Название книги:

Часовой Земли. Книга 2

Автор:
Денис Деев
Часовой Земли. Книга 2

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Деев Денис

© ИДДК

* * *

Глава 1

Корпус адмирала погибал. Причём, кроме ветеранов, этого ещё толком никто не осознавал. Тридцать второй отдельный танковый, прорвавшись к трассе и потеряв половину личного состава, катил на полном ходу в сторону Заставы, перемалывая асфальтовое покрытие гусеницами в крошево. Тому, кто додумался поверх башен зенитные модули установить, танкисты обязаны были два ведра водки за своё спасение поставить. Основной калибр хоть и наносил более серьёзный урон, однако залепить стопятидесятимиллиметровый снаряд в активно маневрирующую цель было делом сложным. И совсем другое дело – от души поливать её из автоматической спарки. Продвижение танкистов по шоссе напоминало безостановочный салют – огневые трассы от колонны летели во все стороны. Выскочивших на трассу вертушек танки брали таранами. И что совсем радовало – неизвестное супероружие пришельцев по танкам на полном ходу не попадало. Как набрали скорость танкисты, так потери сошли на нет.

Эту особенность Павел про себя отметил. И для всех своих подчинённых в роте провёл краткий инструктаж на тему «Хочешь долго жить – учись быстро бегать в мобильном комплексе» и «Движение – залог крепкого здоровья».

Если один полк танкистов уже можно было считать спасённым, то остальным силам корпуса приходилось несладко. Сбившись в кучу, они пока ещё успешно отражали наскоки отдельных групп вертушек. Однако стоит к линии обороны подойти топтунам, да ещё не дай бог подтянуть орудия, поражающие технику из-под земли, то героическая оборона закончится за минуты.

Павел вывел за стены роту, но бежать куда-то очертя голову не торопился. Танковую колонну поддержит артиллерия Заставы. А вот как вытаскивать остальных? Добежать до Весенина рота успеет, но как только она ввяжется в ближний бой, сразу потеряет мобильность и сгорит за секунды. Полковник искал бреши во вражьих линях и хотя бы ещё одно подразделение землян, которое он сможет вывести без риска потерять своё собственное.

Так вот же оно! Взгляд Павла упал на овальное пятно на тактической карте. Игнорируя цепочку командования, Павел напрямую вызвал командира батальона МКП.

– Майор! Вы чего крутитесь как уж на сковородке?! Немедленно отходите к Заставе!

– Не можем, Павел Борисович! Если мы отойдём, пехоте и пушкарям хана! – голос неизвестного майора звучал так, будто он в лотерею выиграл, а не оказался в окружении орд пришельцев. – Вы же сами нас учили – бить больно, стоять крепко! Вот мы и стоим.

– Учил?! – Павел не понял, о чём говорил майор.

– Академия. С третьего по пятый курс. Курсант Доронин, товарищ полковник!

– Доронин? Точно! Вспомнил! Стой крепко, Доронин! Бей больно! Я попытаюсь остальных вывести!

Павел не помнил лица курсанта Доронина. Слишком уж много через его руки прошло пилотов МКП, чтобы их по голосу или фамилии узнавать. Но героя-Доронина стоило подбодрить – если его батальон оставался прикрывать отход основных сил, то жить тому оставалось недолго.

Эта жертва не должна была быть напрасной! Полковник связался со штабом.

– Ты чего раскомандовался, Хоманцев?! – к удивлению Павла, на его вызов ответил сам адмирал. На фоне отчётливо слышалось стрекотание автоматов и уханье чего-то более тяжёлого. Судя по всему, Весенин в безопасности не отсиживался, а командовал прямо на передовой.

– Товарищ адмирал, я только предложение внёс… – Павел осознавал, что, отдавая приказы командиру батальона МКП, он нарушил столько положений устава, что его можно было хоть сейчас отдавать под трибунал.

– Раз внёс, так чего встал на полпути? Полковник, я понимаю, что мы в дерьме по самые уши. И ты можешь вытащить лишь часть из нас. Так делай это, и наплюй на звания и погоны!

У Павла с души свалилась огромная каменюка. Ему не пришлось, теряя время, пробивать стены армейской бюрократии своим лбом.

– Пока «Титаны» держатся, мы попытаемся выдернуть вас всех. Бросайте всё! Всю технику, которая едет тише семидесяти кэмэ! Прорыв танкистов создал коридор, ваша и наша артиллерия сможет его какое-то время поддерживать…

Дураком адмирал не был, и объяснять ему на пальцах, что он задумал, Павлу не пришлось.

– Уже придумал, кому жить, а кому отход прикрывать? – оборвав Павла на полуслове, спросил Весенин.

Вот эта часть плана была самая непростая с моральной точки зрения. Все разом войска Весенина позиции покинуть не могли. Иначе вертушки усядутся им на плечи, и организованное отступление быстро превратится в паническое бегство, а затем и в бойню. Да и кому-то надо было остаться прикрывать артиллерию, которая по плану должна была интенсивным огнём прорубать и поддерживать коридор до Заставы.

– Нет, я не…

– И правильно сделал. Я просчитался, мне и грех на душу брать. Штаб мой остаётся, и морячки родные. Ну и мобильные комплексы, кроме них сражаться с вертушками некому. Будем держать позиции, пока остальные к твоей заставе не прорвутся. А потом… взорвём орудия, рассеемся, и малыми группами начнём отходить к Владивостоку.

На словах это звучало как адекватная тактика, на деле же «рассеемся» означало, что единицы из оставшихся смогут выжить, отсидевшись за кустиками.

– Понял. Только… товарищ адмирал флота, орудия взрывать не надо. Пришельцы ими вряд ли смогут воспользоваться. А нам они ещё могут пригодиться.

– Опять уел старика, – проворчал Весенин, – но ты прав. Не работают против этих гадов наши стандартные трюки, прописанные уставами. Пора нам дорогу вам, молодым, освобождать. Ладно, как соберём колонну, я тебе сигнал подам. Конец связи.

До Заставы танкистов из тридцать второго добралась в лучшем случае половина. Да и то на машины, первыми вырвавшиеся из окружения, без слёз смотреть было невозможно. Навесные блоки брони у всех сорваны, на корпусах живого места нет. Без спасительной «кольчуги» каждый выстрел вертушек выгрызал в танках чудовищные дыры. Головная машина с лязгом остановилась возле стоящего на трассе МКП Павла. Откинулся люк и на броню выбрался человек, в чёрном от сажи комбинезоне.

– Старший лейтенант Терехов, – приложил он ладонь к шлему. – Прибыли…

Лейтенант огляделся, пытаясь сообразить, куда именно он прибыл. Чистое поле, дорога. Толпа МКП, выстроившаяся на обочине.

– Ты полком командуешь, Терехов? – спросил Павел, прикидывая в уме потери тридцать второго. Куда делись все полковники, майоры и капитаны?! Это ж сколько они людей потеряли!

– Э-э-э… не знаю, – честно признался лейтенант. – Головная машина несколько раз менялась. Так получилось, что я впереди колонны оказался в итоге.

Позади изувеченного головного танка начали останавливаться и остальные выжившие счастливчики. Окинув взглядом машины, Павел понял, что тридцать второй отдельный танковый полк, сократившийся чуть ли не до батальона, в спасении сил Весенина ему не помощник. Это не боевая часть, а толпа перепуганных и жутко уставших людей. Вон как лейтенанта из стороны в сторону шатает!

– Отходите на Заставу. Отдохните. Час, не более. И начинайте восстанавливать машины, нам лишние стволы сейчас позарез нужны. Я передам нашей ремонтной службе – вам окажут всесторонне содействие.

– У нас ещё раненые…

– Это без вариантов. Передавайте их в госпиталь. Но только тяжёлых. Я понимаю, что вам крепко досталось, но сражение ещё не закончено. Все, кто может драться, должны оставаться в строю.

– Есть, – козырнул лейтенант и, развернувшись, зашагал к своему танку.

Как бы ни хотел Павел дать танкистам отдохнуть по-человечески, но позволить этого никак не мог – на поддержку прорыва он уводил все «Мухтары» до единого. И кому-то было необходимо удерживать оборону Заставы, если вдруг на неё налетит какая-нибудь шальная орда. Павел искренне надеялся, что стоять в капонирах и отстреливаться потрёпанный полк был способен. Расстраивало то, что в закромах Заставы отсутствовал снаряды для танковых пушек. Зато для спаренных установок на их башнях снарядов имелось вдоволь – на «Мухтарах» использовались похожие автоматические орудия. Павел тут же распорядился обеспечить танкистов боеприпасами.

– Полковник, мы готовы, – появился в эфире адмирал, – начинаем движение. Указания я вам давать не буду – смотрите по тактической обстановке и сами решайте, где будете наиболее полезны.

– Удачи… – Павел осёкся, вспомнив, что адмирал остаётся в окружении, – вашим парням!

Павел отдал приказ на выдвижение роты, заодно распорядившись дать максимальный обзор над оборонительными порядками людей. И при этом разведдронов не жалеть. Накидав несколько навигационных точек для взводов роты, Павел запустил автопилот «Мухтара». Рота резво шла по тому же шоссе, по которому спасался танковый полк. Шла-то она резво, а вот мысли в голове Павла еле ворочались. Что делать?! Идти в лобовую на окруживших Весенина пришельцев? Затея рискованная и малопродуктивная.

И времени на раздумья оставалось всё меньше. Рубежи войск Весенина были практически полностью окружены беспрестанно перемещающимися ордами вертушек. Пришельцы не атаковали позиции землян, видимо ожидая, когда подтянутся медленные топтуны. Но и люди решили не дожидаться, пока ловушка окончательно захлопнется. Первыми в мечущийся строй врубились оставшиеся в строю танки и тяжёлые БМП. Пальба для слабаков, выбор смелых духом – таран! Прорвать заслоны тяжёлая бронетехника смогла. Но какой ценой! Пришельцы, не успевшие уклониться в сторону или взлететь повыше, срубались клинами лобовой брони или наматывались на гусеницы. Однако вертушки пикировали на башни прорывающейся техники будто коршуны. Мгновение, ещё одно и по полю катили клубки, покрытые активно шевелящейся серебристой массой. По наблюдениям Павла, уцелели всего две-три машины.

Но в прорубленный ими коридор уже устремилось всё, что могло быстро ездить. Глядя на летящую по полю разношёрстную технику, в голову приходило только одно сравнение – табор. Впечатление это ещё усиливалось и тем фактом, что бэтээры и тягачи, штабные внедорожники и багги разведчиков были облеплены людьми, как куски сахара муравьями. Люди сидели и на броне и на крышах, судорожно цепляясь чем придётся за что придётся. И стараясь не свалиться, ибо прямо позади «табора» неслась волна из серебристых тел. Упал – порвали в кровавые клочки за мгновение.

 

Оставшиеся на позициях артиллеристы выдали прощальный залп в спину цунами из вертушек. Рисковали они сильно. Перелёт в несколько десятков метров, и они своих же и зацепили бы. Но удача, всё сражение ускользавшая от землян, наконец-то решила им слегка подыграть. Все выпущенные снаряды и ракеты угодили в катящийся позади беглецов вал. Взрывы смешали строй вертушек, внесли сумятицу, сбили скорость.

Несмотря на впечатление полного хаоса, вырвавшаяся техника людей имела чёткий курс. Они направлялись прямо к автостраде. Практически вся армейская техника неплохо себя чувствовала на бездорожье, но на асфальтовом покрытии что гусеницы, что колёса разгонялись куда резвее. Всё, что требовалось беглецам для спасения – это скорость и дистанция до врага. И Павел эту дистанцию мог увеличить, внезапно наподдав вертушкам по флангу и оттянув внимание на себя.

И он уже готов был отправить роту в бросок, когда по рации пришёл срочный вызов.

– Павел, я нашла его! – радостно сообщила Марина.

– Кого?! – События закручивались с такой скоростью, что Павел перестал ориентироваться в деталях и подзабыл, кого он просил разыскать.

– Новое оружие пришельцев! Сейчас, секундочку. Передаю местоположение и картинку.

После слов Марина на тактической карте появилась отметка. И тут же пошло потоковое видео с разведдрона. Доктор Синицына рисковала, ведя «стрекозку» прямо над кронами деревьев. Одно неверное движение, дрожание пальца на джойстике управления, и разведчика размазало бы об первую же попавшуюся ветку. Но риск себя оправдал, камера «стрекозки» выхватила нечто, скрывающееся в леске… хотя такую дуру никак было не спрятать даже за тысячелетним баобабом. По видео масштаб оценить было сложно. Если судить по отношению к деревьям, то конструкция представляла собой тускло-серый шар, диаметром метров десять-двенадцать. Причём, как он передвигался, было совершенно непонятно – шар был на одну треть утоплен в почву. На его поверхности отсутствовала характерная для всех остальных машин пришельцев броня из шестигранников, что косвенно говорило о том, что данный аппарат был не приспособлен для близкого огневого контакта. Но по его очертаниям вообще невозможно было судить о его предназначении. С одинаковым успехом он мог быть как радарным комплексом, так и передвижным гальюном для орд пришельцев.

– Ты уверена, что это оно?

– Не до конца. Просто исхожу из логики, что в каждой новой волне у пришельцев появлялся всего один новый тип вооружения. И так как другого вида новинок мы не наблюдаем, то можно заключить, что перед нами искомый объект.

Трансляция резко оборвалась. То ли Марина таки размазала «стрекозку» об дерево, то ли дрон был сбит пришельцами. Но это не беда – шарик не выглядел способным быстро бегать, где был, там и останется. Но передвижной сортир себе позицию выбрал крайне удачную. Лесополоса, где он спрятался, находилась недалеко от петли трассы, где колонна беглецов будет вынуждена снизить скорость. Получается, что войска Весенина не отпустили, а намерено гнали в ловушку. Ответ на вопрос «что делать и куда бежать?» возник в голове Павла сам собой.

– Рота, внимание! Смена курса! – Полковник набросал новые навигационные точки на карте. – Цель – обнаружить и уничтожить объект, фотографии которого я вам сейчас вышлю.

– У нас снова есть картинка! – Очередному дрону под управлением Марины удалось подобраться к засевшему в лесу врагу.

– Меняем планы! – На этот раз дрон шёл выше, охватывая бо́льшую площадь, и Павел заметил боевое охранение из двух групп вертушек. – Третий и четвёртый взвод – ваша задача уничтожить вертушки. Первый и второй, у вас задача прежняя – обнаружить и уничтожить шар.

Данные с тактической карты говорили о том, что рота МКП доберётся до ловушки раньше, чем убегающие во все лопатки весенинские бойцы. Но эта фора составляла всего около получаса. Если что-то пойдёт наперекосяк, то рота не успеет ликвидировать засевших в засаде пришельцев, поэтому стоило поторапливаться.

– Рота, бегом! – скомандовал Павел, и по асфальту, дробя его в мелкую пыль, загрохотали стальные подмётки МКП.

На этот раз за то, что к финишу добегут не все его подопечные, Павел не переживал. Нейронная связь дарила необычайные возможности в управлении МКП. Пилоты чувствовали машины как собственные тела, что позволяло им не только умело балансировать на бегу, но чуть ли не цирковые трюки выполнять. Павел знал, что пришедшее с капитаном Швецовым пополнение на Куклу обиду не затаило, а наоборот, с энтузиазмом брало у девушки уроки. Единственный минус во всём этом единении был в том, что тяжеленные скачущие машины раздолбали бетон на плацу, и возмущённый Березов выгнал тренирующихся за стены Заставы.

Сойдя с трассы и направившись к лесополосе, рота растянулась в цепь. Павел мог бы запросить огневую поддержку у артиллеристов Заставы, но не стал. Пушкари сейчас были заняты тем, что залпами сметали заслоны с пути эвакуирующихся войск. И задача это была настолько важна, что мешать им сейчас не стоило. У «Мухтаров» и своя собственная артиллерия имелась.

– Первый-второй взвод! К миномётной стрельбе приготовиться! – По команде Павла половина роты присела на колено, вторая же продолжила мчаться к лесу. Павел выставил метки, руководствуясь данными, которые пришли от разведчика. Конечно, вертушки и шар уже могли поменять своё местоположение, но шанс зацепить их осколками всё же присутствовал.

– Цели распределить. Огонь! – Павел подал пример – из-за спины его «Мухтара» взмыли вверх шесть мин.

Дистанция до леса было всего ничего. Поэтому разлёт у выпущенных снарядов был минимальным, и ахнули они практически одновременно. Дым и поднятая разрывами пыль полностью заволокли лесок.

– Третий-четвёртый… – Павел хотел было отдать приказ и второй половине роты на обстрел. Но не успел – из-за затянувшей лес пелены показались серебристые силуэты вертушек.

Глава 2

Рота налетела на вертушки, не сбрасывая хода. Лучевое оружие пришельцев выжигало на «кольчугах» причудливые решётчатые узоры, но броню не пробивало. Для гарантированного поражения требовалось как минимум два, а иной раз и три попадания. Но попробуй попади три раз в одну и ту же точку быстро перемещающегося МКП. Поэтому на дистанции «Мухтары» чувствовали себя в относительной неуязвимости. Но перестреливаться с пришельцами рота не собиралась. Не вертушек надо было ликвидировать, а неизвестный шарик-переросток. И сделать это как можно быстрее, пока он не среагировал и не начал отравлять людям жизнь своими загадочными ударами из-под земли.

«Мухтары» налетели на врага как настоящая рыцарская лава. Без коней, правда, зато в броне. Перед разогнавшимся Павлом выросла вертушка, он наклонился, пропуская её бешено вращающиеся лопасти над собой, правым манипулятором ухватил поперёк корпуса, а с левого выдал ей дуплет из пушки. Швырнув простреленную тушку на землю, Павел даже не убедился в том, добил он её или нет. Косить вертушек – это задача для третьего и четвёртого взводов, остальные через заслон должны как можно быстрее добраться до шара. Взяв на плечо, как заправский регбист, и сбив следующего пришельца, Павел продолжил свой бег.

– Не останавливаться! – передал он приказ первому и второму взводу, переживая за то, что пилоты всё-таки втянутся в бой. Однако те его снова порадовали, половина роты прошла сквозь строй вертушек как пуля сквозь перину. Только «перья» от врагов в разные стороны полетели!

Шар находился ровно на том же месте, где его засекли дроны. И это было хорошей новостью. А плохая состояла в том, что шаров оказалось целых три – сквозь еловые лапы в отдалении просматривались ещё два зарывшихся в землю «паразита».

– Общий залп! Из всех стволов! – МКП Павла выставил правую ногу вперёд и чуть присел, чтобы скомпенсировать отдачу от интенсивной стрельбы.

Автоматические орудия «Мухтаров» загрохотали разом, по пришельцу побежали пробоины от попаданий. Бронебойные снаряды корпус шара прошивали, но его туша была настолько огромна, что трудно было сказать – наносили они ему какой-нибудь существенный урон или нет. Трассеры хлестали по обшивке как ливень, но вот только видимых эффектов ураганный обстрел не давал. Вся поверхность у шара как дуршлаг, а ему хоть бы хны.

Но только Павел решил дать отбой стрельбе и подойти поближе, чтобы попытаться понять, что же такое они расстреливают и есть ли из это хоть какой-нибудь толк, как внутри объекта что-то полыхнуло синим. Сквозь пробоины это «что-то» сверкнуло так ярко, что «Мухтар» выкрутил защитные фильтры почти на максимум, спасая зрение Павла.

– Разобрать цели! – Павел распределил два оставшихся шара между взводами. Подземное оружие ещё ни разу не сработало, но испытывать судьбу и топтаться на месте не стоило.

Наперерез первому взводу бросились было три вертушки, но они тут же были буквально растоптаны вошедшими во вкус тотального разрушения пилотами. Возле конструкций пришельцев старшина и полковник закрутили своих ребят в хоровод. Карусель из беспрестанно движущихся комплексов поливала огнем шары, а те оставались полностью безучастными к происходящему, не пытаясь давать сдачи или убежать.

Наконец и обстреливаемый Павлом шар исторг из себя гигантскую электродугу.

– Отходим! – удовлетворённо скомандовал Павел. Операция прошла без потерь. Группа, сражавшаяся с вертушками, потеряла два МКП, но в обоих пилоты выжили, отделавшись лёгкими ранениями.

– Погодите! – ворвался в эфир Березов. – Кукла пропала!

«Накаркал! Всё хорошо, обошлись без потерь! Не говори “гоп”, пока на базу не вернёшься!» – мысленно выругал себя Павел.

– Куда пропала?! – Павлу до второго взвода добежать было быстрее, чем спросить. Что он и проделал, по пути валя и безжалостно вытаптывая подлесок.

– В шар упала! Запрыгнула наверх, чтобы расстрелять, он и сложился! – докладывал Березов.

А через секунду Павел увидел произошедшее своими глазами. Последний шар пришельцев погиб не так, как его предшественники. Он как будто бы сдулся и ввалился сам в себя, оставив на поверхности этакую чашу. Подбежав к её краю и заглянув через него, Павел обнаружил глубокий и абсолютно чёрный круглый провал.

– Кукла! Таня! – разрывался в эфире вставший рядом старшина. – Отвечай!

И прежде чем Павлу в голову пришёл план по спасению рядовой Куклы, старшина перемахнул через край и исчез в провале.

– Березов! Старшина! – Ответом Павлу были лишь помехи в эфире.

«Твою мать, вот только останься в живых! Я тебе такую головомойку устрою – век не забудешь! И тебя и «дочурку» твою разведу по разным взводам. В свой переведу! Нечего в разгар боя нерастраченные отеческие чувства проявлять!» – поливая старшину от всей души отборными ругательствами, Павел в то же самое время думал, как же его спасать. Судя по тактической карте, беглецы Весенина от вертушек окончательно оторвались, а последняя линяя обороны адмирала доживает свои последние минуты. Ни тем, ни другим чем-то основательно помочь его рота уже не могла. Первые и сами прорвутся, а вторые… дай бог, чтобы хоть кто-нибудь из них уцелел.

– Швецов! Принимай командование! Встречаете колонну беженцев и вместе отходите на Заставу!

– А вы…

– А мы вас обязательно догоним, – ответил Павел капитану и перемахнул через край.

Ноги «Мухтара» согнуты в коленях, торс сгруппирован. Машина может пережить десантирование без парашюта с высоты до двадцати метров без повреждений. Дальше – как повезёт. И Павел очень надеялся на везение. Судя по времени «полёта», он продолжался куда больше двадцати метров.

«Угроза столкновения!» – объёмный радар «Мухтара» обнаружил твёрдую поверхность и оценил, что скорость сближения с ней слишком высока.

«Ух!» – мелькнуло в голове у Павла.

«Ба-а-ам!» – приземлился МКП, и полковник почувствовал, как его мозг пытается вылететь из черепной коробки. В секундный нокаут улетел не только он, но и все системы «Мухтара». Поэтому, когда Павел пришёл в себя от сотрясения, то его взору предстала абсолютная и беспросветная темень.

«Режим ночного видения» – отдал распоряжение Павел, но система среагировала не сразу. Что-то в электронных мозгах МКП разладилось. Однако когда картинка таки соизволила появиться, Павел поразился её сочности и насыщенности. Света через колодец сверху падало всего ничего. Но чуткие внешние камеры, претерпевшие улучшение нанитами, улавливали скудный свет на недоступном для земных технологий уровне. Вместо расплывчатых грязно-зелёных очертаний Павел видел чёткую полноцветную картинку. И картинка эта поражала воображение!

 

Он нырнул в провал, оставшийся после гибели инопланетной машины, а вынырнул в сказочной пещере. В тоннеле, где он оказался, были гладкие, будто оплавленные стены. И был он настолько широким, что два МКП спокойно бы в нём разминулись, не цепляясь плечами. Но не размеры удивили Павла – стены, пол и потолок овального лаза были усыпаны кристаллами, напоминающими кварц, но гораздо прозрачнее. И кварц не отбрасывал разноцветных радужных брызг, а эти кристаллам хватило лучика света, чтобы начать переливаться как бриллианты. Павел сделал осторожный шаг. Раздавливаемые стальной стопой МКП кристаллы издали мелодичный звук. Да уж, о скрытном передвижении при таком звучном музыкальном сопровождении можно забыть. Но вряд ли пришельцы их только ради безопасности по тоннелю раскидали.

Заухавшая в ограниченном пространстве стрельба моментально отвлекла Павла от научных изысканий. Бахало не что иное, как автоматическое орудие «Мухтара». Причём бахало дуэтом. Определив с какой стороны прохода идёт стрельба, Павел погнал МКП полным ходом.

Изгибался тоннель лениво и нехотя, и на пути полковника не попалось ни одного разветвления. Так что Павлу оставалось лишь нестись вперёд и надеяться, что перестрелка до его прибытия не закончится. А если и закончится, то Кукла и Березов встретят его в полном здравии.

Насчёт полного – не случилось. Ход внезапно расширился, и Павел оказался в естественной карстовой пещере. Она не была создана пришельцами и являлась полностью природным образованием. Но стены пещеры были так же густо усажены кристаллами. Причём переливались эти кристаллы в свете прожекторов двух МКП так, что глаза зажмурить хотелось. Кукла и Березов на своих машинах включить прожекторы на полную не постеснялись и тому была веская причина – непонятно кто на кого в тоннелях наткнулся, но «Мухтарам» пришлось принять бой с вертушками.

К тому моменту, когда Павел появился в пещере, бой уже закончился. МКП выстрелами в упор разносил последнего валяющегося на полу пришельца. Второй же «Мухтар» неподвижно лежал на спине, высвечивая прожекторами цветовое безумие, рвущееся из кристаллов на потолке.

– Березов! Что с Куклой?! – Удалённая диагностика показывала, что лежащий на спине мобильный комплекс был полностью обесточен. Не работал даже аварийный контур и маячок спасения.

– С Куклой всё замечательно! – ответил девичий голос в эфире. – Товарищ полковник, они старшине всю спину располосовали!

Вот тебе раз! В лютой сече выжил не ветеран боевых действий, как предполагал Павел, а зелёная салага!

– Помоги перевернуть! – Павлу надо было добраться до люка на спине, так как «Мухтар» Березова не отзывался ни на один запрос. – За левую руку бери. Раз-два! Дёрнули! Ёкарный компот!

Полковник едва сдержался, чтобы не выругаться покрепче. Спину «Мухтару» не просто располосовали! Щупальца вертушек полностью сорвали навесные блоки брони и изрешетили основной корпус. Да так, что и люк взламывать не пришлось – он сам буквально развалился в манипуляторах на части. Павел увидел задник кресла, а на нем – потёки крови.

– Прикрывайте! – перепугано выкрикнула Кукла, выбираясь из кокпита.

Ох, надо с дисциплиной поработать, ох и надо! Что может понимать в боевых ранениях девочка-несмышлёныш? А вдруг она вообще сейчас в обморок от вида крови хлопнется? А ведь Павлу действительно надо в «Мухтаре» оставаться. Не ровён час, нежеланные гости пожалуют. Однако он зря себе трепал нервы – Кукла пролезла к креслу, держа в руках аптечку, которую захватила из своей кабины.

– У него проникающее ранение брюшной полости.

– Ты медик?! – удивился Павел.

– Бывший спасатель, – Кукла достала из аптечки инъектор и прижала его к плечу Березова. Следом она вытащила перевязочный материал. – Старшина много крови потерял, я его стабилизирую. Но… ненадолго. Нам в госпиталь срочно надо.

Доигрались. Добегались друг за дружкой. Организм у Березова был улучшен нанитами, но у Куклы лицо было белее снега. Ранение у старшины было явно нешуточное.

– Жди здесь. Возле МКП. Я пойду на разведку, постараюсь найти отсюда выход. А ты карауль старшину, ни на шаг от него не отходи. Ты помочь ему чем-то ещё можешь?

Девушка отрицательно мотнула головой.

– Тогда забирайся в МКП…

– Но…

– Без но! Хватит уже этих но! И «если» тоже отставить! Сказал сиди тут, значит – сиди! – рявкнул Павел, и звуковая волна из динамиков чуть не сбила девушку с ног.

Вылезти наверх через провал было нереально. Чтобы МКП через колодец достать, требовался огромный транспортный коптер. Но Павел надеялся, что тоннель где-нибудь на поверхность всё-таки выходит. Стены с кристаллами экранировали не только связь, но и системы навигации. Где тут север, где тут юг? Не разобрать, компас крутился как волчок. Аварийный маячок Павел всё-таки включил. Тот в автономном режиме каждые две секунды слал призыв о помощи. Вдруг кто-нибудь поблизости сможет его уловить и послать ответный сигнал?

Направление, куда идти, Павел выбрал наугад. Возвращаться к колодцу он не стал – вперёд, только вперёд! На беду прямо за поворотом его ждал перекрёсток – тоннель разбегался сразу в четыре стороны. Понимая, что впереди его могут поджидать многочисленные ответвления, в которых легко потеряться, он решил оставить метку. Дробилкой посбивал кристаллы и начертил что-то похожее на стрелку, указывающую на тоннель, из которого он вышел.

Подземная сеть оказалась довольно обширной. Павел продвигался по сказочным пещерам уже более двух часов. Время от времени он натыкался на тупики. Вроде бы событие неприятное, приходилось разворачиваться и искать новый маршрут, удерживая в голове уже пройденные ветки и ориентируясь по оставленным меткам. Но в одном из тупиковых тоннелей Павел обнаружил нечто интересное – вертикальная скальная стена, преграждавшая проход, была свободна от вездесущих кристаллов. И в её середине красовалось отверстие с оплавленными краями. Павел включил прожектор и посветил в дыру – ход, диаметром сантиметров сорок, уходил далеко вглубь монолита из камня, да ещё и поворачивал к поверхности. Не было ли это следом применения «подземного оружия»? Павел решил, что сюда надо будет обязательно привести учёных. Только весь вопрос состоял в том – а есть ли ещё эти учёные? Смогла ли Застава отбиться или на её месте сейчас дымят руины?

Слишком сильно поглотили его эти невесёлые мысли. Врага, вернее, свет от его прожектора, Павел заметил слишком поздно. Неизвестный, нагло освещающий себе путь, должен был вот-вот показаться из-за поворота. Прятаться на прямом участке шахты было негде. Всё, что мог сделать Павел, это присесть, чтобы уменьшить силуэт обстрела МКП, и выставить вперёд левую руку с орудием.

Когда из-за поворота вышел неизвестный объект, Павел едва не угостил его полезным бронебойным в корпус, и лишь в последнее мгновение успел подать команду на отбой. Очертания «Мухтара» он способен был узнать даже в кромешной тьме. Пусть и довольно странные очертания – длина манипуляторов была необычной, «руки» МКП свисали почти что до «колен».

– И кто это у нас тут такой бесстрашный? – саркастически произнёс он, выпрямляясь.

Появившийся МКП отшатнулся, будто пещерного демона увидел.

– П-п-павел? – раздался в эфире заикающийся голос Марины. Вблизи связь работала безукоризненно.

– Доктор Синицына? – До Павла наконец дошло, что перед ним не боевая машина, а ремонтно-эвакуационная. – А кто вас с базы выпустил? Да ещё и одну, без прикрытия.

– Ой, да зачем мне прикрытие. Мы же отбились…

– Застава цела? – перебил Марину полковник.

– Да! – радостно ответила она. – Они подошли и тут наши ка-а-ак…

– Потом, – Павел снова прервал девушку. – У нас проблема. Березов ранен.

– Как?! Сильно?!

– Сильно. Ты как сюда попала?

– Маячок ваш уловила! Мы, когда вертушек отогнали… товарищ капитан сразу сформировал поисковые партии…


Издательство:
ИДДК
Книги этой серии:
Поделиться: