Название книги:

Деревня Драконов

Автор:
Дарья Донцова
Деревня Драконов

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1
Разговор за ужином

– На грядке любви, добра и умения прощать всегда вырастают прекрасные плоды счастья. А если тебе вместо красивого платья подарили старую книжку, надо непременно обрадоваться и сказать: «Спасибо!» Нельзя впускать в сердце злость, потому что она приносит горе.

Куки посмотрела на Черчиля, который произнес эту фразу, и обиженно протянула:

– Почему?

– Что «почему», дорогая? – поинтересовалась Муля, ставя на стол большой чайник с какао.



– Аманда обманщица, – заныла Куки, – она сказала: «Ты такая хорошая мопсишка, умница. Если поможешь привести в порядок мебель в моей гостиной, я подарю тебе на день рождения платье. Выбери сама любое, вот журнал с образцами».

Куки шмыгнула носом.

– Я две недели буфеты Аманды оттирала! Они все в завитушках! Хозяйка из спальни кричала: «Ватной палочкой пыль из загогулин выковыривай!»

– Ужас! – ахнула Жози. – Куки, ты, наверное, устала!

– Все когти сбила, – пожаловалась рассказчица.

– Так вот где ты по вечерам пропадала! – догадалась Зефирка. – А я все голову ломала: почему Куки ко мне не пристает. Дорогая, все знают, что Аманде верить нельзя. Она лентяйка! И врунья!

– Зефирка! – возмутилась Феня. – Что ты говоришь?

– Правду, – ответила лучшая портниха Прекрасной Долины, – правду, только правду, ничего, кроме правды, и ни капли лжи!

Феня округлила глаза.

– Детям нельзя объяснять истинное положение вещей.

– Нам надо лгать? – тут же влезла в беседу Мафи. – Фенюша, ты же постоянно твердишь: «Врать нехорошо!»

Хранительница библиотеки и архивист Прекрасной Долины постучала лапкой по столу.

– Мафи! Сообщать неполную информацию не означает лгать. В щенках необходимо культивировать уважение к старшим.

– Ой! Это больно, – поежилась Мафи.

– Почему? – изумилась Фенечка. – Смысл сказанного мной таков: малыши должны видеть только хорошие стороны родителей, знать, что они трудолюбивые, честно работают, воспитанны, не совершают глупостей. У всех есть недостатки, однако до поры до времени их лучше прятать от юного поколения. Неокрепшая детская душа…

– Аманда нам не родственница, – возразила Мафи, – ты сейчас сказала: культивировать! На соседней улице живет кошка Ириска, в мире людей она бережет Инну, Тимошу и их папу, семью из города Барнаул. У Ириски есть культиватор, она им землю рыхлит, когда грядки делает. Наверное, щенятам больно, когда по ним таким агрегатом ездят! Он тяжелый, с лезвиями! Со мной этого не надо делать.



Феня кашлянула.

– Мафичка! Глагол «культивировать» имеет несколько значений, в том числе: выращивать, создавать, воспитывать. Я сказала «культивировать уважение к старшим», то есть воспитывать чувство восхищения своими родственниками. Культиватор тут ни при чем. Понимаешь?

– Ну… – протянула Мафи, – выбирай, пожалуйста, слова попроще!

– Зачем его воспитывать? – пропищала Жозефина.

– Щенка? Взрослые научат его хорошему, – включилась в разговор Капитолина, – а самой тебе в голову ерунда прилетит. Помнишь, как вы с Лючией решили прыгнуть в речку с самого высокого дерева? Нехорошо получилось, воды было мало. Очень сильно тогда Лючия ушиблась, да и ты тоже.

– Зачем уважение воспитывать? – уточнила Жози. – Оно само собой возникает, если старший такой, как, например, Муля. Она никогда не кричит, не дерется, если что спросишь, подробно ответит, кексом угостит. От нее любовь течет, я ее ощущаю. Я Мулечку уважаю без всякого воспитания. Аманда же злюка. Вчера я на улице с ней встретилась, пуделиха вмиг зарычала: «Хорошие мопсята не носят юбки выше коленей». Я вежливо спросила: «Почему? Чем моя одежда плоха? Очень красивая даже. Ее Зефирка сшила!» Аманда зубы оскалила: «Я старше, изволь слушать мои умные речи. Сними юбку немедленно! И больше не носи! Не спорь! Нельзя с теми, кто тебя намного старше, в пререкания вступать». Пришлось снять юбочку.

– На улице? – захихикала Мафи. – Эх, жаль, я не видела.

– Жози! – ахнула Феня. – Как ты могла столь глупо поступить! Раздеться на улице!

– С голой попой не очень прилично при всех бегать, – заметила Марсия.

– Интересно узнать про реакцию Аманды, – задумчиво протянула Капитолина.

– Она меня по затылку треснула лапой, – сообщила Жози, – завопила: «Не смей над старшими издеваться!» Ну вот как ей угодить? Сделала же, как пуделиха велела! Сама сказала: «Сними юбку немедленно!» Я это выполнила и затрещину получила!

– Мама! – возмутилась Куки. – Почему противная Аманда Жози стукнула?

– Детей бить нельзя, – поежилась Мафи, – даже если они тебя до обморока довели!

– Кстати, попа у меня не голая была, – сказала Жози, – в красивых панталончиках, с кружевами!

– Все знают, какая Аманда злая, – вздохнула Зефирка.

– И врунья, – снова вставила свое слово Мафи, – пообещала бобру Харитону за красивый заборчик банку варенья. Харитоша целую неделю доски грыз, изгородь для пуделячьего сада сделал прекрасную. И получил от Аманды… пустую стеклянную банку! Она ему сказала: «Чего ты расстроился? Я предупредила: «Дам тару для варенья». Вот ты и получил ее!» Харитон ей в ответ: «Нет. Речь шла о банке с вареньем». И…

– Даже если Аманду все старшие уважать заставят, я этого делать не стану, – заявила Куки. – А если старшие прикажут разуважать Мулю, то я всех взрослых метлой побью! Тот, кто ругает маму, – мой личный враг!

– И правильно! – воскликнула Марсия.

Феня подпрыгнула на стуле.

– Марсенька! Что ты сейчас сказала? Ты же старше наших щенков! Прекрасно понимаешь, что дети обязаны уважать взрослых. Мафи! Нельзя говорить «для пуделячьего сада»!

– А как можно? – заморгала Мафи.

– Для пуделёвого сада, – выпалила Жози.

– Нет! Для пуделятого сада, – предположила свой вариант Куки.

Феня прикрыла лапкой глаза.

– Нет, нет! Для сада пуделихи. Вот так верно. Учитесь говорить правильно, и не надо критиковать старших.

– Почему? – хором спросили Жози и Куки.

– А если взрослые злые, жадные и глупые? – подхватила Мафи.

– Уважение не кабачок, – заявила Куки, – его нельзя посадить в грядку, поливать и ждать: вот оно вырастет. Уважение заслужить надо! Его получают, когда дарят всем добро и любовь.

– Как Муля! Она самая уважабельная из всех! – воскликнула Мафи.

Фенечка повернулась к креслу, в котором сидел ее муж, Председатель Совета Старейшин Прекрасной Долины, самый умный мопс Черчиль.

– Милый! Необходима твоя помощь. У меня педагогический тупик!


Глава 2
Обида Куки

– Да, дорогая, – ответил супруг, не отрывая глаз от толстой книги, которую держал в лапах, – ты совершенно права!

Феня растерянно взглянула на Мулю. Та подошла к Черчилю и забрала у него том.

– Что случилось? – удивился самый умный мопс.

Собачки наперебой стали рассказывать про то, как Куки чистила буфеты Аманды и вместо обещанного платья получила от пуделихи книгу.

– Куки, сообщи ее название, – попросил Черчиль.

– Даже читать ее не хочется, – протянула мопсишка и положила на стол старую грязную книгу, которую до этого держала на коленях.

– У нее обложка в пятнах от кетчупа, – сообщила Зефирка и потрогала книгу пуделихи лапкой.

– Заглавие невозможно разобрать? – уточнил мопс. – Присмотрись, вдруг получится.

– «Как воспитать из орангутанга хорошего мужа», – громко прочитала Куки.

Все рассмеялись, но Черчиль сохранил серьезность.

– Дорогая, ты полюбила обезьяну?

– Милый, Куки рано думать о свадьбе, она еще в школе учится, – остановила супруга Феня.

– Никогда не встречала орангутанга, – призналась Куки, – живьем! На картинке видела. Мне нравится пекинес Трюфель! Он добрый и красивый. Веселый, всегда меня угощает вафлями, которые сам печет.

Феня потерла лапками виски.

– Дорогая! Трюфель счастливо женат на Малышке, болонке. У них прелестные дети. Нельзя мечтать о свадьбе с чужим мужем. Это непорядочно. Тебе надо упорно учиться в школе. О женихе думать будешь потом, когда повзрослеешь.

– И как только Аманде не стыдно обманывать ребенка! – покачал головой Черчиль.

– Ура! – завопила Мафи. – Черчиль на нашей стороне! Предлагаю сбегать к черепахе Зое, набрать у нее в гостиной пыли и насыпать ее на буфеты Аманды.

– Я могу ватной палочкой мусор назад в завитушки запихивать? – спросила лучшая портниха Прекрасной Долины. – Или лучше взять зубочистку?

– Зефирка! – закатила глаза Феня.

– А что? Я только спросила, – стала оправдываться черная мопсиха.

– Ты уже взрослая! – возмутилась Феня. – Давно работаешь! Прекрасный модельер!

– Конечно, – согласилась Зефирка, – поэтому и решила ватной палочкой поорудовать. У меня когти приучены к тонкой работе: вышивка золотыми нитями, бисером. Я так назад грязюку засуну в деревянные кренделя, что никто ее оттуда не выковырнет! Куки, не плачь. Быстренько объясни мне, какое платье ты хочешь, и получишь его завтра утром.

– Ты такое не сошьешь, – грустно ответила Куки.

Глаза Зефирки выкатились из орбит.

– Я? Не сошью? Я? Не сумею сшить по рисунку наряд? Я? Неси картинку! Сострочу что угодно!

– Она у тебя в комнате с утра уже лежит, – сообщила Куки.

Зефирка заморгала и взяла с красивого блюда апельсиновый кекс.

– Ты имеешь в виду комбинезон из розовой парчи, расшитый зелеными камнями?

– Да, – кивнула мопсишка.

– Никогда в жизни не сошью такое, – отрезала лучшая портниха.

 

– Я же говорила, – жалобно пропищала Куки, – а ты спорила: «Сострочу что угодно». И вот! Не умеешь!

– Еще как умею, – возразила Зефирка, – там дел на пару часов. Но не хочу, чтобы ты походила на сардельку, которую опустили в клей и обваляли в стразах. Одежда должна скрывать недостатки и подчеркивать достоинства! Где вообще ты этот розовый кошмар увидела?

– Кошка Ляля, которая в мире людей бережет Алину со всей семьей, читает модные журналы, – зачастила Мафи, – ей их почтовый жаб притаскивает. Куки с Лялей дружит, постоянно бегает к ней, смотрит картинки!

– Куки, то, что привело тебя в восторг, предназначено не для обычной жизни, – заметила Фенечка, – такой наряд надевают на Новый год. Один раз!

– Никогда не надо ей походить на сардельку в стразах, – отрезала Зефирка, – ни на Новый год, ни на день рождения. Все обхохочутся.

– Почему? – дрожащим голосом осведомилась Куки.

Зефирка быстро запихнула в себя еще один кекс.

– Объясняю. У тебя короткие задние лапы, широкая попа, а часть от шеи до грудки очень тонкая со стройными лапками. По строению тела ты смахиваешь на арбузик, из которого с одной стороны торчат хвост и маленькие лапки, а с другой к нему приделали шланг с конечностями чуть меньше, чем у страуса, плюс голова. В этом случае нужен свободный низ и…



Куки вскочила.

– Я не арбуз! А ты… ты… ты… Мама сказала, что нам надо дверь в гостиную расширять, потому что Зефирка в проеме застревает! Ты обжора! Вот! И…

Куки всхлипнула.

– Муля! Ты произнесла эти слова? – опешила Зефирка. – Ушам своим не верю!

– Дорогая, доктор бурундук Паша давно велел тебе сесть на диету, – заметила хозяйка.

– Кто-то сейчас пять кексов слопал, – наябедничала Мафи.

– Вот вы, сестры, какие! – закричала Зефирка. – Жадные, злые! Не хочу с вами дела иметь! Никогда!

– И я, – подхватила Куки. – Феня вечно замечания делает!

Зефирка вздыбила шерсть.

– Черчиль постоянно на стороне жены! Мама меня сейчас не защитила, – зарыдала Куки.

– Дорогие, что стряслось? – испугалась Муля. – У нас в доме никогда не бывает скандалов. Успокойтесь!

– Меня обозвали толстухой! – взвизгнула Зефирка. – Не хочу тебя больше видеть!

– Зефирушка, – покачала головой Мульяна, – я просто советовалась с Феней о том, как тебе умерить аппетит.

Феня повернулась к Куки.

– Мы ни слова не сказали про дверь. Решили, что мама больше не станет печь кексы, чтобы Зефирку в соблазн не вводить. Потому что она видит вкусное и мигом теряет силу воли.

– Не хочу ничего больше слышать и видеть, – затопала Куки.

– Убедительно прошу всех взять себя в лапы и прекратить словесную перепалку, – произнес Черчиль.

Куки не дала самому умному мопсу договорить, закричала:

– Хочу, чтобы все исчезли. Все надоели. Черчиль с Капитолиной у меня поперек горла встали! А Зефирка… Пусть у нее с хвоста вся шерсть вылезет! И бока в два раза жирнее станут.

– Чем это пахнет? – вдруг спросила Жози.

– Тухлой рыбой, – поморщилась Мафи.

– Нет, – мигом возразила Куки, – в комнате стоит аромат шоколадных конфет.

– Да ты что, – заспорила Мафи, – мой нос чует отвратительную вонь испорченной селедки!

У Куки вся шерсть встала дыбом.

– Не смей со мной спорить! Еще словечко поперек вымолвишь… и… и… провалишься в колодец.

– Куки, – ахнула Марсия, – и как только тебе такое в голову пришло! Немедленно извинись перед Мафушей. Иначе не избежать беды! Есть закон возвращения злых слов, он…

– А тебя пусть на самое высокое дерево закинет, и сиди там, – гавкнула Куки, почувствовала, как у нее заледенело все тело, а уши, наоборот, стали горячими, и убежала.


Глава 3
Большая беда пришла

На следующее утро Куки проснулась от голода и вспомнила, что вчера вечером унеслась в свою спальню, так и не поужинав. В душе вновь поднялась горькая обида на Зефирку. Как она могла обозвать младшую сестру арбузом на маленьких лапках?

Решив никогда в жизни не разговаривать с Зефиркой, Куки, забыв умыться и почистить зубы, прямо в пижамке поспешила в столовую. Уже на пороге комнаты она подумала, что Муля сейчас велит ей идти в душ, привести себя в порядок и лишь потом разрешит сесть за стол. Куки секунду колебалась, может, пойти умыться, надеть платье… Но тут она вспомнила, что вместо розового комбинезона в стразах получила от Аманды растрепанную книгу с обложкой в пятнах от кетчупа, страшно разозлилась, влетела в столовую и крикнула:

– Не хочу идти в ванную…

Остаток фразы застрял в горле. В комнате было пусто. На столе стояла немытая после вчерашнего ужина посуда.

Очень удивившись, Куки заглянула на кухню. Но там даже не пахло мамиными кексами и какао. Муля не стояла у плиты, а ее красивый, всегда отглаженный голубой фартук с оборочками валялся скомканным на полу.

Куки развернулась и понеслась в спальню к маме. Кровать была застелена, Мульяна отсутствовала.

Мопсишка растерялась, но потом сообразила: Муля уехала на рынок за продуктами, и обрадовалась. Можно не умываться. Хотя сейчас ей замечание сделает Феня. Кстати, где она?



Куки посмотрела на часы: стрелки показывали девять утра – и опешила. В это время все в Мопсхаусе давно на лапах. Почему сегодня иначе? Может, члены семьи случайно выпили сонный чай, который белка Матильда делает для тех, кто заболел? В шкафу стоит банка с этой заваркой, на всякий случай. У Куки забурчало в животе, она решила обежать все спальни и найти кого-нибудь из старших, чтобы ей приготовили завтрак.

Спустя пятнадцать минут Куки вошла в спальню Зефирки и растерялась. Дома никого не было, все постели оказались заправлены. Только у Зефирки были смяты подушка и одеяло, а покрывало валялось на полу. Велосипед Мули, на котором она ездила за продуктами, мирно стоял у крыльца. Куки находилась в доме одна.

Растерянность длилась недолго, на смену ей пришла радость. Непонятно, конечно, где все, но возможность ходить по дому в пижаме, с неумытой мордочкой очень обрадовала Куки. До сих пор она никогда не оставалась без присмотра. И мопсишку раздражало, когда к ней в комнату постоянно вбегали то Жози, то Мафи. Не нравились Куки и замечания Фени. А сейчас – свобода!

Куки ринулась в кладовку и сделала то, что ей всегда запрещали: слопала варенье из двух банок. Потом она легла в гостиной на диван, и тут кто-то постучал в дверь.

– Заходите, не бойтесь, – крикнула мопсишка и через пару секунд увидела мопса Эрика, владельца и воспитателя детского сада, на руках он держал маленького Демочку, сына Фени и Черчиля.

– Куки, что случилось? Вы все заболели? – испугался Эрик.

– Почему вы так решили? – удивилась Куки.

– Феня должна была вчера забрать Дему в восемь вечера, – пустился в объяснения мопс, – она очень аккуратная, никогда не опаздывает. И не появилась! В девять я сам привел Демочку, но на звонок мне никто не открыл. Меня осенило: в деревне за Крутым холмом ярмарка. Наверное, вы все туда отправились, а на обратном пути машина сломалась! Оставил Дему у себя, сейчас вот привел. А ты в пижаме на диване, я подумал, ты заболела. Позови Фенечку!

– На ярмарку Феня ездила вдвоем с портнихой, – поморщилась Куки, – наша обжора хотела пряники с картинками купить. Вернулись к ужину. Старшая сестра давай командовать: «Сейчас поем быстренько и пойду за Демочкой. Куканечка, выкати его коляску». Вот она какая вредная! Сама решила вкуснятину лопать, а я работай!

Эрик внимательно посмотрел на собеседницу.

– Разве трудно помочь сестре? Коляска на колесиках, очень легкая, толкни ее – сама поедет. Что у вас тут случилось? «Экипаж» Демы у ворот стоит, малыша не забрали. Феня – идеальная мать, она не могла бросить сына. И у вас всегда чисто, красиво. А сейчас беспорядок.

– Если не нравится, уходите, – фыркнула Куки.

Эрик посадил Дему в манеж.

– Хорошо. Через полчаса мальчика надо накормить: дать ему пюре и котлетку, плюс компотик. Потом отвести пописать, уложить в кровать, песенку спеть. У него сон до полудня.

– Эй, это мне придется делать? – оторопела Куки.

– Вроде дома никого больше нет, – улыбнулся Эрик, – ты старшая теперь.

– Наверное, обед Демы в холодильнике, – решила мопсишка, – пойду поищу.

– Нет, нет, – остановил ее Эрик, – таким маленьким еду каждый день новую готовят. Ты быстренько пюре и котлетку смастери. Ох! Он описался. Поменяй Демочке памперсы!

– Я? – возмутилась Куки. – Никогда этого не делаю! И обед варить пока не умею.

– Почему? – спросил Эрик.

– Я маленькая, – гордо ответила Куки, – еще не умею. Моя работа – в школе учиться. Хозяйством взрослые занимаются.

– Лучше я заберу Дему к себе, – решил Эрик, – за ним моя соседка колли Габи присмотрит.

– Мы с ней учимся в одном классе, – обрадовалась Куки.

– Верно, – согласился Эрик, – она Деме обед приготовит.

– Габи умеет делать котлеты? – не поверила Куки.

– Естественно, – кивнул мопс, – у нее много маленьких сестер, Габи не малышка, помогает маме.

И тут в столовую тихо вошла Зефирка.

Куки, увидев сестру, вмиг разозлилась и сделала вид, что не заметила лучшую портниху Прекрасной Долины.

– Зефирушка, – всплеснул лапами Эрик, – что с твоим хвостом?

– Не знаю, – всхлипнула черная мопсиха, – ночью проснулась от того, что замерзла. Закуталась в одеяло, но теплее не стало. Решила надеть теплую пижамку, гляжу… а мой хвостик!

Зефирка заплакала.

– Я им так горжусь! У меня был самый красивый хвост!

– Тебе далеко до Матильды, – ехидно заметила сестра.

– Мопсы не меряются с белками хвостами, – остановил Куки Эрик, – мопсы меряются хвостами с мопсами. Мопс не белка! А среди нас хвост Зефирушки был вне конкуренции.

– Сейчас он похож на шнурок, – захихикала Куки, – лысый, длинный, фу!

Зефирка быстро села и спрятала под себя хвостик.

– Куки, дорогая, поменяй Деме штанишки, – опять попросил Эрик.

– Вот еще, – поморщилась Куки, – от них противно пахнет! Не хочу трогать лапами грязь.

Зефирка встала.

– Сейчас переодену малыша. Надо в детской чистое белье взять. Куда все наши исчезли?

Продолжая удивляться, лучшая портниха Прекрасной Долины, переваливаясь с боку на бок, направилась к двери и с большим трудом начала протискиваться в проем.

– Ты так за ночь пожирнела, – ехидно засмеялась Куки, – прямо в два раза толще стала.

Зефирка затряслась.

– Что со мной? Я заболела? Чем-то заразилась?

– Твой недуг называется обжорство, – запрыгала Куки, – Зефирундель житрест, фабрика сосисок! Ха-ха-ха.

– Перестань, – вдруг резко сказал Эрик.

Но Куки, глядя на то, как Зефирка плачет, продолжала веселиться и смеяться.

– Это что? – спросил Эрик, показывая на книгу, которая лежала на столе. – «Как воспитать из орангутанга хорошего мужа», неужели Черчиль интересуется подобной литературой? Или Феня? С трудом верится в такое.

У Куки внезапно лапы превратились в кусочки льда, а уши – в горящие угли. Тряся головой, она закричала:

– Аманда!

– Кто? – не понял Эрик.

Мопсишка стала рассказывать о том, как чистила мебель пуделихи, о платье, об обещании…

И тут Дема расплакался.

– Перестань вопить! – разозлилась Куки и швырнула на пол тарелку, та разбилась.

Малыш испугался и зарыдал еще горше.

– Все ясно! – воскликнул Эрик. – Большая беда пришла.