Название книги:

S-T-I-K-S. Долгая дорога в стаб. Книга 2. Фагоцит

Автор:
Лебэл Дан
S-T-I-K-S. Долгая дорога в стаб. Книга 2. Фагоцит

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1
Жизнь четвёртая. Квазы бывшими не бывают

Внимание! Вы погибли и потеряли часть вашего прогресса. Всего потеряно: 9 очков прогресса физической силы, 8 очков прогресса ловкости, 11 очков прогресса скорости, 12 очков прогресса выносливости, 9 очков прогресса Ментальной Силы, 5 очков наблюдательности, 11 очков скрытности, 5 очков реакции, 15 очков меткости, 7 очков удачи, 4 очка граней таланта.

Начинающий игрок, с момента последнего воскрешения ваш статус изменился. Вам доступна новая опция – выбор сценария воскрешения. Вам доступны два варианта сценария воскрешения. Первый – подвал общественного дома. Второй – действующая автомастерская. Пожалуйста, выберите сценарий воскрешения, в противном случае вы будете воскрешены в подвале общественного дома.

Мне дали выбор? Серьёзно?! Да любая альтернатива бомжатнику, где я раз за разом пробуждался – это как дар небес! А если говорить совсем уж начистоту, то автомастерская – это и есть подарок небес, или вернее всемогущей Системы, что правит бал в этом адовом мире под названием Континент. Действующая автомастерская подразумевает собой действующий автотранспорт, и это как минимум. А если уж совсем повезёт, то и другие блага цивилизации, такие как одежда (чистая!), еда (возможно) и, чем Система не шутит – финансы. Так что, естественно, я выбрал автомастерскую.

Выбор сценария засчитан. Выбран сценарий действующая автомастерская.

Начинающий игрок, вы вот-вот станете частью Континента. Вы возрождены на кластере 504-33-78. Регион – Третья Высокогорная равнина. Текущее количество возрождений – 96 жизней (минус 4 от стартового значения). Текущие задания: выжить, искать, узнать тайное, помочь, задать правильный вопрос. Текущий статус – старт игры. До перезагрузки кластера осталось 96 секунд. Подсказка – качайте силу и привязывайте ценное снаряжение, в этом случае после гибели вы сохраните ваше имущество в индивидуальном тайнике.

Так, ладно, пора просыпаться и валить из вновь загрузившегося кластера. Посыпать голову пеплом и расстраиваться из-за очередной смерти и того количества вещей, что я потерял, будем позже. Вот выберусь из города, тогда и будем думать. Хотя… Можно ведь связаться с Гайкой по чату. Но это позже, сначала надо осмотреться.

Я открыл глаза и обнаружил, что лежу на импровизированном лежаке, состоящем из двух приколоченных друг к другу широких досок и для удобства и мягкости положенных на них сверху бушлатов. Лежак верхним своим краем был упёрт в толстую трубу, несущую на себе роль батареи, а нижним в бетонный пол. И получалось, что я лежу не на горизонтальной плоскости, а немного под углом. Но всё равно было удобно. Удобно, тепло и чисто. Действительно, рай на земле!

Приготовившись к внутренней боли, я потихоньку стал сползать с лежака, и в удивлении замер. Спина не болела! Совсем! Резко поднялся на ноги, и даже это движение не вызвало никаких негативных последствий. Правы оказались старожилы этого мира – после десятого уровня стартовые дебаффы пропадают насовсем. Какой же это кайф, когда у тебя ничего и нигде не болит! Ощущать себя живым и здоровым – вот величайшее счастье, что может случиться с человеком. Желудок недовольно буркнул, и я сам себя поправил: живым, здоровым и сытым.

Входная дверь в комнатку, где я лежал, неожиданно распахнулась, и на пороге возник низенький мужичок с ярко выраженной залысиной, одетый, как и я, в синего цвета робу.

– Аларм, братуха! Хряк приехал! – он подскочил ко мне и принялся тормошить, дабы придать ещё больший вес своим словам.

– Ну и? – только и смог выдать из себя я, гадая, какую новую легенду моего появления на этот свет придумает Система на этот раз.

– Чего «ну и»? – вскинулся мужичок. – Мы вчера должны были «мерина» доделать, а вместо этого по пивку вмазали, думая, что с утра быстро подшаманим эту тачилу.

– Ну и? – снова повторил я. Лезть глубоко в легенду мне не хотелось совершенно.

– Тебе мозги отшибло, что ли? – буквально завопил мой «напарник». – Мы после пивка по пузырю на каждого ушатали. Не помнишь уже?! Время обед, а мы за тачку ещё не брались даже. Хряк ругаться будет, и зарплату урезать может, – на последних словах мой напарник тяжело вздохнул.

– Ясно, – со вздохом выдал я.

Ничто не ново под лучами дарующей свет Системы – и здесь всё дело в алкоголе. Может я в той, прошлой жизни, на него сильно налегал? Нет, не похоже. Похоже на то, что я в прошлой жизни с автоматом наперевес бегал круглыми сутками, если судить по недавним событиям. Тогда почему везде всплывает выпивка? Так проще всё объяснить? Типа, а чего придумывать-то? Пил по-чёрному, вот и амнезия.

Немного отодвинул взволнованного за своё будущее мужика и прошёл к двери. Вышел в узенький коридор и, пройдя по нему, спустился на первый этаж, где меня уже ждал высокий и очень худощавый парень лет двадцати пяти на вид. Скорее всего, тот самый Хряк. Видимых причин его так называть я не нашёл, но цифрам виднее. Высокий брюнет, одетый не по погоде в кожаное пальто, с редкими усиками и с очень недовольным лицом.

– А-а-а! Вот вы где, дармоеды! – подскочил он ко мне, размахивая руками. – За что я вам плачу, ублюдки? На штрафы давно не нарываа…

Дальше он продолжить свою обвинительную и крайне гневную речь не смог. Тяжело такое делать, когда задыхаешься и пытаешься вдохнуть в себя хоть кубический миллиметр воздуха. Я тихонько толкнул в лоб скрюченного от моего удара в солнечное сплетение человека, отчего тот просто упал на бетонный пол, и прошёл к открытым дверям ангара. Вот не люблю я, когда ругаются. А когда ругают меня, то вдвойне не люблю. Но ещё больше мне не любо, когда ругают меня совершенно беспочвенно, или когда я сам за собой вины никакой не чувствую. А тут вообще случай особый: «цифра», кем этот человек является, просто выполняет заложенную в него программу. И всё. Разговоры разговаривать и политесы с ним разводить мне некогда. Дел по самые гланды! А этот, с усиками, не отстанет, и будет тупо выполнять заложенный в него Системой алгоритм. Поэтому пусть он пока полежит, а я осмотрюсь немного.

Вышел на улицу, покрутил головой по сторонам, примечая детали. Ангар, в котором находился автосервис, представлял собой двухэтажное строение пепельного цвета с небольшими оконцами на втором этаже. Вывеска, на которую я в данный момент смотрел, гласила: «Автомастерская на Вахитова». Если смотреть на автомастерскую со стороны дороги, то слева был высоченный бетонный забор, а справа начинались практические такие же строения, как автомастерская. Только назначения у них всех были разные, но все так или иначе связанные с автотранспортом. Автозапчасти, чип-тюнинг, пошив чехлов и прочее. Осознав всё, я сам себе кивнул и зашёл обратно в бокс.

Хозяин местной автомастерской всё так же сидя на полу, пытался заставить свой телефон работать, тихо ругаясь при этом, а мой «напарник», стоя в дверном проёме, ведущем на лестницу, с выпученными глазами тихо наблюдал за всем этим. Увидев меня, начальник, ругнулся и вскочил на ноги.

– Тебе, конец, понял! Ты у меня сядешь! Надолго, падла, сядешь! Ты вообще в курсе, на кого ты руку поднял, тварь?! Да я тебя разма…

И снова проблемы с диафрагмой заставили его забыть о своих словах. Я же подошёл к напарнику и протянул правую руку.

– Метиз. Тебя как звать?

Тот недоумённо посмотрел на меня, после чего пожал руку и представился.

– Серёга…

– А скажи-ка мне, Серёга, где этот товарищ, – кивнул я в сторону пытавшегося встать на ноги долговязого, – хранит кассу?

– В кабинете… – как сомнамбула ответил он, и ткнул указательным пальцем в потолок, подразумевая второй этаж.

– Молодца, Серёга! – я дружески хлопнул его по плечу и направился к долговязому.

По пути стянул с верстака моток проводов и после недолгой возни связал сопротивляющемуся Хряку руки за спиной. Немного подумал и связал ещё лодыжки, а петли соединил так, что непрерывно матерящегося Хряка выгнуло дугой. Затолкал в рот грязную тряпку, а чтобы не вылетела, обмотал голову на уровне рта скотчем, который тоже взял на верстаке. Соразмерно ударил пленника по затылку, от чего тот сначала «поплыл», а затем закатил глаза. Порядок! Очухается не скоро, всё сделано, как и задумывалось.

– Ты чего творишь?! – отмер от ступора мой напарник по автослесарному делу. – Это же, мать твою, статья!

– Ага! – с каким-то весёлым задором отозвался я, проверяя карманы Хряка.

Всё что надо я нашёл быстро: ключи от машины, вернее, просто брелок от неё, ключи от сейфа и бумажник. Бумажник не особо радовал своим наполнением – наличности почти не было. Возможно, с сейфом мне повезёт больше.

– Братуха… – с обречённостью в голосе тихо произнёс Серёга. – Так ведь нельзя…

Какой совестливый цифра попался мне в напарники. И что с ним делать? Поднимусь наверх, к сейфу, а он Хряка возьмёт и развяжет? И что тогда? Его самого связать? Как вариант…

– Ты чего переживаешь? – обратился я к нему. – Того, что паровозом, как подельник, пойдёшь, или что с людьми так нельзя?

– Ну… – напарник завис.

Возможно, такой алгоритм ему не прописали, и теперь все производственные мощности его туповатого мозга были направлены на решение возникшей нестандартной ситуации. А может, он просто задумался над тем, о чём раньше никогда не думал. Для меня разницы не было, никакой. Пока Серёга «зависал», я прошёлся по боксу, прикидывая, что возьму с собой из имеющихся здесь инструментов. Хотелось взять многое, но я прекрасно понимал, что эта затея неосуществима. Мобильность – вот одно из самых главных правил выживания на Континенте.

– Я скрываться от ментов не хочу. У меня нормальная жизнь, да и вообще… – отмер от своих дум Серёга.

– Тогда ноги себе завяжи пока, а я, как спущусь, остальное тебе замотаю. И всё! Для ментов ты не соучастник, а такая же жертва, как и шеф. Годится?

 

Напарник очень быстро кивнул и принялся со всем рвением завязывать себе ноги. Я же практически бегом поднялся по лестнице и замер перед дверью, ведущей в кабинет местного хозяина. Хряков Борис Геннадьевич – вот такая табличка висела на двери. Стало понятно, почему у него такое прозвище. Хлипкая на вид дверь была заперта, и я, достав немаленькую связку ключей, с нехорошим прищуром посмотрел на неё. Не буду я подбирать нужный мне ключ – долго, муторно и совершенно незачем.

Короткое «хэк!», правая нога бьёт в место крепления замка, и дверь, жалобно скрипнув, резко распахивается. Маленький кабинет всего три на три метра, серые невзрачные обои советских времён, абажур на потолке. Два стула – один, ничем не примечательный, для посетителей, и второй, более комфортный и дорогой, явно для хозяина кабинета. Деревянный стол, лежащий на нём ноутбук, и сейф в углу комнаты возле оконца, выходящего на улицу.

Я сделал шаг вперёд и присел возле стола, открывая и проверяя все его полки на предмет чего-нибудь нужного. Ничего примечательного обнаружить не получилось. Тогда обратил все свои взоры на вишенку сегодняшнего праздничного шмона территории – «сейф обычный, добро в себе хранящий». Ключи к нему подобрать труда не составило – они явно отличались своей длиной от остальных. Хряк либо по жизни был педантом, либо просто очень бережливым человеком, но сейф закрывал на все два замка. Открыв дверь сейфа, я тихонько присвистнул.

– Да вы, товарищ Хряков, тот ещё затейник, оказывается… – хохотнул я в голос, просовывая руку внутрь сейфа.

Мозг делал всё сам. У него была задача в максимально кратчайшие сроки обеспечить носителя теплом, едой, оружием и местом, где не будет угрожать опасность. И вот какое-никакое решение одной из задач он и увидел в блеске, что достиг моих глаз, когда я открыл сейф. Хищные формы притягивали взгляд, а воронёное железо хотелось быстрее ощутить тактильно. Вытащив находку на свет, сжал её в руке.

«Тульский Токарев», он же ТТ, образца не пойми какого года, потому как это Континент. И здесь всё может отличаться от того, что известно мне, потому как кластеры сюда прилетают из разных миров. Так мне Зиверт рассказывал. Да-да, именно из разных. Это не достоверные данные, но очень многое указывало на этот факт. Данную тему командор упомянул вскользь, а я развивать её с ним не стал. Не то время и не то место было для пространных разговоров.

Выщелкнул магазин, я сосчитал патроны. В обойме не хватало одного. Резко оттянул затвор и поймал вылетевший патрон. И здесь о технике безопасности никто не слышал! А ведь предохранителя в этом образце пистолета не предусмотрено как такового. Вставил вылетевший патрон обратно в магазин и потянулся снова в сейф, за наплечной кобурой.

– Да! Да! Да!!! – я вздрогнул от неожиданности, услышав громоподобный голос с улицы. – Выкусите, уроды!

Выглянув в оконце, я увидел ненормально волосатого здоровенного мужика в одних трусах подпрыгивающего на месте и показывающего небу неприличные жесты. Гориллоподобный волосан ещё раз показал небу средний палец и с чувством проревел:

– Дохлых ёжиков вам в дупло, черти красные! Я буду жить!

После чего безошибочно повернулся в мою сторону и помахал ручищей.

– Здаров, боец! Гуляем?

И только тут мне пришла в голову мысль посмотреть на него другим взглядом.

Объект – иммунный, гуманность – средняя положительная. Прозвище-идентификатор – Шибер, не вооружён, умения Континента не выявлены.

Возле ника Шибера горела зелёным светом звёздочка, которая сообщала о том, что данный иммунный является героем первого уровня. Таким же, как и я сам. Волей-неволей к таким людям относишься с меньшей опаской, чем ко всем остальным.

– Ты чего молчишь, Метиз? – здоровяк и не думал униматься. – Сейчас, поднимусь, надоело тут у всех на виду стоять, – он снова махнул мне рукой и бодрой походкой засеменил к входу в автомастерскую.

Я же как можно скорее стянул рабочую робу, надел кобуру, засунул в неё пистолет и снова натянул робу. После чего быстро сунул в карман коробку с патронами и запасные магазины. На металлической лестнице послышались гулкие шаги, и до того как Шибер протиснулся в узкий для него проём двери, я успел запихнуть в карман толстую пачку денег, нашедшуюся на нижней полке в сейфе.

– Ну, здорово бродяга! – и мне навстречу для рукопожатия устремилась лопатообразная ладонь.

– Привет! – улыбнувшись, пожал я её.

Рукопожатие сильное, но не дробящее кости, а соразмерное. Правильное, в общем.

– Прибарахлился? – здоровяк сначала кивнул на сейф, а после на рукоятку пистолета, выглядывающую из-под распахнутой робы.

– Есть немного, – я кивнул, решая как быть дальше. – Шибер, а ты вообще кто? И как тут оказался?

– В смысле? – по лбу здоровяка пробежала исполинских размеров морщина. – Игрок, кто же ещё? А тут… да, тоже, как и у тебя, респ у меня. Только у меня на овощебазе. Мне в прошлых жизнях очень много кушать надо было сразу после воскрешения, вот и выбрал, что-то более-менее путное из имеющегося. Но это всё подождёт, – он снова махнул рукой, – это мы всё и после можем обкашлять. Сейчас давай быстрее ресторан найдём и быстренько бутылочку-другую коньячка употребим. Нет! Сначала в модное ателье заедем, а то я в одних труселях. Тут хоть и нет нормальных людей, цифры одни, но пока надо фасон держать. Да и чего-то костюм захотелось поносить, – пробасил Шибер и стал спускаться по лестнице.

– А у тебя респ без одежды был что ли? – не удержался я от вопроса.

– Да не… Просто она воняет капустой, а я её ненавижу. Прикинь, одно из моих воспоминаний, когда мне в садике жареную капусту воспиталка в рот запихивает. Убил бы! – он с силой ударил в ближайшую стенку. Пластиковая панель не выдержала такого издевательства над собой и сломалась, а рука Шибера далеко ушла внутрь стены.

– Вот блин! – только и выдал он, выдрал руку и спустился на первый этаж. – Так о чём это я? – почесав затылок, Шибер прошёлся взглядом по цифрам. – А, респ! Я когда осознал, что нормальный, и ощутил этот кисловатый запах, содрал к драным ёжикам всё с себя и на улицу выбежал. А там дождик мелкий моросит, и капельки так по телу бегают. Кап-кап, кап-кап… Такой кайф сразу почувствовал… У меня шкала удовольствия наверное в небеса улетела от такого!

В речи Шибера было много непонятного, но это всё может подождать, сперва надо решить оперативные вопросы. А воспоминания про капусту и воспитательниц из детского сада можно послушать и в другой раз.

– Шибер, не знаю, в какое ты ателье собираешься, но мне туда не надо. И в ресторан я сегодня тоже не пойду. У меня другие планы, – заматывая Серёгу, отозвался я.

– Просвети, если не сложно, – с загадочной улыбкой попросил здоровяк.

– Набрать еды, по возможности раздобыть нормального оружия и валить из города, – я не стал скрывать свои планы, не видя в них ничего необычного для иммунных в таких ситуациях.

– Ты хоть и десятый, но видать зелёный совсем… – ухмыльнулся Шибер. – Ни хрена ты не знаешь, Метиз, куда ты умудрился на респ попасть. Так ведь?

– Не знаю, но думаю, мне объяснят. Есть знающие люди.

– Да?.. – ухмылка Шибера стала ещё шире, расползлась от уха до уха. – А тебя не удивило, что все твои «знающие люди», внезапно стали серые?

Я быстро взглянул на список тех, с кем мне довелось общаться по чату. Зиверт, Гайка, и даже Акула – у всех была серая иконка, оповещающая, что общение с данным игроком невозможно. Это было странно. Странно и непонятно, но было ощущение, что это ещё одна особенность Континента, о которой я просто не знаю.

– И куда мы попали?

– А это, друг мой по зелёности, я расскажу тебе после первой бутылки «Мартеля», – мечтательно улыбнулся Шибер.

– Если будем бухать, то очень скоро нами закусят твари.

– Во-первых, мы не будем бухать, – наставительно вздёрнул указательный палец вверх здоровяк. – Мы будем дегустировать. А во-вторых, к тому времени как до этого кластера доберутся мутанты, нас здесь уже не будет. Ну, так что? Идёшь со мной? Мне пить одному вообще не в кайф! А отметить надо, я бы даже сказал, просто жизненно необходимо! Я же новую жизнь, можно сказать, начал. И думается мне, богатую и счастливую жизнь, – и снова улыбка, соединяющая уши, вылезла на его лицо.

Быстро подумав об альтернативных вариантах и прикидывая в голове, что и как можно предпринять в тех, или иных случаях, я кивнул головой в знак согласия.

– Другой разговор! – Шибер хлопнул ладонями друг о дружку, вызвав нешуточный хлопок. – С этих, – он кивнул на связанных цифр, – бабла много поднял?

– Не считал ещё, – отозвался я, вываливая на стол всё, что выгреб из сейфа.

– Нормально так… – пробасил здоровяк, глядя на толстую пачку денег. – Ладно, ты пока транспорт нам найди, а я метнусь кабанчиком, шмот на себя какой найду. Здесь же только робы, похоже, имеются?

На его вопрос я лишь кивнул. Шибер очень быстро выбежал за ворота ангара и устремился в неизвестном направлении. Я посчитал имеющую наличность и присвистнул – денег было много. Чертовски много! Хватило бы на очень хороший джип, дорогой и укомплектованный по самое не могу. Откуда, интересно, у хозяина небольшого автосервиса в сейфе такие деньги? И наличие явно контрабандного боевого оружия тоже навевает определённого толка мысли. Ладно, не моя печаль. Есть, и есть. Нашим легче.

Снова вышел на улицу, нажал на брелок машины с выгравированным на нём знаком автоконцерна «Chevrolet». Отозвался стоящий недалеко громадный джип абсолютно чёрного цвета. Обойдя по периметру «пацанский» аппарат, открыл дверь водителя и забрался внутрь. Ткнул в старт-кнопку, двигатель неслышно заработал, а я взглянул на уровень топлива в бензобаке. Норма, три четверти есть. Теперь по рычагу коробки передач… На нормальном месте его не оказалось, он был прикреплён на рулевую колонку. Поморщив лоб пару минут, разобрался что тут и как. Для пробы сдал назад и немного проехался вперёд. Сам для себя принял решение, что ездить можно, и заглушил двигатель.

Пока ждал Шибера, набил пустые магазины патронами, после чего вышел и, открыв багажник, заглянул в него. Пусто. Вообще ничего, кроме домкрата и непонятно для чего предназначенных ключей странных форм. А запасное колесо где? Странная выемка для него в багажнике имелась, но она была такой формы, что казалось, что колесо должно было быть снаружи автомобиля, а не внутри. Что за конструкция? Не поленился, встал на колени и заглянул под днище машины. Пропажа обнаружилась сразу под багажником.

– Ты чего там разглядываешь? – голос Шибера ни с кем не перепутаешь.

– Запаску искал, – ответил я, разгибаясь и осматривая новый наряд напарника. Шибер где-то раздобыл приличного вида штаны и безрукавку, которую натянул на голое тело.

– Зачем? Если колесо проколем, мы менять его не будем. Мы вообще эту тачилу бросим минут через двадцать, примерно.

– Чего её бросать? Нормальный аппарат, бензина надолго хватит.

– Поехали, по дороге расскажу, – снова ухмыльнулся Шибер, открывая переднюю пассажирскую дверь.

Сев в машину он склонился над дисплеем встроенного планшета и начал быстро тыкать по экрану.

– Едем вот сюда, – на экране отображался маршрут движения.

В ответ я молча кивнул, выехал на широкую дорогу и вклинился в поток никуда не спешащих автомобилей. Проехав километр, на кольце свернул направо и, следуя указателям на навигаторе, снова поехал прямо. Пока ехал, всё рассматривал водителей в попытке найти признаки перерождения в психов. Но не нашёл. Все ехали чинно и неспешно. Лихачи встречались, «шахматистов» на дорогах всегда хватает, но это так, неискоренимый процент водятлов, спешащих на тот свет.

– Так что не так с машиной? – я вернулся к прежнему разговору, оторвав Шибера от разглядывания девушек идущих по тротуару.

Он вообще, как первую ладную барышню увидел, так и прикипел к окну. И пока мы ехали, так от него и не отрывался, всё разглядывал представительниц прекрасного пола. Иногда восхищённо цокал языком и качал головой.

– Чего? – перевёл мутный взгляд с тротуара на меня напарник.

– Ты девушек никогда не видел, что ли? – усмехнулся я. – Такое ощущение, что из машины сейчас выпрыгнешь и завалишь в кустиках первую встречную.

– Завалю! – с кивком рыкнул Шибер. – Я сегодня их столько завалю, сколько смогу. А потом ещё парочку. И ещё.

После своих слов он оценил мои нехорошо прищуренные глаза и вскинул руки в успокаивающем жесте.

– Ты чего, Метиз? Всё будет по любви! Я человечность терять не собираюсь. И вообще я придерживаюсь строгих моральных принципов.

– М-да? Что-то по твоим словам такого не скажешь. Кто сегодня завалить чуть ли не десяток собрался?

– Я, – ничуть не смущаясь, отозвался Шибер. – И как говорил ранее, всё будет по любви. Либо к таким мужественным мужчинам как я, – он ткнул себя пальцем в волосатую грудь для наглядности, – либо к таким вот бумажкам, – тут он вытащил толстенную пачку банкнот из кармана своей куртки.

 

– У тебя спермотоксикоз что ли? – перестраиваясь в левую полосу для поворота, поинтересовался я.

– Ага, ещё какой, – весело отозвался он, и снова прильнул к окну. – Я, Метиз, с женщиной одиннадцать жизней не был. Такие, брат, дела…

– Постился и сейчас решил развязаться? – высказал я шутливое предположение.

– Что-то типа того… Ого! Ты смотри какая?! Дойки размера пятого, не меньше! – не на шутку возбудился от увиденного напарник. – Ух, я бы с такой!..

Чего именно он «Ух!» было понятно и без объяснений. Неясным оставался вопрос – а что именно случилось? Не то чтобы меня это очень сильно интересовало, но это могло быть связано с какой-то особенностью Континента, а такое надо знать. Не улыбалось мне ни разу такое вот прыганье от простого лицезрения девушек, и такого я себе точно не хотел.

Разгадка данного вопроса последовала после того, как поразившая своим бюстом барышня ушла из зоны видимости Шибера.

– Квазом я был, Метиз. Практически трёхметровой образиной, состоящей из ороговелых пластин, здоровенных зубов и даже без намёка на детоделательный орган. Да и если бы он был, кто с квазом согласится прогуляться лунной ночью до сеновала?

Кто такие квазы, я знал. Изменённые иммунные, которым не повезло по той или иной причине. Чаще всего это случалось из-за принятия жемчуга – одного из самых желанных трофеев, что можно было добыть из высших заражённых. Жемчужина, какая бы она ни была, неплохо качала ментальные характеристики и давала шанс на получение очередного умения Континента. Но была в ней и одна закавыка – существовал определённый шанс, что после принятия внутрь жемчужины ты превратишься в кваза. В человека, заключённого в тело монстра. Проблем в такой жизни было множество, и вот теперь я узнал ещё об одной неприятной особенности.

Вернуть себе нормальный облик квазам было сложно, но можно. Той же жемчужиной, но только белой, которую можно было достать только из таких тварей, о которых Зиверт даже говорить не захотел. Ещё существовал способ просто дождаться подарка от Системы, которая сама решала, после какой из смертей вернуть обличие человека. Хреновая ситуация, если честно.

– Тяжело было? – сочувственно спросил я.

– Да в целом нормально. На респе проблемно иногда было. Но я до того как квазом стать, уже Малютку(имя существительное, собственное) сделал. Так что обычно хватал мою девочку и по-бырому валил из кластера. А там уже спокойно до стаба добирался и после очередного преображения в урода прибивался к очередной ватаге искателей приключений. Кваз, способный одним точным ударом приголубить матёрого топтуна, всем нужен. Вот так я и жил, – после своих слов, Шибер тяжело вздохнул.

– Обидно, понимаешь? Обидно! – снова рыкнул напарник после небольшой паузы. – У меня все умения как на подбор, все доход приносящие! И какой доход! Сиди на попе ровно, изредка возле горна стой, да кувалдой маши в своё удовольствие. Или эсэмэски отправляй в другие регионы. Там вообще напрягаться не надо. И тут этот хрен с бугра со мной жемчужиной расплатился. Чёрной жемчужиной. Ну, я её сразу же и заглотнул, блин! А чего на неё смотреть? Умение дали, с этим всё ровно, но вот стал я превращается в такое… Ай! – он с силой саданул по панели да так что она треснула. – Вот чёрт! Бибику жалко, – он погладил трещину на панели, видимо ожидая, что она зарастёт. Не заросла.

– Сам же говорил, что мы на ней ненадолго. И так и не ответил, почему, – я вернул разговор к первоначальной теме.

– Видишь, трамвай едет? – ткнул пальцем Шибер в проезжающий мимо зализанный с боков и подтренькивающий красный «болид».

– Вижу. И что?

– Ты много видел кластеров, где после перезагрузки есть электричество?

Точно! Вот что меня смущало всю дорогу – я видел транспорт, питающийся от электричества. Работающий транспорт. Да и в самой автомастерской свет не погас. Но как так? Мы попали в реальный мир? Ага, в реальный, – горько усмехнулся я. Реальный мир с внутренним интерфейсом, чатами, характеристиками и пространственными карманами. Скорее всего, мы в каком-то особенном кластере, где есть электричество. И может быть что-то ещё.

– А сотовая связь есть? – задал я самый, как мне показалось, существенный вопрос.

– А ты быстро соображаешь, – одобрительно кивнул головой напарник. – Нет, связи здесь нет, только рации у силовиков работают. А машину мы бросим, потому что здешние цифры будут её искать. Долго будут искать. Чуть больше двух суток.

– Долгий кластер, – я понятливо кивнул.

Мне приходилось слышать про такие. В основном в кластерах перерождение цифр происходило примерно за шесть-семь часов. Были и такие, где всё случалось практически мгновенно – всего за один час. А были как этот, куда мы попали – здесь цифры перерождались за куда более долгий срок.

– Долбаный кластер, – поправил меня Шибер. – Потому что это долбаная «пятнашка», сотню ёжиков мне в дупло!


Издательство:
ИДДК
Серии:
S-T-I-K-S
Книги этой серии:
Поделиться: