Название книги:

По следам трех беременностей, или Где обещанные радуга и пони?

Автор:
Екатерина Дудукалова
По следам трех беременностей, или Где обещанные радуга и пони?

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Предисловие

Здравствуй, дорогой читатель!

В этой книге ты не найдешь заумных речей и всевозможных разглагольствований по поводу прелестей и омоложения организма во время беременности. Я расскажу, через что пришлось пройти мне во время трех беременностей. Общаясь с другими женщинами, я сделала вывод, что большинству пришлось так или иначе столкнуться с похожими проблемами. И никто из них даже не подозревал, что такое возможно, ведь на каждом углу кричат, что беременность – это самое прекрасное время в жизни, роды омолаживают женский организм!

Несомненно, есть те, у кого беременность не вызвала никаких проблем, и это прекрасно! Но мы с тобой, мой читатель, поговорим о том, что возможны и другие варианты течения этого жизненного периода.

Предыстория, объединяющая три беременности

В моей жизни, как вы уже поняли, было три беременности, окончившиеся родами. И трое мужчин, которые являются отцами моих детей. Объединяет этих мужчин наличие у каждого резус-положительной крови. В то время как у меня кровь резус-отрицательная. И, как оказалось, это играет роль! Но об этом позже.

Сейчас у меня старшая дочь, средний сын и двое маленьких близняшек. Две первые беременности случились естественным путем, а третья – только после процедуры ЭКО.

Оказывается, после двух беременностей и родов могут диагностировать бесплодие. Когда этот диагноз подтвердился, я стала живым ходячим анекдотом: родить двух детей и стать бесплодной! Окружающие впадали в ступор, узнав подробности.

О процедуре ЭКО я поведаю в третьей главе.

Итак, обо всем по порядку. Начнем с первой беременности и первых сюрпризов.

Глава 1. У меня всё будет как в книжках: зайки, лужайки, радуга и пони!

Моя первая беременность явилась неожиданным событием для всех. Мне было 18 лет, училась в техникуме (где и познакомилась с будущим отцом ребенка), принимала противозачаточные таблетки, назначенные гинекологом. Так сказать, ничего не предвещало…

Но в какой-то момент я начала замечать тошноту, вялость и незнамо откуда взявшуюся апатию. Прошло две недели, и я обнаружила задержку менструации. Далее «классика»: бегом в аптеку купить тест, потом еще за двумя. С огромными глазами, выскакивающим сердцем и трясущимися руками показала положительный результат счастливчику – будущему папе. Он замер с немым вопросом в глазах: а как же таблетки? Я молча достала початую пачку, при этом судорожно включила телефон и показала настроенный будильник с подписью «Таблетка!».

На следующее утро я сидела в очереди к гинекологу. Попав, наконец, на прием к врачу, задала вопрос, терзавший меня вторые сутки: как?

Ответ убил наповал:

– Значит, тебе не подошел состав или дозировка, – и следом вопрос: – Что будем делать? Решила?

Решать было нечего, об аборте не могло быть и речи.

Прошла осмотр врача, подтверждающий беременность. Меня поставили на учет, дали мне и отцу ребенка триллион направлений на всевозможные анализы. Назначили явку через месяц, и всё вроде хорошо, лишь по утрам беспокоила тошнота. И постоянное желание спать. Всегда и везде.

Прошло еще два дня, все родственники с обеих сторон уже в курсе события. И каждый норовил спросить, не рано ли мы решились на ребенка, может, все-таки не стоит… В эти дни я поняла, что семейная моральная поддержка в любой ситуации не является коньком наших семей А дальше началось самое интересное.

Токсикоз! Его «прелести» я ощутила во всей красе, когда осознала, что не могу выносить не только запах любой еды, но даже ее вид в рекламе по телевизору. Меня буквально выворачивало наизнанку от вида и запаха пищи. Я не могла спокойно ездить в автобусе, а до техникума добираться нужно. Максимум могла проехать полдороги (20 минут). Оставшуюся часть пути приходилось топать пешком. При этом, выходя из автобуса, я стремглав, сбивая прохожих, мчалась к мусорной урне и стояла над ней минуты три, освобождаясь от того, что смогла с горем пополам запихать в себя утром. Единственным, что мой желудок воспринимал, была вода, а когда начиналось головокружение от бессилия, спасал некрепкий сладкий чай. Всё остальное беспощадно вырывалось наружу. За три недели я похудела на 8 килограммов. Стройнее меня были только модели, у которых кожа обтягивает кости

Пришло время приема у гинеколога. После взвешивания врач поинтересовалась, что и сколько я ем. Получив развернутый ответ (с перерывами на мои отлучки в уборную), мне выписали направление на госпитализацию. В тот же день я узнала, что совокупность моего отрицательного резус-фактора и положительного резус-фактора отца ребенка обрекает меня на сдачу крови каждые 20 дней в первом триместре, во втором – каждые 17 дней, а в последнем – еженедельно. Логичный вопрос: зачем? Для отслеживания отсутствия резус-конфликта. Не буду вдаваться в медицинские подробности, но это действительно серьезный повод для тревоги.

Итак, госпитализация. Рано утром с большим пакетом вещей я приехала в больницу. После оформления всей документации поднялась в палату и приготовилась ждать «приговор».

Врачом оказалась добрая милая женщина. (Забегая вперед, скажу: четыре раза за две беременности лежала в этой больнице, и каждый раз меня вела именно она. Огромное ей спасибо!) Проведя осмотр и побеседовав со мной, доктор прописала от тошноты препарат в инъекциях – назовем его Э. (Только не думайте, что это поможет всем! Прием любого лекарства во время беременности обязательно следует обсуждать с врачом.) Позвонив будущему отцу ребенка, сообщила о назначении. Когда я узнала цену препарата, у меня зашевелились волосы. Напомню, мы оба были студентами техникума. Но кушать и чувствовать себя хорошо хотелось больше, чем экономить и «вызывать из унитаза ихтиандра», который всё равно никогда не явится. Короче говоря, этим же вечером заветные ампулы уже были у меня.

Пока я разговаривала с парнем по телефону, принесли капельницу и дали выпить таблетку. Через 30 минут в меня начали вливать странную жидкость. Вливать – это ооочень громко сказано! Медсестра сказала, что это Г, капают его в течение 6-8 часов. Вы бы видели мое лицо в этот момент. 6-8 часов под капельницей с иглой в руке (не с катетером, который я готова была купить), а именно с иглой! ООООО! Ужас!!!

Вот тут и открылась мне еще одна проблема всех беременных: частые позывы в туалет. Врачи предупреждают, что терпеть нельзя. Вот и представьте: капельница, в руке игла. Передвигаться по палате и тем более по больнице, естественно, запрещено: вдруг надует синяк. А в туалет хочется каждый час, а то и чаще.

Спасибо всем окружавшим меня людям: соседкам по палате, медсестрам и санитаркам. Они сделали всё, чтобы я могла максимально комфортно пережить это время. В первый день я училась вставать с кровати не шевеля рукой. Это было эпично и в то же время комично, но я приноровилась. На второй день мои соседки принесли мне обед прямо в палату. Я уже могла сидеть, удерживая ровно руку, лежащую на тумбочке. Попыталась поесть. Но тщетно. Токсикоз после первого укола не сказал «до свидания».

День третий. Третья капельница и второй укол Э. Недаром этот лекарственный препарат в переводе с латинского означает «необходимый». Укол подействовал – я начала есть! Понемногу, но уже без призывов потусторонних сил из туалета. Какое счастье и облегчение одновременно!!! Это был один из счастливейших дней беременности.

Но вернемся к капельнице. Г – лекарство, расслабляющее маточные мышцы и влияющее на сердце. Так сказал врач. Но эти слова не убедили меня в том, что нужно лежать 6-8 часов. На третий день я решила самостоятельно увеличить скорость процедуры. По прошествии двух-трех минут сердце застучало с такой силой, что казалось, оно вырвется из груди. Тревожность. Страх. Паника. Девчата-соседки позвали медсестру, та уменьшила напор капельницы и немного поругала меня за самодеятельность. Со временем неприятные симптомы утихли, и я больше не пыталась ускорить процесс. Тем более что обед приносили в палату и ставили на тумбочку, а, вставая по нужде, я приноровилась действовать аккуратно, не шевеля рукой.

В больнице я узнала, что низкий гемоглобин (он у меня всю жизнь недотягивал до нормы) – это плохо. Для лечения анемии (в народе ее называют малокровием) прописывают препараты железа. И тут выясняется, что сходить в туалет «по-большому» – это целая эпопея. Если стул нерегулярный, начинает болеть живот. А это стресс, как следствие, повышенный тонус матки – и лежишь в больнице. Замкнутый круг! Вот он, еще один подводный камень беременности, замалчивающийся всеми.

Пролежав в больнице 21 день, я отправилась домой. Вес перестал уходить и даже медленно начал набираться. Токсикоз прошел! Всё стало налаживаться. Появилось пристрастие к переспелым бананам. Знаете, к таким черным и некрасивым, но ужасно сладким. Эти бананы я могла есть килограммами до конца беременности.

Мне подарили три книги про беременность и воспитание детей. Буквально залпом проглотив первые две, я успокоилась: самое страшное токсикозное время позади, а дальше будут лишь счастливые моменты беременности: прогулки, фотосессии, вселенская любовь и обещанные книгами «зайки, лужайки, радуга и пони».

Не тут-то было! В одно чудесное – еще морозное в наших краях – утро нужно было сдать натощак очередную порцию анализов. Надеясь, что процедура не затянется, я отправилась в поликлинику, не взяв с собой никакого перекуса. Это была фатальная ошибка! На обратном пути меня ждал «сюрприз»: когда я прошла метров двести, вместо привычной картины на долю секунды перед глазами мелькнуло голубое небо.

И вот уже я снова в поликлинике, рядом суетятся медсестры и глазеют очевидцы. Как выяснилось, я упала в обморок на улице, а сердобольные прохожие принесли меня на руках. Медицинские сестры с ходу определили причину обморока, дали мне воды и горстку конфет, наказав немедленно всё съесть. Перекусив, я поплелась в техникум на пары.

 

На шестой день моего пребывания дома начало тянуть живот (как выяснилось позже, повышенный тонус матки). К вечеру появились кровянистые выделения. Немного, но жути нагнали по самые уши. Вызывать скорую не стала. Ночь провела в болях и страшных думках. Сейчас вспоминаю и задаюсь вопросом: «Если было так плохо, что ж ты не поехала в больницу?!» И сама себе отвечаю: «Молодость, глупость и вера в радугу и пони».

Утром вместо техникума все-таки направилась на прием к гинекологу. Там, выслушав лекцию о вреде мечтаний и важности реакции на любые изменения организма, получила направление на госпитализацию в ту же больницу. Тем же вечером я лежала под Г и читала третью книгу о прелестях беременности и омоложении в родах.

На следующее утро на обходе врач сказала: «Вы мне кого-то напоминаете, не могу вспомнить кого». И я ответила, что выписалась из палаты напротив неделю назад. Мы вместе посмеялись.

Лечение было прежнее: Г, постельный режим, покой. И всё бы ничего, но тут я обнаружила молочницу. Инфекция «подружилась» со мной, дольше чем на две недели мы не расставались. Отчего и почему в моем организме всю беременность была эта болячка, врачи объяснить внятно не могли. Но лечили исправно: ванночки, примочки, тампоны. Никакие серьезные лекарства принимать во время беременности нельзя, поэтому лечение тянулось от 5 до 10 дней. Дальше были дни без зуда и жжения, но через пять, максимум 14 дней, всё снова начиналось.

Перед выпиской из больницы я пожаловалась врачу на нестерпимые боли в кишечнике и невозможность опорожниться. Врач посоветовала заменить прежний препарат железа на другой. Он более дорогой, так как импортный, его нужно пить через трубочку, чтобы не разрушить эмаль зубов (препарат в жидкой форме), а еще он омерзительный на вкус. НО! И это «но» перечеркивает все минусы! Гемоглобин в крови поднимается за три применения, эффект держится дольше, и, главное, препарат не обладает выраженным закрепляющим эффектом! Последние слова стали самыми важными на тот момент. Незамедлительный звонок будущему отцу ребенка – и следующим утром я принимала этот чудо-препарат вместо бесплатно выдаваемого в больнице.


Издательство:
Автор
Поделиться: