Название книги:

Царетворец. Волчий пастырь. Книга третья

Автор:
Алекс Делакруз
Царетворец. Волчий пастырь. Книга третья

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Алекс Делакруз

* * *

Глава 1

– Кавендиш.

– Рейнар.

– Нужно уточнить важный момент.

– Слушаю внимательно.

– Будет много крови.

– Я понял.

– Будет очень много крови и мало чести.

– Ты это уже говорил. Только что.

– Ты, наверное, не совсем понял. Мы будем в Северном Круге, и…

– И будет много крови, ты опять повторяешься.

– Да. И в этом будет мало чести, но много жестокости. Это будет казнь по законам нордлингов, по воле северных богов.

– Дуэль же?

– По плану сначала казнь, потом дуэль, потом снова казнь.

– Ух как затейливо. А как… ладно, неважно, не хочу даже спрашивать. Мы может все же пойдем отсюда?

– Я просто сейчас хочу еще раз окончательно расставить все нужные точки над буквами и предупредить тебя о том, что…

– Хватит меня уже уговаривать! Почему ты Ливию не спрашиваешь?

– Потому что она военная целительница и ее кровью не смутишь, это во-первых. И во-вторых, потому что во время казни мне будет нужен помощник, и я хотел бы, чтобы это был ты, а не Ливия.

– Я все понял. Но будет много крови, мало чести и много бла-бла-бла, как говорят терране-франки, – раздраженно перебил меня Кавендиш, не дав договорить. – Я понял уже все, понял! Ты снова повторяешься.

– Не говори потом, что я тебя не предупреждал.

– Мы так и будем стоять здесь или все же пойдем?

– Так ты готов стать палачом вместе со мной?

– Ты меня из себя хочешь вывести, я не пойму? Я тебе какое плохое зло сделал или что?

– Двадцать четыре девицы в борделе Клавдия…

Ливия немного нервно усмехнулась.

– Рейнар, ну хватит, прошу тебя.

– Слушай старшую сестру, Рейнар. Мой тебе совет, она плохого не скажет.

– Я просто хочу…

– Мы все уже поняли, что ты хочешь. Да, ты нас предупредил, мы готовы к последствиям.

– И не говорите потом…

– …что ты нас не предупреждал! – повышая голос, закончил Кавендиш. – Так мы идем?

– Да. Мы идем.

– И не говорите потом, что я вас не предупреждал.

– Боги, да прекрати уже!

Глава 2

Как я вполне здраво рассудил, если в Риме и Септиколии Конгрегация начала захват имущества Альба, то и в пределах Новогородской республики инквизиторы сунут свой нос во владения Великого Дома. А у Альба, конечно же, в Новогороде был свой особняк в предместьях. Имущества у белых львов, пусть и находящихся в состоянии определенного упадка, не было, наверняка, только в Разломах. Хотя и там, если спросить у Алисии, думаю что-нибудь да может обнаружиться.

Покинув запретную рощу, по утреннему холодку пустынных улиц двигаясь в сторону окраин столицы к особняку Альба, мы вскорости и вышли. В своих предположениях я не ошибся – магическое сканирование, выполненное Ливией, показало наличие в особняке пятерых инквизиторов. Вооруженных стрелковым оружием, но не владеющих силой.

В том, что в прибывшей в особняк Альба группе не было ни одного владеющего мага или даже аколита из Гильдии, не было ничего удивительного. Инквизицию, а тем более Конгрегацию, в Республике не привечали. Новогородские князья инквизиторов традиционно не жаловали, так что представительство Конгрегации в Новогороде было больше выставочным – чрезвычайный полномочный посол, да немногочисленная охрана, даже без наличия сколь-нибудь внушительного отряда силовой поддержки. Но на то, чтобы выделить нескольких человек, чтобы заявиться в особняк арестовывать имущество Альба, инквизиторов в Новогороде все же хватило.

Составление и обсуждение плана действий заняло у нас гораздо больше времени, чем его выполнение. И после моей команды к началу действий, после того как мы перебрались через забор со стороны заднего двора, все пятеро инквизиторов буквально за несколько секунд переставали подавать эманации жизни. Совершенно никаких сложностей у нас с ними не возникло – никто из бойцов в черных с серебром мундирах не сумел сделать даже выстрела. Как на тренировочном полигоне отработали, причем в расслабленном режиме. Спасибо сержанту-инструктору мастеру наставнику Блайду и магистру Никласу за учебу.

Впрочем, господа в черных мундирах с эмблемой всевидящего ока на груди прибыли описывать имущество, а вовсе не держать оборону. Но жалко мне их не было – мир перевернется, когда индигеты Запада начнут жалеть инквизиторов. Пусть скажут спасибо, что на трупы не плюю.

– Надо же, никогда не думал, что буду в рабочем порядке убивать инквизиторов, – в унисон моим мыслям произнес Кавендиш.

При этом я видел, что сам он явно сдерживается, чтобы не пнуть труп в черной с серебром форме. Явно сделав над собой усилие, Кавендиш ограничился только тем, что забрал с тела скорострельную винтовку и пояс с боезапасом. Выпрямившись, Кавендиш обозрел внутренний двор резиденции Альба.

Я тоже осматривался по сторонам. И обойдя перекрученные в смерти тела инквизиторов, подошел к массивному угловатому внедорожнику. На борту которого блестела свежей краской эмблема отдельного отряда Заурланд: белая рука с мечом внутри щита в геральдической фигурной форме «растянутая шкура». Эмблема отдельного миротворческого отряда Инквизиции, как его называли официально. Или эмблема карательного отряда, как его (их) всегда называли на Западе. В мое время называли, сейчас может быть уже и нет. Все же печально знаменитую бригаду Вестфаллен, в составе которой ранее состоял до сей поры существующий отдельный отряд Заурланд, под давлением Ассамблеи расформировали еще в то время, когда я учился на офицерских курсах в прошлой жизни.

– Ты не думал, что когда-нибудь будешь убивать инквизиторов? – отвлекшись от тяжелых мыслей и осматривая салон внедорожника, поинтересовался я у Кавендиша.

– Конечно думал. Я имею в виду убивать вот так, походя и словно между делом.

– То есть не в рабочем порядке инквизиторов убивать ты был готов? – открыв и закрыв багажник, поинтересовался я.

– Конечно, – зло ухмыльнулся Кавендиш. – Это же инквизиторы!

Несмотря на старательно невозмутимо-бодрый вид, его серьезно потряхивало. Неудивительно: полагаю, что он и людей сегодня убивал впервые в жизни. Одно дело демоны, а совсем другое – люди. Пусть даже и инквизиторы, это серьезное испытание для сохранения душевного равновесия.

Коротко обернувшись, я посмотрел на Ливию. Целительница расположилась неподалеку в тени широкой террасы, под едва заметным маревом готовой к активации пелериной маскировки. С полузакрытыми глазами Ливия сканировала местность. Почувствовав мой взгляд, она открыла глаза и покачала головой. Ничего. Тихо.

И это хорошо.

Вернувшись вниманием к внедорожнику инквизиторов, я выбросил одно тело с заднего сиденья, после потащил второй труп из-под колес в сторону живой изгороди. Очищая двор, чтобы тела не валялись прямо в центре, привлекая внимание. Кавендиш уже тащил рядом сразу двоих, взяв их за ноги, а трофейную винтовку повесил за ремень на шею. Подходя к живой изгороди и осмотрев ранее невидимую часть внутреннего двора, мы заметили сразу несколько мобилей под навесом.

– Ух ты сколько колесниц… кучеряво живут в Доме Альба, – намекнув и на мою возможную принадлежность к фамилии, за плоской шуткой Кавендиш явно попытался скрыть напряжение. Его ведь сейчас, если он попробует расслабиться, буквально колотить начнет.

С оценкой насчет того, что «живут кучеряво», я был полностью согласен: под тенью навеса из вьющегося плюща живой изгороди располагалось сразу три мобиля. Причем мобиля принадлежащих именно Великому Дому, а не арендованных у Гильдии механиков. А это роскошь, самая настоящая. Пусть это скорее всего остатки былого благополучия… Или нет? Проверяя догадку, я подошел к ближайшему мобилю с хромированными бамперами и массивной радиаторной решеткой, пристально его осмотрел. Новая машина, причем модель 2022 года. Еще и в индивидуальном дизайне: мобиль не просто белый, а с серебряными, видными только под прямым светом или под определенным углом очертаниями львов Альба на бортах.

Разглядывая люксовый мобиль, стоящий в законсервированной и непосещаемой резиденции фамилии, я подумал, что это может быть как раз следствие тех вынужденных решений, на которые недавно (вчера? позавчера? уже счет времени потерял) жаловалась мне Алисия. Решений из разряда «чем хуже, тем лучше». Закупать в пустующие резиденции люксовые мобили, на каждый из которых годовая лицензия стоит больше, чем потратил Кавендиш на девиц в Борделе Клавдия, причем закупать сразу по несколько мобилей – почему бы и нет?

– На чем поедем? – поинтересовался Кавендиш.

Без лишних слов я показал на инквизиторский внедорожник. Если бы мои подозрения не подтвердились – если бы здесь не было инквизиторов, тогда да, поехали бы на машине Альба. Но это усложнило бы предстоящую акцию и вообще нанесло бы урон репутации Великого Дома. Поэтому хорошо, что черномундирные ребята сюда приехали – глянул я на трупы инквизиторов.

– И куда мы?

– В портальную станцую.

– В Северный круг же не ведут порталы?

– Нужно просто знать волшебное слово.

– Какое?

– Проехали, покажу, – уселся я за руль инквизиторского внедорожника.

– Это же слово. Его не показывать надо, а говорить.

– Его нужно с сопутствующей аргументацией произносить, в определенном антураже.

Позади хлопнула дверь – Ливия уже оказалась в машине.

– Ну поехали, покажешь свое слово, – хмыкнул Кавендиш, забираясь на пассажирское сиденье и умостив винтовку инквизиторов себе между ног.

Расстояние нам необходимо было преодолеть немаленькое: все немногочисленные портальные станции, причем малой пропускной способности, в Новогородской республике выстроены далеко за пределами крупных городов. На обособленных территориях с оборудованными контрольно-пропускными пунктами и кольцом охраны как из тамплиеров, так и из новогородской Пограничной стражи.

 

Довольно обоснованное решение республиканского правительства. Исключающее возможность появления в любой момент в пределах Республики десанта из имперских легионеров – новогородцы к своей внутренней безопасности относятся более чем пристально. Гораздо более пристально относятся, чем Десмонд – не преминул я вспомнить портальную станцию Лонгфьорда, которая находится внутри административных границ Врангарда в малонаселенной местности, но через которую можно до тысячи человек в сутки проводить. Вопрос зачем такая пропускная способность в населенном пункте вдали от основных торговых путей можно считать риторическим.

В общем, портальные станции Новогорода стоят обособленно, находятся под серьезной охраной и проникнуть туда незаметно довольно затруднительно. Если ты не в инквизиторской машине отдельного отряда Заурланд, свободной от досмотров.

Ближайшая к нам станция столичной области находилась в расположенном в тридцати милях от Новогорода небольшом городке Северореченск. Сорок минут езды по пустынным дорогам, и мы оказались на месте. Как я и предполагал, на мобиле инквизиторов, имеющим иммунитет к досмотру, мы без проблем миновали пропускные пункты контроля как новогородцев, так и тамплиеров.

Оказавшись на пустынной, в силу раннего утра выходного дня, улочке, проехали вдоль пары кварталов однотипных малоэтажных строений. Здесь размещались сотрудники разных служб ордена хранителей, а также подразделения торгового представительства Ганзы – поближе к порталам, к быстрой связи с остальным миром.

Миновав деловой район, вдоль густой зеленой аллеи мы подъехали к зданию собственно портальной станции – на шпиле которой привычно в синергетическом коконе ярко блистал желтым кристалл камня силы. Небольшой, много меньше чем в Хвойной Заставе – там все же портальная станция рядом с Разломом, ее пропускная способность заметно выше.

Аккуратно и не превышая скорость обогнув ограниченную столбиками стоянку с несколькими мобилями, я резко ускорился и на территорию портальной станции заехал вместе с закрытыми воротами. В выходной день официально станция начинает работу с восьми утра, сейчас только дежурные порталы открыты – так что двор оказался абсолютно пуст. Лишь несколько дежурных бойцов охраны в будке удивились нашему появлению. Но они даже не успели схватиться за оружие – настолько удивительно было зрелище машины инквизиции, игнорирующей въездные ворота.

В само здание портальной станции я тоже въехал, причем вместе с высокими дверьми. Сделал это специально – мобиль как раз в ширину дверного проема, и со скрежетом его перегородил. Влетели хорошо – как пробка в бутылку, я даже заметил, как стойки кузова перекосило деформацией.

– Выходим! – крикнул я, выбивая ногами потрескавшееся густой сеткой лобовое стекло. Кавендишу, впрочем, напоминать не было нужды – руль ему не мешал как мне, и на капоте он оказался даже быстрее.

– Никому не двигаться, всем оставаться на своих местах! – уже кричал он, размахивая затрофеенной у инквизиторов скорострельной винтовкой. – Всем лечь, лицом вниз, руки за голову! – снова крикнул Кавендиш, дав короткую очередь поверх голов прыснувших по сторонам служителей. Они, услышав свист пуль совсем рядом, упали как подкошенные, закрывая головы руками.

Неподалеку из пункта управления порталами выбежал один из хранителей. Высокопоставленный – судя по золотой мантии, не просто дежурный сотрудник. Что он здесь делает так рано не совсем ясно, но это определенно удача – я уж думал, что самому придется все настраивать. Видимо, Фортуна сегодня не спит уже, нам помогает.

И это прекрасно.

Вместо благожелательного «здравствуйте», настраивая на нужный лад беседы, я с ходу приветствовал появившегося хранителя хлесткой зуботычиной. И поморщился – эти их маски, с многочисленными золотыми цепочками поверх ткани, раздражают.

– Бегом, бежать отсюда! Все прочь! – между тем закричал Кавендиш, выгоняя немногочисленных сотрудников портальной станции. Ударом ноги при этом заставив кого-то из младших служителей ускориться в сторону уже открытого эвакуационного выхода.

Сам я в этот момент, еще раз добавив для острастки так удачно попавшемуся важному хранителю настраивающий на рабочий тычок под ребра, повел его за собой в дальний конец портальной станции. К обязательно-активному дежурному порталу. Где – как я знал, по особому протоколу отсутствовала заякоренная вторая стационарная арка на другой стороне портального канала. Я шел к дежурному порталу, откуда при нужде можно было отправиться по маякам в любую точку Империи. Даже в Северный круг. Который – на что совсем недавно неоднократно пытался намекнуть Кавендиш, был в числе трех изолированных и автономных протекторатов Империи – вместе с Альтаиром в Атлантиде и Камаргаром на юге Септиколии.

Официально добраться до Северного Круга, в его земли на полуострове Гейл, можно было лишь через узкий перешеек из Рима, либо же – в остальные земли островов архипелага, кораблем по Северному морю.

Ни в Северный Круг, ни в Альтаир, ни в Камаргар не вели портальные пути. Официально не вели, но портальные дороги туда тем не менее были – по заякоренным маякам. Тайные дороги: в случае опасности для центральной власти или восстания против Доминиона Империи, Орден Хранителей всегда был готов открыть проход для отдельных, пусть и небольших – не более сотни человек за сутки, отрядов преторианцев, легионеров или карательных частей Конгрегации. И об этом не мог не знать высокопоставленный хранитель, который с заломанной за спину рукой с воем семенил сейчас рядом со мной.

Это знание являлось совершенно секретной информацией, доступной мне только потому, что в прошлой жизни я пребывал в роли советника императора. И кроме возможностей перемещения туда, куда официально перемещаться невозможно, секретной в этой информации было то, что для обеспечения энергии подобного перемещения использовался не желтый, а красный лириум – так что помехи Сияния на стабильность таких альтернативных каналов совершенно не влияли.

В доступе путей по особому протоколу теоретически была любая точка на Юпитере и Европе. Нужен только специально подготовленный и настроенный, подпитываемый лириумом маяк – и все, туда всегда можно открыть портальный проход. В этом же, кстати, и заключался мой изначальный план попадания в Новогород – в Семиградье я банально намеревался захватить кавалерийским наскоком портальную станцию и отправиться куда требуется.

Ускоряя шаг, я чуть сильнее потянул за собой хранителя, так что он буквально взвыл от боли. Но выл недолго – мы уже были на месте, у дежурного портала. Рядом со мной стоял держащий наготове винтовку Кавендиш, поодаль замерла настороженная Ливия с полуприкрытыми глазами. Хранитель, которого я выпустил из жесткого захвата, собирался было что-то сказать, но я оборвал его резким ударом в печень. После сорвал маску и, надавив на болевую точку за ухом, заставил его выпрямиться.

Ох ты боги, какие люди! – едва удержал я возглас удивления. Попавшимся нам на пути хранителем оказался уже знакомый мне служитель ордена из Хвойной заставы. Тот самый, которого жестко наставлял по необходимому порядку действий варгрийский полковник во время прорыва демонов. Похоже, из Хвойной заставы этого хранителя перевели сюда, в Северореченск – на тихое место, наверное. А здесь и сейчас жестокая судьба вновь подарила ему неприятностей в моем лице.

Интересно, кого из богов этот хранитель так прогневил?

Не теряя темпа действий и не размениваясь на сожаления этому неудачнику, срывая его болезненный крик, я хлестко зарядил ему пощечину, сложив ладонь жесткой лодочкой. Бил не очень сильно, но у подавившегося криком хранителя от удара даже зубы лязгнули. Это не сознательная жестокость – мне сейчас просто не нужно было, чтобы он лишний раз думал. Мне нужно было, чтобы он боялся, слушал и слушался. Поэтому и такая невежливость в обращении.

– Жить хочешь? – вновь не размениваясь на дежурные приветствия, поинтересовался я у хранителя.

Молчаливое мгновение и еще один удар заставил хранителя согнуться, а после, с очередным нажатием на болевую точку, с взвизгом разогнуться. Я в этот раз сознательно сделал ему уже очень больно, добавив через касание импульса силы Сияния. Так, чтобы хранитель наконец прочувствовал серьезность момента.

– Уважаемый, ты вопрос понял? Я спросил: жить хочешь?

– Хочу, – прохрипел он, опустив взгляд и все еще дрожа от испытанной только что боли. Несильным прямым ударом я разбил ему нос. Не столько больно, сколько унизительно – чтобы не думал, что может со мной как равноправный участник переговоров общаться.

– Открывай портал в Северный Круг.

– В Северный круг невозможно…

Истошный визг хранителя, которого я вновь встряхнул импульсом силы, эхом раскатился под сводами зала. Боль от такого ощущением примерно та же самая, что для индигета касание адского пламени. Только если индигет может боль хотя бы немного локализовать, контролируя свои энергетические каналы, то обычному человеку приходится терпеть ощущения того, словно по всем жилам течет разъедающая плоть кислота.

Короткий взгляд на Ливию, быстрое движение – и озаренные зеленым сиянием ладони легли на скулы хранителя. В глазах служителя ордена появилась чистая ясность мысли – целительница немного привела его в себя.

– Это был последний твой неправильный ответ. С порталом по особому протоколу я могу разобраться и без тебя. Либо я возвращаю тебе боль, за которой будет смерть, либо ты прямо сейчас…

– Северный Круг большой… – мелко-мелко закивал головой наконец сломавшийся хранитель.

Ну вот, так бы сразу.

– Восточный клык, Зеленый фьорд.

Полезно все же иметь опыт прошлой жизни, когда есть недоступные большинству обитателей этого мира знания. Зеленый фьорд – заякоренный маяком секретный пункт высадки совсем недалеко от Нордхейма, старой столицы Северного Круга. И предназначен для высадки преторианцев в случае мятежа нордлингов; я знал об этом, потому что этот план действий, «Красный-III-12», непосредственно при моем участии составлялся.

Наличие поддерживаемого маяка рядом с Нордхеймом вполне оправданно. Учитывая особенности населения региона, мятежи против доминиона Империи там еще пару сотен лет назад были обыденностью. И я был абсолютно уверен, что из особого протокола якорей тайных порталов Зеленый фьорд еще не исключили.

– Не забудь проход портала прозрачным сделать, – добавил я, глядя в глаза хранителя.

Я прекрасно знал, что такое хоть и не практикуется, но технически совсем несложно – просто много ресурсов жрет. Хранитель хотел было мне возразить, но как открыл рот, так и закрыл. Однако на несколько мгновений он все же засомневался, я видел.

– Ты думаешь, твоя жизнь стоит того? – с нескрываемым интересом поинтересовался я у него.

На самом деле, я мог самостоятельно разобраться в меню управления. Потому что сам же алгоритм активации в план «Красный-III-12» вписывал, причем буквально – ручкой на белый лист черновика. И уверен, что за сто лет там ничего не поменялось – ведь за все предыдущие века, пока хранители пользуются портальными станциями, в механике их работы не меняется ничего. Но проще и быстрее, если это все же сделает сам хранитель. Который, уже не скрывая чувств и эмоций, закусил губу.

Дрожа от смешанных чувств: испуга, ярости, отчаяния, служитель ордена повернулся к панели управления и вдавил в камень несколько пиктограмм. Я мгновенно ощутил отзвук силы, и широкая арка подернулась рябью. Краем глаза наблюдая, как хранитель работает в меню, выбирая нужные опции и подтверждая согласие, я подумал, что не зря не сунулся сам разбираться. Нет, я бы конечно вспомнил и смог, но времени заняло бы немало. Краем глаза продолжая наблюдать за хранителем, я обернулся к Ливии, показав ей общепринятый знак создания водоворота искажения пространства.

«Искажение пространства?» – переспросила Ливия так же жестом.

«Да», – подтвердил я.

Дежурный обмен – потому что создание подобного, запрещенного Кодексом конструкта, всегда требует подтверждения. А еще этот обмен жестами был примечателен тем, что по факту Ливия признала – после того как мы сняли погоны и знаки отличия Корпуса, мое право давать ей указания и приказы.

Открытый хранителем портал между тем уже заработал – в массивной каменной арке показалась широкая зеленая поляна. Подойдя ближе, я всмотрелся сквозь призрачную пелену.

– Вперед, – скомандовал я, узнав пейзаж северных скалистых фьордов.

Первым в арку портала прошел Кавендиш, вторым – хранитель. Несамостоятельно, мне пришлось придать ему ускорения. Третьим прошел я, а последней Ливия – оставив на полу совсем небольшой черно-зеленый смерч, который постепенно раскручивался все сильнее.

– Отходим! – звонко прокричала Ливия, потянув Кавендиша за собой. Сам я, подхватив хранителя за шиворот, отбежал от колышущейся маревом сияющей арки посреди широкого плато утеса.

 

Несколько долгих секунд ничего не происходило. После, на грани слышимости, раздался постепенно нарастающий, буквально ввинчивающийся в мозг звук. Неприятное тяжелое жужжание – как оно слышалось здесь. В портальной станции Северореченска, по мере того как рос пожирающий саму ткань реальности водоворот, сейчас звук был на порядок сильнее и неприятнее. Хотя бы гарантия того, что все уберутся подальше от здания станции.

Сияющая арка портала пошла рябью, полностью с той стороны закрытая черно-зеленым растущим водоворотом, и вдруг проход исчез. С хлестким вакуумным звуком горящая по краю красноватым отсветом пространственная арка схлопнулась, по ушам стегануло отзвуком, а в лицо дохнуло воздушным потоком. Взрыв раздался далеко-далеко отсюда, в портальной станции Северореченска, но отзвук пространственного возмущения мы хорошо почувствовали даже здесь. Так что скалистая плита под нами дрогнула ощутимо, а нас на несколько мгновений потянуло, словно мы находились поблизости от безвоздушного пространства.

Упавший на колени хранитель громко вскрикнул, обескуражено тряся головой. Он в отличие от нас не индигет, и возмущения силы ему откликаются гораздо сильнее. Ощущения у служителя ордена сейчас близки к тем, как будто на голову ему надели колокол и в него с силой ударили; а если бы я его от арки портала не оттащил, сейчас бы вообще лежал с кровью из ушей, да и не факт, что живой.

– Эт-т-то что? – прошептал хранитель, с трудом поднимаясь на ноги.

– Это эхо взрыва, – ответил я ему, оглядываясь по сторонам.

– Что-что? – ошарашенно спросил тот, не расслышав.

– Эхо взрыва, – повторил я, не повышая голос и уже глядя хранителю в глаза.

– Взрыва… на станции? – прочитал тот мои слова больше по губам.

Слух он точно временно потерял. Ну да, вон и ручеек крови из левого уха.

– Взрыв на станции? – еще раз переспросил хранитель. Ну да, говорит очень громко – сам себя не слышит.

– Нет больше твоей станции.

Я не соврал: запрещенный Кодексом малый конструкт искажения пространства, который создала Ливия по моей просьбе, по мере роста вклинился в пространственное соединение двух точек реальности. Это привело к возмущению созданного энергетического поля портального канала и, сорвав привязку, вызвало такой выплеск энергии, что портальная станция Северореченска только что просто перестала существовать.

С одной стороны, это как реклама – хотите связаться с Рейнаром, наблюдайте высокие грибы громких взрывов в местах своего имущества. Вполне действенный метод, всегда остужает горячие головы – я и раньше так делал. Но сейчас не столько из-за этого просил Ливию создать конструкт. Кроме уничтожения портальной станции в Северореченске отголоском взрыва здесь вывело из строя тайный якорь маяка, так что сюда в течение нескольких месяцев как минимум никто не сможет открыть еще один проход.

Больше в Северном Круге – по крайней мере здесь, на Скаргейле, маяков нет, поэтому от быстроперемещающейся следом погони мы пока избавлены. Сияние на небе удивительно яркое, так что сеть и связь работают или плохо, или очень плохо. Это тоже хорошо. Но нам все равно нужно действовать быстро – опережая новости. Иначе вся стройность моего плана полетит коту под хвост.

Определившись где север, и в каком направлении нам сейчас нужно идти, я посмотрел на хранителя. Сбитая и болтающаяся на груди маска с разорванными цепочками, крайне удивленный вид, золотая мантия до земли. По лесу в такой… не очень удобно, мягко говоря.

– Наверное, в будущем я могу пожалеть об этом решении, – задумчиво и негромко проговорил я, глядя на хранителя.

– Что-что? – снова он не расслышал, и не смог прочитать по губам вопрос. Но по моему взгляду прекрасно понял, что сейчас решается вопрос его жизни и смерти.

Из-за этого осознания служитель ордена моментально побледнел как полотно, а после даже посерел. Я видел, что он с трудом держится на ногах. Ливия, после взгляда на меня, уже поняла, что именно я собираюсь сделать. Она покачала головой, выражая несогласие, но спорить не стала. Шагнув вперед, касанием жизни она приложила к щекам хранителя объятые сиянием ладони. Тот от прикосновения целительницы дернулся, испугавшись, но замер как столб, когда моментально почувствовал улучшение состояния.

– Мне следовало бы тебя убить, – после паузы, глядя в глаза хранителю, произнес я. – Но я не буду этого делать. Тебе лично очень не повезло, что именно ты попался у меня на пути, и я, наверное, даже прошу у тебя за это прощения. Бывает, не держи зла, я не специально. В орден тебе советую не возвращаться – там тебя в любом случае ждет казнь. Не спрашивай, откуда знаю. Да, даже после допроса ментата, когда будет ясна твоя невиновность, тебя не ждет ничего хорошего. Если тебя казнят, считай, что и повезло… Продолжать не буду, думаю, ты и сам знаешь, что делает орден с теми, кому не повезло.

– Но что мне делать? – шепотом произнес хранитель.

– Варгрийское посольство. Они тебе должны за Хвойную заставу, обратись к ним.

После этих слов глаза хранителя расширились – он только сейчас меня узнал.

– Варгрийское посольство там, в Восточном Фолде, – показал я хранителю направление.

– Но… Восточный Фолд далеко, Нордхейм ближе, – не очень уверенно произнес хранитель.

– В Нордхейм сегодня тебе лучше не соваться, – покачал я головой. – И прими совет: не свети свою мантию по пути, в Северном круге хранителей очень не любят. Когда рядом нет дракона Империи или ока инквизиции, налет цивилизованности с нордлингов быстро спадает, думаю, ты об этом наслышан. Бывай, – сделал я прощальный жест. – Постарайся не попасть в руки нордлингам или дознавателям. Все, погнали.

Последнее было обращено уже к Кавендишу и Ливии.

Не оборачиваясь больше на оставшегося на поляне растерянного хранителя, мы двинулись в путь. Быстрым шагом, периодически переходя на бег, мы шли и шли вперед, вдоль изрезанной линии скал побережья фьордов. Мягкий мох пружинил под ногами, шелестели над головой ветвями сосны, порывы ветра то и дело доносили грохот прибоя.

По пути я размышлял, сколько раз за минувшие сутки перемещался во времени: сначала из Семиградья во Врангард на восток из вечера в утро, потом из Бернгланда в Семиградье на запад из утра в ночь, потом из Семиградья в Новогород вновь из вечера в ночь, а теперь вот шагнул через портал из рассвета снова в уходящую в ночь. Пусть ночь и «белая» – темнота в это время года сюда не приходит. Размышляя обо всех этих шагах через часовые пояса, я решил при случае сказать спасибо Алисии за то, что посоветовала мне поспать. Все же шесть часов отдыха явно не были лишними, и я сейчас свеж, бодр и…

– Рейнар.

– Да? – обернулся я к Кавендишу.

– Каков план?

– Перед самым рассветом мы заходим в посольство Конгрегации, забираем старшего трибуна, остальных – тех, кто оказывается в зоне видимости, нейтрализуем.

– Ты думаешь, перед рассветом в отделении Конгрегации будут сидеть и нас ждать?

– Да.

– Это же нерабочее время.

– Они будут сидеть и ждать нас. Старший трибун точно, не волнуйся.

– Ты им письмо, что ли, отправил?

– Конгрегация начала процедуру ареста имущества Великого дома, и наверняка по всем отделениям прошел циркуляр о переходе на усиленный режим службы.

– Сияние.

– Что Сияние?

– Оно яркое. Связи нет.

– Всегда есть возможность передавать короткие шифр-сигналы. Усиление объявлено, не переживай. Так что старший трибун сейчас на месте.

– У Альба есть имущество и в Северном круге?

– Даже если бы не было, это неважно. Есть порядок усиления при действиях против больших фамилий первого сословия.

– Понял, – протянул Кавендиш. – Ну а если его все же нет на месте?

– Возьмем того, кто за него. Непринципиально.

– А зачем нам старший трибун или тот, кто сейчас за него?

– Убить его с особой жестокостью, казнив по закону Северного круга.

– Зачем?

– Чтобы этим порадовать ту, о которой вслух лучше не говорить, иначе у меня ладонь начинает чесаться.

– Казнить обязательно с особой жестокостью?

– Да. Мы на севере, нордлингов и их богов иначе не проймешь.


Издательство:
Автор
Книги этой серии:
Поделиться: