Название книги:

Королевская Академия. Невеста для принца

Автор:
Ольга Дмитриевна Иванова
Королевская Академия. Невеста для принца

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Я в храме. Зал украшен цветами, на скамьях сидят нарядно одетые люди, а я сама иду по ковровой дорожке к алтарю. На мне свадебное платье, и на мир я смотрю сквозь белое кружево вуали. Пальцы крепко сжимают букет, а сердце трепещет в предвкушении счастья. Вейтон стоит у алтаря ко мне спиной. Я подхожу ближе, осторожно прикасаюсь к его плечу, и он наконец оборачивается. Улыбка гаснет на моем лице: это не Вейтон. Черты лица мужчины размыты, подвижны, и я никак не могу понять, кто это. А между тем он что-то произносит, и голос его неестественно гулко разносится под сводами храма.

– Теперь ты моя невеста, Лора…

Ты моя невеста…

Моя невеста…

Невеста…

Я резко вскочила со сна и села на кровати. Сердце громко стучало, сорочка прилипла к вспотевшей спине. Ох, Алвей, приснится же такое… Еще и о Вейтоне. От воспоминаний о нем к горлу подкатил соленый ком. Лето прошло, а от Вея так и не было никаких вестей. Только скупые неутешительные сводки из восточных областей, где до сих пор шли военные действия. И это неведение убивало меня день за днем, ночь за ночью…

Первый месяц после возвращения к тете я почти не выходила из своей комнаты. И едва спала. Голова разрывалась от миллиона мыслей, а сердце – от тоски. В минуты, когда я не думала о Вейтоне, вспоминала разговор с его матерью. Она рассказала многое, в чем-то успокоила мне сердце, вот только после ее откровений вопросов стало еще больше. Почему мама связалась с этим некромантом? Куда он сбежал? И где сейчас мой отец? Жив ли? Кроме этого остался без ответа вопрос, отчего у меня возник выброс некромагии, из-за которого я столько дней пробыла без сознания. Почему вообще это произошло и не повторится ли в будущем? В тот день, когда очнулась, от всех свалившихся на меня новостей я пребывала в растерянном и разбитом состоянии. О том, что надо было бы еще раз поговорить с профессором Калемом, я подумала уже позже, когда мысли стали приходить в порядок. И, пожалуй, это будет первое, что я сделаю, вернувшись в академию.

И снова Вейтон… Мысли о нем занимали почти все мое время. На сердце лежал камень вины и печали. Я не успела с ним поговорить. Не успела объясниться. Извиниться. И главное – попрощаться. Сказать, что буду ждать его, сколько потребуется…

Часы показывали шесть утра. До того как проснется Аннети, есть время, значит, я еще успею сходить на пробежку. К тренировкам я вернулась через месяц. Это оказалось единственным, что хотя бы ненадолго избавляло меня от мучительной тоски. Первое время, когда я выходила на улицу в мужских брюках и рубашке Вейтона, соседи смотрели на меня как на сумасшедшую, но вскоре привыкли и перестали обращать внимание. Иногда во время пробежки я сталкивалась с Робом, который тоже на каникулах продолжал тренироваться. Мы обменивались молчаливыми взглядами, и на этом пути наши расходились.

Я, как и рассчитывала, вернулась незадолго до семи и встретилась в коридоре с полусонной Аннети.

– И как ты можешь вставать в такую рань? – спросила она, протирая глаза.

– Привыкла, – усмехнулась я. – А ты давай просыпайся, а то на поезд опоздаем.

– Опять академия, опять учеба, – пробурчала кузина, скрываясь в своей комнате.

Ох, Анни… Пока я все лето бередила себе душу воспоминаниями и угрызениями совести, она продолжала гадать на суженого. Правда, каждый раз после очередного гадания на несколько дней впадала в хандру.

– Все время выходит какой-то темноволосый, – с досадой призналась она мне как-то. О том же, кого она мечтала там увидеть, оставалось только догадываться.

Я тоже вернулась в свою комнату, приняла ванну, надела дорожное платье. С особой аккуратностью сложила рубашку Вейтона и вместе с брюками и обувью переложила в чемодан. Затем последовал прощальный завтрак в столовой, все те же напутствия тетушки Присциллы и их веселая перебранка с Аннети, проводы на вокзал.

Уже на перроне в толпе я заметила рыжую макушку Роба, но к нам он не подошел, еще и сел в соседний вагон.

– Странный он какой-то, – заметила Аннети. – Все лето к нам не приходил. Даже меня сторонился.

Я на это лишь пожала плечами и направилась к нашим местам.

– Лора… – вкрадчиво и немного заискивающе произнесла Аннети, когда поезд тронулся. – А ты пригласишь меня в гости?

– Куда? – не поняла я.

– К вам, в элитную семерку…

Аннети впервые сама заговорила об этом. Когда она узнала, что Вейтон передал мне место в семерке, сперва замкнулась в себе, как это уже было после моего перевода на факультет ЦиН, но после вроде отошла. Вот только больше никогда не упоминала об этом.

– Приглашу, конечно, – ответила я несколько рассеянно. Признаться, мне самой до последнего не хотелось думать об этом. Я попала туда совсем не тем путем, каким собиралась, и от этого чувствовала себя неуютно. Правда, и отказываться от места в семерке не собиралась. Ради Вейтона. Я обещала, что сделаю все, чтобы он не беспокоился обо мне. Так оно и будет.

– Ура, – просияла кузина, а я запоздало вспомнила о вероятной причине ее ликования. Нэйдж Шин. Каким будет наше с ним сосуществование в семерке?

На станции, где ровно год назад садилась в поезд Джулиана Хоун, на меня вновь нахлынули воспоминания, защемило сердце. Помню, как Роб рассказывал нам о ней и элитной семерке… Сколько же с тех пор всего произошло! И поменялось.

– Леди, нужна коляска?

В этот раз не пришлось искать экипаж, он сам нашел нас. Вернее, его хозяин с хитрыми бегающими глазками.

– Сколько? – деловито поинтересовалась Аннети.

– Пять туриалов, – не моргнув, отозвался тот.

– У-у-у, дорого, – протянула кузина.

– Да ладно, поехали, – вздохнула я, взглядам показывая на двух парней, которые тоже нацелились на эту коляску. – Сэкономим на чем-нибудь другом. А то пешком придется добираться…

В академии было все как и прежде: толпы прибывающих студентов, приветственные возгласы, улыбки, смех. И только первокурсники выделялись растерянными лицами и взволнованными бегающими взглядами.

– В прошлом году мы тоже были такими, – хихикнула кузина. Я усмехнулась. Да уж…

– А куда это ты? – одернула она меня, когда я свернула было вместе с ней к общежитию. И хмыкнула, показывая на другой корпус в сторону: – Тебе теперь туда.

Ах да… элитная семерка.

Как же много воспоминаний об этом месте… Самых разных.

Я уже была почти у крыльца, когда меня обогнал Роб и первый взбежал по ступенькам. Я окинула недоуменным взглядом его и чемодан и спросила:

– Что ты здесь делаешь?

Он обернулся и расплылся в торжествующей улыбке.

– Я теперь здесь тоже живу.

– В смысле? – растерялась я.

– В смысле, я тоже теперь в семерке, Лора.

– Подожди, но как… – У меня отчего-то закружилась голова, и я потерла висок. – Когда?

– В отличие от тебя, Лора, я получил свое место, выиграв в поединке. То есть став лучшим из лучших, – произнес Роб и уверенно распахнул двери. – И я рад, что сюрприз удался.

В поединке? Постойте, но как у него это вышло? Без высшей магии!

Я быстро взбежала по ступенькам и вошла внутрь.

– А вот и наши новые соседи, – хлопнув в ладоши, встретила нас Мэган. – Лорейн, как я рада тебя видеть! – Она обняла меня и с любопытством глянула на Роба. – Что ж, идите занимайте свободные комнаты. Попьем потом чайку? – шепнула она мне.

– Конечно, – улыбнулась я и поспешила к лестнице.

С Робом мы поднимались с разных сторон, но у бывшей комнаты Вейтона оказались одновременно. Роб первый схватился за ручку двери, но я вцепилась ему в запястье и глянула на него с вызовом.

– Это моя комната!

– С чего бы это? – хмыкнул он, приподнимая бровь. Но потом растянул губы в улыбке: – А-а-а, понял… Здесь жил Тайлер.

– Именно, – отозвалась я, сверля его глазами.

Мы с минуту боролись взглядами, и Роб наконец убрал руку.

– Ладно, так уж и быть, живи, – ухмыльнулся он, но уже без прежнего запала. – Девушкам надо уступать, – и направился к комнате Джулианы.

Я сорвала с двери табличку «свободно» и переступила порог. На миг прикрыла глаза, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями. Затем медленно прошлась по комнате, прикасаясь к знакомым предметам. Книжные полки… Шкаф… Письменный стол… Все пустое, но до сих пор хранящее частичку Вейтона. Кровать… Я присела на нее, провела ладонью по синему покрывалу. Усмехнулась воспоминаниям. Еще раз со смешанными чувствами обвела взглядом комнату…

– Ну что? – прошептала в пустоту. – Будем обживаться?

Я только открыла чемодан, как в дверь тихонько постучали, а потом заглянула Мэган.

– Разбираешь вещи? – спросила она.

Я кивнула и улыбнулась:

– Проходи…

– Нет, – усмехнулась она. – Лучше ты поскорее заканчивай и приходи ко мне. Там Фелиса уже чай заваривает. Настоящий, абадонский!

– Хорошо, – снова улыбнулась и торопливо принялась раскладывать и развешивать одежду.

Справившись с вещами, еще переоделась, причесалась и отправилась к Фелисе.

– Летом мы с родителями отдыхали в Абадонии, в горах, – поведала мне с ходу Мэган. – Красотища там…

– Невероятная, – подтвердила Фелиса, протягивая мне чашку чая.

– Ой, – спохватилась Мэган, – мы же всем подарки привезли оттуда, и тебе тоже.

– И мне? – Я была искренне удивлена.

– Конечно! – Мэган вручила мне небольшой мягкий сверток. – Мы же знали, что ты будешь с нами.

– Знали? – Я несколько стушевалась.

– Ну конечно, – улыбнулась Мэг. – Вейтон сам сказал, что отдает тебе место. – И добавила, понизив голос: – Он так переживал, когда ты внезапно заболела! Сам не свой был. Постоянно к тебе в медпункт ходил, пока… не пришел тот приказ. От него что-то слышно?

Я со вздохом покачала головой.

– А как ты себя чувствуешь? – поинтересовалась Фелиса. – Приступ больше не повторялся?

 

– Нет, спасибо, – улыбнулась я, сжимая сверток.

– Разворачивай скорее! – оживилась Мэган.

Внутри оказался шелковый шарф в сиренево-розовой гамме, с изящным узором по всему полотну.

– Спасибо большое, – я была тронута, – он очень красивый.

– Он должен подойти к форме. Ты ведь носишь… – Мэг вдруг осеклась, глянув на мою шею. – Ах да, – сказала с неловкой улыбкой, – рояльта ведь уже нет… И как я забыла? Ты ведь уже сама в семерке, а Вейтон – нет… Неудобно получилось.

– Почему же? – Я попыталась улыбнуться как можно бодрее. – Я непременно буду носить его! И рояльт тут ни при чем.

Исчезновение рояльта… Этого можно было ожидать, но все равно печально. Словно еще одна частичка Вейтона покинула меня. О том, что рояльт служил еще и своего рода символом его чувств, и вовсе было больно думать.

– Ну как? – Я быстро повязала шарфик на шею.

– Тебе идет! – дружно одобрили сестры.

– А почему меня никто не зовет на чай? – в дверях показался улыбающийся Алекс.

Фелиса сразу подобралась и сделала безразличный вид. Мэган же усмехнулась:

– Будто тебе нужно приглашение!

– Лора! – Алекс наконец увидел меня, в одну секунду оказался рядом и приобнял за плечи. – Наконец-то я могу это сделать без оглядки на Вейтона, – хмыкнул он.

Фелиса тут и вовсе отвернулась, а Алекс продолжал, словно не замечая этого:

– Никаких новостей от Вея и Джу?

– Никаких, – поднялась я и, как бы невзначай, убрала его руку с плеч. – А тебе никто из них не писал?

– Нет. – Алекс уже не улыбался. Он, нахмурив брови, задумчиво смотрел в одну точку. – Ни Вей, ни Джулиана…

– Он даже маме своей не писал, – сказала я.

– А ты с ней общаешься? – заинтересовалась Мэган.

– Немного, – ответила я. – Переписывались пару раз за лето… Она тоже волнуется. И пожалуйста, давайте сменим тему, – попросила я, слабо улыбнувшись. Мне казалось, что еще один вопрос о Вее, и я расплачусь. – Например, о вашем путешествии, – с надеждой посмотрела я на сестер.

– Кстати, чуть не забыл! – поднял указательный палец Алекс. – Ректор ждет всех нас через час у себя.

– Всех нас? – удивилась Мэг. – То есть семерку?

– Именно, – подтвердил Алекс.

– Надо, наверное, парню этому сказать, новенькому, – произнесла Фелиса.

– Робу? – уточнила я, и Фелиса кивнула.

– Вы хорошо знакомы? – спросила она.

– Да, мы дружили, – ответила я. И задала мучивший меня вопрос: – А вы не знаете, как он попал в семерку? Он говорит, что через поединок, но не понимаю, как это возможно, если у него нет высшей магии.

– У него есть высшая магия, – возразила Фелиса. – И он ловко ею пользовался на дуэлях. Смог отразить три наших атаки и успешно совершить одну.

– На меня, – угрюмо вставил Алекс. – А потом выиграл в финале.

– Вы серьезно? – Я не могла в это до конца поверить. Нет, Роб, конечно, хорошо учится, имеет отличные показатели по боевке, в том числе и стихийной магии, но чтобы победить вот так с легкостью в состязаниях на место в семерке… – И что у него за высшая магия?

– Копирование способностей противника, – ответил Алекс. – Пока всего на три минуты, но это дает ему приличную фору. А когда разовьет ее… Будет опасным соперником, говорю я вам.

У меня все равно не укладывалось это в голове. Копирование способностей? У Роба? Но откуда у него взялась эта магия, если еще недавно ничего подобного и в помине не было?

Глава 2

Через час мы все собрались внизу, чтобы вместе отправиться к ректору. Шин с Мортоном тоже не удивились, увидев меня, только бросили взгляд в мою сторону и даже не удостоили приветствием. Впрочем, в нем я и не нуждалась. Роба же Мортон окатил волной холодного презрения. Видимо, еще свежи были воспоминания о том инциденте, едва не закончившемся трагедией. Да уж, как чудно перетасовала карты судьба! Кто бы из участников того конфликта мог представить, что мы окажемся все по одну сторону, хоть и в состоянии прежней войны? Ну а мы с Робом и вовсе в странном положении: не враги, но уже, увы, похоже, не друзья…

К главному корпусу шли разрозненной компанией. Шин и Мортон впереди, Роб и Мэган, которая сыпала все новыми и новыми вопросами, желая познакомиться с ним поближе, за ними в одиночестве и задумчивости Фелиса, и завершали процессию я и Алекс. О Вейтоне с Джулианой мы избегали говорить, поэтому Алекс развлекал меня историей, как он удачно провел лето вдали от своей матушки, профессора Райт. И если бы не тревога о Вейтоне и Джулиане, то все было бы еще лучше… Тут мы вновь едва не съехали на больную тему, но, хвала Алвею, уже дошли до ректората.

В кабинете ректора стояли, поджидая нас, семь стульев, на которые он нам жестом предложил садиться.

– Ну что? – сказал Мартин Пирс, когда мы все расположились напротив него. – Приветствую нашу элитную семерку в новом составе. – Его губы тронула легкая улыбка. – Мисс Гамильтон, мистер Остер, надеюсь, вы не посрамите звания лучших студентов нашей академии. Впрочем, это касается и остальных членов семерки. – Он бросил быстрый, но весьма многозначительный взгляд на Шина и Мортона. – Наш разговор будет недолгим, но, полагаю, содержательным. Итак, этим летом состоялось заседание Совета академии, с участием не только профессорского состава, но и попечителей, и даже представителя его величества. Среди других вопросов на повестке дня была и ваша элитная семерка. Таким образом, довожу до вашего сведения новые положения в Уставе, касающиеся вас. Это, во-первых, упразднение права членов элитной семерки на создание рояльта.

Ректор внимательно посмотрел на нас, задерживая на каждом взгляд, но никто даже не шелохнулся. Только Мэг улыбнулась и произнесла:

– Ну и хвала Алвею! Давно пора. Не все способны устоять перед соблазном его использовать. – И она искоса стрельнула глазками в Шина. – Если бы еще по прямому назначению… Которое, впрочем, уже тоже давно утратило смысл и силу.

– Раз объяснений никому не требуется, – продолжал ректор, пряча усмешку, – перейдем ко второму принятому положению. С этого года устанавливаются жесткие наказания за использования высшей магии вне рамок учебного процесса. Это касается особо опасных типов магии, а также магии ментального типа. Мистер Шин, мистер Мортон, мистер Райт, мистер Остер и мисс Полар, а именно Мэган, – это в большей степени касается вас. И на этот раз за нарушение этих рамок будут грозить следующие наказания: на первый раз – полная блокировка высшей магии на шесть месяцев, в том числе и во время учебного процесса, если же ситуация повторяется – исключение из академии без права восстановления. Обращаю внимание, это одобрено всем Советом. Относительно нарушения использования стихийной магии наказания прежние. Новый Устав с новыми правилами вы получите сегодня вечером. Рекомендую ознакомиться с ним подробно. Вопросы по этой теме есть? Мистер Шин? Мистер Мортон?

– Нет вопросов, – сквозь зубы отозвался Кен Мортон. А Шин лишь мотнул головой.

– Прекрасно! – Мартин Пирс выпрямился в кресле. – Очень рад, что мы поняли друг друга.

– Господин ректор, разрешите? – в дверь осторожно просунулась рыжая голова профессора Райт.

Алекс вздрогнул и настороженно уставился на мать, явно решив, что сейчас последует очередная атака в его сторону. Однако Лили Райт пока не обращала на сына внимания, а смотрела только на ректора.

– Комнаты для мисс Вадуар готовы, но сама она почему-то запаздывает.

– Да, она, скорее всего, прибудет к ужину. – Ректор как-то устало вздохнул и провел ладонью по лицу. – Спасибо, профессор, за оперативность.

– Не за что, господин ректор, – улыбнулась Райт и слегка поклонилась. – А что с собранием первокурсников? Зал уже заполняется.

– Да-да, я уже заканчиваю. Сейчас приду, – отозвался Мартин Пирс.

Уходя, профессор Райт все же бросила подозрительный взгляд на сына, но нравоучения, видимо, решила оставить на потом.

– В принципе это все, что я хотел донести до вашего сведения, – сказал ректор, когда дверь за ней закрылась. – Единственное… – Мартин Пирс снова потер лицо, словно раздумывая над чем-то тревожащим его. – Скоро – точная дата пока неизвестна – к нам в академию пожалует гость. Очень важный гость. Впрочем… – Ректор откинулся на спинку кресла. – Его визит больше коснется женской части нашей академии. И в первую очередь вас обеих, леди Полар. – Он выбил дробь указательным пальцем по подлокотнику. – Нет, все же поговорим об этом позже, ближе к самому событию… Что ж, вы все свободны. Увидимся за ужином.

– Что за гость, и почему это касается нас? – недоуменно шепнула сестре Мэган, направляясь к двери. А затем вопросительно глянула на меня. – Что думаешь?

– Даже не представляю, – ответила я, пожимая плечами.

– Надеюсь, это не очередная попытка выдать нас замуж, – озабоченно отозвалась Фелиса.

– Думаешь, к этому приложили руку наши родители? – предположила Мэг. – Засылают женихов прямо в академию?

Вариант Фелисы я услышать не успела, меня внезапно окликнул ректор.

– Мисс Гамильтон!

– Да, господин ректор! – Я уже стояла в дверях, поэтому пришлось пропустить Мэг и Фелису, идущих следом.

– Как ваше самочувствие? Больше не повторялось ничего подобного после того раза?

– Нет, все в порядке, – ответила я.

– Надеюсь, и не повторится, – со вздохом произнес ректор, жестом отпуская и меня.

До начала праздничного ужина оставалось недолго, всего-то дождаться окончания приветственного собрания профессоров с первокурсниками, поэтому вся семерка, не сговариваясь, отправилась сразу в столовую.

Отдельный стол вдали от всех – еще одно новшество, к которому мне теперь придется привыкать. Аннети, которая уже успела воссоединиться со своими прошлогодними подружками с бытового факультета, помахала мне рукой – радостно и, как мне показалось, немного заискивающе. Увидев, что и Роб направляется к столу семерки, ее лицо вытянулось в изумлении. Значит, она тоже не знала о его вхождении в элиту. Впрочем, если бы знала, то точно бы не удержала эту тайну за зубами и проговорилась мне. А вот Тим смотрел на нас со спокойной улыбкой. Он подмигнул Робу, затем кивнул мне. Я улыбнулась ему в ответ, а в следующий миг мой взгляд встретится со взглядом Эрика. Он с усмешкой наклонил голову и приветствнно поднял стакан с соком. Остальные ребята с ЦиНа тоже поздоровались со мной жестами или улыбками, и я ответила им тем же.

А между тем семерка уже рассаживалась за своим столом, и я поспешила занять место между Фелисой и Алексом. Роб же сел последним, с краю, рядом с отрешенной Мэган, которая пребывала в глубокой задумчивости. Похоже, она все еще продолжала размышлять по поводу слов ректора о некоем госте, желающем в будущем посетить академию.

Наконец появилась профессор Райт вместе с первокурсниками. Однако, в отличие от прошлого года, она не была столь ласкова с ними. Быстро показала им их места и умчалась куда-то с озабоченным видом.

– У твоей мамы что-то случилось? – спросила я тихонько у Алекса. – Она сегодня сама на себя не похожа. Даже не улыбается.

– И меня не пилит, – подтвердил он, усмехаясь. – Согласен, что-то с ней не так. Но не знаю, в чем дело. Она уже со вчерашнего дня такая, как мы приехали. Похоже, ректор поручил ей какое-то важное задание, вот она и суетится. Мне ничего не объясняла, а я и рад.

– Она говорила о какой-то мисс Вадуар, для которой готовилась комната, – вспомнила я. – Может, это из-за нее? Вдруг у нас в академии новый преподаватель?

– Новый преподаватель у нас в этом году точно будет, я слышал, – подтвердил Алекс. – Только это мужчина, и он приедет вроде завтра. Если не ошибаюсь, будет вести что-то на магправе.

Лили Райт вернулась, когда весь профессорский состав уже сидел за столом и пробовал первые закуски. Появилась она не одна, а в сопровождении молодой особы. Девушка была такой же рыженькой, как и сама профессор, и в первую минуту я подумала, что это какая-то родственница Райтов. Но заинтересованность на лице Алекса поставило это предположение под сомнение.

– Ты ее не знаешь? – спросила я у него.

– Первый раз вижу, – ответил он, не отрывая взгляда от стройной фигурки незнакомки. – Может, это та самая мисс Вадуар?

Между тем профессор Райт, вся какая-то суетливая и взволнованная, подвела девушку к столам факультета магискусств, с улыбкой показала ей на свободное место, но та почему-то не спешила сесть. Наморщила курносый нос, недовольно поджала губки, затем громко и капризно произнесла:

– Я дольжна сидеть здесь, со всеми? – Она слегка растягивала слова, местами коверкая ударения и звуки. Иностранка?

– Это стол вашего факультета, мисс Вадуар, – отозвалась торопливо Лили Райт. – У нас такие правила.

– А что это за факультет? – Девушка неожиданно повернулась в нашу сторону и указала на нас тонким пальцем. – Почьему у них лучшие скатьерти и лучшая посуда? Не сравнится с этой дешьевкой! – Она бросила презрительный взгляд на ближний стол. К слову, хотя посуда у большинства студентов была попроще, чем у элитной семерки, но назвать ее дешевкой ни у кого бы язык не повернулся, даже у таких снобов, как Шин и Мортон. Те, кстати, тоже взирали на девицу с недоумением и любопытством. И вообще, в зале столовой с ее появлением все притихли и с интересом наблюдали за разворачивающимся спектаклем.

 

– А это… – Профессор Райт замялась. – Это элитная семерка. Лучшие студенты нашей академии, за что и имеют ряд привилегий.

– Хотите сказать, они лучше менья? – Девушка вздернула бровь. – Герцогини из Лембрана?

По столовой пронесся приглушенный гул.

– Надо же, – весело присвистнул Алекс, – какого важного человека к нам принесло!

– И что она тут делает? – шепотом отозвалась Мэган. – В Лембране своей академии нет?

– Может, по обмену? – предположила Фелиса. – Правда, я не слышала, чтобы кто-то уехал учиться от нас. Хотя королевство Лембран с недавних пор наш союзник… Возможно, это очередное нововведение.

– Видите ли, мисс Вадуар… – Профессор Райт бросила на ректора взгляд, просящий поддержки.

– Посадите мисс Вадуар к нашей семерке, – ответил тот, подавляя вздох, и вежливо улыбнулся гостье. – Прошу вас, мисс Вадуар.

Профессор Райт шустро подрядила одного из студентов перенести стул, и герцогиня из Лембрана, вздернув подбородок, поплыла к нам.

– Добрый вечьер, – произнесла она, медленно опускаясь на поданный стул. – Глория Вадуар, – и протянула руку. Для поцелуя.

Все за нашим столом замерли, даже парни, видимо, все еще переваривая произошедшее и оттого забыв о приличиях. Мисс Вадуар натянуто улыбнулась и опустила руку.

– Что ж, вы правы. Обойдьемся без церьемоний.

Алекс отмер первый и тоже улыбнулся:

– Прошу прощения, я Алекс Райт.

А следующим неожиданно вмешался Роб:

– Роберт Остер, к вашим услугам, герцогиня.

– Я Мэган Полар, а это моя сестра Фелиса, – взбодрившись, проговорила Мэг.

– Лорейн Гамильтон, – представилась и я.

– Нэйдж Шин, – раздался ленивый протяжный голос с другого конца стола.

– О, Шин? – встрепенулась герцогиня. – Ты родствьенник того самого вельикого Брэда Шина?

– Сын, – ответил сухо он.

– Не можьет быть! – всплеснула руками мисс Вадуар и улыбнулась уже без прежней спеси, просто как восторженная девчонка. – Я его большая поклонница! Как же чудьесно, что я приехала сюда!

Шин на эту возбужденную тираду лишь вымучил некое подобие улыбки.

– А вы, юноша? – обратилась герцогиня к Мортону.

– Кен Мортон, – отозвался тот.

– Оу, вы ведь родствьенник вашего короля, так? – осведомилась Глория Вадуар.

– Вы хорошо осведомлены, герцогиня, – криво ухмыльнулся Мортон. – Моя мать – кузина короля Лиона.

– А моя мать – кузьина вашей корольевы Генриетты! – весело подхватила Вадуар. – Так что мы где-то с вами и роднья… – Она обвела нас задумчивым взглядом. – А мне здьесь уже нравится! Давайте поедьим, я кошмар как голодна!

Герцогиню словно подменили. Из высокомерной особы, которой она была еще десять минут назад, мисс Вадуар превратилась во вполне милую собеседницу. Так, из ее речей мы узнали, что она перевелась к нам из Лембранской академии по приглашению нашего короля. Причину столь любопытного предложения правителя, особенно если учесть, что ему по-прежнему серьезно нездоровится, мисс Вадуар не спешила оглашать. Впрочем, если она родственница королевы, то, наверное, удивляться не стоит. Учиться герцогиня будет, как мы уже успели услышать, на факультете магических искусств на четвертом курсе. Ее высшая магия просто идеальна для подобного направления: ее рисунки имеют способность оживать и становиться материальными. В плане же стихии она маг жидкого огня, что тоже вполне соответствует ее «пламенной» внешности: ярко-рыжие волосы, золотисто-карие глаза и необычная для такого типа слегка смуглая кожа. Поселили нашу иностранную гостью на втором этаже общежития, выделив ей сразу четыре комнаты, которые за короткий срок успели сделать смежными. О том, куда переселили бывших жильцов, оставалось только догадываться. Надо будет потом поинтересоваться у Аннети, кого потеснили.

После ужина Мэг и Фелиса задержались, чтобы поболтать со своим подружками, я же, немного побродив у пруда, где на меня вновь нахлынули воспоминания, вернулась в мой нынешний дом. Вечер выдался прохладным, и я успела даже немного замерзнуть, поэтому прежде, чем отправиться в спальню, решила заглянуть в пустую гостиную, чтобы погреться у камина. Села перед ним на корточки и протянула руки ближе к пламени, наслаждаясь теплом. Однако мое уединение длилось недолго, вскоре в гостиной появился Роб. Прошелся по комнате, с любопытством осматриваясь, затем остановился близ меня, прислонившись плечом к каминной полке.

– Как давно ты получил высшую магию? – спросила я после длительной паузы, во время которой старательно избегала встречаться с ним взглядом.

– Какая, к демонам, разница? – ухмыльнулся он. – Главное, что она у меня теперь есть.

– Копирование способностей… – усмехнулась я удрученно. – Кому ты так завидовал, что у тебя проявилась именно она? Вейтону? Джулиане? Или всем сразу?

Роб не ответил, но улыбка его застыла, став неживой.

– Еще осенью ее у тебя не было, – продолжала я. – Или же ты уже тогда скрывал ее от нас? Просто странно, что даже Аннети о ней не знала. Как и не знала, что ты вошел в семерку. Она не видела твоего поединка?

– Она вместе с твоей тетей за день до него уехала домой. И я посчитал, что мне это на руку. Куда труднее было скрывать от вас мою победу все лето. Но я так мечтал увидеть твое лицо в тот момент, когда ты узнаешь, что место твоего Тайлера занял я! Что ж, ожидание того стоило.

– Если уж на то пошло, его место заняла я, – резко поднялась я на ноги и прямо посмотрела Робу в глаза. – А ты в таком случае – Джулианы. Хотя это смешно – делить места. Будто это что-то значит.

На лицо Роба на миг набежала тень, и я поняла, что ошиблась: для него это было важно.

– Я выдержал его атаку, твоего Тайлера, – с затаенным ликованием произнес он. – Расплавил к демонам его лед… Уделал его, понимаешь?

Бахвальство Роба показалось таким глупым, таким ребяческим, что я не сдержала усмешки. Правда, вышла она все равно горькой.

– И где сейчас твой Тайлер? – Роб между тем стал распаляться все больше. – Куда пропал? Ты льешь по нему слезы, а он даже строчки тебе не написал, да?

– Он на войне, Роб! – выкрикнула я, теряя терпение. Все-таки поддалась на провокацию, сорвалась.

– А если Тайлер уже умер? – Роб приблизился ко мне, заглядывая в глаза.

И в эту секунду раздались редкие сухие аплодисменты. Мы одновременно обернулись – Нэйдж Шин сидел в кресле в своей любимой позе, вальяжно закинув ногу на ногу.

– Браво, – усмехнулся он, – кажется, этот год будет нескучным. Ведь у нас в семерке появились столь любопытные кадры… Продолжайте, мне нравится. За вами так забавно наблюдать.

– Найди себе других шутов для забавы, – с ненавистью выплюнул Роб и сорвался с места.

В первый момент я испугалась, что он сейчас кинется на Шина, но Роб быстро понесся к дверям.

– Сбежал, – заговорщицким шепотом произнес Шин и подмигнул мне.

Я собралась было тоже уйти, не считая нужным вести беседы с Шином, но он вдруг проговорил:

– Тебя тоже удивляет, откуда у этой в общем-то посредственности появилась высшая магия?

И я не могла проигнорировать его слова. Остановилась и внимательно взглянула на Шина.

– Ты что-то знаешь о Робе?

– Не больше твоего, – хмыкнул тот. – Но зато я знаю, что высшая магия зависит от размера магического потенциала. А он высокий либо от рождения, и тогда высшая магия проявляется сама собой еще в юности, в противном случае его придется развивать долго, очень долго, и не факт, что он разовьется. Либо… Либо прибегнуть к запретным методам.

– Запретным методам? – заинтересовалась я.

– Есть такие семена редкого растения, которое называется «око небес», – принялся медленно объяснять Шин. – Растет оно на вершинах гор в землях араханов. Неужели не слышала о таком?

– Нет, – призналась я.

– Так вот, несколько съеденных семян «ока» увеличивают твой магический потенциал процентов на десять, – продолжал Шин. – Съешь больше – увеличишь сильнее. Главное, вовремя остановиться. Иначе…

– Что – иначе? – Сердце пропустило удар.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
АЛЬФА-КНИГА
Книги этой серии:
Поделиться: