Название книги:

Она – Луиза

Автор:
Мария Денисовна Хруль
Она – Луиза

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Любовь или магия? Выбор есть у каждого, но он лишь один.

Пролог

Облака опустились совсем низко к Земле. Девушка в белом платке шла босиком по яркой зеленой траве, которая приятно щекотала стопы. В руках она держала корзину. Через мгновение Элизабет остановилась у маленькой избы, больше походившей на берлогу какого-то лесного зверя. Домик был совсем крошечным, и к тому же со всех сторон оброс мхом.

Выждав несколько секунд, Элизабет набрала в грудь побольше воздуха и робко постучала в дверь; она боялась, что со стен может осыпаться кора. Ей открыла старушка, на вид лет семидесяти; одета она была в коричневое платье, поверх которого был фартук, заляпанный землей. Из избы доносился сильный запах удобрений, который перемешался с лесными травами и таинственными снадобьями.

– Ты уверена, Элизабет? – спросила старушка, которая была лесной знахаркой.

– Да. Мы с Эдвардом обязательно заберем ее, как только ей исполнится восемнадцать, и появятся крылья. Она не сможет жить в большом городе среди современных подростков. Бедняжке будет нелегко.

– Это ваш выбор. Думаю, я научу девочку всему, что умею. В большом мире кое-что, да и пригодится.

– Спасибо, Галя.

Старушка посмотрела на личико младенца, лежавшего в корзинке среди белоснежных хлопковых простыней. Луиза весело улыбалась.


Глава первая

На кухне уже стоял запах свежеиспеченных лепешек, но Луиза еще не проснулась. Ей едва минуло двенадцать, но каждую ночь девочка грезила о том, как в один чудесный день у нее, наконец, появятся крылья, и она сможет стать настоящей Бабочкой. А Бабочки, как известно, могут творить самые невероятные вещи: например, даже самой юной девочке под силу обычное превратить дерево в степного кота. Конечно, Луиза мечтала не только о волшебных способностях – больше всего на свете она хотела увидеть родителей и отправиться жить в большой город, к обыкновенным людям. Галя очень добрая и заботливая, но девочке-подростку очень нужно общение со сверстниками.


Луиза открыла глаза, встала с кровати и одернула шторы – летнее солнце заглянуло в ее спальню. Девочка ходила в Лесную школу, где обучались дети жителей деревни, что располагалась неподалеку; сейчас наступили долгожданные каникулы, чему Луиза была несказанно рада. Она не очень любила общаться с одноклассниками, в основном потому, что большинство из них сами избегали девочки, называя "странной". Никто не считал Галю ведьмой или гадалкой – честно говоря, она вообще была мало с кем знакома в округе. А вот Луизе часто доставалась – ее родители, ясное дело, никогда не появлялись в стенах школы, что вызывало недоумение со стороны немногочисленных учителей, а слухи, как известно, разбегаются очень быстро. Но сейчас было бы хорошо подумать о другом – солнце, ароматных цветах и, конечно, маленьких бабочках.


Луиза вышла из своей небольшой комнатки и отправилась на кухню, где Галя уже намазывала на лепешки варенье из болотных ягод, весьма спецэфических на вкус. Луиза уже давно привыкла к необычной пище – старушка часто готовила кашу из брусники и кусочков земли, суп из пшеницы и манго и рагу из древесной коры с добавлением капельки острого перца. Девочка не жаловалась, так как другой пищи никогда не пробовала. Она и не слышала о том, что где-то продаются гамбургеры с колой и картофелем фри.


Девочка прошла к столу и села на свой стульчик – всего на кухне их было три. Луиза часто гадала, для кого же предназначен третий стул. "Мы ждем странника" – обычно отвечала Галина своей воспитаннице.


– Доброе утро, добрая душа, – поприветствовала Луизу старушка.


– Доброе, и доброго вам дня, – ответила та.


– Луиза! Сколько же раз я тебе говорила! …


– Что такое? – не поняла девочка. Она села за стол и тоже подвинула к себе банку с вареньем из ягоды синевички.


– Я ведь просила – не называй меня на "вы"! Я же твоя родня, я тебя воспитываю. Разве я не бабушка для тебя, деточка? – грустно спросила Галя, опустив глаза в тарелку и смахнув крошечную слезу.


– Нет, что ты! – тут же возразила Луиза. Она совсем не хотела обижать свою матушку.


– Когда я встречусь с мамой и папой? – поинтересовалась девочка.


– Дорогая, ты же знаешь – когда тебе исполнится восемнадцать лет. А пока ты живешь здесь.


– Ну, шесть лет – это так доооолго. Прямо целая вечность.


– Так было решено за тебя. И давай не будем об этом говорить, – сказала Галя.


– Хорошо, бабушка.


– Вот то-то! Совсем другое дело, – обрадовалась та.


– Хочу быть Бабочкой.


– Все свершится. Научись терпению, детка.


Как позавтракаешь – ступай на поляну, сегодня такая замечательная погода! Тебе будет полезно побыть наедине с природой.


– Но это же так скучно! Я бы хотела с кем-нибудь подружиться. Или влюбиться.


– Луиза! Ты еще слишком юная! И ты прекрасно знаешь, что мальчики никогда не смогут стать Бабочками.


– Ну и ладно, – просто ответила девочка и продолжила утреннюю трапезу.


"А как же мой папа? Разве она не женился на маме, которая была Бабочкой? Почему им можно быть вместе, а мне – нет? Это вообще несправедливо, что я живу отдельно от них!" – от досады Луиза чуть было не продавила ногой дырку в деревянном полу.


– Что с тобой? – спросила Галя, вглядевшись в лицо девочки.


– Ничего. Надоело быть одной, – бросила она в ответ.


– Иди к бабочкам. Поговори с ними.


– Не хочу. Вообще ничего не хочу. Пойду на поляну. Одна.


***

– Мама, ну же, перестань! – попросил Нильс, шестнадцатилетний юноша. Его семья жила у самой границы города с Лесами и Степями, в двухэтажном коттедже с видом на небольшое пастбище, где каждый день паслись три коровы и одна одинокая овечка. Никто толком и не знал, кто их выводил – наверное, они вообще жили сами по себе.


– А все-таки этот мундир тебе к лицу. Дай-ка…


– Ну, хватит, матушка, я уже не ребенок. Я вообще не хочу ни с кем воевать. В Степях почти никто не живет, какой вообще в этом смысл?


– Ты рожден в семье Горных, поэтому не пытайся бегать от своей судьбы.


– Ну ладно, ладно, – ответил Нильс. Его рыжие и прямые волосы почти доставали до плеч, поэтому шлем немного давил на голову. В целом, Нильс хоть и не был слишком привлекательным (да и с девочками почти никогда не общался, хотя в этом есть и доля роли отца, Генри Горного, который не признавал никаких современных реалий), но был достаточно умен для того, чтобы учиться на высокие баллы. Сейчас у всех школьников каникулы, но Нильсу и его товарищам выпало сдавать экзамен в конце лета. Через полчаса как раз начнутся занятия, а он до сих пор не сел в автобус…


Парень скинул свои доспехи и наспех надел джинсы с белой рубашкой, кинул смартфон в сумку и накинул ее на плечо.


– До вечера, мам.


– Хорошего дня. Не забудь – сегодня в пять у тебя урок латинского.


– Я помню.

Нильс знал, что после школы ему придется идти в рыцари деревни, но он все же не терял надежду получить хорошую ученую степень.


***


Луиза шла по поляне, хотя и не рассчитывала сегодня дойти до границы Лесов и Степей и посмотреть на Город. Конечно, в том районе было несколько улиц частных домов, но девочка ничего не боялась. Крылья еще не появились, поэтому никто не сможет к ней придраться. Луиза давно знала, что живет сразу в двух мирах: обычном – людей и Лесной школы, и волшебном – мире Бабочек и тех, кого вскоре сможет там встретить.


Луиза присела отдохнуть на камень посреди золотистых колосьев – там, где она жила, поля и луга бесконечно сменяли друг друга. Похоже на шахматную доску. Как будто не на этой планете.


Девочка расправила волосы и откинула голову назад – теперь она похожа на сказочную принцессу. Ей всего двенадцать, и вся жизнь впереди. Луиза глядела на дома и гадала, кто может в них жить: пастухи, фермеры или офисные рабочие? Было бы неплохо хоть разочек съездить в Город…


Кругом не было ни души. Как всегда. Душа Луиза жаждала приключений и новых открытий, но внутренний голос подсказывал, что лучше никуда не высовываться и быть дома, под присмотром Гали. Галина… а кто она вообще, эта Галина? Сколько Луиза себя помнила, ее матушка никогда никуда не летала. А есть ли у нее крылья? Или, может быть, они были в далеком прошлом, а сейчас исчезли? Галя всегда говорила, что крылья Луизы будут такими огромными, что порой она даже не сможет протиснуться в обычный дверной проем. Интересно, а у других Бабочек так же? Есть бабочки-насекомые, есть Бабочки-девочки, а есть мальчишки –  просто мальчишки. Как же им живется – без полетов и тостов с вареньем из полевых цветов? Должно быть, им невообразимо скучно. К слову, Луизе еще ни разу не доводилось разговаривать с мальчиком – она никогда их не видела.


Когда девочке наскучило сидеть на одиноком камне, она просто слезла на землю и сняла плетеные сандалии (это была ее любимая летняя обувь, а зимой они с Галей предпочитали меховые сапожки), чтобы расслабить пятки. Колоски пшеницы приятно их щекотали. Осенью сюда придут местные фермеры и скосят все это богатство, и почва останется совсем голой. А жаль, ведь наступят холода, а укрыться будет нечем. "Впрочем, у меня есть одеяло, а земля уж что-нибудь придумает" – подумала Луиза, после чего улеглась на спину и раскинула руки, словно хотела сделать снежного ангела. Так и проходили ее летние дни, каждый из которых был в точности похож на предыдущий. В тайне девочка надеялась, что прежде чем  крылья объявятся за ее спиной, кто-нибудь обязательно к ней приедет и заберет с собой – в другой мир. А пока она просто заснула, прислушиваясь к тихому хору полевых бабочек, которые пели о  каплях голубой росы и ярко-красном сердце. А чье же оно? …

 

***

– Ха-ха, посмотрите на него! Этот зубрилка Бобби снова забыл помыть спину! – заливалась смехом Рокси, одна из многочисленных учениц средней школы Города. Ее подружки тихо хихикали, очевидно, в знак поддержки, хотя сами не хотели подавать виду, что имеют отношение к происходящему.


– Рокси, перестань! Зачем издеваться над людьми? – вступился за мальчика Нильс, который только подошел к шкафчикам, чтобы оставить рюкзак и переобуться в кроссовки.


– Тебе-то что? – дерзко спросила та.


– Я не люблю, когда обижают людей. Что он тебе сделал? – строго спросил мальчик.


– Не твое дело. Может, меня просто не устраивает его существование.


– Это называется "буллинг". Знаешь, что это такое?


– Не строй из себя умника. Пошли, девочки, – обратилась Рокси к подругам, и вся троица чинно удалилась в сторону кабинета, где скоро должен был начаться урок математики.


– Ты как, нормально? – обратился Нильс к Бобу; тот разглядывал в дверце шкафчика спину, на которой красовалась белая надпись "Пни меня".


– Нормально. Но меня это достало. Ладно, я пойду, – сказал Бобби и тоже неохотно пошел в класс. Из-под черной футболки мальчишки выглядывал животик, а мел со спины не до конца стерся. Выглядел он весьма нелепо, он старался не замечать едких насмешек. "Все пройдет, когда мы станем взрослыми".


"Она, конечно, девочка, да еще и подросток – рассуждал Нильс, сидя на второй парте и лениво подпирая голову рукой, пока мисс Липп объясняла, как правильно чертить тригонометрический круг – Но нельзя же вести себя так… гнусно! Была бы она мальчишкой, я бы вызвал ее на дуэль"…

Тем временем Иви, соседка Рокси, не сводила взгляда с юноши Нильса ни на мгновение.

Глава вторая

Бабочки не переставали петь, но Луизе лежать вскоре наскучило. Она немного погрелась под лучами солнца, и теперь был бы кстати небольшой летний дождик. Хотя и серая гроза – тоже неплохое явление. Девочка лениво потянулась, подняла голову и обнаружила, что на ее сереньком платьице сидит одна бабочка, очень даже красивая. Луиза не очень хорошо разбиралась в породах бабочек, хотя Галя настаивала на хорошем изучении теории иного мира. Кто же она? На "махаона" не похожа, да и на "капустницу" тоже. Может, с ней можно поговорить? Луиза решила попробовать:


– Привет. Как тебя зовут?


Бабочка лишь робко пошевелила усиками. А что, если она просто приняла маленькую девочку за какой-нибудь цветок? Жаль, что Луиза не сможет угостить гостью пыльцой.


– Не хочешь говорить? Ну и ладно. А чего тогда сидишь на мне? – старалась продолжить диалог Луиза. Впрочем, он не совсем ладился, но бабочка все же ответила:


– Если хочешь жить среди нас, то учи язык. Наш язык. В твоем дыхании тринадцать грамматических ошибок.


– В моей школе такому не учат. А как твое имя? – спросила изумленная девочка. Госпожа-бабочка заговорила с ней – это ли не чудо? Значит, Луиза и правда не совсем человек. И не совсем обычный.


– Линда-Джейн-Мадам-Лесная-Госпожа-Сара-Волшебное-Поле. Что ж, прощай, – ответила она, после чего взмахнула крыльями и отправилась в небесную высь. Луиза осталась на земле.


"Я пообщалась с ней. Она такая милая госпожа! Интересно, есть ли у бабочек короли и королевы? В Городе, насколько помнится, правит какой – то министер. Или министр".


***


– Галя, объясни мне, почему мама оставила меня здесь, с тобой? Почему я не живу в Городе, у меня ведь пока нет крыльев? – решила вдруг провести маленький расспрос Луиза. Она заглянула домой на обед.


– Ты все узнаешь немного позже, детка, – ласково ответила та, но Луиза настаивала:


– А почему не сейчас? Я не хочу ждать шесть лет! Это ведь целая половина моей жизни, которую я уже прожила.


– Твоя мама считала, что с людьми тебе будет опасно.


– А папа? Он разве не обычный человек?


– Да.


– Так что же…


– Об этом тебе лучше самой у них спросить.


– И как же это сделать?


– Не злись.


– Да не злюсь я! Ни капельки.


– Хорошо, если так.


– Как поговорить с родителями?


– Эсэмеску написать не сможешь? – усмехнулась Галя.


– Кого? Что написать?


– Ладно, забудь. Тебе лучше не лезть в современный ритм.


– Но меня же заберут в Город, когда я вырасту? – продолжала возбужденная девочка. Вдруг, сейчас она сможет что-то такое важное узнать?


– Я говорила так… но планы изменились.


– Чьи планы? Мамы с папой? – воскликнула Луиза, чуть не опрокинув тарелку с крапивным супом.


– Почти.


– Ты с ними общаешься, а мне нельзя! …


– Ты этого хочешь? – спросила Галина.


– Чего?


– Поговорить с ними.


– У нас глупый диалог. Я сегодня говорила с бабочкой.


– Чудно.


– А родители?


– Так хочешь?


– Да, хочу. Хочу!


– Тогда напиши письмо маме. Я скажу, на какой адрес можно его отослать.


– Где живет мама? А папа с ней?


– Пообедаешь и приступай. В ящиках есть листы пергамента.


– Ладно, – ответила девочка, но успокоиться смогла не сразу – ложка так и бегала в ее руках, и суп грозился расплескаться по столу.


"Почему Галя раньше ничего не говорила? Почему не сказала ребенку о том, что он может написать родителям? Своим собственным! Хм, что-то здесь не так. И я должна знать, что ждет меня после восемнадцатого дня рождения. Вряд ли в этот же день на меня свалится корона какой-нибудь волшебной принцессы".


***

Учебный день жаркого лета подошел к концу, но Нильс домой не торопился, хотя уроки латыни пропускать не любил (ему нужно успеть перекусить и взять учебник). Рыжая копна волос отдавала еще большим жаром, и мальчик как будто сам вдруг стал ходячим солнцем. У входа в школу Рокси и ее подруги тоже задержались. Школьницы обсуждали своего нынешнего кумира – Эдола, парня из одиннадцатого класса. Говорили, будто он в одиночку прикончил какого-то ужасного лесного монстра, хотя все прекрасно знали, что таковых еще никто никогда не видел. И не увидит.


Нильс будет воином, а вот Эдол и знать не знал ни о границе, ни о Лесах и Полях за ней. Феи и эльфы там точно не жили (но это как знать!), а вот древние жрицы – вполне могли бы.


Жители Города боялись того, кого можно встретить за его пределами, а те, кто проживал в пограничном поселке, не очень хотели быть пессимистами, но отрицать тот факт, что по соседству никого нет, было просто нелепо.


– Куда идешь, Нил? – дерзко спросила Рокси. Она часто строила из себя самую настоящую владычицу – если не мира, то уж школы точно.


– Не важно. До завтра, – ответил парень и, не торопясь, двинулся подальше от ворот.


– Чего ты такой грубый? – начали девочки, Иви и Тея.


– Ничего.


– Ну и пока! – огрызнулась Иви, после чего прошептала: "Найду себе другого".


– Иви, не обижайся. Он вообще никто. Ни на кого не похож. Мы намного круче, – заявила подруге Рокси, параллельно листая ленту новостей. Первая строка того дня гласила: "Надвигается страшная жара. Будьте внимательны". Интересно, а  почему же именно сейчас, когда на носу важные экзамены? Рокси выключила смартфон и обратилась к Иви и Тее:


– Поиграем, детективы? Найдем их и уничтожим. Держу пари, я знаю, чьих это рук дело. Покажем, кто тут главный.


***


"Дорогая мамочка,


Тебе пишет Луиза, твоя дочь. Хотя, точно ли я твоя дочь? Я очень хочу тебя увидеть, но не думаю, что ты разделяешь мое желание. Любишь ли ты меня вообще? А отец? Галя ничего о нем не говорит, и я хотела бы знать, где он и как у него дела. Честно, я даже не знаю ваших имен.


Расскажи мне, почему я живу с Галей в Степях? Я ведь ребенок, а ребенку нужна мать и отец. Порой я даже чувствую себя сиротой. Что заставило вас отдать родную дочь? Неужели я вам совсем не нужна?


Рядом с нами находится Город, но никогда там не была – Галя говорит, что мне там совсем не место. Я знаю, что там живут обычные дети, которые не станут Бабочками и не будут каждый день есть хлопья из цветочной пыльцы. Наверняка в Городе есть школы, куда ходят все подростки и весело проводят время друг с другом. А почему мне нельзя так же? Я тоже подросток и хочу завезти друзей, а в итоге я живу, как зверушка в клетке.


Недавно я говорила с бабочкой, но ничего толкового она не сказала. Зачем вообще мне превращаться в Бабочку, если я родилась человеком? А есть ли вообще другие люди-Бабочки, такие как я? А ты? У тебя тоже есть крылья? Зачем природа все это так устроила? Это вообще не логично.


Галя говорила, что через шесть лет вы заберете меня отсюда. Куда мы отправимся, когда у меня будут крылья? Если мне не следует приходить в Город людей, то где мы будем жить? И какой вообще во всем этом смысл? Я ничего не понимаю.


Я надеюсь, что вы с моим отцом вообще помните о том, что на этой планете живет ваша родная дочь. Напиши мне, как сможешь.


Луиза"


Девочка перечитала эти строчки несколько раз, но исправлять ничего не стала. Письмо было похоже на исповедь ее собственной души – Луиза смогла излить на бумаге все, что так долго томилось внутри. Ответит ли ей мама? Девочка и правда очень хотела узнать ответы на огромное множество вопросов, хотя, казалось бы, до превращения еще целых шесть лет. Но, действительно, зачем это вообще нужно? Человек рожден человеком, а насекомое – насекомым. Это совершенно естественно. Луиза хорошо знала, что такое баланс. Не значит ли все это, что если она станет Бабочкой, то другая бабочка станет человеком? Но кому или чему это нужно? Разве сама Вселенная занимается такими глупостями? …


– Написала? – спросила Галина, сидя за столом и что-то помешивая в котелке. Это что-то пахло гнилью, но вперемежку с чудесным запахом клубники. Наверное, снова кисель.


– Да, все готово. Я могу его отправить?


– Может, теперь ты хочешь себе смартфон? – поинтересовалась старушка.


– Что? – не поняла девочка, – это что такое?


– В Городе все люди ими пользуются. Это что-то вроде волшебного окна – мгновенно передает сообщения.


– Да ну, глупость какая. А откуда ты про это знаешь?


– Я много жила на свете.


– Ясно. Ну, так я пойду?


– Хорошо. Давай, я напишу адрес, – Галя взяла пергамент, сложила его в четыре раза и завернула в белый конверт, на котором написала: "Чаща, улица 15, дом 135, квартира 9".


"Ну и адрес. Интересно, а где это? И почему мне ничего не говорят? …" – с досадой подумала Луиза, пряча конверт в небольшую плетеную сумку.


– Почтовый  ящик находится на границе с Городом.


– Я, правда, смогу пойти туда?


– Да, ступай.


– Мне не понадобятся марки?


– Нет. Иди же.


***


– Так ты с нами?


– Я даже не знаю, – неуверенно ответил Эдол на вопрос Рокси. Он был очень высоким парнем, и от него вечно пахло каким-то одеколоном.


– Мы перейдем границу и найдем страшных существ. Ты ведь был там?


– Был, но…


– Боишься?


– Вовсе нет! Хорошо, я пойду.


– Пойдем, закусим в пиццерии, а потом составим план.


– Ладно. Но зачем нам вообще это делать?


– Узнаешь.


Нильс стоял за забором и внимательно слушал их разговор, опустив руки в карманы джинсов. Добром это дело явно не кончится.

Глава третья

День еще не думал клониться к закату, поэтому Луиза шла по тропинке через Леса и Степи со спокойной душой. Этот денечек, казалось бы, был одним из множества таких же скучных летних дней, но всего час назад он смог стать особенным: Луизе открылось что-то новое. То, о чем она раньше даже не подозревала. Родители были далеко и жили в какой-то "Чаще", но девочка обязательно все про них выяснит. Или поступит по-другому – возьмет и явится прямо в Город. Им назло. Все равно они заберут ее туда, когда ей исполнится восемнадцать. Но где же находится эта Чаща? Точно ли она в Городе? И разве он единственный на планете? Поскольку девочка выросла, если можно так сказать, в глуши, она плохо понимала, сколько на Земле вообще людей. Но она точно попадет в Большой мир. Возможно, даже заведет друга – среди детей фермеров их не встретишь.


***


– Мы пришли, – сообщил юноша Эдол своим спутницам. Троица приблизилась к коттеджам, за которыми четко виднелась одна яркая линия, отделявшая мир людей от того, где царствовали звери, птицы, насекомые, фермеры и немногочисленные ведуньи. Подростки не подозревали, что их товарищ Нильс шел за ними по пятам. Вообще, у него была объективная причина – мальчик ведь жил в том поселке. Но любопытство, да и чувство излишней осторожности, взяли верх, и Нильс решил проследить за девочками и Эдолом. Мало ли, во что они смогут вляпаться – ясного ума им точно не занимать. А Нильс все же воин, который кое-что умеет.

 

– Что дальше? – полюбопытствовала Рокси. Ей явно не терпелось продемонстрировать свое превосходство. Не только над другими подростками, но и над всем живым миром.


– Будем ждать, пока кто-нибудь появится? – неуверенно спросила Иви. Нильса они не видели.


– Я вижу только бабочек. А ну, кыш отсюда! – Рокси замахала руками, но вскоре поняла, что в этом не было особенной необходимости. Бабочки не могли приблизиться к детям – им мешала невидимая черта. Как будто барьер.


– Мы перейдем границу, – объявил Эдол и сделал шаг вперед. Ничего особенного не произошло. Рокси, Иви и молчаливая Тея последовали его примеру. Нильс тем временем притаился за стеной одного из домов и решил подождать, пока она не вернутся. Конечно, не с добычей. Но, с другой стороны, а если они попадут в неприятности? Нильс знал, что может опоздать на свое занятие, но не оставлять же этих дурачков в беде?


Когда четверка "храбрецов" начала удаляться от границы и почти, было, пропала из виду, Нильс решил быстренько сбегать домой, а сюда заглянуть на обратном пути. Но тут его внимание вдруг привлекла маленькая одинокая фигурка, которая приближалась к границе. Она шла из того мира, мира лугов, степей и редких лесов.


Мальчик разглядел девочку, на вид немногим младше него. На ней было серое платьице с белым передником, а русые волосы весело колыхались на ветру. Луиза тоже увидела Нильса, поэтому немного замедлила шаг и стала приглядываться. Юноша тоже не сводил глаз с лесной малышки. Кто она? Почему она здесь одна? Неужели она живет там, по другую сторону границы? …


Совершенно неожиданно случились сразу две вещи. Первая – из глаз Луизы вмиг хлынули горячие слезы, неприятно обжигая лицо. Вторая – Луиза говорила с мальчишкой.


– Эй, ты чего? Такая красивая, и плачешь? – спросил Нильс. Он искренне не понимал, что случилось. Неужели, это он напугал бедную девочку? Нильс, конечно, был одинок. С ним никто никогда не садился рядом в автобусе, а девочки тайно посмеивались. Он был словно чужим.


– Нет… нет, что вы… я просто… – плакала Луиза, ненавидя себя за это. Вот так первая встреча! Как же живут люди, другие люди? …


– Прости меня. Я могу помочь? – тихо произнес Нильс. Не мог же он обидеть ребенка!


– Я… я увидела… девочку… и мальчика… они шли вместе…


– Их было двое?


– Н… нет. Их было четверо. Три девочки и мальчик… мне стало так… одиноко…


– Я понимаю тебя. Меня тоже не любят.


– Нет, нет. Меня дома любят. А больше я никого не знаю. Даже в Лесной школе меня …


– Как тебя зовут? – поинтересовался мальчик.


– Л-Луиза. А вас? – спросила она, вытирая слезы, которые, впрочем, уже начали отступать сами собой.


– Я Нильс. Где ты живешь?


– Мы… м – мы едва знакомы, простите, – сказала девочка, но потом все же спросила:


– Я ищу почтовый ящик. Не подскажите, где он?


– Мне всего шестнадцать, Луиза. Можно на "ты".


– Я просто… никогда не говорила с мальчиком.


– Ни разу в жизни? – удивился Нильс.


– Н-ни разу.


– Так как же…


– Простите, – прошептала Луиза и убежала, словно от огня. Слезы вновь слепили глаза. Секунда – и лишь юбка девочки виднелась вдали. Она держала путь к коттеджному поселку.


"Ну и ну!" – Нильс стоял, словно пораженный громом. Что это за девочка? Да и имя такое необычное – Луиза… Кто она? Очевидно, она встретила Рокси и остальных, из-за чего расстроилась. Что же творится в ее душе? …


***

– Простите. Вы не знаете, где почтовый ящик? – робко спросила Луиза у проходящего мимо фермера в соломенной шляпе и мешком муки в руках.


– Прямо по Главной улице. Не заблудишься, – улыбнулся тот, – Ты не местная?


– Местная. Я просто запуталась.


Ну, вот и все. Луизу увидели. Никто не должен знать, кто она на самом деле! Люди не любят волшебство. Люди не любят тех, кто отличается от остальных. Правда, Галя ничего не говорила о том, что делать, если за тобой охотятся. Девочка огляделась и не заметила ничего похожего на разъяренную толпу с вилами и горящими факелами. Значит, обошлось. Да и мало ли, какие в этом поселке могут быть девочки…


Луиза вскоре нашла ящик. Он был очень-очень ржавым и не внушал доверия. Вдруг, он съест ее конверт и даже не подавится? И мама даже не вспомнит о том, что у нее есть Луиза. Но выбора нет – она опустила письмо внутрь. Дело сделано, и можно идти домой. Вернее, бежать со всех ног. Но Нильс… Сердце забилось чаще. Дыхание словно замерло. Девочка еще никогда не чувствовала ничего подобного. День приобрел окраску совершенно особенную. Фантастическую.


***


Рокси и Эдол сделали шаг вперед. Еще мгновение – и кругом лишь тьма. Они ступили на землю Леса. И через миг исчезли. Ошеломленные Иви и Тея остались стоять на светлой земле Поля.


– Е-мае, а где они? – воскликнула Иви. Она привыкла всегда следовать за Рокси и не имела понятия о том, как действовать в одиночку.


– Тьфу ты! – произнесла Тея, – И чё теперь делать?


– Позовем кого-нибудь. Звони ментам.


– Не ловит.


– Тогда не знаю. Сама что-нибудь придумай!


– Ай-ай, девочки-девочки. Выражаетесь, словно сапожники. И как вас сюда занесло? – услышали они голос за спиной и чуть не подпрыгнули от неожиданности.


Обернувшись, подруги увидели старушку в оборванном переднике. В руках у нее были какие-то коренья. А вот она что здесь забыла? …


– Вы кто? – спросила Иви, видимо, от безысходности взяв на себя главную роль.


– Меня зовут Галина. Очень приятно.


– И мне, – буркнула Иви.


– Помогите нам! Наши друзья пропали! – сказала Тея. На этом ее лимит слов истек, и девочке придется некоторое время медитировать и приходить в себя. Общение многим дается нелегко.


– Что случилось? – не без интереса спросила Галя, убирая свои корешки (очевидно, предназначавшиеся для выпекания на гарнир) за пазуху. Ее платье вообще было похоже на огромный тайник со всякой всячиной, – Чем могу вам помочь?


– Они встали… сюда, – Иви указала на темную полосу лесной травы. Неужели какой-то из миров был для них врагом? В таком случае, им всем точно не поздоровится!


– Не беспокойтесь, их просто проглотил Лес. Вам придется идти следом и вытаскивать своих друзей, – весело ответила Галя и удалилась. Луиза скоро вернется домой и наверняка принесет какие-нибудь интересные новости. Без этого точно не обойдется.


– А, и еще! Будьте добрее, – бросила им Галя. Минута – ее и след простыл.


– Чего это она нам наговорила? – не понимала Иви, нервно перебираясь с ноги на ногу.


– Всего пару слов, – сказала Тея.


– Не стой столбом! Давай, иди первая.


– А почему это я? Сама иди.


– Слабо тебе? А мне – нет! – Рокси ступила на темную траву. Тея, недолго думая, последовала за ней – в одиночку никто из них точно не выкрутится.


***


Нильс бежал на свой урок и думал о чудесной девочке, которую видел всего несколько коротких мгновений. Почему-то именно в тот момент его пульс увеличился раза в два, а щеки стали красными, словно спелые томаты, что растут в небольшом мамином садике у дома. А что, если это… нет, этого точно не может быть? Любовь… какое глупое слово! Детское и наивное. Нильс давно знал, что ее не существует. Что люди лишь отрабатывают свой долг. Но, с другой стороны, для чего тогда жить? Просто существовать, а потом умереть? Какой в этом смысл?


Нильс достал мобильник и включил селфи-камеру: рыжие волосы стоят дыбом от быстрого бега, в зеленых глазах лишь пустота, все лицо в родинках и прыщах, а на лице какая-то странная печать тоски. Нет, он точно никому не нужен. Он проведет всю жизнь в одиноком домишке на краю Земли, если, конечно, перед этим не погибнет в бою. Хотя, в каком бою? Будет ли он вообще когда-нибудь? … Нильс знал, что любовь с первого взгляда невозможна, но пока он живет здесь и учится в Городе, он должен узнать как можно больше о том, кто такая Луиза.


Издательство:
Автор
Поделиться: