Litres Baner
Название книги:

Подарок или непредвиденный облом?

Автор:
Олег Даев
Подарок или непредвиденный облом?

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Маргарита не нашла ничего приличнее, чем скамейка у входа в аптеку. Алёна сделала несколько снимков. Попрощавшись, они расстались, пообещав друг другу обязательно встретиться.

Ускоренным шагом Маргарита устремилась к кафе, и когда вошла сразу заметила Цецилию. Та сидела за пустым столом у окна, и разглядывала улицу.

– Привет Циля! Давно меня ждёшь? – спросила Маргарита.

– Да… Нет! Я только-только подошла, – ответила Цецилия.

– Я заказала чай и пирожные. Должны принести.

– Ну, что могу сказать тебе подруга, – начала Маргарита, передав конверт с фотографиями, – первый этап нашего мероприятия мы прошли. Нам необходимо перейти ко второму этапу – этапу знакомства молодых. Какие у тебя Циля есть предложения по этому вопросу?

– У меня… Рита… Предложение одно – выдать замуж Соню за этого мальчика. Других предложений нет, – вымолвила Цецилия.

Рита отхлебнула принесенный чай, и произнесла:

– Слушай дорогая, не беги впереди телеги. Давай! Выдавай идеи по существу! Ты лучше всех знаешь свою дочь. На улице, как я понимаю, твоя дочь с мальчиками не знакомится. Если на прямую, она отказывается знакомиться, нужно молодых затащить в одну компанию. Вопрос… Где взять эту компанию? Компании создаются по интересам… Какие у Сони интересы?– настойчиво как экзаменатор запросила Маргарита.

– Ну, какие у неё интересы… Она же учится – юриспруденция, психология. А так – кино, чтение, мода, музыка, – пробурчала Цецилия.

– Из всех перечисленных интересов, я бы отметила реальные два. Это кино и музыка. Их надо сблизить либо в каком-нибудь тусовочном клубе, либо в кино или на концерте – задумчиво произнесла Маргарита.

– Ну, первое отпадает сразу,– сказала, как отрезала Цецилия.

– Это… Через мой труп! Давай рассматривать кино и концерт. Я бы предпочла концерт.

– Я тоже склоняюсь к концерту. Поскольку в антракте можно и осуществить первый контакт. А затем, пускай Марк берет роль ухажёра на себя.

– Риточка, ты гений! Мне нравится твой сценарий. Давай будем ему следовать.

– Ага… Нужно подобрать концерт и определиться, с кем на него пойдут Соня и Марк, – гордо заключила Маргарита, чувствуя своё превосходство в мозговом штурме.

– Рита… с Софочкой однозначно пойду я! – решительно заявила Цецилия, – потому как если будет какая-нибудь подружка, то она будет только мешаться.

– Ну, ты… что… подруга, всё дело хочешь завалить? – отрезала Рита.

– Когда будет происходить контакт, ты что, Соню за юбку держать будешь?

– Держать не буду, а отойду в сторонку и буду наблюдать.

– Не пойдет! Значит так… Первое отделение ты сидишь с ней. Как только объявляют антракт, ты сообщаешь дочери, что тебе внезапно поплохело и уходишь домой! – повелительным тоном заявила Маргарита.

– Я… Согласна! – выпалила Цицилия.

– Тогда так… Ищем ближайший приличный концерт, чтобы он был интересен нашим молодым. Я пока поработаю над их встречей с семьей жениха. Буду держать тебя в курсе.

Пообщавшись ещё некоторое время, вспоминая общих знакомых и совместную работу в поликлинике, они разошлись.

Придя домой, Рита, занимаясь домашними делами, постоянно думала об исполнении намеченного плана. Со стороны невесты более-менее они с Цецилией определились. Со стороны жениха, ничего придумать не удавалось. Она считала, что ей обязательно нужно найти какое-то связующее звено, которое она внедрит в процесс знакомства молодых и, которое будет в дальнейшем держать её в курсе всех дел. Случайно вспомнив недавнюю встречу с Алёнкой, Маргарита твердо решила уговорить её встретиться с Марком и вместе с ним принять участие в знакомстве с Соней.

Этот вариант оставался самым приемлемым во всех отношениях. Алёнка, с её внешними данными вряд ли могла заинтересовать Марка, а обладая неутомимой энергией и подвешенным языком, могла бы первой, как бы невзначай познакомиться. Потом, под видом своего двоюродного брата познакомить Марка. И это, в том случае, если Марк в антракте стушуется, и не решится подойти к Соне.

Всё! – сказала она себе. Алгоритм создан и требует воплощения…

Глава 7

Одухотворенным, вернулся Пётр Михайлович из командировки. Насквозь пропитанный, возвышенными чувствами, вызвал к себе Геннадия Дмитриевича и, улыбаясь, спросил:

– Расскажи ка мне дружок, как наши дела? Подготовил ли ты мне журнал с отметками?

Геннадий Дмитриевич оценил игривые чувства начальника и, чеканя каждое слово торжественно произнес:

– Домашнее задание выполнено. Журнал готов.

Пётр Михайлович взял журнал и принялся его внимательно изучать. Основные средства, добытые Геннадием Дмитриевичем непосильным трудом, были от завышения сметной стоимости работ по капитальному ремонту объектов и услуг по наладке и ремонту оборудования. Далее следовали полученные откаты при закупках материалов и оборудования, при продаже и сдаче в аренду объектов основного и вспомогательного назначения.

Изучение журнала не заняло много времени, поскольку основные «вносители» были хорошо известны начальнику. Их регулярные добровольные пожертвования грели душу; позволяли его мыслям уноситься куда-то далеко в непременно тёплое, безоблачное, светлое будущее.

В целом, оставшись довольным отметками трудящихся, Пётр Михайлович вернул журнал и настоятельно потребовал от партнёра усилить работу с троечниками. Кратко доложив о состоянии дел на предприятии за период отсутствия начальника, Геннадий Дмитриевич удалился, сославшись на необходимость своего участия в комиссии по технике безопасности.

Оставшись один, Пётр Михайлович дал указание секретарше соединить его с директором порта. Когда секретарь сообщила, что директор на проводе, он поприветствовал его и спросил:

– Юра, как у нас дела с Ориентом? Юрий Владимирович Карпин участвовал в оригинальной схеме по экономии на железнодорожной перевозке клинкера (полуфабрикат для изготовления цемента) разработанной компанией Ориент. В эту компанию ушел работать исполнительным директором его первый заместитель Николай Львович. Идея заключалась в том, что большая часть клинкера отгружаемого со Спасскцемента во Вьетнам, Индонезию, Южную Корею перевозилась до порта по внутреннему железнодорожному тарифу в соответствии с Правилами о прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении. Правила применялись, поскольку клинкер предназначался для предприятий Магадана и Камчатки.

Постоянные задержки платежей покупателями, позволяли договориться с грузотправителем о переадресовке груза. Выгодно это было с одной стороны Спасскцементу, который как предприятие непрерывного цикла, обязан был отгружать все поставленные под погрузку вагоны. С другой стороны порту, у которого в тарифе на перевалку помимо рублёвой, была валютная составляющая. Не выгодно это было железной дороге. Осуществляя перевозку сотен тысяч тонн клинкера, по тарифу на порядок ниже экспортного, железная дорога теряла сотни миллионов рублей выручки.

По факту это осуществлялось просто. Перед подходом судна в порт, Ориент, в соответствии с договором перечислял Спасскцементу аванс на отгружаемую партию клинкера. Порт, хранивший на причале значительное количество клинкера и, державший на припортовой железнодорожной станции составы с клинкером, давал телетайп в Спасскцемент с просьбой согласовать переадрессовку клинкера за границу. Спасскцемент не имея на счете средств покупателей из Магадана и Камчатки, легко на это соглашался.

Юрий Владимирович давно ожидал разговора с Мартыненко по вопросу отгрузки клинкера. И этот вопрос его не удивил.

– Петя не волнуйся! Ориент ещё жив! Твои интересы, как договаривались… будут учтены. Годовой отчет сегодня отправлю – заверил Юрий Владимирович, – ты определись, куда отправить.

– Хорошо… Дружище! Давай я, сначала посмотрю отчет. Потом сообщу…– дружелюбно отреагировал Пётр Михайлович. И дабы поддержать разговор спросил:

– Ну, рассказывай… Как семья? Как дети?

– Семья разбежалась. Живём вдвоём с женой. Дочек отправил в закрытый пансионат с обучением на английском языке. Так что мы здесь, они в Москве. Здесь стало не безопасно. Меня задолбали звонки среди ночи с настойчивыми предложениями по сотрудничеству, с угрозами и ультиматумами. Поэтому мы с женой решили отправить дочек подальше. Так что… Как-то так…

– А у тебя то как? Дочку выдал замуж? – для приличия спросил Юрий Владимирович.

– Пока нет… Не нашла никого достойного – весело выпалил Пётр Михайлович – Поиском жениха Циля занимается. Я в это дело не вникаю…

– Ты расскажи… как сам то? Судно с углем успел отправить? На штраф не налетел?

– На штраф не налетел, но с экипажем этого судна пришлось серьезно пообщаться – возмущенно пропыхтел Юрий Владимирович, и с жаром принялся рассказывать:

– Представляешь – эти козлы, пока ожидали последнюю партию угля, решили утащить силовой кабель с медными жилами. Ночью, перед отходом судна они отрубили топором тридцать пять метров гибкого силового кабеля толщиной с руку, который лежал на дальнем причале к портальному крану, находящемуся на техобслуживании.

Когда это обнаружилось, лоцман заканчивал выводить судно на внешний рейд. Пришлось срочно возвращать судно. И начинать разборки. Вот так у нас некоторые люди бизнес делают – заключил директор порта.

– Ты знаешь… Ты меня не удивил – усмехнулся Пётр Михайлович, и продолжил – у меня две недели назад такие же умники из-за меди контактную сеть грохнули. Состав посреди дороги встал. Пришлось тепловозом до сортировочной станции тащить.

Недолго продолжался разговор двух руководителей современного капиталистического производства. Пётр Михайлович сославшись на обед, и высказав Юрию Владимировичу своё искреннее почтение, положил трубку. А Юрий Владимирович, ранее отобедавши, полностью отдался посетившей его дремоте.

Глава 8

В результате приватизации и создании акционерного общества, Юрий Владимирович вновь возглавил самый южный порт Приморского края, созданный в период шестидесятых годов для отгрузки военной техники во Вьетнам. В новых условиях, он на полную катушку использовал свои возможности по наполнению открытых зарубежных счетов. Удобное расположение не большого незамерзающего порта, обладающего необходимыми ресурсами по перевалке различных видов грузов, позволяло Юрию Владимировичу единолично решать – кого он хотел бы видеть в роли контрагента.

 

К нему зачастили представители всемирно известных южнокорейских и японских компаний. Визитёры, наивно мечтали на прямую, заключить договора на отгрузку металлопроката, алюминия, ферросплавов. Однако, не успев изложить своё предложение, сразу получали от Юрия Владимировича отворот поворот в сторону Владивостока, где в какой-то подворотне арендовал комнату под офис двоюродный брат его жены – Недюжкин Александр. Фирмулька этого кадра, с персоналом – ты да я, да мы с тобой, замыкала на себе значительные денежные потоки.

Юрий Владимирович разработал оригинальный способ процедуры заключения договоров. Ежегодно после новогодних праздников, он уезжал на месяц во Владивосток и там ложился в клинику на обследование. Арендовав в больничную палату под офис, проводил в нём договорную компанию. И в порт возвращался после очередного медицинского обследования, с уже подписанными договорами на весь годовой объем перевалки. В редчайших случаях, кому-либо удавалось пробиться в кабинет директора и убедить его на прямую с портом заключить договор.

Один из таких случаев произошёл весной, когда Юрий Владимирович закончив читать газету "Экономика и жизнь" вышел из-за стола размяться и, подойдя к окну обомлел… На стоянку перед зданием администрации порта важно въехал чёрный мерседес бизнес класса за номером 00-01 ЧИР.

Он не понял, каким образом в Приморском крае, наводнённом японскими машинами, появилось это чудо немецкого автопрома, с неизвестным доселе номером. И как оно, преодолев почти две сотни километров по раскисшей после дождя грунтовки, перед ним представилось, сверкая никелированными прибамбасами. Из него, как инопланетяне, вышли двое бородатых мужчин в черных кожаных плащах и широкополых шляпах. Не обращая ни на кого внимания, они как зомби привычным шагом направились в здание. Он грешным делом подумал – неужели за ним пришли. Мелкая дрожь во всём теле заставила его достать из сейфа отцовский наган и положить в ящик стола.

Не заметив сидевших в приёмной посетителей, и секретаршу, при виде их потерявшую дар речи, зомби самоуправно прошли в кабинет директора. Когда они вошли, Юрий Владимирович сидел за столом и изображал рабочий процесс, держа у уха телефонную трубку. И только испарина на лбу и предательски сползшие на кончик носа очки, демонстрировали крайнее волнение директора. Он привстал, показал рукой вошедшим на кресла у стола, пробурчал в телефон: «Хорошо!»,– и положил трубку. Пришедшие, ни с того ни с сего, заговорив на чистом русском языке, с некоторым кавказским акцентом, культурно выразились:

– Здравствуйте Юрий Владимирович! У нас к вам деловое предложение!

И эти две фразы произвели на него неизгладимое впечатление. Он мигом осознал: «Это не за ним пришли! Это к нему пришли!»

Таких, приходящих, он видел великое множество. Один из них, представитель Самсунга и днюет и ночует в административном здании. Мечтает измором добиться заключения с портом прямого договора на перевалку металлопроката. Этот индивидуум и сейчас в приемной ошивается… И ничего терпит! А эти двое – ряженных. Чем они лучше других?– подумал директор.

Но потом, осознав серьёзность последствий необдуманного отказа, решил выслушать посетителей. Он снял очки, вытер запотевший лоб, привёл кровяное давление к нормативным показателям, приветливо улыбнулся и проговорил:

– Здравствуйте! Я весь к вашему вниманию!

Посетители рассказали о своём бизнесе. И предложили Юрий Владимировичу заключить с ООО "Умар" два договора. Один – на перевалку партии каменного угля, а другой на перевалку партии листовой меди. Юрий Владимирович выдвинул свои условия, которые сразу же были приняты другой стороной. Они пожали друг другу руки и, уточнив некоторые нюансы по оформлению договоров, распрощались.

Как только за посетителями закрылась дверь, Юрий Владимирович, стоявший у двери, откинулся назад, несколько раз перекрестился и, подойдя к столу, охотно постучал по дереву.

Директор не все доходы тащил на себя. Он регулярно без задержек выплачивал заработную плату. Следил, чтобы она соответствовала уровню заработной платы средней по отрасли в данном регионе. Полностью выплачивал работникам надбавку за совмещение профессий в пределах штатной численности подразделений. Юрий Владимирович сконцентрировал свои усилия на коммерческой работе в сфере основной производственной деятельности, предоставив своим заместителям возможность зарабатывать на акциях, страховании, ремонте, услугах и закупках. Одно он почему-то постепенно стал забывать, что за досрочную обработку судна в порту положена премия (диспач). Её при круглосуточной работе порта с заниженными нормами почасовой погрузки, указанными в договорах, порт должен был получать постоянно. Она уходила в одном направлении, о котором не трудно догадаться. Таким образом, докеры, зачищавшие вагоны и причал лопатами, после погрузки клинкера грейфером, работая в облаке цементной пыли, в качестве премии получали молоко, и так положенное им. О диспаче вспомнили докеры при отгрузке металлопроката. Директор неоднократно обещал грузовому комплексу выдать премию. Но почему-то в силу каких-то особых причин, постоянно забывал это сделать.

Он никак не мог позволить, кому-либо засунуть свою грязную мозолистую руку в только ему принадлежащий карман. Ведь это он, и только он, разработал и подписал такие договора, по которым порт почти всегда имел возможность досрочно загрузить судно и получить премию. Как-то на собрании грузового комплекса он случайно оговорился и публично пообещал премию. Но этому не суждено было случиться. Происшествие в порту, помогло директору на длительный период времени закрыть рты болтунам, которые ныли, что у них в карманах пусто. Это произошло ночью. У причала на судно отгружалась арматура в пачках. Необходимо было отгрузить свыше девяти тысячи тонн. Работали две бригады и два портальных крана. Краны попеременно, один за другим забирали с причала по две пачки арматуры и укладывали их, каждый в свой трюм. Когда бригады докеров достигли определённого темпа, случилось пренеприятное известие – по телевизору началась прямая трансляция футбольного матча с участием сборной страны. Диспетчер, отвечающий за погрузку и тальмана (учётчики на причале) поспешили в комнату отдыха к телевизору. На судне первый помощник капитана, отвечающий за погрузку, также оказался большим поклонником нашей сборной по футболу. После матча поклонники футбола ещё долго обсуждали у телевизора случайную победу сборной. Между тем, бригады показали классную производительность труда, и перегрузили судно почти на тысячу тонн. Когда директор совершал утренний обход порта, ему доложили о победителях соцсоревнования, и что судно у причала село на грунт. С утра прибывающий в добром расположении, Юрий Владимирович, собрал всех ответственных и устроил разнос.

– Вы знаете, в какое время мы живём! До чего эти уроды довели страну. Нам бы только выжить. Только выжить… У нас ежедневные по несколько раз в день отключения электроэнергии, и порт вынужден включать дизельную электростанцию. А кто будет возмещать убытки за простой судна в порту и выгрузку из него тысячу тонн металла. Я делаю всё для того, чтобы Вы без задержек получали заработную плату, в то время как наш район не имеет такой возможности. Мы должны работать четко и слаженно, как единый механизм. Не допуская воровства и разгильдяйства. И в конце своего монолога, Юрий Владимирович произнёс замечательную фразу: « А вот теперь, я предлагаю любителям футбола засунуть руки в пустые карманы и поиграть своими шарами в дыр-дыр. Забудьте слово диспач. На него грузовой комплекс может не рассчитывать».

В самых сложных ситуациях Юрий Владимирович проявляя личное мужество, брал всю ответственность на себя. Однажды, поздней осенью в порт было подано судно-сухогруз не приспособленное для перевозки опасных грузов в Японию. Порт осуществлял перевалку ферросилиция. Эта руда при сырой погоде и измельчении в процессе погрузки-разгрузки грейфером способна значительно увеличивать выделение крайне опасных для здоровья газов – неорганических соединений мышьяка. Забор воздуха для вентиляции помещений судна осуществлялся через трюм. Когда трюм стал заполняться рудой, газ стал постепенно поступать в каюты. Один из членов экипажа после окончания смены зашёл в свою каюту – уснул и не проснулся. Экипаж чувствовал недомогание и металлический привкус во рту, но, не особо обращая на это внимание, продолжал работать. Когда погрузку закончили, задраили трюмы и судно буксиры вывели на внешний рейд, члены экипажа, в условиях включённого отопления кают, один за другим не вышли на вахту. Вскоре выяснилось о сильном отравлении семи человек, из которых один член экипажа скончался. Капитан судна забил тревогу; запросил порт снова принять судно и обеспечить на причале присутствие медиков. Когда судно пришвартовалось, шесть человек сточно увезли в больницу. В ходе выявления следствием виновников происшествия, Юрий Владимирович взял вину на себя. Получил условный срок, и был торжественно взят на поруки коллективом порта. Продавец ферросилиция, который в значительной степени был виноват в случившемся, принял активное финансовое участие в улаживании конфликта, со всеми заинтересованными сторонами. И через несколько дней компенсировал свои финансовые потери, заполучив письмо Главного государственного санитарного врача по Приморскому краю о запрете перевалки ферросилиция в портах края. Где в заключительной части письма говорилось, что в виде исключения, перевалка ферросилиция возможна в означенном порту, при условии создания специальной службы по контролю над воздушной средой. Таким образом, прибив одним ударом всех конкурентов, порт совместно с провинившимся продавцом становился монополистом по перевалке ферросплавов в Приморском крае.

Полученное по факсу письмо, так взбудоражило душу Юрия Владимировича, что он вместо положенных трёх сигарет выкурил целых пять. Правда курил он сигареты в соответствии с правилом, что самый вредный никотин содержится в оставшейся две трети раскуренной сигареты. Поэтому выкуривал одну треть и от неё прикуривал другую сигарету и так далее. Иногда по задумчивости он забывал затушить предыдущую сигарету, и она оставаясь дымить в пепельнице, создавая и без того зловонную атмосферу в кабинете. Проще было дома на балконе, где он курил после вкусного чревоугодия. Прикуривая одну сигарету от другой, после двух, трех затяжек, он швырял её шалбаном стараясь попасть в ствол недалеко расположенного дерева. Но эта его забава продолжалась не долго. Однажды выйдя на балкон, жена увидела двух пенсионеров бывших работников порта, которые копошились под деревом, собирая окурки. Она рассказала мужу, и он, заведя на балконе трёхлитровую банку с водой, прекратил аттракцион доселе невиданной щедрости.

Глава 9

Маргарита срочно занялась поиском Алёны. Выйти на связь с ней, никак не удавалось. Она ходила на место их последней встречи, заходила в компанию, где Алена числилась, но уткнулась в закрытую дверь. Между тем, ей позвонила Цецилия и торжественно произнесла

– Риточка, я нашла концерт, который заинтересует наших молодых. В наш город через две недели приезжает бит группа "Браво" с солисткой Жанной Агузаровой. Соня мне сказала, что она хочет сходить на их концерт. Думаю и Марку, будет интересно.

– Ну и замечательно! За тобой пять билетов на концерт, и какие ни будь бирюльки в уши – желательно серебро с турмалином, цирконом или с какими-нибудь другими камушками – авторитарно изрекла Маргарита.

– Ну, насчет одного билета понятно. Ну, ладно – два билета. А зачем три билета? И какого лешего, я должна покупать серебряные серёжки с полудрагоценными камнями – возмущенно прогундосила Цецилия.

– А затем, голубушка, что с Марком на концерт пойдёт моя замужняя родственница Алёнка. Она примерно Соничкиного возраста будет страховать наше дело от явного провала. Антракт длится не долго, и если Марк от несметной красоты твоей дочери проглотит язык, или хлопнется без чувства, то мною подготовленная родственница возьмёт бразды правления в свои руки. И доведёт дело до логического завершения.

Как я тебе сказала – Алёнка замужем, и если её муж узнает, что она с кем-то шастает по концертам, может применить к ней грубую физическую силу. Так, что за риск надо платить!

Марго услышала из трубки глубокие вздохи и потом…

– А нельзя ли… Как-нибудь без Алёнки? – судя по всему прикинув финансовые затраты взмолилась Цецилия.

– Нет, подруга! Нельзя! Если Марк возьмёт парня, тот может развалить всё дело, оказавшись более симпатичным и словоохотливым.

 

– Рита, может сделать так – я покупаю билеты на концерт, а родители Марка покупают сережки твоей Аленке.

– Циля, я что-то не пойму, я кое-как уговорила ту сторону, чтобы она согласилась знакомить своего сына с твоей дочерью Соней, а ты сейчас начинаешь палки в колеса втыкать. Мы вообще из-за кого этот спектакль затеваем. Не ты ли говорила, что Соня выйдет замуж только по любви. Так вот мы сейчас фактически изобретаем любовь для твоей дочери. И если ты хочешь лишить свою дочь этого светлого… доброго чувства – любви, лишай. Я бы так, Циля, не поступила! Хотя смотри сама. Есть другой вариант, я свожу тебя с родителями Марка, и Вы уже сами принимаете решение, когда свадьбу устраивать. В этом случае, я умываю руки…

– Риточка, ну обижайся, пожалуйста. Я согласна! – взмолилась Цецилия, – а не скажешь, кому ещё я должна купить билет?

– А этот билет ты купишь мне. Ты свалишь после первого отделения. Кто-то должен контролировать весь процесс?! Я буду сидеть в сторонке и в случае непредвиденных обстоятельств перенаправлю вечер знакомства в нужное русло. Только ты мне купи билет на соседнем ряду сзади, рядом с молодыми.

– Я согласна… Риточка! Я на всё согласна! А нельзя ли мне как-нибудь, хоть одним глазком посмотреть на Марка?

– От чего же… Можно! Если ты завтра, ровно в час дня будешь в поликлинике. У нас в поликлинике, недавно открылось кафе, которое посещает Марк. Я вообще из дома ношу перерекус, но ради такого случая, схожу с тобой.

– Договорились… Риточка! Завтра я подойду к часу в поликлинику. До встречи! Пока! Пока!– вдохновлённо оповестила Цецилия и положила трубку.

Когда закончился разговор, Маргарита в очередной раз попыталась разыскать Алёнку, позвонив по телефонам указанным в визитке. Но, не дозвонившись ни по одному из них, бросила эту затею. На следующий день, как договаривались, в назначенное время в поликлинике появилась Цицилия, и сразу без задержек проследовала в кабинет Маргариты.

Подруги поспешили в буфет, взяли по пирожному и по чашке чая, выбрали столик в углу зала, чтобы видеть всех входящих. Через несколько минут в кафе появился в игривом настроении Марк, с цветущей секретаршей Ефим Григорьевича, Виолеттой. Как только они вошли, Маргарита шепнула: « Циля… Это он!»

Отстояв небольшую очередь, постоянно весело обсуждая меню кафе, Марк с Виолеттой загрузили свои подносы, и присели за стол в центре зала. Пока они рассаживались, Цецилия достала из сумки очки и устремилась разглядывать будущего зятя. Она обнаружила, что у этого длинного худого парня красивая улыбка, чёрные волосы и смуглая кожа. Разглядела ямочку на подбородке и слегка с горбинкой нос.

Маргарита, заметив, что подруга откровенно вытянула шею и нагло рассматривает молодых людей, дабы оторвать её от этого занятия, тихо скомандовала:

– Циля, подъем!

Цецилия, не обращая внимание на команду, продолжала внимательно изучать молодого человека. Она узрела у него необычно большие кисти рук с длинными пальцами, а также большой размер обуви. Рита повторила команду:

– Циля… Ау… Ну хватит! Допивай чай! И пошли, – при этом, под столом, слегка стукнула ей по ноге.

Цецилия очнулась, сделала пару глотков чая, встала из-за стола, и ответила – Пошли!– бросив на будущего зятя последний взгляд.

Когда они вышли, Цецилия спросила:

– Рита, а что это за девушка обедает с Марком?

– Не волнуйся, это секретарша твоего будущего родственника, вертишлюшка Виалетта. Она занятая, и не опасная!

Рита знала, что Виалетта – любовница Ефим Григорьевича, но рассказать об этом подруге, означало бы угробить всё, с таким трудом начатое дело. Ведь совсем недавно она предложила Циле породниться с порядочными людьми.

– Ну как тебе Марк? Понравился или нет? – улыбаясь, спросила Маргарита.

– В целом.… Да! Симпатичный парень – задумчиво произнесла Цецилия,– но главное, чтобы он понравился Соне.

– Если тебе понравился, и ей понравится – иронично отреагировала Маргарита.

– Ну, давай подруга! Я тебя покидаю – у меня приём. До встречи! Занимайся билетами и подарком!

– Ладно, буду действовать по намеченному плану – с грустью в голосе заверила Цецилия, и побрела по длинному коридору к выходу.

Несколько дней спустя, вечером, в квартире Маргариты зазвонил телефон. Когда она взяла трубку, услышала голос Алёнки:

– Тетя Рита, ты меня ищешь? Что-нибудь случилось?

– Да ищу! Уже почти две недели. Обзвонилась. Никто не отвечает по телефонам. Где ты была?

– Да, я тут выезжала с одним человеком, преподавателем из училища на пленэр в уссурийскую тайгу. А там, как ты знаешь, никакой связи нет.

– Так ты что вдвоём с ним ездила?

– Ага… Ну, это длинный разговор. Потом при встрече расскажу. Так… И…Зачем я тебе понадобилась?

– У меня к тебе дело. Давай встретимся.

– Ну, хорошо. Я буду работать завтра на том же месте, где мы с тобой встречались. Тебе удобно в три часа?

– Хорошо! Договорились! До завтра!

На следующий день, отработав утреннюю смену, Маргарита поспешила к месту встречи. Когда она пришла на центральную улицу, сразу увидела Аленку, фотографирующую совершающих променад горожан. Маргарита подошла и почти шёпотом произнесла:

– Алёна привет, – дабы ненароком не испугать девчонку.

Алёнка повернулась и, улыбаясь, брякнула:

– Здорово! Тётя Рита, я вижу, ты исправляешься. Уже не пугаешь своим голосом предпринимателей.

Алёна достала из сумки конверт и передала Маргарите.

– На… Держи свои фотки. Ты на них хорошо получилась. Маргарита открыла конверт, посмотрела на фотографии, и довольная положила его в сумку. Алёна, ожидая длинный разговор, предложила:

– Слушай, тёть Рит, а давай зайдём в здание библиотеки. Там в холле не много народа и можно спокойно пообщаться.

Они зашли в здание библиотеки, нашли отдельно стоявшие свободные стулья, и как только присели, Алёна спросила:

– Так и какое у тебя ко мне дело?

– У меня к тебе просьба сходить на концерт бит-группы "Браво" с одним молодым человеком. С целью знакомства с девушкой примерно твоего возраста, – выпалила Маргарита.

– На группу "Браво", да ещё за чужой счёт, я с удовольствием пойду. Ну, вот скажи… Зачем тебе, всё это надо? Что за молодой человек? И что за девушка, с которой я должна непременно познакомиться? – изобразив крайнюю озабоченность, спросила Алёна.

– Это надо моей приятельнице. Она очень просила познакомить свою дочь Соню с молодым человеком, которого зовут Марк. Поскольку я знаю родителей Марка, я согласилась помочь. Родители друг с другом по этому поводу уже общались, и хотели бы породниться. Марк готов познакомиться с Соней. Вот только Соня, не хочет, чтобы родители вмешивались в её выбор предмета любви. Короче, под венец она пойдёт только по любви. Перед тобой стоит задача познакомиться в антракте концерта, как бы невзначай с Соней, и потом, возможно не сразу, представить ей Марка, под видом своего кузена.

– Слушай, тёть Рит, что ты за хрень в стиле раннего авангарда придумала. А почему этот Марк сам не может подойти к девушке и познакомиться. Или он вообще… ущербный?!

– Да нет! Парень он вполне нормальный. Заканчивает ординатуру и скоро станет хирургом. Я тебя привлекаю для того, чтобы процесс знакомства молодых людей прошёл естественно и не заметно для Сони. Чтобы она, никоим образом не догадалась, что это происки родителей. Ты начнешь действовать в случае, если парень стушуется и не сможет подойти. Зная твои способности в области языкообращения, ты сможешь сделать это в лёгкой непринуждённой манере.

– Ну, хорошо! Соглас…на…я…я! -намеренно растянуто и весело произнесла Алёна.

– Договорились! Дальнейшие указания получишь перед концертом. Только ты не пропадай. И расскажи, что это за ухажер у тебя появился?

– Да… Был ухажёр… А теперь нет ухажёра! – насмешливо, с грустинкой проговорила Алёна, и продолжила, – у нас в училище появился новый преподаватель по акварельному рисунку. Мужчина лет за тридцать с гаком. Зовут – Владислав Михайлович. И этот Славик, каким то чудом, заинтересовался моими художественными способностями, и несколько раз предложил мне индивидуальные уроки рисования. Я, не будь дурой, согласилась, и помимо занятий, нарвалась на явные ухаживание этой особи противоположного пола. Вёл он себя со мной вполне прилично, как истинный джентльмен. После парочки занятий, этот кавалер пригласил меня поехать с ним в Кавалерово на пленэр рисовать тайгу в естественных условиях. Я вначале отказалась, но потом, недолго думая согласилась.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: