Название книги:

Вишнёвый пирог

Автор:
Валерия Бурневская
Вишнёвый пирог

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Господи, откуда, ты понабралась этих анахронизмов? Так говорили во времена молодости моей мамы! – с улыбкой спросила Лера.

– Я образованный человек и книга«Крылатые выражения» – у нас есть в домашней библиотеке! Я поняла, почему ты не хочешь встретиться с Серёжей и его новой пассией. Ты боишься, что это его увлечение перерастёт в сильное чувство и он, наконец, женится! Но не на тебе!

– А мне какое может быть дело до твоего брата? Да пусть он женится-переженится на здоровье! Я ничем его не обнадёживала! И он не может упрекнуть меня ни в чём! – негодовала Лера.

Они некоторое время ехали молча, на привычной (для Наташки), высокой (на взгляд Леры) скорости.

– Лер, а ты знаешь, что такое любовь?

– В каком смысле?

– Ну, почему одни люди влюбляются надолго, а другие на короткий срок?

– Ну, давай, рассказывай, – вздохнула Лера. – Опять какую-то психологическую книжку прочитала…

– Ага, – весело согласилась Наташка, – из серии «Психология на шпильках», называется «Коварные женские штучки». Очень полезная, я тебе скажу статейка… Рассказать о чём она? Всё равно ещё сколько ехать…

– Давай уже…– вздохнула Лера. Слушала она подругу вполуха, как сомнамбула следя за убегающим с огромной скоростью асфальтом.

– …Ну, вот, а любовь, рассказывает автор, это наводнение, которое уносит человека могучим потоком химических веществ. Стресс и любовь, по своим проявлениям и химическим реакциям, совершенно идентичны. У влюблённого человека вырабатываются сильнодействующие вещества, сродни амфетаминам – допамин, норэпмнефрин, фенилэтиламин…

– Как ты умудрилась запомнить эти ужасные слова? – недоумевала Лера.

– Я же на психолога учусь как-никак? И статью писала по поводу суицидов среди подростков. Во всех призмах и рассматривала причины этого явления, в том числе и из-за влюблённости, приводящей к депрессии и, как следствие, к суициду.

– Не перебивай… Так вот, опьянение фенилэтиламином недолгое: организм человека постепенно привыкает к нему (как и ко всем наркотикам). А значит, для достижения нужного эффекта требуется всё большая и большая доза, а фабрика мозга не бесконечный конвейер – через год наступает некоторое охлаждение – стабилизация чувств, а через три года наступает час, когда

порог чувствительности к наркотику переваливает все возможности – и наступает отрезвление, кризис в любви. На четвёртый год, который является неким рубежом, становится понятным конец любви или нет. На самом деле – это не конец любви как таковой. Четвёртый год – конец влюблённости, романтической страстной любви. Многие пары выходят на новый уровень взаимоотношений – интеллектуальный, духовно-душевный… То есть, следующим этапом становиться привязанность и дружба…

– Зачем ты всё это мне рассказываешь? – зевая, снова перебила её Лера. – Давай лучше музыку включим, всё веселее будет ехать!

– Нет, ты дослушай, ещё чуть-чуть осталось. Так вот, супружеские пары, пережившие кризис четвёртого года, природа, в конце концов, вознаграждает эндорфинами. Это тоже наркотики – но обладающие совсем иным спектром действия: как болеутоляющие средства, они даруют любящим мир, покой, уверенность в своём союзе. Стимулирует их выработку постоянное общение с партнёром по браку, в долгой разлуке производство

эндорфинов резко сворачивается. Вот почему мы страдаем, когда любящий человек умирает или уходит к другому партнёру. Мы просто лишаемся привычной дозы наркотика.

– Ну, это химическая формула любви. А любовь – это что-то другое …

– Трагедия или счастье?

– Всё подъезжаем, оставим этот философский вопрос открытым, а то другим поколениям не останется загадок для раздумий – ты все их объяснишь и разгадаешь.

– Ты приписываешь мне чужие таланты, а нам чужого не надо, но мы и своего не отдадим!

Они въехали в открытые ворота дачи. Смеясь и пикируясь шутками, вылезли из машины. Перед домом уже стоял автомобиль Сергея.

– Привет, девчонки! А мы уже съели первую партию вареников!

– А кто это «мы»? Ты один или со своей дылдой? – сварливо поинтересовалась его сестрёнка.

– Наташа! – ткнула её в бок Лера. – Здравствуй, Серёжа!

– Что ж я в Тулу со своим самоваром приеду что-ли? – загадочно улыбаясь, ответил Сергей. – Пойдёмте, искупаемся?

– Вода наверно холодная, не нагрелась ещё. Я пойду, отнесу маме продукты, а вы, с Валерией, идите, я вас догоню.

– Нет, пойдём все вместе, а я пока зайду, поздороваюсь с твоими родителями. Ещё надо разобрать вещи и переодеться, – Наташа быстро поднялась на крыльцо и скрылась в доме.

… Когда они вышли к берегу реки, Серёжа уже был на середине реки и плыл мощно, рывками, широко разбрасывая руки (кажется, такой стиль в плавании называется «баттерфляй»).

– Пошли, искупнёмся? – предложила Наташа.

– Нет, я сначала позагораю, нагреюсь, а уж потом…

– А я сначала искупаюсь.

Лера сквозь неплотно прикрытые веки наблюдала за, резвящимися в воде братом и сестрой.

«Хорошо, когда у тебя есть старший брат. Он и защита, и советчик, и друзей у него много, а среди них можно и себе кого-нибудь выбрать… О чём это я опять думаю?» – злясь на себя за такие мысли, Лера накрыла лицо свёрнутым полотенцем, соорудив из него крышу дома, чтобы было чем дышать и постаралась выбросить все мысли из головы.

Кажется, она слегка задремала, потому – что проснулась оттого, что ощутила на своём животе прохладные капли воды. Она приподняла полотенце и посмотрела на небо, решив, что пошёл слепой дождь (солнце то палило вовсю!). Но тут, не поворачивая головы, боковым зрением, она заметила Сергея. Он лежал в нескольких сантиметрах от неё, подперев голову рукой, а другую руку, пальцами вниз, держал над её животом. С пальцев вода капала на её впалый живот (не зря же она проводила по 2 часа три раза в неделю в тренажёрном зале!). Было прохладно, но … приятно.

– Ты не пойдёшь купаться? – спросил Сергей. – Вода тёплая.

– Пойду… попозже. А где Наташка?

– Она вспомнила, что ей надо срочно позвонить в редакцию.

– В воскресенье?!

– Пресса не дремлет, даже в воскресенье кипит работа.

Они помолчали.

– Лер…?

– Мм…

– А ты помнишь, как после экзамена, в десятом классе мы пошли купаться и опоздали на последний рейсовый автобус?

– Да, нас ещё дядька на «Москвиче» подвёз, пожалел, даже денег не взял.

– А помнишь, как мы мечтали о том, куда будем поступать и даже клятву дали друг другу, что никогда не расстанемся?

– Да, детские клятвы… Они казались нам вечными…

– Ну, не такими уж мы были детьми… – Сергей взял руку Леры и повернул её ладошкой к себе. – Помнишь, как мы целовались в раздевалке?

– Не надо Серёжа… – попросила Лера, не вынимая свою руку из холодных и мокрых ладоней Сергея.

– А что не надо? – спросил Сергея, слегка дуя на её ладонь. Прилипший к её ладони песок, от его дыхания, сыпался на живот, щекоча кожу. Лере показалось, что в этом простом движении, было столько скрытого эротизма и нежности… Откуда-то из глубин закоулков души, непонятно как сохранившиеся, словно сжатые в пружину чувства, вынырнули и готовы выстрелить и снести на своём пути любые преграды, будь то время или обстоятельства, предрассудки или ошибки.

«Опять меня куда-то заносят мои фантазии…» – Лера мягко забрала свою руку назад.

– Пойдем, искупаемся напоследок?

– Пойдём, – сказал Сергей, улыбаясь одними глазами.


Издательство:
Автор
Поделиться: