Название книги:

Темное прошлое Конька-Горбунка (сборник)

Автор:
Дарья Донцова
Темное прошлое Конька-Горбунка (сборник)

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 7

Следующий час я пыталась выяснить, какое расстояние могла проехать машина, которая везла меня из отеля к офису Клеопатры. Но потом поняла: я занимаюсь ерундой. Да, сев сама за руль и тщательно досчитав до десяти тысяч, я уехала не так уж и далеко, но я никогда не ношусь с бешеной скоростью. Восемьдесят километров в час – вот мой предел. А как быстро двигалась иномарка, которая везла меня сюда из отеля?

Я глянула на часы, вспомнила, что Аня просила вернуться в палату не позже десяти, пока охрана не заперла центральные ворота, и направилась в сторону больницы, сделав по дороге всего лишь одну короткую остановку около большого книжного магазина, торгующего круглосуточно.

Въезд на территорию клиники мне преградил охранник.

– Уже поздно, – вежливо сказал он, – посещение только по спецпропускам.

– Я тороплюсь к себе в палату, – пояснила я.

– Лечитесь тут? – уточнил мужчина.

– Верно.

– А на каком этаже?

– На третьем, нет, на четвертом.

– Фамилию подскажите.

– Васильева, – тут же ответила я.

Секьюрити вошел в домик, потом высунулся в окошко и нараспев произнес:

– Бабушка, запомните, ваша палата сороковая.

Глубочайшее возмущение охватило меня.

– Неужели я похожа на старуху?

Страж шлагбаума втянул голову внутрь комнаты, потом снова выглянул из окошка.

– Извините, Ольга Сергеевна, не хотел обидеть, но вам девяносто лет, у меня бабушка такого же возраста, вот я и сказал по привычке. Проезжайте на стоянку.

Я открыла рот, но от злости задохнулась и онемела.

– Устали? Давайте помогу, припаркую автомобиль, – проявил христианское милосердие секьюрити.

– Ты не видишь, что перед тобой молодая женщина? – наконец-то сумела произнести я.

– Выглядите вы замечательно, – залебезил мужик, который явно ценил свою работу и поэтому изо всех сил старался быть милым с богатыми пациентами коммерческой клиники, – никогда б больше семидесяти вам не дал.

Я вновь онемела и тупо уставилась на медленно поднимающийся шлагбаум.

– Ольга Сергеевна, прошу, въезд открыт, – поторопил меня охранник.

– Меня зовут Дарья Ивановна, – решила я внести ясность в ситуацию, – вы перепутали больных!

Бело-красный шлагбаум резко пошел вниз, сторож пропал из виду.

– Нет такой! – сурово возвестил он спустя довольно продолжительное время.

Я начала закипать.

– Ищите! Действуйте оперативно!

– В списках такая отсутствует, – промямлил сторож, – значитца, въехать во двор вы не имеете права.

Я вынула сто рублей.

– Вот, держите.

– Я взяток не беру, – насупился страж, – странная вы! Ведь пускал вас как Ольгу Сергеевну, почему не заехали?

Я стукнула кулаком по рулю.

– Предлагаете воспользоваться парковкой, зная, что вы посчитали меня старухой, видевшей взятие Зимнего дворца? Никогда в жизни! Пропустите меня в качестве молодой женщины!

Секьюрити кашлянул.

– Имя лечащего врача помните?

– Даже если захочу, то его не забуду: Карелий Леопардович.

– Так вы сумасшедшая! – обрадовался мужик. – Почему сразу не сказали! Щаз! О! Точно! Васильева Дарья Ивановна! Вас из токсикологии к психам перевели! Проезжайте себе на здоровье.

Я с гордо поднятой головой порулила на парковку. Охраннику нужно срочно сходить к окулисту! Какой толк от дурака, который не способен отличить женщину в расцвете сил и красоты от девяностолетней старухи.

Заботливая Анечка принесла мне ужин, она даже подогрела еду в микроволновке. Поставив на стол поднос с тарелками, девушка спросила:

– Чай или какао?

– Без разницы, – отмахнулась я, вытащила из пакета только что купленный в книжном магазине подробный атлас столицы и углубилась в его изучение.

Итак, конечный пункт назначения дом, где Вольская открыла салон. Насколько помню, машина останавливалась всего шесть раз, значит, мы не попали в пробку, а это странно, учитывая вечернее время поездки. Похоже, автомобиль ехал не по центральным улицам. Удивительно, но при невероятной загруженности столичных магистралей на некоторых из них очень мало машин. Живой пример широкая, просторная и всегда до изумления пустая Песчаная улица. Почему водители объезжают ее стороной? Нет ответа на этот вопрос!

Я, сосредоточенно грызя карандаш, смотрела в атлас. Сначала надо найти мост! Отлично помню, как колеса иномарки подскакивали на стыках плит. Вот один, ага, второй и третий!

Дверь тихо скрипнула, думая, что Аня несет чай, я, не поднимая головы, попросила:

– Поставь стакан на стол, огромное спасибо, больше мне ничего не нужно.

– Здорово, – ответил знакомый баритон, – и что ты тут стаканами пьешь?

Я быстро закрыла атлас.

– Макс! Какими судьбами?

Бывший муж грохнул на стол несколько туго набитых пакетов.

– Вот! Здесь деликатесы! Икорка, рыбка, салаты, конфеты. Короче, ешь, поправляйся.

Спорить с Полянским невозможно, он не из тех людей, что приходят в гости с одним цветком и, отдавая его хозяйке, говорят:

– Выбирал целый час, обрати внимание на нежный окрас лепестков, оцени красоту листьев. Хочешь, объясню, как дольше сохранить его в вазе?

Нет, Макс притащит букет из сотни роз и небрежно швырнет их в ванну. Полянский не способен купить одну шоколадку или крошечную апельсинку, он пригонит грузовик конфет и самосвал цитрусовых. Если на вечеринке вам встретится вчерашняя школьница, чья стройная фигурка сгибается под тяжестью пудового колье из бриллиантов размером с кирпич, то, к гадалке не ходи, вы видите перед собой очередную любовницу Полянского. В чем, в чем, а в жадности Макса никогда нельзя было упрекнуть, деньги он тратит с ловкостью фокусника, но, что интересно, они к нему столь же быстро возвращаются, Полянский крайне удачливый бизнесмен.[7]

– Что случилось? – загудел Макс. – От Машки я толку не добился! Наговорила чуши! «Мать отравилась кефиром!» Приехал в клинику, а клоун на воротах заявил: «Васильева в сумасшедшем отделении»!

– Охранник осел, – вздохнула я, – странно, что он тебя впустил!

– У меня спецпропуск, – округлил глаза Полянский, – тыща в зубы – и отходи в сторону.

– Отлично, – засмеялась я, – у секьюрити правильный подход к жизни, сто рублей – взятка, а купюра в десять раз больше – разрешение на въезд.

– Пакеты разбери, – начал командовать Макс, – засунь рыбу в холодильник. Ну, давай!

Мне пришлось заниматься хозяйством, слушая рассказ Макса об очередной сбежавшей от него супруге.

– Эта дрянь Наташка уехала с Винсентом, помнишь безумного англичанина? Решила, что ей с иностранцем шикарно будет, но просчиталась. Винсент Натку живо послал, она ко мне, а я конкретно сказал: «Голубка! Разве я могу доверять бабе…» Эй, эй, стой!

Я замерла с очередным пакетом в руке.

– Вот дурак, – покачал головой Макс, – я имею в виду шофера. Велел ему: «Достань покупки из багажника, а пакет от Робсона не хватай». Ну и что? Конечно, он все перепутал.

– А что там лежит? – поинтересовалась я.

– Открой да посмотри, – пожал плечами Полянский, – на чем я остановился? Ага. Наташка пятый день названивает…

– Мешок! – закричала я. – Черный! Шелковый! С золотыми вензелями и завязками! И пахнет табаком «Кристалл-классик»! Где ты его взял?

Макс проглотил незаконченную фразу.

– Что? – удивился он.

Я потрясла перед ним мешком.

– Кто его тебе дал?

– Магазин Робсона вручил мне как постоянному клиенту, обладателю vip-дисконтной карты, подарочный набор: банку табака, пепельницу, книгу «Курение трубки», пустячок, а приятно. Почему ты так разволновалась?

– Где находится лавка Робсона, и по какой причине ему пришло в голову одаривать покупателей?

Макс вынул из кармана бумажник, порылся в нем и вытащил пластиковую карту, похожую на кредитку.

– Вот, здесь координаты. Объясни, в конце концов, свой интерес.

– Набор упаковали в шелковый мешок?

– Ну да, – пожал плечами бывший муж.

– И много у Робсона любимых покупателей?

Макс сел в кресло и сложил руки на животе.

– «Робсон» – название фирмы, старейшего предприятия, которое снабжало трубочным табаком и аксессуарами еще Шерлока Холмса.

– Великий сыщик плод фантазии писателя Конан Дойла, – напомнила я.

– По-твоему, я дурак? – улыбнулся Макс. – У «Робсон» есть слоган «Мы помогали Шерлоку Холмсу». Несмотря на идиотский пиар, товар в магазине замечательный, но летать за ним приходилось в Лондон. В прошлом году в Москве открылся филиал фирмы, управляет им весьма активный парень Алексей. Во вторник лавка отмечала день рождения, отсюда и подношения клиентам. Мне сувенир доставили на работу, я пепельницу секретарше отдал, табачок себе оставил, а книгу и мешок швырнул в багажник, до сих пор и вожу, забываю вытащить. Кстати, хочешь, оставь издание себе, оно, как видишь, в пакете, почитаешь тут со скуки!

Я бросилась к Максу и обняла его.

– Спасибо! Огромное спасибо! Можно я и мешочек возьму?

– Пожалуйста, – заметно растерялся Полянский, а потом не удержался от замечания: – Странная ты! Даришь тебе брюлики – никаких эмоций, притаскиваешь в дом пудовую фигуру собаки из чистого золота – равнодушный кивок, а за грошовую брошюрку кинулась меня целовать. Нет, женщин понять невозможно!

Я плюхнулась на кровать, не следует посвящать Макса в ход расследования, не надо ему знать, что в восторг меня привел черный мешок с золотыми узорами и завязочками, а не шикарно оформленное издание.

 

Теперь понятно, почему я чуть не задохнулась от крепкого запаха «Кристалл-классик», когда Максим, он же Марат, набросил мешок мне на голову.

– Давно мечтала почитать о курении трубки, – широко распахнув глаза, ответила я, – а тут ты с нужной книгой.

В субботу, около одиннадцати утра, я вошла в небольшой магазин и обратилась к парню за прилавком.

– Мне нужен управляющий, кажется, его зовут Алексей.

Юноша поправил галстук.

– Как вас представить?

– Дарья Васильева, жена Макса Полянского.

– Извольте подождать минуточку, – попросил паренек и ушел.

Вернулся он быстро и привел приятного на вид мужчину лет сорока.

– Доброе утро, – заулыбался Алексей, – чем могу помочь?

Я сказала:

– Макс страшно рад, что «Робсон» открылся в Москве.

– Господин Полянский наш верный друг, – согласился Алексей.

– Тогда вы знаете, что супруг уважает табак «Кристалл-классик»?

– Конечно! Это редкий сорт, в основном народ предпочитает простые смеси, вроде «Виски» или «Шерри». Но у господина Полянского изысканный вкус, – не упустил возможности польстить постоянному покупателю управляющий.

– Случилась беда, – трагическим шепотом просвистела я.

Алексей схватился за сердце.

– О! Нет! Что стряслось?

– Макс уехал на пару дней из дома, он сейчас продюсирует кино в Голландии.

– Ага, – чуть повеселел управляющий.

– Наша горничная убирала в его кабинете и опрокинула консоль с курительными принадлежностями.

Мужчина посинел и вцепился пальцами в прилавок.

– Воды!

Продавец испуганным зайцем метнулся в глубь магазина и притащил начальнику минералку.

– Трубки, – простонал Алексей, залпом опустошив стакан, – они пострадали? У господина Полянского в коллекции раритетные экземпляры! Лучше лишиться глаза, чем любимой трубки!

– Нет, – я решила успокоить нервного мужчину, – сами трубки Макс хранит в специальной витрине, домработница лишь табак рассыпала.

– Вот дура! – в сердцах воскликнул управляющий и тут же опомнился. – Простите, пожалуйста, за резкость.

– Абсолютно с вами согласна! Косорукая идиотка, – начала я ругать мифическую прислугу, – я выгнала девку вон! Но табак от этого в доме не появится! Очень не хочу волновать мужа, вот и приехала к вам! Несите «Кристалл-классик», мне нужно десять банок.

Алексей посмотрел на продавца, парень быстро сказал:

– В наличии всего две упаковки.

– Мало, – плаксиво протянула я, – хочу восстановить статус-кво. Макс обожает, когда все забито под завязку.

– Сейчас же отправлю заказ в Лондон, – засуетился Алексей.

– И когда он прибудет?

– Через месяц.

Я скорчила гримасу.

– Издеваетесь? Макс на днях возвращается. Ужасно! Он расстроится! Ему нельзя нервничать! Повышенное давление! Гастрит! Язва желудка! Сломанная нога!

Не успели последние слова вылететь изо рта, как я сообразила, что перегнула палку. Человек с поврежденной ногой не отправится в командировку, но Алексей не заметил моей оплошности.

– Поверьте, я очень хочу вам помочь, но не знаю как!

– Придумала! – подпрыгнула я. – В начале недели «Робсон» рассылал подарки vip-клиентам. В черных шелковых мешках с золотым узором, кроме всего прочего, лежал и «Кристалл-классик». Дайте список этих покупателей, я обзвоню их и попрошу продать мне табачок.

Алексей смущенно кашлянул.

– К сожалению…

– Никому не скажу, кто предоставил мне информацию, – перебила я его.

Управляющий покачал головой.

– Дело в другом. «Робсон» никогда не воспринимает клиентов как безликую массу. Мы же торгуем не сосисками! Здесь скорее клуб, чем обычный магазин. К каждому человеку мы ищем индивидуальный подход и подарки составлялись с учетом его вкуса.

Я насторожилась, отлично продуманный план начинал разваливаться.

– Хотите сказать, что в мешках был разный табак?

– Абсолютно справедливо. Зачем господину Полянскому «Виски»? Он к нему даже не прикоснется и обидится на нас. Вашему мужу презентовали «Кристалл-классик», редкий сорт, мало распространенный в России.

– Никто, кроме Макса, его не курит?

– Еще один человек.

– Кто?

Алексей опустил глаза.

– Не имею права разглашать информацию.

Я вытащила из сумочки упаковку бумажных носовых платков, вскрыла ее, подцепила ногтями один и прижала к глазам…

– Умоляю, не расстраивайтесь, – прошептал Алексей.

Я всхлипнула.

– Роман Кириллович Бурков, – быстро сказал управляющий, – владелец «ОКОбанка».[8]

– Адрес, – усиленно шмыгая носом, потребовала я, – и телефон.

– Но я не могу столь грубо нарушать правила, – занервничал Алексей.

Я стала издавать звуки, похожие на повизгивания нашего мопса Хуча, когда он видит ветеринара со шприцем.

– Хорошо, – окончательно сдался Алексей, – сейчас принесу вам его визитку.

Глава 8

Романа Кирилловича в Москве не оказалось, экономка безукоризненно вежливым голосом сообщила в трубку:

– Хозяева вернутся только в марте.

– Вот беда! – воскликнула я. – Может, вы мне поможете?

– Слушаю, – не выразила ни малейшего энтузиазма экономка.

– Вас беспокоят из районного отделения милиции.

– Что случилось? – растеряла профессиональную холодность женщина.

– Меня зовут Дарья Ивановна Васильева, я следователь, а с кем разговариваю?

– Вероника Павловна, – испуганно раздалось в ответ, – экономка.

– Я занимаюсь делом Сергея Иванова.

– Не знаю такого!

– Это курьер из магазина «Робсон».

– Впервые о нем слышу.

– В начале недели Сергею велели доставить vip-клиентам фирмы дорогие презенты. Иванов часть подарков присвоил себе.

– И при чем тут мои хозяева?

– Сделайте одолжение, посмотрите, есть ли в доме пакет с надписью «Робсон». Там в черном шелковом мешке с золотыми завязками должен быть…

– Ой, не знаю, – перебила меня Вероника Павловна, – Роману Кирилловичу много чего дарят.

– Может, спросите у охранника?

– Николай и Петр уехали с хозяевами.

Я почувствовала себя верблюдом, который бежал по пустыне и вдруг уперся лбом в высокий бетонный забор.

– Может, Семен в курсе? – вслух подумала Вероника Павловна. – Погодите-ка, я поинтересуюсь у шофера.

Я замерла, по-прежнему держа трубку у уха, слушая звуки, доносившиеся из квартиры банкира: лай собаки, мерное постукивание, отдаленное бормотание то ли радио, то ли телевизора, в конце концов прорезался запыхавшийся голос экономки:

– Тот подарок доставили. Семен говорит, что помнит пакет из «Робсон», только его привез не парень, а девушка.

– Там все на месте? – уточнила я.

– Сеня! – закричала Вероника Павловна. – А где мешок из магазина?

– Игорь забрал, – долетел далекий голос, – я его не пускал, но он меня отпихнул, в машину влез и упер. Еще очки взял хозяйские, зонт и перчатки Романа Кирилловича.

– Слышали? – спросила экономка.

– Кто такой Игорь?

– Игорь сын Буркова, – холодно ответила Вероника Павловна.

– И где его можно найти?

– Еще нет пяти вечера, молодой человек спит, – язвительно заявила экономка.

– Советуете мне позвонить еще раз после обеда?

– Да, но не сюда! Игорь здесь не живет.

– Вас не затруднит дать его координаты?

– Наоборот, с огромной радостью сообщу их представителю милиции, – отчеканила экономка, – но сразу проясню ситуацию, Роман Кириллович с Игорем давно не общается. Мой хозяин о нем даже слышать не хочет.

Сын богатых родителей обитал неожиданно в пятиэтажке самого затрапезного вида. Стараясь не дышать, я поднялась на последний этаж и стала звонить в дверь. Минут через пять, когда я твердо решила, что хозяин изменил своим привычкам и ушел из дома в несусветную рань, около двух часов дня, створка распахнулась, и на пороге появилась симпатичная девушка лет двадцати. Волосы ее были замотаны полотенцем, на лице толстым слоем лежала косметическая маска голубого цвета, а розовый стеганый халат скрывал стройное тело.

– Здрассти, – прохрипела она.

– Не хотела вас потревожить, мне нужен Игорь, – сказала я.

Девушка попыталась сдвинуть брови, вспомнила про маску и сердито осведомилась:

– В чем дело? Это личная квартира! Хочу впущу вас, хочу – нет!

– Давайте познакомимся, – попыталась я наладить контакт. – Дарья Васильева.

– Ну… Лиза, – не особо охотно представилась девушка.

– Я расследую дело о краже из магазина «Робсон».

– Милиция? – дрожащим голосом уточнила Лиза. – Мы ничего плохого не делали! Живем тихо! Гарик выпивает, но в меру, а я ни-ни! Если его родители другое сказали, то они врут! Игоряха к наркоте не прикасается, он бухальщик. А меня они считают в этом виноватой… Но я не сильно пью!

– Никто вас не хочет ни в чем обвинять, – сказала я, – лучше дослушайте до конца!

Разобравшись в сути дела, Лиза повеселела.

– Я не видела пакета.

– Можно войти? – попросила я.

– Зачем?

– Спрошу о нем у Игоря.

– Он не ответит! Спит еще.

– Давайте его разбудим.

Елизавета зябко закуталась в халат.

– Ладно, входите, а то очень холодно. Меня после вчерашнего трясет!

– И где ваш сожитель? – старательно изображая из себя сотрудницу милиции, поинтересовалась я и сняла теплую куртку.

– В спальне, – девушка махнула рукой в направлении маленького коридора, – сюда!

Я прошла мимо кухни и невольно проглотила слюну. Наверное, Лиза готовила обед, потому что я ощутила аромат жареного мяса и свежей зелени.

– Вкусно пахнет, – отметила я.

– Добавляю в блюдо кинзу, – охотно поделилась секретом Елизавета и толкнула дверь.

Я постаралась не измениться в лице. На черном от грязи паркете валялся ватный матрас, на нем, положив голову на скомканную подушку без наволочки, под замасленным ватником спал светловолосый парень.

– Гаря! – позвала Лиза.

Алкоголик не пошевелился.

– Очнись! Из милиции пришли.

Никакой реакции.

– Хотят узнать, где пакет с подарком из магазина, – сказала Елизавета.

На мой взгляд, девушка вела себя глупо, пьяница определенно не мог ее слышать.

– Игоряша, – заныла девушка, – открой глаза. Эй! Вот гад! Буди его целый час! А у меня после вчерашнего башка гудит!

Выпалив последнюю фразу, Лиза изо всей силы пнула парня ногой под зад.

Ватник свалился: сын банкира спал в мятых джинсах и свитере.

– Че надо? – прохрипел он и сел.

– К тебе из ментовки приперлись, – объяснила девушка.

Игорь раскрыл глаза, рукой начал приглаживать наэлектризовавшиеся, стоящие дыбом волосы. Пока очаровашка приходил в себя, я молча разглядывала наследника богатой семьи. Положительных эмоций милый Гарик не вызывал. Лицо опустившегося на дно бутылки недоросля было украшено неаккуратной бородой и усами, но глаза оказались ясными, без сеточки красных сосудов. Наверное, Игоря еще можно вернуть к нормальной жизни, если он в скором времени обратится к наркологу, то сумеет восстановить здоровье.

– Вы взяли из машины родителей подарок из магазина «Робсон»? – спросила я.

– И чего? – вяло отреагировал парень.

– Где он?

– Не помню, – равнодушно пожал плечами юноша, – а чего?

– Мне нужно знать, куда вы его дели?

– А чего? – тупо повторил алкоголик и попытался справиться со сваливающейся на лоб челкой, напоминающей пух.

Я набрала полную грудь воздуха.

– Курьер, который доставлял презенты от «Робсон», украл часть пакетов.

– И что?

– Мы устанавливаем размер ущерба.

– А чего? – бубнил сын банкира.

– Посыльный находится под следствием! Срок наказания зависит от количества похищенного! – потеряла я терпение. – Конечно, я понимаю, что вам наплевать на постороннего человека, но, если вы покажете, что в пакете, принесенном вашему отцу, были пепельница, книга, табак и прочее, упакованное в черный шелковый мешок с золотым узором, Сергею меньше лет дадут!

– Показываю! Была эта лабуда.

– И где сейчас подарок?

– А что?

– Отвечайте! – гаркнула я.

Игорь потряс головой, челка облаком взметнулась вверх и вновь свалилась ему на лоб.

– Папаша гондон, – заявил юноша, – денег, блин, не дает. Хочет их с собой на тот свет прихватить. И мать сука! Лизка ей не понравилась!

– Упрекали они меня, – влезла в разговор девица, – типа я такая, из Гарьки бабло тяну. И ваще, мол, это я его бухать научила, потому что происхожу из плохой семьи. Неправда! Игоряха третий год квасит! Предки его еще когда в больницу ложили! Ну и че, что я пью? Я меру знаю!

 

Я вздрогнула и тут же удивилась своей реакции, почему меня так покоробил глагол «ложить»?

– Денег нет, – грустно признался парень, – ну я и взял у шнурка эту дрянь, хотел продать, с кривого дерева хоть что-то содрать. И чего? Отец заявил о краже?

– Нет, – ответила я.

– Тогда и причины для возбуждения дела нет, – серьезно заявил Игорь.

Я удивилась таковому повороту беседы, последние слова Гарика никак не монтировались с образом парня, у которого вместо мозга бутылка с дешевой выпивкой, но тут Лиза с явной гордостью произнесла:

– Игорь умный! Он на юридическом учится! Только сейчас отпуск взял, по здоровью, но законы знает!

– Давайте лучше вспомним, куда делся пакет от «Робсон»? – Я вернула беседу в прежнее русло.

– Хрен его знает, – ответил Игорь, – продал я его.

– Кому?

– Хрен знает, – бубнил пьяница, – вроде у метро… водиле отдал.

– Опишите шофера, – наседала я.

– Хрен его знает! Джихад-такси! Чего на лицо смотреть! Он мне бутылку, я ему дерьмо из отцовской машины. Отвалите! Голова болит!

Игорь шлепнулся на матрас и тут же захрапел.

– Чего пристали? – разозлилась Лиза. – Он вам про пакет сказал? Ну и до свиданья.

Поняв, что больше не вытяну из очаровательного юноши ни слова, я покинула квартиру, доехала до метро, попыталась поболтать с местными таксистами, но потерпела неудачу. Все водители, как на подбор, смуглолицые, черноволосые и кареглазые, на мои вопросы мигом отвечали:

– Ничего не помню. Людей много. По-русски трудно понимать. Куда вас отвезти?

Так ничего и не добившись, я пошла к машине и стала невольной свидетельницей чужого семейного скандала. Немолодая пара темпераментно ругалась около магазина бытовой техники.

– За фигом тебе электромясорубка? – недоумевал мужчина лет пятидесяти.

Его спутница, худенькая женщина в дешевом пуховике, визгливо ответила:

– За тем, что кое-кто вечно котлеты жрет!

– Дома есть механическая мясорубка, – повысил голос муж, – наточи нож и верти ручку.

– Сам верти, – огрызнулась жена, – упырь!

– Ладно, – неожиданно пошел на попятную супруг, – возьмем ту, что подешевле.

– Хочу мощную, – взвизгнула тетка, – чтоб зверем молола!

– Ты кого туда запихнуть решила? – заорал мужик, которому, по-видимому, смертельно не хотелось расставаться с заначкой. – Если тещу, то ради такого случая я разорюсь!

– Урод! – Баба перешла в диапазон ультразвука и ринулась в магазин.

Я уставилась на красного от злости мужика, который продолжал топтаться у витрины. Мясорубка! Марат-Максим сначала демонстрировал мне пистолет, а потом пообещал сделать из меня фарш. Помнится, я, чтобы хоть чуть-чуть разрядить обстановку, сказала:

– Не влезу целиком в раструб!

Марат-Максим же очень серьезно ответил:

– Мясорубка здоровая, целиком войдешь, да и тащить будет недалеко.

И мне стало понятно, что он не шутит, где-то рядом есть подобное устройство.

Дрожа от пронизывающей сырости, я рысью домчалась до машины и схватила атлас. Нужна ли гостинице мясорубка для огромных кусков мяса? Думаю, нет. Наверное, на кухне ресторана полно всяких электроприборов, но они нормальных размеров, может, несколько мощнее тех, что предназначены для домашних хозяек. И где искать здоровенную мясорубку?

Я изучала атлас, вот один мост, севернее есть второй. Нет, не то, слишком густонаселенная местность и плотно забитые дороги. А вот это что? Улица Вторая тупиковая! Жилых зданий на ней нет, одним концом, оправдывая свое название, она упирается в гаражный кооператив, есть и мост, миновав его, шофер очутится неподалеку от «Центра Клеопатры», пешком можно дойти за пару минут. В столице иногда путь на автомобиле занимает большее время, чем путешествие на своих двоих. Вот и в этом случае водителю придется попетлять, на его дороге окажется три светофора.

От возбуждения я сломала карандаш, который сосредоточенно грызла, изучая карту. Знаете, что расположено на Второй тупиковой? Несколько складов и небольшой мясокомбинат! Можно ли наладить производство колбас и сосисок без мощной электротехники?

Я бросила атлас на сиденье и завела мотор. Почти все сошлось, правда, тачка со мной тормозила шесть раз, а светофоров всего три, но ведь еще бывают и непредвиденные обстоятельства: старухи, медленно плетущиеся через шоссе, или нерегулируемые перекрестки. И странный запах около гостиницы! Во дворе воняло отходами мясного производства.

Проработав не один год репетитором, я хорошо изучила родной город, но досконально узнать Москву невозможно. Мегаполис – густонаселенная страна, житель Марьина, очутившись в Тушине, легко растеряется. Аборигены северной части столицы могут носить иную одежду, нежели жители юга. Я хорошо помню, как школьницы из Бутова украшали себя стразами, наклеенными на щеки, но дальше этого района мода не распространилась.

Я до сих пор никогда не бывала на Второй тупиковой улице, и меня неприятно поразила мрачная местность: сплошные бетонные заборы, тянущиеся вдоль узкой проезжей части, да торчащие за ними трубы.

Вход на комбинат стерегли два мужичка в военной форме без погон. Один был маленьким и толстым, другой долговязым и тощим.

– У вас есть мясорубка? – чуть запыхавшись, спросила я. – Большая, куда меня целиком запихнуть можно?

Один охранник закашлялся, а второй с самым серьезным видом поинтересовался:

– Пришла себя на колбасу продавать? Извини, не подойдешь, из костей фарш не получится.

– Чудесная шутка, – улыбнулась я, – тонкая и умная. Так что насчет мясорубки?

– Ты дилер, да? – предположил второй секьюрити. – Продаешь оборудование? Не вовремя примоталась, сегодня суббота, начальников никого, приезжай в понедельник.

– Мясорубки здесь есть? – упорствовала я.

– Конечно, – кивнул мужчина, – всяких полно, от огромных до мелких.

– А где гостиница? – подпрыгнула я. – Она должна стоять вплотную к комбинату!

Охранники переглянулись.

– Ох, бабы, – укоризненно протянул один, – вечно вам прикидываться надо! Сказала бы честно: «Ищу клуб», а ты пургу про мясорубку гонишь.

7Подробности семейной жизни и история о том, как Даша спасла Макса, описана в книге Дарьи Донцовой «Жена моего мужа». Издательство «Эксмо».
8Название банка придумано автором, совпадения случайны.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Эксмо
Поделится: