкими чертами лица и чуть пухловатыми губами.

Наверное, про таких говорят: красив, мерзавец. Правда, меня не пронимает подобное. Ни на грамм – у меня ж теперь пожизненная прививка от мужиков.

– Милая, зачем же так кричать, – как-то снисходительно тянет он, а сам скользит взглядом сверху вниз.

– Затем, что вы не один тут! – возмущаюсь в ответ, продолжая злобно сверлить незнакомца взглядом.

Тот ухмыляется и, повернувшись ко мне, подмигивает.

– Если хочешь остаться со мной наедине, необязательно придумывать настолько нелепый повод.

От такой наглости я прямо-таки обалдеваю. Шок – это по-нашему.

– Павлин ощипанный, – фыркаю и, гордо вскинув голову, обхожу препятствие.

Спутник хама одаривает меня странным взглядом, но ничего не говорит. Я же чуть не бегом отправляюсь дальше. Мало мне было плохого настроения. Теперь оно становится отвратительным. В очередной раз убеждаюсь, что найти среди мужиков порядочных – задача практически невыполнимая.

На паспортном контроле такая очередь, что всякая надежда быстро покинуть аэропорт испаряется. Остается терпеть и ждать. Когда я почти добираюсь до пресловутой линии, то краем глаза замечаю того самого нахала с дружком. Они стоят в соседней очереди, и блондин что-то вещает грудастой дамочке, которая чуть слюной не капает на его ботинки. Мысленно скривившись, снова натыкаюсь на взгляд его дружка. Резко отворачиваюсь и стараюсь сделать вид, что ничего не заметила.

В третий раз неразлучную парочку встречаю уже на выходе из аэропорта – когда бреду в ожидании вызванного такси. Блондин фокусирует на мне свой взгляд и снова подмигивает.

– Подвезти?

– Боюсь, поездка с вами в одной машине может пагубно сказаться на умственных способностях.

Мачо хмурится – видать, привык, что девушки вешаются на него в первые же минуты знакомства. А может, слишком медленно усваивает сказанное.

– За дурака меня держишь?

Я уже собираюсь ответить ему в тон, но в этот момент дружок кладет руку ему на плечо.

– Остынь, Антон. Идем.

Блондин недовольно фыркает, но все же следует за ним.

Домой добираюсь только через пару часов, раз десять пожалев, что не поехала на метро – собрала по пути все пробки. На что только надеялась в разгар вечера четверга?

Закидываю вещи в стиралку и заказываю пиццу, решив, что сегодня можно позволить себе нездоровую пищу. Особенно после недели отпуска, проведенного в барах.

Поедая кусок Маргариты, лениво проглядываю ленты в соцсетях и натыкаюсь на фото бывшего – с той самой курицей, с которой он жарился на нашей кровати. И так горько становится от осознания, что два года жизни выкинуты в мусор! Неужели я не могла разглядеть его натуру раньше? Ведь должны же были меня насторожить его задержки на работе, частые командировки…

Достаю бутылку вина и решительно вгоняю в пробку штопор. Но мешает звонок в дверь. Безрадостно плетусь открывать, стопроцентно зная, кто может заявиться ко мне.

– Ната! Рада видеть! – заявляет с порога Рита, не дожидаясь приглашения и вваливаясь в мое скромное жилище.

– Как дела? Спасибо, хорошо. Можно я войду? Конечно, о чем речь? – пробурчала я под нос, проследовав за гостьей. Она уже устроилась на кухне, озадаченно глядя на бутылку.

– Я не вовремя?

– Зришь в корень.

– Или наоборот, очень вовремя, – сама же опровергает свое предположение подруга, бодро хватая бутылку и торчащий из нее штопор.

Пара движений – и раздается приглушенный чпок.

– Чего смотришь? Бокалы давай, – командует она.

А я понимаю, что мой тихий вечер самоедства накрылся медным тазом.

– Ну, рассказывай, – требует Рита, сделав большой глоток.

– Да, собственно, нечего рассказывать.

– Как тебе Рим? Где была?

– В барах была. Разных и многих.

Рита осуждающе смотрит в ответ.

– Серьезно? Бухала весь отпуск?

– Очень точное отражение произошедшего, – подтверждаю я.

Она окидывает меня скептическим взглядом, а затем, взяв пробку, вгоняет ту обратно в горлышко бутылки.

– Не поняла, – интересуюсь причиной подобного самоуправства.

– Хватит, пьянь. Будем выводить тебя из депрессии.

Я лишь закатываю глаза и выпиваю залпом бокал, боясь, что и тот у меня отберут.

Вино было вкусным и немного терпким. Но то ли организм натренирован, то ли еще что – меня не пробирает ни на грамм.

– Отстань, Рит. Не надо меня никуда выводить.

– Ты себя слышишь? – вскидывается она. – Из-за этого мудака будешь себе жизнь гробить? Да он еще локти кусать будет!

– Вообще-то они с этой коровой, кажется, обручились, – зачем-то брякаю в ответ.

Подруга подозрительно смотрит – не иначе, как что-то прикидывает.

– Не удалила его из друзей?

– Отчего же, удалила.

– Но не заблокировала, – вздыхает Марго, словно мать над неразумным ребенком.

– Не заблокировала, – стыдливо признаюсь я.

С минуту она молчит, но я не обольщаюсь – в ее голове кипит мысленная работа. И наверняка зреет очередной план, как помочь несчастной мне. И так тоскливо становится от того, что я сама даже помочь себе не в силах. А может, просто выгляжу настолько несостоятельной и жалкой, что Ритке приходится тратить на меня силы, нервы и время.

– Может, в клуб сгоняем? – осторожно спрашивает она.

Но мой убийственный взгляд красноречиво показывает все, что я думаю об этом.

– Согласна. Пить тебе хватит, – тут же передумывает подруга. – Тогда – культурная программа.

Вот тут я начинаю опасаться всерьез.

– В смысле? – уточняю.

– На выставку пойдем, – заявляет она.

– Какая выставка, Марго? Мне на работу выходить!

– У тебя же отпуск до пятницы?

– До пятницы.

– Вот! – победно поднимает палец она, словно ее озарила светлая мысль. – Готовься – завтра идем смотреть импрессионистов.

На меня накатывает странная апатия – можно просто послать ее домой и отказаться от всего, но… Но понимаю, что в чем-то Ритуля права – Андрей не достоин того, чтобы из-за него гробить жизнь. А значит, придется пересилить себя, чтобы вернуться к привычному ритму жизни.

– Уговорила, – киваю.

Квартиру озаряет победный клич подруги.

Шаг 2. Ходили мы с Маргошей на выставку…

Рита не соврала – мы действительно пришли на модную выставку, которая только недавно открылась. Где только подруга достала билеты? На пригласительных, конечно, сумма не была указана, но уже на входе стало ясно – устроено все по высшему разряду. И я не дура – понимаю, что цены на вход тут ого-го какие. И теперь радуюсь, что неугомонная Маргарита заявилась ко мне пораньше, чтобы требовательно оценить мой гардероб и раскритиковать все, что нашла. Или почти все. Одно коктейльное платье ее все же устроило – иссиня-черный бархат, который обволакивал, превращая меня в модель на подиуме. Когда-то прикупила его для корпоратива у Андрея на работе, наивно полагая, что ему будет приятно, если буду выглядеть ослепительно. В тот раз этот гад уверял, что генеральный озверел и запретил приходить парами. Не удивлюсь, если именно там он и подцепил свою пассию. Или наоборот – заявился туда с ней.

В гардеробе сдаем пальто. Я мало что понимаю в искусстве – не лежит у меня душа к чему-то эдакому. Да и отличить все эти новомодные течения друг от друга вряд ли сумею. Для меня этот поход – как проверка, что я все же могу жить дальше.

Народу не сказать, что много. Мы проходим зал за залом – Рита периодически что-то рассказывает о картинах и авторах. Но я слушаю вполуха – просто потому, что мало что понимаю из ее объяснений. Мой взгляд лениво блуждает по толпе, когда я вдруг замечаю знакомое лицо.

– Наташ! – дергает за локоть Марго.

– А?

– Я к тебе вообще-то обращаюсь, – недовольно ворчит та. – Посмотри, какой шедевр!

Повернувшись в указанную сторону, чуть не рыдаю – на полотне какие-то невразумительные разводы чего-то неясного. Шедевр? Серьезно?

 

Но Риту не сбить с праведного пути – она продолжает водить меня от одной картины к другой, а я с тоской вспоминаю тихие вечера в Риме. Я, бармен и алкоголь. Идеальное трио. Зачем я здесь?

– Позволите присоединиться к экскурсии? – раздается у меня за спиной знакомый голос.

Невольно вздрогнув, резко оборачиваюсь.

Ну точно. Антон. Тот самый хам, которого я обозвала павлином. Дружок его стоит чуть позади и с интересом наблюдает.

Видимо, на моем лице отражаются весьма яркие эмоции, раз блондинчик чуть отступает.

– Неужели против?

И такая обворожительная улыбка, что закачаться можно. А уж сколько уверенности в его голубых глазах… Мама не горюй.

Рита тут же подбирается.

– Ах, конечно, почему нет? – и тоже улыбается во все тридцать два.

А мне хочется провалиться сквозь землю – неужели она не видит, что этот павлин совсем не клад, ради которого стоит расшаркиваться?

– Я подруге ликбез провожу, – кокетливо добавляет Марго.

А я лишь обреченно вздыхаю – зная подругу, можно считать, что она вышла на охоту.

– Меня зовут Антон Астахов, – представляется блондин.

– Я – Рита, а это – Наташа.

Мужчина переводит на меня взгляд и замирает с таким лицом, словно обрабатывает сложный алгоритм.

– Мы не знакомы? – наконец произносит он.

– Сомневаюсь, – усмехаюсь.

Похоже, он мне не верит, потому что взгляд его то и дело возвращается ко мне. Несмотря на то, что Марго уже вовсю вещает об очередном шедевре современного искусства.

Еще какое-то время мы бродим по залам втроем – дружок Астахова иногда появляется рядом, но попыток приблизиться не делает.

– Рита, вы просто удивительно хорошо разбираетесь в живописи, – отвешивает очередной комплимент подруге надоедливый мачо.

– Да что вы, Антон, – так искренне смущается та. – Всего лишь художественное образование.

– А вы, Рита, чем занимаетесь? – резко переключается на меня Астахов.

– Пауков коллекционирую, – мрачно отвечаю я, даже не глядя на него.

И, о чудо – он, наконец, замолкает. Оборачиваюсь – Рита смотрит на меня с укоризной, а в глазах блондина настоящий шок.

– Живых? – уточняет он зачем-то.

– Можно и мертвых, – охотно продолжаю я свою диверсию. – Но у них яд сложнее собирать.

– Яд? Для чего вам яд? – растеряно спрашивает блондинистый самец.

– Чтобы идиотов травить! Санитары жизни, все такое, – и вот тут я расплываюсь в самой приветливой улыбке, на которую способна после этого вечера. – Ритуль, мне кажется, нам пора.

Та обреченно качает головой, но совершенно не сопротивляется – что даже странно. Обычно она редко сдается так легко.

– До свидания, Антон, – чинно прощается подруга, а тот берет ее за руку и осторожно целует. Затем разворачивается ко мне и снова замирает. Думаю, мой взгляд вполне отчетливо говорит, что подобное со мной провернуть даже пытаться не стоит.

– Наталья, – он снова улыбается. – Может, встретимся как-нибудь?

– Хотите отведать яду? – интересуюсь я, делая невинное лицо. – Так я могу прислать по почте.

Вопреки ожиданиям Астахов не бледнеет и не хватается за сердце. Наоборот, его голубые глаза темнеют, а губы вытягиваются в полоску.

– Ну да, уровень интеллекта.

А мне становится смешно – получается, он только сейчас меня узнал. Что ж, винить в этом глупо – вряд ли в растрепанной замарашке из аэропорта можно было узнать светскую львицу, которую из меня сделала Маргоша.

– Как прекрасно, что у вас хорошая память, – скалюсь в ответ, а затем хватаю подругу под локоть и утаскиваю к выходу.

– Ты чего как дикая кошка? – шипит та, стараясь при этом улыбаться встречающимся гостям.

– Зато ты уже в лужицу у его ног превратилась, – возвращаю ей остроту.

Ритуля подозрительно молчит, но мне не до анализа – хочется свалить как можно дальше. Хватит с меня прогулок на сегодня.

Только на улице бросаю взгляд на спутницу – та как-то задумчиво смотрит за мое плечо. На автомате оборачиваюсь и вижу того самого друга Антона. Темноволосый парень с серыми глазами. Странное сочетание. И смотрит он почему-то на мою подругу подозрительно как-то. Точнее, подозрительно мне – ощущение, что они общаются без слов. Резко отворачиваюсь и передергиваю плечами – на улице довольно прохладно и хочется поскорее домой.

– Оставайся. Я сама доеду, – предлагаю я как можно спокойнее.

– Сама? – в голосе Риты столько недоверия. – С чего бы мне оставаться?

– Оценишь современное искусство, – ухожу от ответа. В данный момент разбираться с ней нет желания. Даже если ей по душе тот мажор, что следовал как тень за Астаховым – это ее дело.


Издательство:
Автор
Поделиться: