Название книги:

Иосиф Сталин. Часть 4. Последние годы

Автор:
Юрий Емельянов
Иосиф Сталин. Часть 4. Последние годы

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1. Программа восстановления и развития страны, разорённой войной

Победа над Германией, Японией и их союзниками была достигнута дорогой ценой. СССР потерял 30% своего национального богатства. На советской земле, ставшей основным театром военных действий Второй мировой войны, было полностью или частично разрушено 1710 городов и поселков, более 70 тысяч сел и деревень, свыше 6 миллионов зданий. Были уничтожены многие заводы и другие промышленные предприятия, сооруженные в годы сталинских пятилеток.

Сталин увидел разрушения в Москве и ближнем Подмосковье в первые же недели 1941 года, а также во время поездки на фронт в августе 1943 года. В декабре 1943 года он увидел полностью уничтоженный Сталинград, в котором остановился, возвращаясь из Тегерана. Как вспоминал А. Рыбин, кортеже машинами ехал «по коридору среди развалин зданий и штабелей немецкой техники». Развалины городских домов и сожженные деревни Смоленской области и Белоруссии Сталин увидел по пути на Потсдамскую конференцию. Поэтому первый вопрос, который задал Сталин первому секретарю ЦК КП(б) Белоруссии П. К. Пономаренко, сопровождавшему его во время следования поезда по республике, был такой: «Как идет восстановление жилищ в сельской местности и есть ли помехи, требующие вмешательства союзного правительства?» Выслушав Пономаренко, Сталин заметил, что «жильем нужно обеспечить всех, но на первых порах, когда его более всего не хватает, следует обратить особое внимание на обеспечение жильем в первую очередь семей защитников Родины, особенно многодетных матерей, мужья которых в армии».

Мысли о разрушениях не покидали Сталина. В 1946 году Сталин отправился на юг на машине, чтобы, по словам Рыбина, «видеть степень разрушения городов по этой трассе. Осмотрели Курск, Орел, обойдя их пешком. На одной улице посреди развалин вдруг выросла женщина, которая от изумления выронила ведра, всплеснула руками и бросилась обнимать Сталина. При этом плакала, причитая: «Дорогой товарищ Сталин, как же вы по таким развалинам наших улиц ходите?» «А разве нам нельзя ходить по вашим улицам? – улыбнулся он». С. Аллилуева записала со слов участницы поездки В. Истоминой, что Сталин «нервничал, видя, что люди живут еще в землянках, что кругом одни развалины».

Помимо материальных потерь страна понесла невосполнимые человеческие утраты. В результате войны погибло около 27 миллионов советских людей. Академик Г.А. Куманев в своей книге «Подвиг и подлог» писал, что общее число «безвозвратных потерь» Вооруженных сил СССР (то есть убитых, умерших от ран, по болезни и от несчастных случаев, попавших в плен и не вернувшихся из него, пропавших без вести) составило 8 688 400 человек. Почти такими же были потери войск Германии и их союзников на советско-германском фронте – 8 649 500 человек, Г.А. Куманев считал, что превышение числа советских потерь над потерями немецко-фашистских войск во многом объяснялось огромным числом жертв в немецких лагерях для советских военнопленных. На Нюренбергском процессе был оглашен "Отчет о лагере для военнопленных в Минске", представленный А. Розенбергу министериальным советником Доршем. В нем, в частности, говорилось: "Заключенные ютятся на такой ограниченной территории, что едва могут шевелиться и вынуждены отправлять естественные потребности там, где стоят… Военнопленным, проблема питания которых с трудом разрешима, живущим по 6 – 7 дней без пищи, известно только одно стремление, вызванное зверским голодом, – достать что-либо съедобное".

В таких условиях содержалось подавляющее большинство советских военнопленных. В результате из 4 миллионов 126 тысяч взятых в плен военнослужащих немецко-фашистских войск в советском плену умерли 580 тысяч 548 человек, а остальные вернулись домой. В то же время из 4 миллионов 559 тысяч советских военнослужащих, взятых в немецкий плен, вернулось на Родину лишь 1 миллион 836 тысяч человек. От 2,5 до 3,5 миллиона погибли в немецко-фашистских лагерях.

Потери же среди мирного населения страны, главным образом вследствие политики геноцида, проводившейся оккупантами, составили более 15 миллионов человек. Курс на геноцид «неполноценных народов» был взят на вооружение нацистскими правителями сразу же после их прихода к власти. Еще в январе 1937 г. шеф СС Г. Гиммлер провозглашал: "Давайте раз и навсегда уясним себе, что следующие десятилетия будут означать борьбу, ведущую к уничтожению во всем мире всех тех недочеловеков, которые противостоят немцам – главному народу арийской расы, единственному носителю мировой культуры".

За месяц до нападения на нашу страну наци № 2 Г. Геринг в своей директиве об экономической политике на Востоке писал: "Германия не заинтересована в поддержании производительности на этой территории. Она снабжает продуктами питания только расположенные там войска.... Население в этих районах, в особенности городское, обречено на голод. Необходимо будет вывозить это население в Сибирь". Геринг исходил из того, что "десятки миллионов людей станут в этих местах лишними".

Альфред Розенберг, который через месяц после нападения Германии на СССР, стал рейхсминистром по делам оккупированных восточных территорий, выступил с речью перед своими помощниками по вопросам, связанным с будущей оккупацией. Он подчеркивал: "Задача обеспечения продовольствием германского народа стоит в этом году вне всякого сомнения, на первом месте в списке притязаний на Востоке. Южные территории и Северный Кавказ должны будут создать запасы продовольствия для германского народа. Мы не видим абсолютно никакой причины для каких-либо обязательств с нашей стороны снабжать также и русский народ продовольственными продуктами с этой добавочной территории. Мы знаем, конечно, что это жестокая необходимость, лишенная какого-либо чувства".

Огромное число жертв в нашей стране связано с тем, что она была главным полем битвы Второй мировой войны, а наш народ явился самой многочисленной частью человечества, на которой была испытана бесчеловечная расистская теория.

То обстоятельство, что несмотря на чудовищное разорение страны и колоссальные человеческие потери наша страна выстояла служила для Сталина свидетельством ее огромного потенциала. Выступая перед избирателями Сталинского избирательного округа столицы 9 февраля 1946 года, Сталин выделил три фактора, которые, по его оценке, сыграли решающую роль в победе СССР в Великой Отечественной войне: «советский общественный строй», «советский государственный строй», «Красная Армия». При этом, говоря о «советском государственном строе», Сталин говорил прежде всего о многонациональном характере Союза ССР. «Советский общественный строй оказался более жизнеспособным и устойчивым, чем несоветский общественный строй», – говорил Сталин. «Война показала, что советский общественный строй является подлинно народным строем, выросшим из недр народа и пользующийся его могучей поддержкой».

С первых же месяцев Советской власти Сталин отстаивал свой план построения многонационального государства, федеративного по форме, унитарного по сути, и воплотил этот план в жизнь в 1922 году в созданном тогда Союзе Советских Социалистических Республик. Хотя в годы войны имели место многочисленные случаи измены и предательства среди представителей ряда национальностей, а также случаи проявления недоверия к некоторым народам, дружба народов СССР в целом выдержала тяжелое испытание. Никаких серьезных национал-сепаратистских выступлений в советском тылу не было. Героями Советского Союза, кавалерами боевых орденов, доблестными воинами и самоотверженными тружениками тыла стали миллионы советских людей самых разных национальностей. Сталин мог видеть в этом плоды своей политики в национальном вопросе. Теперь он с Удовлетворением отмечал, «что советский государственный строй оказался образцом многонационального государства, что советский государственный строй представляет такую систему государственной организации, где национальный вопрос и проблема сотрудничества наций разрешены лучше, чем в любом другом многонациональном государстве».

Исторический опыт убедил Сталина в том, что одним из неизбежных спутников жестокого XX века является война, и уроки Гражданской войны во многом повлияли на его восприятие общественно-политических процессов через законы военной науки. Вся его послереволюционная государственная деятельность основывалась на необходимости готовиться к войне, а потому уделять первостепенное внимание укреплению Красной Армии. Сталинский курс на модернизацию хозяйства страны был обусловлен его стремлением в кратчайшие исторические сроки создать мощные вооруженные силы, способные дать отпор потенциальным агрессорам.

При всех огромных потерях, понесенных страной в ходе необоснованных репрессий, усилия Сталина по укреплению морально-политического единства советского общества, по искоренению измены и предательства в целом привели к тому, что в годы войны в нашей стране не нашлось предателей вроде Квислинга, Лаваля, Петена и других, открывших путь немцам к победам над странами Западной Европы. Советская власть воспитала поколение патриотов, которые самоотверженно защищали Родину, отстояли свободу и независимость нашей страны.

Все внешнеполитические усилия Сталина в 1939—1941 годы накануне войны определялись его стремлением создать наиболее выгодные условия для действий Красной Армии, оттянув как можно дальше начало войны, отодвинув как можно дальше западную границу и предотвратив угрозу войны на два фронта. В годы войны Сталин делал все от него зависящее, чтобы добиться от союзников помощи Красной Армии, заставить их внести свой вклад в победу над врагом и сорвать попытки сепаратных сделок за спиной сражающегося советского народа.

В годы войны Сталин возглавил Красную Армию и руководил ее боевыми действиями до полного разгрома вооруженных сил фашистского блока. Несмотря на ошибки и просчеты, допущенные перед началом войны и в первые месяцы боевых действий, победа доказала правильность большинства решений, принятых Сталиным в годы войны, его соответствие роли Верховного главнокомандующего. Под его руководством Красная Армия совершила победоносный марш от стен Кремля и развалин Сталинграда до рейхстага. Перечислив победы Красной Армии в годы Великой Отечественной войны, Сталин заявил: «Красная Армия является первоклассной армией, у которой можно было бы поучиться многому».

 

Обратив внимание на три фактора, обеспечившие победу, Сталин доказывал, что эти наиболее сильные черты Советской страны смогли проявиться в войне лишь благодаря тому, что страна достигла высокого уровня экономического развития в ходе довоенных пятилеток. Сталин утверждал: «Не только отсталые люди, всегда отмахивающиеся от всего нового, но и многие видные члены партии систематически тянули партию назад и старались всяческими способами стащить ее на «обычный» капиталистический путь развития. Все антипартийные махинации троцкистов и правых, вся их «работа» по части саботажа мероприятий нашего правительства преследовали одну цель: сорвать политику партии и затормозить дело индустриализации и коллективизации. Но партия не поддалась ни угрозам одних, ни воплям других и уверенно шла вперед, несмотря ни на что. Заслуга партии состоит в том, что она не приспосабливалась к отсталым, не боялась идти против течения и все время сохраняла за собой позицию ведущей силы». Таким образом, он рассматривал победу как убедительное свидетельство правоты его борьбы с оппозицией, начавшейся в 1920-е годы.

Сталин подчеркивал, что «небывалый рост производства» за 1922—1941 годы «нельзя считать простым и обычным развитием страны от отсталости к прогрессу. Это был скачок, при помощи которого наша Родина превратилась из отсталой страны в передовую, из аграрной – в индустриальную» Это превращение было достигнуто «при помощи советской политики индустриализации страны… при помощи политики коллективизации сельского хозяйства». Таким образом, он считал, что победа доказала правильность его курса на осуществление быстрой революции сверху.

Решения, позволившие привести страну к Победе, Сталин принимал совместно с людьми, которых выдвигал на ответственные посты, следил за их деятельностью, спорил с ними, переживал за их неудачи и награждал их за успехи. Об этом он никогда не забывал.

Однажды летом 1949 года С.М. Штеменко, ставший к этому времени начальником Генерального штаба, был вызван с докладом о состоянии ПВО на дачу Сталина, где помимо него находились члены Политбюро. Неожиданно Сталин спросил: «А как думает молодой начальник Генерального штаба, почему мы разбили фашистскую Германию и принудили ее капитулировать?» «Оправившись от неожиданности, я подумал, что лучше всего изложить Сталину его собственную речь перед избирателями, произнесенную накануне выборов в Верховный Совет СССР 9 февраля 1946 года… – вспоминал Штеменко. – Терпеливо выслушав меня до конца, И.В. Сталин заметил: «Все, что вы сказали, верно и важно, но не исчерпывает всего объема вопроса… Война – суровое испытание. Она выдвигает сильных, смелых, талантливых людей. Одаренный человек покажет себя в войне за несколько месяцев, на что в мирное время нужны годы. У нас в первые же месяцы войны проявили себя замечательные военачальники, которые в горниле войны приобрели опыт и стали настоящими полководцами». И он начал на память перечислять фамилии командующих фронтами, армиями, флотами, а также партизанских вожаков. Потом он сказал, что замечательные кадры руководителей были не только на фронте, но и в тылу. «Разве смогли бы сделать другие руководители то, что сделали большевики? Вырвать из-под носа неприятеля целые фабрики, заводы, перевезти их на голые места в Поволжье, за Урал, в Сибирь и в невероятно тяжелых условиях в короткое время наладить производство и давать все необходимое фронту! У нас выдвинулись свои генералы и маршалы от нефти, металлургии и транспорта, машиностроения и сельского хозяйства. Наконец, есть полководцы науки. О них тоже нельзя не сказать…» Не торопясь, без запинки он стал называть фамилии ученых, деятелей промышленности, сельского хозяйства».

Вспоминая тот летний день 1949 года, Штеменко писал, что Сталин, помолчав некоторое время, добавил: «На Гитлера работали сотни тысяч людей, вывезенных в Германию и превращенных, по существу, в рабов. И все-таки он не смог в достатке обеспечить свою армию. А наш народ сделал невозможное, совершил великий подвиг. Такой был итог работы коммунистов по строительству Советского государства и воспитанию нового человека… Вот вам и еще одна причина нашей победы!»

Высоко оценивая качества советских людей, выдающихся и незаметных, одержавших победу в Великой Отечественной войне, Сталин верил, что эти замечательные качества вновь проявятся при восстановлении страны.

Впервые Сталин публично поставил задачу восстановления разрушенного еще в разгар Великой Отечественной войны, 6 ноября 1943 года, выступая с докладом, посвященным 26-й годовщине Октябрьской революции. Сталин заявил: «В районах, где временно хозяйничали фашистские погромщики, нам предстоит возродить разрушенные города и села, промышленность, транспорт, сельское хозяйство, культурные учреждения, создать для советских людей, избавленных от фашистского рабства, нормальные условия жизни… Нам необходимо полностью ликвидировать последствия хозяйничанья немцев в районах, освобожденных от немецкой оккупации. Это большая общенародная задача. Мы можем и должны решить эту трудную задачу в короткий срок». Сталин озвучил задачи, изложенные в постановлении ЦК и Совнаркома «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» от 21 августа 1943 года.

Через два года, 29 августа 1945 года, было принято решение о подготовке пятилетнего плана восстановления и развития народного хозяйства. Характеризуя цели новой пятилетки, Сталин 9 февраля 1946 года подчеркивал, что они сводятся к тому, чтобы «восстановить пострадавшие районы страны, восстановить довоенный уровень промышленности и сельского хозяйства и затем превзойти этот уровень в более или менее значительных размерах».

Принятый на сессии Верховного Совета СССР в марте 1946 года на основе доклада председателя Госплана Н.А. Вознесенского четвертый пятилетний план предусматривал проведение широкомасштабных восстановительных работ на территориях, подвергшихся оккупации. На этих землях проживало 88 миллионов человек, производилось 33% промышленной продукции и находилось 47% посевных площадей. Требовалось восстановить первенца сталинских пятилеток – Днепрогэс, металлургические предприятия Украины, 182 шахты Донбасса, промышленные предприятия Белоруссии и т. д. Решение этих задач было связано с резким увеличением строительных работ. Между тем производство строительных материалов за годы войны резко упало. В1945 году производство цемента составляло лишь 22% от довоенного уровня, оконного стекла – 45%, кирпича – 18,6%, извести – 33%. Правительство приняло постановление об ускоренном производстве строительных материалов. Придавая большое значение развитию этой отрасли, Сталин предложил возложить руководство ею на члена Политбюро Л.М. Кагановича.

Огромных усилий требовало и жилищное строительство, которое и до войны не поспевало за ростом городского населения. Правда, за пятилетку в городах и рабочих поселках было сдано свыше 100 миллионов квадратных метров жилой площади, а в сельской местности – 2,7 миллиона жилых домов, но жилья все равно не хватало. Казалось бы, ускоренные темпы послевоенного строительства должны были отразиться на качестве строившихся домов. Однако именно эти дома, впоследствии названные «сталинскими», стали олицетворением прочности и комфортабельности. По инициативе Сталина в Москве в сентябре 1947 года, в дни пышно отмечавшегося 800-летия города, были заложены первые высотные дома, в том числе здания Московского университета, МИДа, жилого дома на Котельнической набережной, гостиницы «Украина», которые до сих пор служат яркими архитектурными приметами столицы, отразившими характерные особенности стиля сталинской эпохи.

План предусматривал не только восстановление разрушенного, но и увеличение продукции: по промышленности на 48% по сравнению с 1940 годом, по сельскому хозяйству на 27%. Такой прирост был связан с увеличением энергозатрат. Пятилетний план определил рост производства электроэнергии на 70% по сравнению с 1940 годом, ускоренное освоение богатств «второго Баку», газовых месторождений Западной Украины, Поволжья, Эстонии, строительство 60 новых угольных шахт. И.В. Сталин внимательно следил за освоением открытых энергетических запасов. По словам А.И. Микояна, «когда в Саратовской области были открыты месторождения газа, Сталин загорелся и предложил мне заказать в Америке трубы для доставки газа из Саратова прямо в Москву. Так и сделали». В то же время Сталин, что было характерно для него, немедленно реагировал на всяческие сбои в работе по использованию энергетических ресурсов. Н.К. Байбаков рассказывал, что, узнав от председателя Моссовета Н.Г. Попова, что запущенный в 1946 году газопровод Саратов – Москва работает с перебоями, Сталин вызвал Берию, отвечавшего за энергетические ресурсы страны, отчитал его: «Нашумели на весь мир об этом газопроводе, а теперь он не работает» и потребовал от него принять немедленные меры для ликвидации поломок.

С огромными трудностями выполнялся и план по восстановлению и развитию сельского хозяйства. Первый послевоенный 1946 год был на редкость неурожайным: засуха погубила значительную часть урожая в западных областях страны, а на востоке урон урожаю нанесли затяжные дожди. Валовой сбор зерновых был в 2,2 раза меньше, чем в 1940 году. Помимо плохих климатических условий, Хрущев справедливо ссылался и на другие причины: «Неурожай был вызван… кроме того, слабой механизацией сельского хозяйства, подорванного отсутствием тракторов, лошадей, волов. Недоставало рабочей тягловой силы. Организация работ тоже была плохой; люди вернулись из армии, взялись за работу, но еще не притерся каждый как следует к своему месту, да и квалификация у одних была потеряна, а другие совсем ее не имели».

Неурожайный 1946 год заставил руководство страны обратить особое внимание на развитие сельского хозяйства. Состоявшийся в феврале 1947 года пленум ЦК ВКП(б) был посвящен вопросам развития сельского хозяйства. Его решения предусматривали резкое увеличение производства сельскохозяйственной техники, повышение культуры земледелия. За пятилетку число тракторов выросло в 1,5 раза, комбайнов – в 1,4 раза.

20 октября 1948 года по инициативе Сталина было принято постановление «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрении травопольных севооборотов, строительстве прудов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР». Эта программа, рассчитанная на 1950—1965 годы, была названа в печати «Сталинским планом преобразования природы». На плакатах изображался Сталин, который, держа в руках трубку, склонился над картой сооружения полезащитных полос. Надпись на плакате гласила: «И засуху победим!»

Разъясняя смысл «сталинского плана преобразования природы», академик В.Н. Сукачев писал, что «полезащитные полосы… уменьшают скорость и изменяют направление воздушных потоков (ветра); уменьшают транспирацию растений и испарение почвы; содействуют снегонакоплению и более равномерному распределению снега; создают более благоприятный температурный режим воздуха и почвы; увеличивают абсолютную и относительную влажность воздуха; уменьшают поверхностный сток воды, задерживают эрозию (смыв) почвы; защищают поля от черных бурь и ветровой эрозии». Опираясь на накопленный в стране опыт по созданию лесозащитных полос, академик утверждал, что они «сильно способствуют повышению урожая сельскохозяйственных культур… Полезащитные лесные полосы создают условия для организации устойчивой базы сельскохозяйственных культур».

По плану к 1963 году должно было быть создано 2 миллионов га лесозащитных восьми зон, которые должны были преградить путь юго-восточным суховеям. Помимо этих лесных зон постановление предусматривало посадку защитных лесных полос на водоразделах, на границах полей севооборотов, по склонам балок и оврагам, по берегам рек и озер, вокруг прудов и водоемов, а также облесение и закрепление песков. Постановление также предполагало строительство 44 228 прудов и водоёмов. Сталинский план представлял собой первую в мировой истории и беспрецедентную по масштабу программу охраны природы. Хотя созданные тогда лесозащитные полосы до сих пор верно служат охране природы, сразу после смерти Сталина, осуществление его плана было свернуто.

Пятилетка предусматривала постоянный рост благосостояния населения. 9 февраля 1946 года Сталин заявил, что «в ближайшее время будет отменена карточная система, особое внимание будет обращено на расширение производства предметов широкого потребления, на поднятие жизненного уровня трудящихся путем последовательного снижения цен на все товары». В конце декабря 1947 года в стране была отменена карточная система распределения ряда продуктов питания.

 

Одновременно с отменой карточной системы была проведена денежная реформа, в ходе которой 10 рублей старого образца 1938 года обменивали на 1 рубль 1947 года выпуска. Необходимость денежной реформы обосновывалась в специальном постановлении, в подготовке которого активно участвовал Сталин. В нем обращалось внимание на то, что огромные военные расходы в 1941—1945 годах «потребовали выпуска в обращение большого количества денег… В то же время сократилось производство товаров, предназначенных для продажи населению, и значительно уменьшился розничный товарооборот. Кроме того, как известно, в период Отечественной войны на временно захваченной советской территории немецкие и другие оккупанты выпускали в большом количестве фальшивые деньги в рублях, что еще больше увеличило излишек денег в стране и засорило наше денежное обращение. В результате этого в обращении оказалось значительно больше денег, чем это нужно для народного хозяйства, покупательная сила денег понизилась, и теперь требуются специальные мероприятия по укреплению советского рубля».

Одновременно в постановлении разъяснялось, что реформа необходима для изъятия излишков денег у части населения. В постановлении говорилось: «Сокращение государственной и кооперативной торговли предметами широкого потребления и увеличение спроса населения на колхозных рынках привели к резкому повышению рыночных цен, которые в отдельные периоды были выше довоенных цен в 10—15 раз. Понятно, что спекулятивные элементы воспользовались наличием большого разрыва между государственными и рыночными ценами, равно, как и наличием фальшивых денег, для накопления денег в больших размерах в целях наживы за счет населения… Нельзя… допустить, чтобы спекулятивные элементы, нажившиеся в период войны и накопившие значительные суммы денег, получили возможность скупать товары после отмены карточной системы».

Несмотря на то, что в соответствии с условиями денежной реформы стоимость денег сокращалась в 10 раз, значительная часть обедневших за годы войны людей от нее не пострадала. Гораздо меньше были потери тех, кто держал вклады в сберегательных кассах. Вклады до 3000 рублей переоценивались рубль за рубль. Если вклады были более 3000 рублей, то сумма от 3000 до 10 000 обменивалась из расчета 3 старых рубля на 2 новых рубля, а сумма свыше 10 000 рублей менялась из расчета 2 старых рубля на 1 новый рубль. Больше всех пострадали те, кто хранил крупные суммы денег дома. Так была осуществлена еще одна радикальная экспроприация денежных средств у людей, нажившихся за счет рынка и не доверявших государственным сберегательным кассам.

Одновременно было объявлено о снижении розничных цен на основные продукты питания и промышленные потребительские товары по сравнению со средними рыночными ценами. С 1949 года о снижениях цен стали ежегодно объявлять по радио накануне 1 марта. В эти годы советские люди уже привыкли к тому, что Юрий Левитан таким же торжественным тоном, которым он в годы войны зачитывал приказы Сталина о взятии городов, теперь объявлял о снижении цен на различные сорта хлеба, рыбы и других продуктов на 5, 10, 15, 20 или более процентов. Следствием этих мероприятий стал устойчивый рост материального благосостояния населения, создававший уверенность у советских людей в неизменном улучшении жизни.

Правда, некоторые руководители страны позже утверждали, что проводившаяся политика постоянного снижения розничных цен на продовольственные товары препятствовала стимулированию их производства. Микоян писал: «Чувствовалось, что Сталин интересовался рынком, торговлей, многое знал и понимал… Но его раздражало, когда он хотел снизить цены на мясо и сливочное масло, а я возражал. Желание его было понятным, но совершенно неправильным, так как этих продуктов в стране не хватало и было плохое снабжение ими. Отсюда возникла идея составить трехлетний план развития животноводства». Однако, как признавал Микоян, задания плана не были выполнены в колхозах.

И все же, несмотря на прилагавшиеся усилия, страна долго не могла достичь даже скромного уровня относительного благополучия, существовавшего в предвоенные годы. Как и до войны, приоритет отдавался развитию средств производства, а не продуктов потребления. Опережающий темп развития средств производства должен был сохраниться на долгие годы. В своем выступлении 9 февраля 1946 года Сталин заявил: «Что касается планов на более длительный период, то партия намерена организовать новый мощный подъем народного хозяйства, который дал бы нам возможность поднять уровень нашей промышленности, например, втрое по сравнению с довоенным уровнем. Нам нужно добиться того, чтобы наша промышленность могла производить ежегодно до 50 миллионов тонн чугуна, до 60 миллионов тонн стали, до 500 миллионов тонн угля, до 60 миллионов тонн нефти. Только при этом условии можно считать, что наша Родина будет гарантирована от всяких случайностей. На это уйдет, пожалуй, три новые пятилетки, если не больше. Но это дело можно сделать, и мы должны его сделать».

15-летний срок был установлен и для завершения «Сталинского плана преобразования природы». На такой же продолжительный срок были рассчитаны и планы развития науки, которые Сталин назвал одной из приоритетных задач страны. Он объявил о строительстве «всякого рода научно-исследовательских институтов, могущих дать возможность науке развернуть свои силы». На длительную перспективу была рассчитана и выдвинута позже программа строительства грандиозных гидросооружений на Днепре, в Крыму, на Волге, в Туркмении, которые вместе с планом создания полезащитных полос в печати стали именовать «Великими Стройками Коммунизма». Сталин возвращался к решению тех задач, которые впервые выдвинул на XVIII съезде партии накануне войны.

Хотя страна еще долго не могла оправиться от последствий войны, весь предвоенный опыт быстрого развития СССР убеждал советских людей в том, что сталинская программа восстановления народного хозяйства должна была быстро и органично перерасти в ускоренное движение страны вперед и превращение ее в самое развитое и самое процветающее государство мира.


Издательство:
Автор
Поделиться: