Litres Baner
Название книги:

Дуэль. Аудиоспектакль

Автор:
Антон Чехов
Дуэль. Аудиоспектакль

000

ОтложитьСлушал

Лучшие рецензии на LiveLib:
boservas. Оценка 274 из 10
«Плохой хороший человек» – именно так назывался фильм 1973 года, снятый на «Ленфильме» Иосифом Хейфицем по повести Антона Павловича Чехова «Дуэль».Мне кажется, Хейфиц, написавший сценарий к собственному фильму, ближе всех подошел к пониманию не только этой повести Чехова, но и всего его многообразного творчества.Выбрав неуклюжее, алогичное название для фильма, он очень ёмко сформулировал главную идею чеховских произведений: человек слишком сложное явление, он многогранен и противоречив, не бывает людей ни хороших, ни плохих, в каждом есть достойное презрения, но и достойное поклонения тоже есть в каждом.Другое дело, что на проявление тех или иных качеств часто влияют обстоятельства, и человек под их давлением может демонстрировать в большей степени какую-то одну из своих противоречивых сторон.Ведь, если посмотреть внимательно, в «Дуэли» нет положительного героя. Лаевский – слабый тип, вялый и безвольный, ищущий спасения от проблем в бегстве, легко предающий.Фон Корен, наоборот, чересчур жесток и прямолинеен. Его жестокость заходит настолько далеко, что его можно даже определить, как одного из предтеч фашизма, это когда он проповедует теорию об избавлении общества от больных и слабых, в том числе – душевнобольных. Ну, чем не эсэсовец?Самойленко, конечно, добряк и хороший друг, но тряпка неимоверная, тот, с чьего попустительства могут происходить и подлости, и преступления.Надежда Фёдоровна – ветреная натура, сначала бросившая мужа, затем без особой нужды, просто от скуки, отдающаяся кому придется. Понятное дело, она чувствует, что Лаевский к ней охладел, но разве это оправдание?Остальные герои повести выполняют вспомогательные функции, но положительных среди них тоже не просматривается, даже дьякон Победов смущаем стяжанием славы и почестей.Так вот, об обстоятельствах. «Плохому человеку» Лаевскому, чтобы стать «хорошим человеком» потребовался волшебный пендель. Без этого пенделя он так и продолжил бы бегать от себя, порхая по жизни.Ему потребовалась встреча с «хорошим человеком» фон Кореном, который для Лаевского должен был стать очень «плохим человеком», чтобы что-то изменилось.Фон Корен не шутит, он не отступает от своих принципов, Лаевский в его понимании недостоин коптить небо, поэтому перед ним даже не стоит вопрос: стрелять в противника или в воздух, он твердо намерен убить ненужного человека.И вот тут появляется рояль в кустах. Но, если, как правило, у этого термина отрицательное значение, в том смысле, что автор, не справляясь с логикой сюжетной линии, ищет помощи у случая, то у Чехова это замечательное авторское решение, это перст судьбы. Дьякон Победов, кстати, в прямом смысле сидящий в кустах, становится фактором перерождения Лаевского.Как это? Да очень просто, не крикни дьякон «Он убьет его!», рука у фон Корена не дернулась бы и он убил бы Лаевского.И Лаевский это понял. Если бы фон Корен стрелял в воздух, Лаевский бы просто перевел дух и помчался в порт на корабль, который отвез бы его в Севастополь, а дальше в столицу – подальше от этой надоевшей и неверной женщины и этих грубоватых провинциалов. А вот, когда пуля обожгла ему шею, дав понять, что он был на волосок от смерти, и жизнь ему в этот раз просто подарена провидением, в нем что-то включилось, что привело к катарсису.Вектор сменился и «плохой человек» нашел в себе потенциал быть «хорошим», он понял, что пришло время собирать камни. Произошло преображение, но это не значит, что так теперь будет всегда, натура человеческая сложна и противоречива, и катарсисы случаются иногда в жизни человека не один раз, и направлены они могут быть в разные стороны.Однако, это еще не всё. Своим преображением Лаевский повлиял и на фон Корена, в конце повести у того, впечатленного переменами первого, появляются сомнения в истинности тех жестких принципов, которым он до сих пор непоколебимо следовал.Ну, и раз я начал с фильма Хейфица, не могу не вспомнить двух потрясающих актеров, рано и почти одновременно ушедших от нас, исполнивших в фильме главные роли.Олег Даль, я пытаюсь перебирать советских актеров той поры, и понимаю, насколько точное попадание в выборе его на эту роль. Ну, пожалуй, только Янковский мог бы составить ему конкуренцию.Владимир Высоцкий – идеальный фон Корен. К сожалению, эта работа Владимира Семёновича не так известна, как Жеглов, арап Ганнибал или бард из «Вертикали». А мне кажется, что как актер он здесь даже выше, чем во всех перечисленных.
Anastasia246. Оценка 216 из 10
Странное это было общество. Общество людей, собравшихся волею (или капризом) судьбы в одном месте – на Кавказе. Доктор Самойленко, глубоко порядочный мужчина, всем сочувствующий, всех понимающий и всем помогающий, но отчего-то желающий казаться грубее, чем он есть на самом деле (и, кстати, отчего-то одинокий…) Дьякон, в присутствии которого спокойно рассуждают о возможности убийства человека – просто так, чтобы проучить кого-то – а он и глазом не моргнет. Зоолог Фон Корен – за глаза осуждающий людей (в довольно резких и непримиримых выражениях), человек, безусловно, высоких моральных качеств и твердых устоев, но кто дал ему право судить других людей? И, наконец, главная пара – Лаевский, Иван Андреевич, молодой служащий, считающий себя выше, тоньше, умнее остальных людей (что разумеется далеко не так, и читатель в этом вскоре и сам разберется), пытающийся вечно поразить других силой своего интеллекта и глубиной мысли (а поражает большей частью банальностями и пошлостями, вот незадача) и его…женщина (не знаю, даже как ее правильно назвать, сожительница, наверное), Надежда Федоровна (очень хотелось бы назвать ее супругой, но супруг у нее уже есть, в Петербурге, и это не Лаевский, к сожалению или к счастью, это как еще посмотреть). 2 нарциссических личности, которые странным образом сошлись вместе: он больше всего на свете любит себя, она тоже больше всего любит себя, и они явно не любят друг друга, но вот отчего-то живут вместе. Парадокс)И вот в чем несомненная сила чеховского гения – писатель может сделать так, чтобы пошлость, вульгарность или мещанство на миг (пока мы читаем книгу) перестали нам казаться таковыми. Умеет автор красиво написать о вещах обыденных, быть может, в определенной среде, вещах, не вполне одобряемых обществом или совсем не одобряемых и даже порицаемых (это еще и в наше-то время кажется довольно странным: жить с другим мужчиной, не будучи разведенной с мужем, – а уж во времена Чехова-то каким это, наверное, казалось диссонансом). И Надежду Федоровну, эту б.... обыкновенную, которая отдается там в повести чуть ли не каждому встреченному ей мужчине, он ласково так называет «кокотка». Типа не будем уж так строги, друзья, каждый имеет право на свои маленькие слабости, тем более ей так не повезло с Лаевским (опять, опять эти бесконечные оправдания, мол, времена, мол нравы, как по мне, так глупости это все и порядочным человеком можно оставаться в любых условиях и временных рамках)…Смешной момент в повести, когда Лаевский, думая бросить свою любовницу, переживает, что она без него пропадет (мол, бедняжка такая). Наивный:) Такие женщины. как Надежда Федоровна, не пропадают) А вот Лаевский – да, чуть не сгинул в одночасье на дуэли, дуэли глупой и бессмысленной, какой и была его жизнь здесь, на Кавказе, полная безделья и тоски…По этому событию, которому в книге отводится ничтожное количество страниц, и названа повесть. Хотя ведь она совсем не об этом. Дуэль какая-то вышла скомканная и бестолковая, финал мне тоже показался немного неправдоподобным (нежизненным). А повесть понравилась. Герои чудо (особенно Самойленко – вот кто больше всех достоин счастья), язык бесподобен, и так красиво описать обычную жизнь обыкновенного человека, без излишнего назидания и морализаторства, – дорогого стоит. 5/5
nastena0310. Оценка 200 из 10
Жить с женщиной, которая читала Спенсера и пошла для тебя на край света, так же не интересно, как с любой Анфисой или Акулиной. Так же пахнет утюгом, пудрой и лекарствами, то же папильотки каждое утро и тот же самообман…Взялась за это произведение Чехова, ничего абсолютно о нем не зная, кроме собственно названия, обещавшего дуэль. Просто несколько лет назад я загорелась прочесть его «Драму на охоте», что собственно и осуществила вполне успешно, а в купленном сборнике из более-менее крупных произведений была еще как раз и эта повесть. Что хочется сразу отметить, так это то, как автору удается выписывать разнообразные неприятные типажи. Вот не найдешь даже двух схожих, но при этом далеко не положительные эмоции вызывали у меня все.Немного о сюжете. Маленький городок на Кавказе живет своей жизнью, пьет, гуляет, изредка работает и, конечно же, сплетничает, благо, есть о чем. Иван Андреевич Лаевский, чиновник 28 лет от роду привез сюда свою замужнюю любовницу и открыто живет с ней, а еще развлекается как может, используя для этого в основном вино и карты, ну и приправляя все это монологами о сгубившей нас цивилизации, лишних людях и лицемерном современном обществе. Вот, если описать его одним словом, имхо, но паразит и ничего более. Прожив с полюбовницей два года, он разочаровался в придуманных им же самим в начале отношений мечтах об упорном труде и счастливой совместной жизни в скромном домике на лоне природы, и снова, прикрываясь пафосными монологами, решил совершить подлость – тупо свалить от своей пассии. Но и ее, как соблазненную, обманутую и нелюбимую теперь женщину, пожалеть не получается, это даже не нелюбимая мною всеми фибрами души Каренина, это, пардон, но самая обычная бл@дь, которая успела в городке и с тем и с этим покувыркаться и при этом вся такая несчастная и непонятая. Правильно их зоолог фон Корен назвал двумя макаками… Хотя и сам он у меня симпатии не вызвал, я не люблю крайности, а его послушать, так бесполезных людей нужно уничтожать в физическом смысле, это уж точно не выход, попытки человечества заняться селекцией среди себе подобных мы в 20 веке уже проходили… Но и другая крайность, хотя это и может кому-то показаться странным, меня раздражает, я говорю сейчас о докторе Самойленко, который всех любил, жалел и прощал. Чем же плохо чрезмерное человеколюбие? Ну мало того, что этим все начинают пользоваться, при этом зачастую считая за дурачка, путая доброту и глупость. Так к тому же такие как Самойленко поощряют таких как Лаевский и его сожительница… А вечно веселящийся не к месту дьячок? А поклонники Надежды Федоровны (той самой la femme fatale местного разлива) с их «любовью»? Один решил, раз ему единожды уже перепало, то и дальше уже давать обязаны. Другой, разузнав, что помимо гражданского мужа, у его зазнобы имеется еще один кавалер, спешит отомстить, но таким мелким и низким способом, прям фуу, это не так не доставайся же ты никому, это обидеться и нагадить исподтишка, какая собственно была любовь, такая же и месть… Неприятна мне и Марья Константиновна с ее показной добродетелью, которая пытается усидеть на двух стульях сразу: и невенчанную пару принимает, но и осудить их не забывает, упиваясь своим великодушием. В общем, тот еще человеческий паноптикум собрался на страницах в этот раз. И вот на фоне всего этого несколько в недоумении меня оставила концовка, как-то я, наверное, не очень верю в то, что люди способны столь кардинально меняться, осознавать свои ошибки и рьяно начинать их исправлять. Да, были определенные обстоятельства, подтолкнувшие их в этом направлении, но я скорее поверила бы, что это произошло в качестве временного явления, перед лицом смерти испугался, решил/пообещал, что все исправлю, какое-то время честно старался, а потом отпустило и забил. Вот в такое верю, в кардинальные постоянные перемены, увы, нет… Но это, видимо, я просто злая и не особо люблю людей, а Чехов, конечно же, талант, который смог на буквально ста страницах в одной небольшой зарисовке показать столько всего и вызвать и эмоции, и размышления… Читайте классику, она прекрасна!;)

Издательство:
VOX
Поделиться: