Название книги:

Моана. Легенда океана

Автор:
Джаред Буш
Моана. Легенда океана

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

«Давным-давно полубог Мауи похитил сердце богини островов Те Фити. С тех пор глубоко в океане затаились демоны, которые прячутся в расползающейся тьме, разгоняют рыбу, высасывают жизнь из одного острова за другим» – так рассказывала маленькой Моане бабушка Тала. Девочка верила в эти истории. А когда, повзрослев, она обнаружила, что в их части океана пропала рыба, то решила во что бы то ни стало вернуть сердце богине. Бабушка всегда говорила, что найдется тот смельчак, который однажды отправится в дальнее плавание, разыщет Мауи и заставит его исправить содеянное. Моана полна отваги и, чтобы спасти свой народ от голода, решается на опасное путешествие, в котором ей предстоит встретиться не только с полубогом Мауи, но и со своими страхами…



Moana

Copyright © 2016 Disney Enterprises, Inc.

All Rights Reserved



Особая благодарность чудесным жителям островов Тихого океана: они вдохновили нас на это путешествие, когда мы воплощали в жизнь мир «Моаны».



Моана. Легенда океана

Глава 1

На куске старой ткани тапа, сделанной из корней деревьев, был нарисован океан. Всякий раз, когда рассказчица начинала эту древнюю историю, слушателям казалось, будто волны на ткани колышутся.

– В начале был один только океан, – говорила рассказчица, и нарисованные волны поднимались и опускались. – А потом из воды появилась суша: мать островов Те Фити.

Зрители почти видели, как на ткани тапа появляется изображение богини островов, поднимается из океана и становится всё больше и больше, а рассказчица тем временем продолжала:

– В сердце богини была сила, достаточная, чтобы сотворить саму жизнь, и богиня поделилась этой силой с миром.

Прекрасная богиня легла на бок, изгибы ее тела стали горами и долинами. В самом центре острова светилось сердце, от него исходила сила, благодаря которой выросли деревья и всевозможные растения.

– Однако со временем некоторые возжаждали заполучить сердце богини: они считали, что смогут завладеть животворящей силой сердца. – Под изображением Те Фити появились всякие злобные создания, все они смотрели на сердце богини. – И однажды самые нахальные из них отправились в плавание через океан, чтобы добыть сердце богини.

На куске ткани тапа появилась маленькая лодка, плывущая по бурным волнам, правил ею огромный мускулистый человек с рыболовным крюком в руке. Человек выскочил из лодки, подпрыгнул до самого неба и превратился в гигантского сокола. Сокол подлетел прямо к покрытому буйной растительностью острову Те Фити и спикировал вниз.

Приземлившись на остров, сокол превратился в плотно сбитую зеленую ящерицу. Рептилия быстро побежала в зеленые заросли, заметая следы гибким хвостом. Добравшись до высоких скал, ящерица обернулась жучком, дабы подобраться к цели незаметно. Жук прополз между камнями и появился с другой их стороны, после чего превратился обратно в человека. Спрятавшись в тени, человек пристально рассматривал спираль, окружающую пульсирующее в центре острова сердце.

– Он был полубогом ветра и моря, – говорила рассказчица. – Коварный оборотень с волшебным рыболовным крюком. Звали его Мауи.

Сжимая в кулаке свой огромный рыболовный крюк, Мауи подцепил им сердце и выдернул из спирали. Красуясь, он подбросил сердце в воздух, и вдруг, к его огромному удивлению, земля содрогнулась.

– Лишившись сердца, остров Те Фити начал разрушаться, породив ужасную тьму, – продолжала рассказчица зловещим голосом.

В воображении слушателей деревья на ткани тапа увяли и умерли: жизнь ушла из земли, и остров начал обращаться в прах. Мауи спрыгнул с каменистого пласта земли и побежал к берегу. Он бросился вниз с высокой скалы и на лету снова превратился в сокола. Несколько мощных взмахов крыльев – и он добрался до своей лодки.

Мауи пытался сбежать, но столкнулся с другим желающим похитить сердце богини, Те Ка, демоном земли и огня! – проговорила рассказчица, еще больше понижая голос. Потом выдержала трагическую паузу, наслаждаясь вниманием затаивших дыхание слушателей.

– Те Ка, массивный демон лавы, поднялся из облаков пепла, визжа и пронзительно крича от ярости. От чудовища, точно от извергающегося вулкана, исходило яркое свечение, от его головы отлетали в воздух куски раскаленной лавы; демон бросился на Мауи. Тот взмахнул своим крюком и прыгнул на Те Ка. Они схлестнулись, вызвав оглушительный грохот.

– Мауи скинули с неба, и с тех пор его не видели. Его волшебный крюк вместе с сердцем Те Фити сгинули в море, – сказала рассказчица.

На куске ткани тапа появились изображения крюка Мауи и сердца Те Фити, исчезающих в бушующих волнах.

Рассказчица, бабуля Тала, встала и повыше подняла кусок ткани тапа, чтобы дети, ее слушатели, могли как следует рассмотреть рисунок. Старушка окинула изображение загадочным взглядом и продолжила рассказ, всё повышая и повышая голос, подводя слушателей к развязке.

– …там по сию пору Те Ка и демоны глубин затаились, и спустя тысячу лет они прячутся в расползающейся тьме, разгоняют нашу рыбу, высасывают жизнь из одного острова за другим, и не успокоятся, пока всех нас не пожрут кровожадные челюсти неминуемой смерти!

Повисло молчание. Большая часть маленьких слушателей, охваченная ужасом, взирала на бабулю Талу со слезами на глазах. Один маленький мальчик, сидевший в первом ряду, вздохнул и упал на пол в глубоком обмороке! Зато одна из девочек подалась вперед, ее глаза блестели воодушевлением. Она захлопала в ладоши и радостно засмеялась, ей явно не терпелось услышать продолжение. Девочку звали Моана.

– Но однажды сердце будет найдено, – продолжала бабуля Тала, – кем-то, кто перевалит за наш риф, отыщет Мауи и перевезет его через огромный океан, чтобы вернуть сердце Те Фити… и спасти всех нас.

Бабуля Тала уже собиралась начать другую историю, но тут в фале – хижину с соломенной крышей – быстрым шагом вошел вождь Туи.

– Эй, эй, достаточно! Матушка, хватит! – Вождь подхватил Моану на руки и любовно коснулся лбом лба дочери и потерся носом о ее носик – это было традиционное приветствие хонги.

– Никто не поплывет за наш риф! – напомнил он детям самое важное правило острова. – Здесь мы в безопасности. Нет тьмы, нет чудовищ… – Тут он нечаянно пихнул стенку фале, и изображения чудовищ на стене заколыхались.

Дети пронзительно завопили и бросились на Туи, сбив его с ног.

– Чудовища! Чудовища! – визжали они.

– Это тьма! – закричал один из перепуганных малышей.

– Всему конец!

– Меня сейчас стошнит!

Запаниковав, малыши визжащей кучей-малой навалились на Туи, лягая его коленками.

– Спокойно! Нет никакой тьмы! – заявил Туи, болезненно морщась, когда кто-то пнул его в бок. – Пока мы остаемся под защитой нашего рифа, – чья-то коленка ударила его в живот, – нам ничто не угрожает! – прохрипел Туи, тяжело переводя дух и одновременно пытаясь успокоить детей.

– Легенды правдивы: кому-то придется туда отправиться! – вскричала бабуля Тала, подливая масла в огонь.

– Мама, Мотунуи – это рай земной, – пропыхтел Туи, выползая из-под кучи-малы. Потом отряхнулся и закончил: – Кому же захочется покинуть наш остров?

А тем временем маленькая Моана стояла в уголке, широко раскрытыми глазами глядя на изображение Те Фити на куске ткани тапа. Ветерок всколыхнул ткань, и девочка увидела вдалеке пальмы и поблескивающий на солнце океан.

Казалось, океан манит ее; волны, танцуя и пенясь, набегают на песчаный берег. Моана улыбнулась, очарованная дивным зрелищем, и, воспользовавшись всеобщей суматохой, потихоньку выскользнула из фале.

Глава 2

Моана неторопливо брела по пляжу, наслаждаясь ощущением мягкого песка под босыми ногами. Она смотрела на океан, смотрела, как волны игриво накатывают на берег и снова отступают, разбиваясь о риф, окружающий ее родной остров Мотунуи. Вдруг девочка заметила на песке красивую блестящую морскую раковину, кремово-розовую, в форме идеальной спирали. Моане немедленно захотелось взять раковину в руки и оставить себе, но едва она шагнула к раковине, как услышала позади какой-то громкий шум. Обернувшись, девочка увидела, что стайка морских птиц, пронзительно вереща, нападает на новорожденную черепаху. Черепашка пыталась доползти до воды, но голодные птицы преградили ей дорогу, еще миг – и они набросятся на малышку. Черепашка выглядела напуганной, и всякий раз, как она делала шаг, на нее напрыгивала одна из птиц. Черепашка отступила и попыталась спрятаться в своем панцире.

Моана с тревогой посмотрела на большую раковину, опасаясь, что набегающие волны смоют этот прекрасный дар моря прежде, чем она успеет до него добраться. И всё же нельзя бросать черепашонка в беде. Девочка схватила ветку пальмы и, прикрыв ею детеныша, проводила его к воде. Птицы пытались обойти пальмовую ветку, чтобы добраться до малыша, но Моана не растерялась и отважно их отгоняла, топая ногой. Она шла рядом с малышом, защищая его, пока тот благополучно не дополз до воды. Когда черепашка наконец нырнула в волны прибоя, Моана постояла у кромки воды и, широко улыбаясь, помахала вслед малышке.

Когда черепашка исчезла из виду, вода в океане вдруг забурлила, закипела, и волны волшебным образом отступили от берега, оставив на песке ту самую прекрасную раковину (всё-таки прибой ее смыл). Охваченная восторгом, Моана присела на корточки, потянулась к раковине и вдруг заметила еще одну. Океан отступал от берега, оставляя на песке всё новые и новые раковины. Моана собрала их все, так что в итоге у нее в руках оказалась целая груда.

 

Океан вспучился, от огромной массы воды отделилась одна волна и волшебным образом зависла прямо над головой Моаны, точно здороваясь. Девочка весело улыбнулась волне и потыкала ее пальчиком, точно протыкая мыльный пузырь. На нее тут же полилась тонкая струйка воды, и Моана захихикала от удовольствия.

Маленькая волна снова изогнулась над Моаной, на этот раз она решила поиграть с волосами девочки и пощекотала ее голову, потом изогнулась, уложив волосы Моаны в забавную прическу. Девочка хохотала без остановки – ей нравилось играть с таким необычным новым другом.

Вдруг волна отхлынула обратно, а воды океана разделились надвое, образовав этакий «каньон». Не ожидавшая такого поворота рыбка шлепнулась на песок у ног Моаны, а потом быстро запрыгнула обратно в воду. Очарованная, девочка медленно пошла по дну «каньона», ведя рукой по замершей стене воды.

Моана заходила всё дальше в океан и вдруг увидела спасенную ею черепашку – та уплывала вместе со своей мамой. Когда они исчезли вдали, Моана заметила какую-то маленькую вещицу. Когда течение поднесло предмет ближе, девочка сунула руку в воду и схватила его.

С одной стороны предмет был круглый и гладкий, как камень, а с другой стороны имел необычную форму. Моана провела пальцем по единственной спирали, выступающей на поверхности камешка. Она чувствовала, что это необычная вещица.

– Моана! – раздался испуганный голос ее отца, разрушив очарование момента. Океан быстренько подхватил девочку и поставил обратно на берег, а в следующий миг из-за деревьев выскочил Туи и бросился к дочери. Моана нечаянно выронила блестящий камешек. Туи подхватил ее на руки, и девочка не успела заметить, куда упала ее находка.

– Что это ты делаешь? – спросил Туи, крепко прижимая дочь к груди. – Ну и напугала же ты меня.

Моана попыталась вывернуться из его рук и спрыгнуть на песок.

– Хочу обратно, – взмолилась она.

– Нет, – твердо заявил отец, строго глядя на Моану. – Нельзя туда ходить, это опасно.

Моана повернулась и поглядела на океан, пытаясь высмотреть необычный камешек, но безуспешно. Океан вновь подступил к берегу, и волны тихо набегали на пляж. Похоже, вся магия исчезла.

Туи поставил дочь на землю и протянул ей руку.

– Моана? Пойдем обратно в деревню.

Девочка неохотно взяла отца за руку и пошла с ним, но, пока они шагали по берегу, не сводила глаз с океана.

Сина, мама Моаны, вышла им навстречу, широко улыбаясь, и втроем они пошли к деревне.

– Ты будешь следующим великим вождем нашего племени, – сказал Туи, глядя на дочь сверху вниз.

– И ты будешь творить удивительные вещи, моя рыбка, – добавила Сина.

– О да. Только тебе нужно хорошенько запомнить, где тебе полагается быть, – заявил Туи.

Моана вдруг повернулась и бросилась бежать обратно к океану. Сина и Туи встревоженно переглянулись и быстро ее догнали. Изловив дочь, они несли ее на руках всю обратную дорогу до их тихой, безопасной деревни.

Глава 3

Шли годы. Родители Моаны научили ее ценить спокойную жизнь на острове Мотунуи. Моана следовала традициям, изучала песни. Она узнала, что кокосовые орехи – это ценный природный ресурс, ведь они содержат сочную мякоть и молоко, а из их волокон делают сети. Она даже научилась плести всевозможные корзины, которые жители деревни использовали в повседневной жизни.

Моана знала, что остров дает народу Мотунуи всё необходимое для жизни, и всё же ее тянуло к морю. Она часто смотрела на кристально-чистую водную гладь, гадая, что же находится за рифом. Ей нравилось наблюдать, как рыболовецкие лодки уплывают в лагуну и возвращаются обратно, но родители постоянно оттаскивали ее от воды.

Только бабуля Тала с пониманием относилась к увлечению Моаны. Вместе они часами бродили по пляжу и часто танцевали с волнами. Бабуля Тала всегда поощряла Моану, говоря, что нужно следовать велению сердца и прислушиваться к внутреннему голосу. Она часто повторяла, что этот внутренний голос однажды поможет Моане понять, кто она есть на самом деле.

* * *

Однажды Туи вместе с шестнадцатилетней Моаной отправился на вершину горы. Отец и дочь поднимались всё выше и выше, пока не добрались до самой высокой точки острова Мотунуи. Там, на вершине, Туи показал Моане огромную пирамиду из камней.

– Я хотел привести тебя сюда с тех самых пор, как ты впервые открыла глаза, – сказал Туи. – Это священное место. Пик Вождей. – С этими словами Туи подошел к пирамиде из камней и положил на нее руку. – Придет время, и ты исполнишь свое предназначение, станешь тем, кем должна стать, встанешь на этой вершине и положишь камень на эту гору, как некогда сделали я, мой отец, отец моего отца и все вожди до них. В тот день ты, добавив сюда свой камень, сделаешь наш остров немного выше. Ты будущее нашего народа, Моана, а наш народ не там. – Туи указал на риф и огромный океан за ним. – Они здесь. – Вождь положил руку на плечо Моаны, и они оба посмотрели вниз, на лежавшую у подножия горы деревню. – Пришла пора тебе стать той, кем ты должна быть ради них.

Моана снова посмотрела на пирамиду из камней, протянула руку и коснулась камня Туи – в один прекрасный день сверху будет лежать камень, который положит сюда она.

– Думаешь, у меня получится? – спросила она.

Туи коснулся лбом лба дочери и потерся носом о ее носик.

– Ты станешь великим вождем, Моана с острова Мотунуи… Если сама этого захочешь.

Девушка посмотрела на отца снизу вверх, обдумывая его слова; она понимала: для него очень важно, чтобы она пошла по его стопам. Она наконец готова взять на себя ответственность и стать таким вождем, которым ее родители будут гордиться.

Отвернувшись от океана, Моана пристально посмотрела на остров, твердо вознамерившись найти свое счастье здесь. Она уверяла себя, что нет причин заглядывать за островной риф. Всё, что ей нужно, всё, что она любит, находится здесь, рядом с ней.

Несколько дней спустя, надев на голову венок из цветов, Моана в сопровождении своего любимца, поросенка Пуа, вместе с родителями отправилась на совет. По пути туда Моана заметила, как бабуля Тала танцует с волнами, и замерла на секунду, но потом пошла дальше, к хижине фале, в которой должен был состояться совет.

Пока совет собирался, барабанщики отбивали ритм на больших барабанах. Туи, Сина и Моана заняли свои места, и барабаны загремели быстрее, а потом замолчали. Туи опустил свой боевой топор, давая всем знак садиться. Однако не успел он открыть рот, чтобы начать собрание, как раздался оглушительный голос глашатая:

– НАРОД МОТУНУИ! ВОЖДЬ ТУИ!

– Спаси… – начал было вождь Туи, но глашатай снова его перебил:

– С ОСТРОВА МОТУНУИ!

– Спасибо, – сказал Туи, поворачиваясь к толпе. – Однажды Моана станет во главе нашего народа. С гордостью сообщаю, что сегодня вы все станете свидетелями ее достижений. – Он с нежностью посмотрел на дочь и протянул ей боевой топор вождя. Моана улыбнулась, чувствуя, как гордится ею отец. Все повернулись к ней: теперь настала ее очередь говорить.

Моана милостиво улыбнулась и набрала в грудь побольше воздуха, но, прежде чем она успела произнести хоть слово, опять загремел пронзительный голос.

– МОАНА С ОСТРОВА МОТУНУИ! – проревел глашатай прямо в ухо девушке.

От неожиданности Моана выронила тяжелый топор, чуть не отрубив нос поросенку Пуа!

Целый день Моана исполняла обязанности вождя Мотунуи, а селяне вместе с ее родителями следовали за ней и наблюдали.

Когда одна селянка по имени Майвиа пожаловалась на протекающую крышу, Моана забралась на стропила, посмотреть, в чем дело. Тем временем Майвиа объясняла родителям Моаны:

– Всякий раз во время шторма с потолка капает прямо в очаг, уж я и пальмовые листья добавляла, да всё без толку…

Сидевшая на крыше Моана крикнула:

– Порядок!

Она улыбнулась собравшимся внизу селянам.

– Дело было не в листьях, просто ветер сдвинул с места опоры, – сказала она. Потом откусила кусочек от угощения, которое ей поднесла Майвиа. – Ммм, очень вкусная свинина! – Тут Моана заметила стоявшего рядом поросенка Пуа и устыдилась того, что произнесла последнюю фразу так громко.

Чуть позже Моана стояла рядом со здоровяком Толо и держала его за руку, пока тому делали новую татуировку на спине.

– Ой-ой-ой! – без остановки повторял Толо, всё крепче и крепче сжимая руку Моаны.

– Ты отлично держишься, – заверила его Моана, стараясь, чтобы голос не дрожал: Толо стискивал ей руку до боли.

Несколько часов спустя она по-прежнему держала Толо за руку, и ладонь у девушки совершенно онемела.

– Осталось всего пять часов, – утешила она Толо, морщась от боли.

Тот сжал ее руку еще сильнее и пробормотал:

– Ой-ой-ой…

Когда татуировка Толо была, наконец, готова, он встал и обнял Моану в благодарность за поддержку, после чего нетвердой походкой направился к своей фале. Моана поглядела ему вслед, тряся онемевшей рукой, чтобы вернуть ей чувствительность.

Мимо проходил друг Толо по имени Асолейлей; он широко, радостно улыбнулся и поприветствовал приятеля.

– Мануйя! – прокричал он и хлопнул Толо пониже спины. Толо поморщился от боли и поскорее отошел от приятеля подальше.

Пуа старался не отстать от Моаны, пока та обходила деревню, оказывая помощь всем, кто в ней нуждался. Вот к дочери вождя подбежали, запыхавшись, две маленькие девочки и мальчик и начали наперебой что-то рассказывать. Они говорили быстро и громко, перебивая друг друга.

– Луа меня ударила! – выпалила Лоа.

– А Лоа ударила меня в ответ! – заявила Луа.

– А Лоа подумала: чобысделамона? – продолжала Лоа.

– «Что бы сделала Моана?» – пояснил Ла’а.

– Просто жуть, – вставила Луа.

– Так что она перестала бить меня по лицу, – заключила Лоа.

– И нарисовала для тебя картину, – добавил Ла’а.

Дети продемонстрировали дочери вождя кое-как нацарапанный рисунок, изображавший Моану, прекращающую жестокую, кровопролитную схватку. Моана посмотрела на картинку, раздумывая, как поступить.

– Это кровь, – пояснила Луа, показывая пальцем.

Моана улыбнулась и поблагодарила малышей за ценный подарок.

Спустя какое-то время к Моане пришла деревенская повариха Вела.

– Меня беспокоит петух, он лопает камни вон там, – сказала Вела, указывая на Хейхея, глуповатого на вид петуха с выпученными, ничего не выражающими глазами. В данный момент Хейхей пытался заглотить камень. – Похоже он растерял последний ум, необходимый для самосохранения. Может, было бы гуманнее просто его съесть?

Моана посмотрела, как Хейхей давится камешком и снова пытается его склевать.

– Ну, иногда наша сила скрыта глубоко, – сказала она. – В некоторых случаях – очень глубоко. Но я уверена, Хейхей не так прост, как кажется на первый взгляд.

Моана продолжила обход деревни и вскоре заметила встревоженного селянина, созерцавшего недавно собранные кокосовые орехи.

– Сейчас время сбора урожая, – сказал он девушке. – Сегодня утром я чистил кокосовые орехи и…

Моана разломила симпатичного вида кокос и с удивлением обнаружила, что внутри плод весь почернел и прогнил – ужасное зрелище. Она наклонилась, чтобы разглядеть его поближе. Туи и Сина заглядывали ей через плечо. Все смотрели на дочь вождя, ожидая, что же она скажет.

– Что же… х-х-хм… Нужно собрать плоды с больных деревьев и перейти в новую рощу, – решила Моана. – Вон туда. – Она указала на соседнюю рощу кокосовых пальм.

Сборщик кокосов согласно кивнул, а Туи с Синой обменялись одобрительными взглядами.

Преисполнившись воодушевления, Моана повернулась к своим любимым родителям и посмотрела на величественную гору у них за спиной. Потом задумчиво поглядела на синий океан. Она любила свою семью, свой остров и свою деревню и хотела поступать правильно, чтобы всем было хорошо.

Наконец она посмотрела на отца и несмело улыбнулась.

– Я тут подумала, может, я пропущу ужин? – проговорила она.

– Всё в порядке? – всполошился Туи.

– Ммм, да. Я просто хотела прогуляться… подняться на гору, – сказала Моана, улыбаясь еще шире.

Какое-то мгновение Туи молчал, потом до него дошло, о чем именно говорит дочь. Наконец он заулыбался от уха до уха и заговорил, запинаясь от переполнявших его радости и гордости:

– Ты… Да, если… так ты всё же… – Он повернулся к Сине. – Моана… Моана хочет прогуляться на гору. – Он опустил голову и тихо добавил: – Она хочет положить свой камень.

Сина весело улыбнулась.

– Я так и поняла.

Они направились к своей фале, и тут к ним подбежал рыбак по имени Ласало.

– Я опоздал? – спросил он.

Туи шагнул к нему.

– Вообще-то Моане нужно…

– Чем я могу помочь? – спросила Моана у рыбака.

Мрачный как туча Ласало повел Моану к берегу, Туи и Сина шли следом.

 

Они остановились у рыбацкой лодки, и Ласало показал Моане сеть – совершенно пустую.

– Мы забрасывали сети в восточной лагуне, но улов всё меньше и меньше, – проговорил Ласало.

– Хм, тогда нам следует рыбачить в другом месте, – решила Моана.

– Будем рыбачить в другом месте, – повторил Туи.

Видно было, что ему не терпится проводить Моану к Пику Вождей, но Ласало продолжал:

– Эх, но у нас нет рыбы.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?