Litres Baner
Название книги:

Выскочка

Автор:
Юлия Бузакина
Выскочка

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

«Выскочка! Ты – выскочка!» – твердило ей собственное отражение в витрине магазина на Тверской улице. Лера с горечью ухмыльнулась и отвернулась. Только что купленное сверкающее вечернее платье больше не радовало.       Покосившись на бумажный пакет с чеком на огромную по ее жизненным меркам сумму, она уже подумывала вернуть приобретенный несколько минут назад товар. Но вспомнив обиду, нанесенную ей прошлой ночью, мстительно усмехнулась и шагнула на шумную улицу. Пусть знает, во сколько ему будет обходиться каждая такая выходка!

Москва гудела. Осоловевшие от многочасовых пробок водители беззвучно ругались себе под нос, потоки пешеходов, казалось, никогда не иссякнут.

Сжимая в руке пакет с не очень нужным нарядом, Валерия влилась в толпу. Она любила Москву. Здесь круглосуточно бурлила жизнь, за работу в арт-студии платили хоть какие-то, но все же деньги, и представить свое существование без столицы она уже не могла.

Заметив свободный столик в кофейне, Лера проскользнула в стеклянные двери. Заказала кофе. Не удержалась, соблазнилась пирожным. Пока готовился заказ, достала пудреницу и украдкой взглянула на свое красивое лицо. Нет, на этот раз никаких следов не осталось. Но удар был настолько сильным, что в тот момент в глазах замелькали маленькие черные точки, и на мгновение показалось, что она теряет сознание.

Это была далеко не первая серьезная ссора за недолгую совместную жизнь, и прощать сожителя Лера больше не собиралась. Ей надо срочно продумать план отступления. Только на что она будет жить, если уйдет? Горько качнув головой, молодая женщина захлопнула пудреницу и с благодарностью приняла ароматный кофе «Американо», принесенный официантом.

А как красиво все начиналось! Стояла золотая осень, листья шуршали под ногами, и сердцу была так мила эта осенняя кантата – хотелось на миг забыться, окунуться в торжественную грусть и провести в ней целую вечность. Лера бы так и сделала, но подруга Надя потащила ее в ночной клуб. Потащила просто так, поглазеть на мужской стриптиз и отвлечься от однообразия повседневной работы в арт-студии. Надо же художницам где-то черпать вдохновение! А довод, что по средам вход для девушек в клуб бесплатный, казался Наде железным. Скрепя сердце Лера согласилась. Знала же, что с ее внешними данными не стоит идти в такое заведение! Но Надежда неумолимо стояла на своем, и Лера сдалась.

Жгучий, колоритный брюнет внушительного роста заметил ее мгновенно. Его взбудораженный разум затмили огромные зеленые глаза, длинные светлые волосы и точеная фигура, тщательно отполированная ее владелицей до кончиков ногтей.

А она, зная, как опасно проявлять благосклонность к незнакомцам в подобных заведениях, все же приняла шампанское, доставленное к их столику официантом. Дальше события развивались по накатанной колее. Надя хихикала, шампанское шипело в бокалах, новый знакомый Влад так и сыпал шутками направо и налево, и Лера с легкой тенью разочарования отмечала про себя, что этот сценарий она уже сотни раз проходила. Ей не хотелось отвечать взаимностью. Она прекрасно понимала, чем это закончится. Но когда красавчик развязным тоном сообщил, что ночной клуб принадлежит ему лично, у Леры отпали веские аргументы не продолжать знакомство.

В тот момент она настолько устала от безденежья, что ей казалось, Влад – это ее счастливый билет в безбедное будущее. То, что билет с червоточинкой, она не заметила.

Продолжать банкет на его территории она категорически отказалась. Владелец ночного клуба, не привыкший к отказам, пришел в бешенство, но Лере удалось ускользнуть из клуба через черный ход. Она думала, что на этом их знакомство закончится.

Каково же было ее удивление, когда к следующему вечеру он выведал, где она работает, и приехал прямо туда. Лера не на шутку испугалась – ей не понравилась такая назойливость. Он же, не желая слушать вранье про чрезмерную занятость, затолкал ее в свою белоснежную «Тойоту». Так он давал понять, что с ним шутки плохи. Если Влад хочет получить женщину, он ее обязательно получит. А чего хочет в это время женщина – дело десятое.

– Зачем я тебе? – устало вздохнула она, все еще надеясь, что Влад передумает и выпустит ее из машины.

– Мне нравятся твои глаза. И ты вся. А если мне чего-то хочется, я обязательно это получаю, – нагло, как товар в магазине, осматривал он ее. – Но, прежде чем я отвезу тебя к себе, мы поужинаем в китайском ресторане.

У Леры внутри что-то неприятно сжалось. Она поняла, что отделаться от хозяина ночного клуба ей вряд ли удастся.

В ресторане Влад постоянно подливал ей вино и подробно расспрашивал о прежней жизни. Он выяснил, что Лера по профессии художница, приехала в Москву из Краснодара и снимает здесь комнату вместе с подругой. В Краснодарском крае у нее остались старшая сестра и неизлечимо больная мать.

Лера была так напугана внезапно свалившимся на нее вниманием, что с трудом смогла проглотить пару кусочков какого-то фирменного ресторанного блюда. Не желая мириться со своей незавидной ролью девушки для постельных игр наглого брюнета, она кротко отвечала на вопросы и продумывала варианты побега.

В самом конце трапезы у Влада зазвонил сотовый телефон.

– Менты? Какие менты?! Гони их прочь! – заорал он в трубку, а затем покосился на Леру с легким оттенком разочарования. – Прости, кошечка, появились непредвиденные дела. Продолжения банкета не будет. Я заеду за тобой в другой раз. На, возьми деньги, вызови себе такси, – и, заметив официанта, махнул ему рукой. – Счет неси, и быстро!

Он чмокнул ее в губы и исчез за стеклянной дверью ресторана.

Лера не могла поверить своему счастью. Бывают же чудеса на свете! Дрожащими руками она сгребла со стола брошенные им смятые купюры и мысленно поблагодарила Бога, в которого отчаянно не верила.

Первым ее порывом в тот вечер было уволиться с работы и вернуться в Краснодар. Но Влад больше не появлялся. Исчез, будто и не существовал вовсе.

Лера списала исчезновение колоритного кавалера на трусость. Ну, какому современному мужчине захочется связываться с девицей, у которой даже своего угла нет? О том, что ее счастливый билет пропадал в следственном изоляторе, она узнала намного позже.

Он появился на пороге ее комнаты поздним вечером месяц спустя. Просто стоял, прислонившись небритой щекой к дверному проему, и смотрел на нее. Лера в то время только что вернулась после похорон матери, денег не было ни копейки, и у нее даже не нашлось сил испугаться внезапному возвращению Влада.

Он же, узнав, что у нее умерла мать и больше нечем платить за квартиру, стряхнул с себя наваждение и принялся за дело. Тоном, не терпящим возражений, Влад объявил, что Лера переезжает к нему. И не на день или два, а навсегда. А еще он сказал, что отныне она не будет нуждаться в деньгах, потому что у Влада их столько, что хватит на две жизни вперед. Ей даже не нужно забирать отсюда свои вещи, потому что он завтра же купит ей гору новых тряпок.

Лера поупрямилась и сдалась.

В мини-баре роскошной холостяцкой квартиры разместился настоящий склад спиртных напитков, и она, впервые после похорон матери, вдруг позволила себе расслабиться. Она устала от нищеты, ей больше некуда было идти, а Влад мог оказаться неплохим вариантом решения ее материальных проблем.

Он действительно выполнил свое обещание и завалил ее подарками. Таких дорогих вещей Лера не покупала еще никогда, и первое время ей было сложно привыкнуть к мысли о материальном благополучии. Но она быстро освоилась в новом мире.

Он подарил ей новенькую сверкающую машину, купил права и сам обучил вождению. Он исполнил ее давнюю мечту – освоить компьютерную графику, легким движением руки оплатив уроки у профессионалов, и теперь Лера большую часть свободного времени проводила, сидя на роскошном диване его огромной гостиной и клацая мышкой в ноутбуке.

Влад решил, что работа Лере ни к чему, и она с готовностью школьницы написала заявление об уходе из арт-студии. Так было удобнее усваивать новые знания и мечтать, что скоро ее работы заметят, и она станет известной художницей. В тот момент ей казалось, что она, наконец, приблизилась к самой заветной цели в своей жизни. Нищета, преследовавшая ее годами, осталась в той, другой жизни, и теперь можно расслабиться.

Иногда ее беспокоило, что она совершенно ничего не чувствует к своему благодетелю, но беспокойство быстро улетучивалось, оставляя после себя лишь туманный след. А в спальне можно и постараться, театрально изображая роковую страсть в благодарность за то, что он вытащил ее из нищеты.

Первое отрезвление произошло накануне Рождества, когда в квартиру ввалился целый наряд полиции с обыском. Искали наркотики.

Влада целую ночь продержали в отделе и выпустили лишь на следующее утро, взяв подписку о невыезде.

Новогодние праздники были безнадежно испорчены, из-за подписки Лера с Владом не смогли улететь в Египет, путевки пропали зря, а ее счастливый билет все десять дней беспробудно пил. Именно тогда Лера впервые очень хорошо прочувствовала на себе, что бесплатный сыр может быть только в мышеловке. Стыдливо замазывая синяки тональными средствами, она начала понимать, что такой сыр ей совершенно ни к чему, но мысль о том, что она снова окажется в нищете, пугала ее еще больше. Лера осталась.

А накануне вечером они с Владом снова поссорились из-за пустяка. Конечно, ей не следовало выяснять отношения с не очень трезвым сожителем и дождаться утра, но ее терпению пришел конец немного раньше, и за это она снова стала жертвой его вспыльчивого, необузданного нрава.

«Нет, нет, так больше не может продолжаться», – сверлило в мозгу единственно верное умозаключение, и Лера, глотая горячий кофе, изо всех сил старалась придумать выход.

На данном этапе выход был один – собрать свои вещи и вернуться в Краснодар, где она провела большую часть сознательной жизни. Но в Краснодаре ей негде жить, а платить за квартиру, если она останется без материальной поддержки, будет попросту нечем.       Можно, конечно, вернуться в тихий курортный городок на побережье, где от матери остался дом и огромный розовый сад рядом с центральным пляжем.

 

В родном городке она не жила уже много лет и тщательно скрывала от всех московских знакомых постыдный факт принадлежности к этому месту. Конец мая, сейчас как раз начало курортного сезона. Продавать розы туристам, как это всегда делали мать и старшая сестра? Но что может быть хуже этого? К тому же с растениями Лера никогда не дружила. Как можно выращивать и продавать то, что не выносишь?

Еще она не выносила мамино окружение в лице местного духовенства во главе с отцом Григорием, вечно пахнущим ладаном. Гордыня и тщеславие наказуемы, сребролюбие – это грех, твердили ей незыблемые истины из библии. Довольствуйся тем, что имеешь, и Бог обязательно воздаст тебе! Как же, воздаст…

Лера ненавидела нищету, на которую они со старшей сестрой Бертой были обречены с детства. Поэтому, едва успев окончить школу, она уехала в Краснодар, и в Москве так держалась за Влада, глотая обиды и унижения. Да, и здесь бывает не сладко, но достойно жить можно. А то, что они вчера поссорились, – что ж, со всеми бывает. Помирятся.

Почувствовав себя немного лучше, молодая женщина подозвала официанта и попросила чек. Вскоре собственная машина везла ее домой, где в своей шикарной квартире на восьмом этаже отсыпался нерадивый сожитель.

– Лера… – услышала она стон из спальни, как только ключи повернулись в замке входной двери. – Где ты ходишь с утра?! Собака под дверью скулит безбожно, ее выгулять надо!

Она неслышно проскользнула на просторную кухню, оборудованную по последнему слову техники. О такой кухне в ее родном городке можно будет лишь мечтать, листая журналы по интерьеру. «Если на журналы будет хватать средств, вырученных с продажи колючих мерзких роз!» – с горечью усмехнулась Лера, извлекая банку ледяного тоника из холодильника.

– Выгуляй собаку, тебе говорят! – взревел Влад из спальни. Вздрогнув, она отставила недопитый напиток в сторону. Ослушаться раздраженного сожителя на этот раз не посмела и начала собираться на улицу.

Питбультерьерша по кличке Пуся, осознав, что ее, наконец, отведут на прогулку, радостно повизгивала.

– Пойдем, горе ты мое луковое, – уже мягче произнесла Лера и потрепала собаку по спине.

Она намеренно тянула время. Заглядывала в двери небольших магазинчиков, раскинувшихся на первых этажах новостроек, придирчиво рассматривала свое отражение в витринах.

Проболтавшись по району сорок минут, Лера решила, что достигла цели своей миссии. Развернувшись обратно, она потянула собаку в сторону дома.

Возле подъезда стоял полицейский автомобиль, и Лера слегка насторожилась. Поднявшись на лифте на восьмой этаж, она нерешительно замерла на лестничной клетке. Пуся, почуяв неладное, грозно зарычала. Снова полиция у них в квартире. Почему-то на Влада надели наручники, не дав даже, как следует, одеться.

– Что здесь происходит?! Куда вы его ведете?! – как ей показалось, закричала Лера. На самом деле еле слышно пробормотала.

– А вы кто, жена? – строго смерил ее взглядом один из полицейских.

– Соседка. Собаку по утрам за деньги выгуливаю. Вот, привела обратно, – выдохнула она первое, что пришло в голову.

Полицейский окатил ее презрительным взглядом и ухмыльнулся.

Ей вдруг стало очень страшно.

Влада увели, оставив ее вопросы без ответа. Он даже не успел ничего сказать. Лера бросилась к одному из его сотовых телефонов и начала искать номер телефона адвоката. С Иосифом Сергеевичем после неудавшегося Рождества она была знакома лично и теперь с нетерпением ждала ответа на другом конце провода.

Телефон адвоката не отвечал.

Растерянно осмотревшись по сторонам, молодая женщина вдруг осознала, что осталась совсем одна. А что, если ее тоже посадят в тюрьму? Например, как соучастницу совершаемых Владом преступлений? Она же никому не нужна. Ни связей, ни знакомств. А он торговал наркотиками. В его клубе они водились в свободном доступе.

Лера присела за стол на кухне, и от страха всхлипнула. Пуся в коридоре завыла и начала скрести мощной лапой входную дверь.

– Да заткнись ты! – не выдержала девушка.

Питбультерьерша затравленно покосилась на хозяйку и снова принялась скулить.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем зазвонил сотовый телефон Влада. Лера вздрогнула и схватила трубку.

– Лерочка, это Иосиф Сергеевич, – представился мужской голос на другом конце провода.

– Я узнала, – буркнула она.

– Лерочка, ты помнишь уговор?

– Помню.

– Сделай все, что от тебя требуется. Нам повезло, что квартиру не опечатали, увы, это произойдет в ближайшие несколько часов.

– Но…

– Ты не понимаешь всей серьезности ситуации, да? – устало поинтересовался адвокат.

– Нет, – чувствуя себя глупым, нашкодившим ребенком, отвечала она.

– Влада еще долго не выпустят. Тебя тоже могут впутать во все это. Влад попросил, чтобы ты забрала из квартиры свои вещи и постаралась исчезнуть.

– А можно мне хотя бы увидеться с ним?.. – почти прошептала Лера.

– Не стоит. Ты жила с Владом неофициально, так что если успеешь выполнить условия уговора и быстро уехать, я позабочусь о том, чтобы о тебе никто не узнал.

– Ясно, – глухо произнесла она. Отключила телефон и растерянно осмотрелась по сторонам.

Пакет с тремя банками пива так и лежал на полу в прихожей, рядом с коробкой, в которой томилось новенькое дорогущее платье.

Когда первый шок прошел, Лера начала лихорадочно соображать, как избавиться от свалившихся на ее голову неприятностей. Теперь ей точно придется бежать отсюда домой. Никто не станет искать ее в тихом курортном городке. Там у нее есть крыша над головой, и можно будет переждать неприятности. Как жаль, что в Москве для нее больше нет места!

Но сначала Лера должна выполнить условия договора, иначе живой ей отсюда не выбраться. Она хорошо знала эти условия. Протрезвев после феерического рождества, Влад показал ей, где хранятся наркотики и деньги. И взял с нее обещание, что, если его заберут еще раз, она должна будет избавиться от всего этого и постараться бесследно исчезнуть. Но тогда он поклялся ей, что этого никогда не случится! А она, глупая, верила ему.

Лера бросилась к входной двери. Трясущимися руками заперла ее на все имеющиеся в наличии замки и проскользнула в ванную комнату. В одном из мест на полу плитка легко поднималась, и открывался тайник. Вытащив несколько целлофановых пакетов с белым порошком, девушка принялась высыпать содержимое пакетов в унитаз. Она торопилась. Если полиция застанет ее за утилизацией, ей тоже грозит не менее десяти лет лишения свободы. А гнить в тюрьме ни за что Лера не собиралась.

Как же медленно сыплется этот порошок! Но идти за ножницами некогда, придется разрывать пакет руками. И почему она не догадалась надеть перчатки?! Теперь повсюду останутся отпечатки ее пальцев. Придется спустить в унитаз и пакеты. Хоть бы он не забился…

Наконец последний пакет был опустошен, и Валерия сбросила целлофановое доказательство своего участия в преступлении в унитаз. Нажала кнопку, сливая всю воду из бачка. Пакеты никак не хотели промываться. Она жала еще и еще, до тех пор, пока пакеты вместе с белым порошком окончательно не исчезли из поля зрения.

Убедившись, что следов не осталось, Лера выпрямилась и вытерла со лба пот. Осмотрелась по сторонам. Уничтожая наркотики, она не заметила, как к ногам высыпались аккуратно скрученные пачки стодолларовых купюр. Сердце бешено заколотилось от страха. Что ждет ее на недружелюбном побережье, кроме нищеты? Ничего. И Лера решилась на еще одно преступление. Дрожащими руками она ловко переложила тугие пачки в подол кофты от костюма и аккуратно придвинула недостающую плитку на место.

Придерживая наполненный подол кофты левой рукой, правой протерла пол влажной тряпкой. Вот и все. Вроде бы у нее получилось. Теперь осталось бесследно исчезнуть.

Как сумасшедшая, Лера начала собирать вещи. Достала из гардеробной красивый расписной чемодан. Вспомнила, что гламурный чемодан на колесиках был куплен для сорвавшейся поездки в Египет и усмехнулась. Чем не отпуск маячит впереди? Поездка к черноморскому побережью навечно! Позорное падение после яркого взлета! Расхохотавшись, как безумная, Лера принялась сбрасывать в расписной чемодан добытые доллары, а следом и самые ценные вещи.

В суете она чуть было не забыла свой ноутбук и диски с дорогущими лицензионными программами. Собака беспокойно топталась вокруг, не давая сосредоточиться. Лера печально покосилась на Пусю. Представила, как несладко оказаться выброшенной на улицу, и начала вспоминать, как попасть в аэропорт. Если удастся купить билет сегодня, можно будет считать, что она родилась в рубашке.

Заказала такси. Вспомнила, что в аэропорт с украденными долларами ей никак нельзя. Решила уезжать на поезде. Снова взглянула на Пусю и принялась судорожно рыться в прихожей в поисках намордника. Она заберет питбультерьершу с собой. Это ее единственный близкий друг, и оставить Пусю на улице она не имеет никакого морального права.

На железнодорожном вокзале царила жуткая суета. Собака начала нервничать.

– Ну, милая, не волнуйся так. Я скоро вернусь, – дрожащими руками ласково потрепала питбультерьершу по холке Лера и пристегнула поводок к одной из лавочек. Сама побежала к кассам, неся следом тяжелый расписной чемодан.

Ей повезло, ближайший рейс, проходящий через Краснодар, «Москва – Сухуми», отправлялся через час, и на него имелись билеты. Купив два билета в один конец, Лера вернулась за собакой. Но Пуси нигде не было. Девушка не поверила своим глазам. Судорожно сглотнув, осмотрелась по сторонам.

– Вы тут собаку не видели? – спросила она у мирно сидящих на лавочке мужчины и женщины.

– Собаку? – с любопытством вытаращилась на расписной чемодан женщина. – Видели, конечно. Ее пять минут назад хозяин увел.

– Какой хозяин? – испугалась Лера. – Это же моя собака!

– А кто же таких породистых собак оставляет без присмотра возле лавочки?! – усмехнулся мужчина. – Все, увели твоего песика.

– Пуся! – в отчаянии закричала Лера и бросилась к проходу. – Пуся!

Но питбультерьерша как в воду канула. Лера решила, что без Пуси никуда не поедет. Подбежала к полицейскому и, растирая слезы по лицу, объяснила ситуацию. Тот лишь развел руками.

– Вряд ли мы ее найдем. Если ее украли, значит, на территории вокзала вашей собаки уже нет.

– А как же камеры видеонаблюдения? – не унималась она.

– Если вы хотите написать заявление в полицию, то на это потребуется время.

– В полицию? – ужаснулась Лера. – Нет, спасибо. Извините за беспокойство.

Подавленная таким глупым происшествием, она вернулась к лавочке, возле которой еще недавно оставила Пусю. В горле стоял противный ком. Она вдруг резко осознала, что кроме собаки у нее не было ни одной близкой души и что она отныне возвращается домой, в свой тихий городок, затерявшийся среди курортов Краснодарского края. Туда, где очень нетерпимо относятся к таким высокомерным выскочкам, как она. И пока здесь, в Москве, все не уляжется, ей придется вести очень неприметный образ жизни, потому что Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков не дремлет. И ей остается лишь одно – умерить свою гордыню и начать все с чистого листа. Каким бы омерзительным ни казался этот процесс.


Издательство:
Автор
Поделиться: