banner
banner
banner
Название книги:

Панацея

Автор:
Соня Бронштейн
Панацея

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Тогда самое время позвонить Джексону.

Улыбки как ни бывало.

Глава 5.

В очередной раз я просыпаюсь в холодном поту. Как только стук сердца замедляется, я поворачиваюсь на бок и понимаю, что сон уже не придет.

Снова и снова пытаюсь прокрутить в голове события до того, как очнулась в больнице, но ничего. Совсем ничего.

Только сон.

Я связана. Мне больно. Кричу. Чьи-то руки ощупывают пульс.

– Раз. Два. Три.

Из меня вырывается судорожный вздох. Слезы стоят в глазах. Что такого могло случиться со мной? Разве наркотики так действуют на человека?

Я точно знаю, что нет. У меня была бы ломка. Это не проходит так бесследно.

– Эден! Ты видела время? Черт!

Крик Джексона прерывается грохотом в соседней комнате. Я сдерживаю смешок, пока слезы скатываются по щекам.

– Ты жив? – кричу я, поднимаясь с кровати.

– К твоему сожалению, да.

Закатываю глаза и смахиваю слезы. Иду смотреть что же произошло.

Стучу в комнату Джексона, но она открывается сама. И брата в ней нет. Его голос раздается где-то в другом конце квартиры. Постель в полнейшем беспорядке, тумбочка опрокинута, как и все ее содержимое.

Прохожу в коридор, идя на голос Джексона. В гостиной слышатся шаги, и я застываю в коридоре, прислушиваясь к разговору:

– Нет, Фил, она ничего не вспомнила… Да, я понимаю… Заткнись и иди в офис, я скоро буду.

Джексон поворачивается к выходу. Я пытаюсь быстро ретироваться, но понимаю, что не успеваю, поэтому делаю вид, что только шла в гостиную.

– Что-то случилось, Джексон?

– Да, – брат пронизывает меня раздраженным взглядом, – Я проспал.

– Ты не просил тебя будить.

– Можно подумать, тебе не надо в университет.

– Я не подумала, – растерянно отзываюсь я, пока Джексон проходит мимо меня на кухню.

– Все еще плачевнее, чем я думал. У тебя напрочь отбило инстинкты.

– Бедный несчастный Джексон, мучается из-за ненормальной сестры, – сюсюкаю я, роясь в холодильнике под пристальным взглядом брата.

– Не зли меня, Эден.

– Можно подумать, тебя можно еще больше разозлить.

– Ты бьешь все рекорды, – пожимает плечами Джексон.

– А ты вообще закупаешь продукты? В холодильнике пусто как в поле.

– Закупка продуктов входит в твои обязанности, сестренка.

– Мне кажется, ты меня эксплуатируешь.

– А мне кажется, что ты слишком много говоришь, – рычит Джексон, забирая из моих рук бутылку с молоком.

– Джексон, я понимаю, что ты на меня злишься, – глубоко вздыхаю я, делая себе кофе. – Но, послушай, это же мои ошибки, моя жизнь. Почему ты реагируешь так, будто я устроила третью мировую? Все закончилось хорошо, и я обещаю, что подобного не повторится.

Я передаю кофе Джексону. Горячий, без сахара. Как он любит. Джексон отпивает глоток и, смотря в сторону, произносит:

– Фигня какая-то.

Чувствую, как лицо наливается кровью. С громким стуком ставлю кружку с кофе на столешницу и шиплю:

– Прекрасно.

Черт с этим завтраком, надо быстрее уйти отсюда. Джексон как ни в чем ни бывало отпивает еще и наблюдает, как я, сжимая кулаки, покидаю кухню.

Как можно быстрее переодеваюсь, кидаю вещи в сумку и, надеюсь, что найду дорогу до университета.

Стук.

Что еще ему нужно?

– Эден.

Господи, да сколько же мне придется терпеть это все? Может подождать пока он уйдет, собрать вещи и переехать к Натали?

– Ладно тебе, Эден, я просто психанул.

– Просто психанул, – ворчу я себе под нос.

– Давай я тебя подвезу.

– Я сама найду дорогу, Джексон. Мне не нужна твоя помощь.

Он молчит, но стоит за дверью. Неужели, ему нечего больше придумать мне в ответ?

– Можно войти?

– Зачем?

– Мне нужно кое-что тебе отдать.

– Оставь себе.

– Хорошо, я прошу прощения, – говорит Джексон. – Меня разозлил звонок с утра. Я на тебе сорвался. Мир?

Я, пораженная, молчу. Джексон извинился. Если сейчас не пойти к нему на встречу, то мы вряд ли сможем когда-нибудь наладить отношения. Он подошел первым, это что-то да значит.

Я приоткрываю дверь. Джексон смотрит на меня из опущенных ресниц. Выражение его лица серьезное, но не злобное, каким я привыкла его видеть. Так он выглядит намного симпатичнее и даже моложе.

– Мир, – выдыхаю я.

– Гектор и Натали ждут тебя внизу, и вы изрядно опоздали, – говорит Джексон ровным голосом. – Но я задержу тебя еще немного.

Брат входит в мою комнату и протягивает черную коробку.

– Я должен был отдать его раньше, но боялся, что слишком много информации запутает тебя больше, – Джексон наблюдает как я включаю новый телефон. – Я восстановил твой номер и вбил некоторые контакты. Восстановишь странички в соц. сетях сама.

Я лишь улыбаюсь и киваю брату.

– И, кстати говоря, – он лезет в карман брюк и достает черный кошелек. – Это твое. Я нашел его в твоей сумке, когда ты пропала.

– Спасибо, – тихо говорю я, забирая довольно тяжелую вещицу.

– Поторопись.

***

Натали коротко объясняет мне как дойти до своей аудитории, но все же я колеблюсь – коридор совершенно пуст. Может оно и немудрено – с начала пары прошло не менее десяти минут. Нужный номер аудитории уже был перед взором моих глаз, и я подумала стоит ли вообще позориться и приходить с таким опозданием? Естественно, я не могла иначе и потому постучала, в голове прокручивая нужные слова. Волнение, словно буря, плескалось во мне. Я не знала, что знали обо мне однокурсники и как объясняли мое отсутствие Джексон и Натали.

Стук в аудитории, видимо, не был услышан. Я решалась снова постучать, в сотый раз сокрушаясь о своей халатности, как около меня раздались быстрые шаги. Я обернулась, поправляя лямку сумки.

Это был парень немногим старше меня. Он был в теле, то есть немного полным, хотя будет ошибкой так его назвать. Он не был высок ростом и его лицо казалось мне знакомым. Серо-голубые глаза молодого человека остановились на мне и на губах появилась ухмылка.

– Посмотрите кто пришел, – хмыкнул он, приближаясь.

– Привет, – растерянно произнесла я.

– Привет, Эден, – удивленно поднял брови парень, убирая со лба длинную челку.

– Ты на пару? – спрашиваю я, в наглую осматривая молодого человека, а мое время опоздания все увеличивается.

– Конечно, нет. Помогал мисс Беренс отнести ваши проектные задания в лабораторию.

– Оо, – вспоминаю, что это Курт Стайл – спортсмен, по которому сохла Натали. – Я пойду на пару, мистер Галастер…

– Мистер Галастер, – улыбнулся парень и подошёл к нужной мне двери. Он без стука открыл её и заглянул внутрь, потом обернулся на меня ещё более довольный. – Заходи.

Я медленно двинулась к двери и с опаской заглянула в аудиторию. В ней стоял гул голосов, место за кафедрой пустовало. Наконец, я выдохнула спокойно. Стало даже обидно.

– Откуда ты знал, что его там нет?

– Он в лаборатории.

– Полезно иногда помогать преподавателям, – улыбнулась я парню.

– Можно сказать и так, – снова ухмыльнулся парень и вышел за порог аудитории. – Мне лучше поторопиться.

– Спасибо.

– Не стоит, – студент откинул свою челку и поспешил к концу коридора.

Я смотрела ему вслед пока кто-то не свистнул мне из аудитории. Кажется, пора закрыть дверь с нужной стороны.

– О боже, это же Эден, – крикнул девичий голос и все взгляды обратились ко мне.

– Наконец-то. Я уж думал, что не сдам органическую химию.

Раздается смех, а потом несколько человек спускаются ко мне, осыпая вопросами. Их голоса превращаются в противный гул, а стук сердца вновь усиливается. Но меня спасает преподаватель, зашедший в аудиторию.

Мистер Галастер – мужчина в самом расцвете сил, но он не похож ни на одного из тех, кого мне доводилось когда-либо видеть. У него выбритые виски и уложенная челка, костюм, который нельзя назвать иначе как стильным. Его полные жизни темные глаза с интересом оглядывают аудиторию. Когда я сажусь рядом со светловолосой девушкой, он улыбается мне. И я понимаю – он мой научный руководитель.

– Кто скажет, какую лабораторную мы будем проводит сегодня?

Мистер Галастер расставляет на свой стол горсть монет, пробирки, химикаты и металлическую губку.

– Будем делать золотые монеты?

– Я слышу в вас нотки неуверенности, мисс Морган. А ведь вы абсолютно правы. Что вы можете сказать про этот опыт?

– Если опустить начищенную медную монету в кипящий раствор хлористого цинка с их гранулами, то ионы цинка начнут оседать на поверхности монеты, и она станет серебряной.

– Вы хотите сказать, что медь и цинк превратят монету в серебро?

– Нет, поменяется только цвет монеты, мистер Галастер.

– Верно. Что-то еще?

– Да. Если разогреть данную монету, уже с серебряным блеском, то она станет золотой.

– Золотой, мисс Морган?

– Лишь цвет, мистер Галастер, – улыбаюсь я, – В ходе химической реакции медь монеты и осевшие на ней ионы цинка формируют металлическую связь и образуют латунь. При нагреве начнется диффузия цинка в меди. Когда содержание цинка на поверхности станет ниже тридцатипяти процентов, латунь станет золотистой.

– Отлично, мисс Морган. Рад, что вы снова в строю. Жду вас в проектной мастерской в четверг.

– Спасибо, мистер Галастер.

– Сейчас я проведу эксперимент, который описала наша коллега. Мы рассмотрим в подробности все реакции и после обеда вы самостоятельно выполните данный опыт.

***

На обед мы с Натали и Гектором идем вместе. Я делюсь эмоциями от пар с мистером Галастером, ребята лишь вопрошают о реакции однокурсников.

– Все в порядке. А что, меня здесь не любят?

– Нет, ты достаточно общительна, но все-таки мы волнуемся о тебе.

– Все в норме. Правда.

Ребята кивают и обсуждают свои дополнительные занятия. Я комментирую все, пытаясь влиться в студенческую жизнь. Это оказывается не так сложно, как кажется.

 

Мы проходим пару смежных корпусов, пока не входим в кафетерий. На пути к нему я замечаю нечто необычное. Какой-то странный мемориал, сделанный явно самими студентами. Уголок обложен записками, в центре фото парня и куча бутафорских денег вокруг. Под фото значится надпись: «Трой Бернс – вечная память».

– Что с ним произошло? – киваю я на мемориал.

Гектор замирает, Натали лишь отводит глаза:

– Он умер недавно. Его нашли в его же квартире. Многие говорят, что он совершил самоубийство, а некоторые уверены, что его убили.

– Натали! – шипит на нее Гектор.

– Я его знала?

Ребята переглядываются, но кивают. Быстро переводят тему и отводят меня подальше от мемориала. Лицо Троя Бернса кажется мне очень знакомым, а слова Натали производят на меня странное чувство, неведомое прежде.

– Посмотри на эту очередь.

– Может съездим в «Колибри»? – с надеждой спрашивает Натали.

– Я за. Эден?

– Почему бы и нет, – быстро соглашаюсь я.

Нет-нет, я встречаю настороженные взгляды студентов и мне это отнюдь не нравится. Так же, как и идиотские переглядки Натали и Гектора, поведение Джексона и всей семьи. Самое время заткнуться и взять тайм-аут.

***

Дни пролетают стремительно. Погода становится более капризной. Конец декабря становится приятной неожиданностью. Мы с Натали готовимся к зачетам. Джексон пропадает на работе, но постоянно проверяет мое местоположение и созванивается с кузенами Брасс.

На это время я отвлекаюсь. Повседневность захлестывает меня в свой круговорот, и я даже благодарна этому. И вот мы уже выходим из машины Гектора, направляясь на вечеринку.

– Мне кажется, я прогадала с подарком, – сетует Натали.

– Ты хотя бы помнишь для кого ты Тайный Санта, – бурчу я в ответ.

– Лично я доволен всем.

– Потому, что Эден спасла твою шкуру.

– Спасибо, Эден, – произносит Гектор с нотками сарказма.

– Всегда пожалуйста. Бюро «Вспомни все, что наверняка не пригодится» всегда открыто для вас.

– Да ладно тебе, – смеется Натали.

– Ты могла бы сказать, что на эту вечеринку был дресс-код.

– Его не было, – отвечает за сестру Гектор. – Она хочет соблазнить всю мужскую половину населения района.

– Глупости, – парирует Натали. – Я просто в хорошем настроении.

– Да-да.

Ни разу не видела Гектора таким мрачным. Интересно, он так боится за сестру?

– Вот и пришли.

Дом Дерека Джонса выглядит довольно неплохо. Не наше поместье, конечно, но впечатляет. Дом выполнен в стиле лофт, совсем как наша с Джексоном квартира.

Как и другая любая студенческая вечеринка, тут полно пьяной молодежи, снующих по дому то тут, то там. Мне это явно не приходится по духу. Думаю, я не часто гуляла на вечеринках, что странно для девушки с наркотиками в крови.

– Не переживай, здесь ты в безопасности, – шепчет мне на ухо Гектор. – Мы здесь не на долго.

– Почему?

– Я обещал Джексону.

– Плевать на Джексона, – говорю я, наливая себе пунш и тут же осушаю бокал, пока Гектор в шоке смотрит на меня. – Я устала и хочу расслабиться.

– Твое сердце…

– Черт, да не умру я от алкоголя, – сердце предательски пропускает удар.

– Ребят, давайте отнесем подарки в центр, скоро начнут раздачу, – говорит, запыхавшись Натали, присоединяясь к нам.

– Где ты была? – недовольно вопрошает Гектор.

– Я здоровалась с ребятами с курса, – отвечает Натали, а затем поворачивается ко мне. – Эден, ты что, пьешь?

– Да. Я пью, – говорю я и осушаю бокал.

– Гектор?!

– Я не успел среагировать. И, черт возьми, ты что, не знаешь Эден?

– Дополнительные нагрузки на сердце чреваты серьезными последствиями.

– Натали, не драматизируй, пожалуйста, – фыркаю я. – Я знаю меру.

– Ладно, – недовольно морщится Натали, наливая пунш и себе. – Интересно, от кого я получу подарок.

– Наверняка, от самого сексуального парня в мире, – высоким голосом верещит Гектор.

– Заткнись, придурок.

– Ты выглядишь как шалава.

– Я просто захотела одеться красиво.

– Красиво и прилично разные вещи.

– Эй, успокойтесь, – пытаюсь угомонить их я.

– По-твоему, это нормально? – восклицает Гектор, обращаясь ко мне.

– По-моему, Натали имеет право одеваться как захочет.

– Прекрасно!

– Не обращай внимания, – говорит мне Натали, пока Гектор уходит от нас прочь. – Он теперь думает, что обязан опекать меня, чтобы не случилось… так как с тобой.

– Наши братья дебилы.

– Согласна, – Натали отпивает алкоголь. – Но это их проблемы, верно?

– Еще бы, – улыбаюсь я.

– Всем добрый вечер, – кричит парень в соседней комнате, и все кричат ему в унисон. – Идите на мой голос и оставляйте, кто еще этого не сделал, подарки. Через пару минут будем их распаковывать. Надеюсь, мне подарят не положительный тест на беременность.

Все ржут, а мы с Натали лишь закатываем глаза. Глупостям подростков нет предела. Поэтому мы и не посещали обычно подобные вечеринки. Со стороны мы кажемся теми еще занудами, но я точно знаю, мы умеем веселиться. Мы так же напивались и бесились, перебирали косточки всем знакомым. С самого детства нас учили держаться подальше от «простых смертных». Бесило ли это кастовое деление? Еще как. Но нельзя сказать, что в этом не было смысла. В то время, как наши сверстники мечтали оказаться в кроватях друг у друга, мы строили будущее.

– Почему мы пришли на эту вечеринку?

– Ты разлюбила подарки?

– Нет, – смеюсь я. – Просто я знаю, что мы не очень их любим.

– Верно, но эта вечеринка организована нашим потоком, и она в нашем районе. Нам же тоже нужно соответствовать репутации. Если мы не будем изредка показываться тут, то станет изгоями-заучками.

– Какая мерзость, – в шутку морщусь я.

– Согласна.

Мы вместе с толпой следуем в гостиную. Парень у микрофона- Дерек Джонс – объявляет с десяток человек, которые первыми подходят к подаркам, забирая их. Так продолжается до тех пор, пока очередь не доходит до нас. Натали забирает сверток Гектора, который так и не появился в зале. Мне достается увесистый брикет. Я точно знаю, что это книга. Натали везет больше – ей достается коробочка с милыми сережками в форме снежинок.

– Какая прелесть, – лепечет Натали, вертя в руках одну из сережек. – Это же авторская коллекция.

– Приятнее получать такие подарки, чем самой их купить, – смеюсь я.

– Завидуй молча.

– Есть подозрения, кто твой Санта?

Натали задумчиво оглядывает толпу, будто, как в фильме, какой-нибудь парень помашет ей, давая о себе знать.

– Нет, – наконец отвечает она

– Сокращаем круг подозреваемых. Это точно был парень.

Натали краснеет, кладет сережки в коробочку. Она гипнотизирует их, пока бриллианты окончательно не надоедают ей, и она не захлопывает упаковку.

– Не говори Гектору, – просит она, направляясь прямиком к пуншу.

– Но ты не виновата. Это всего лишь подарок.

– Ты видела его реакцию? Ему все равно причастна ли я к этому.

– И куда ты денешь эту прелесть?

– Оставлю у себя, скажу, что купила на Рождество, – пожимает плечами Натали, делая большой глоток алкоголя. – Или верну в гору подарков.

– Можно подумать, он знает наизусть все твои побрякушки, – закатываю я глаза.

– Он очень внимателен.

Собираюсь возразить, но смолкаю. Какой смысл убеждать ее в обратном? Это ее подарок. Пусть делает с ним что хочет. Тем более, что я не особо слушаю ее замечания по поводу своих взаимоотношений с Джексоном. С чего бы ей слушать меня?

– Похоже, у нас произошла ошибка. – крик Дерека сопровождается визгом микрофона.

– Что за ошибка? – кричит ему кто-то из толпы.

Музыка смолкает.

– Тут еще один подарок, – ведущий обводит глазами толпу. – На имя Эден Морган.

Я застываю. Рука Натали ложится на мое плечо. Она что-то шепчет, но я ее не слышу. Сердце смолкает, чтобы вновь броситься в бег.

– Подойди ко мне, Эден, – говорит Дерек и вновь включает музыку.

В голове столько мыслей, но ни одна не успевает задержаться надолго. Мне приходится сдвинуться с места, когда Натали подталкивает меня вперед.

– Есть обратный адрес или записка? – спрашиваю я Дерека как только оказываюсь рядом с ним.

– Нет.

– Странно.

– Согласен, но раз уж так вышло, подарок все-равно твой. С рождеством, Морган, – говорит он, перекрикивая музыку и вручая мне небольшую белую коробку.

Мне кажется все это довольно странным, будто я знаю, что все это значит, но истина ускользает. Я не спешу открыть коробку. Это как ящик Пандоры, стоит его приоткрыть и все навалится в стократ тяжелее. Но разве не этого я хотела? Вдруг это что-то поможет мне вспомнить больше?

Хотя, с чего это я решила, что это что-то особенное? Вдруг, это глупая ошибка? Там лежит очередная книжка или коробка с шоколадом.

– Что там? – Натали выглядывает мне через плечо.

– Не знаю.

– Открывай скорее.

– Я боюсь.

– Боишься? – ошарашенно переспрашивает Натали.

– Хочешь, чтобы я повторила? – огрызаюсь я в ответ.

– Это всего лишь коробка, Эден. В ней нет ничего страшного.

– Твои воспоминания не промывали с хлоркой.

– Не утрируй, – закатывает глаза Натали.

– Пошли отсюда. Слишком много лишних глаз.

Когда мы оказываемся в пустой комнате, я решаюсь открыть подарок. Натали, кажется, тоже затаила дыхание, когда я приоткрыла крышку.

На мое удивление, внутри коробки несколько вещей. Среди них мятные таблетки, карточка с игрой в мафию и старый томик с Библией.

– Что за чертовщина? – возмущается Натали.

– Не знаю, – лепечу я.

В голове вертится все больше знакомых образов, но они так далеки, что невозможно разглядеть. Голова разрывается на части от непонятного чувства, такого сильного и бурного. Понятия не имею, что это. Натали говорит о чем-то, но я ее не слышу. Пелена опускается перед глазами и меня пошатывает.

– Эден, что с тобой?

– Голова раскалывается. Поедем домой?

– Конечно. Сейчас найду Гектора. Стой здесь, хорошо?

Я киваю, садясь в старое кресло. Снова разглядываю вещицы в коробке. Библия изрядно потрепана. Карточка с изображением алхимика такая старая, что вот-вот порвется. Мятные таблетки кажутся очень знакомыми. Мне хочется их выпить. Руки сами тянутся чтобы открыть хотя бы одну и положить в рот.

Закрываю глаза. Вещество рассасывается, и приятная прохлада расползается по телу. Чувствую легкое покалывание и расслабляюсь. Когда я вновь открываю глаза, пелена исчезает, и на ее место приходит ясность.

– Эй, ты в порядке?

– Вполне. Идем, – я встаю, закрывая коробку.

– Твои глаза, – охает Натали.

– Что?

– Ты под наркотиками? – лицо Гектора чернеет.

– Господи, что за ерунду вы несете? Мы стало лучше и все.

– Поэтому тебе и стало лучше, да? – повышает голос Натали.

– Вы больные, честное слово, – говорю я, направляясь к выходу из комнаты.

– Ты правда ничего не сделала?

– Я устала от ваших драм, Гектор.

– Мы просто боимся за тебя.

– А я просто хочу, чтобы меня оставили в покое, ладно?

– Мне позвонить Джексону?

– Да, – поворачиваюсь я к кузенам. – Пошли его куда подальше.

Глава 6

Когда я наконец прихожу домой, на часах уже час ночи. В квартире на удивление тихо. Похоже, Джексона нет дома. Оно и к лучшему.

Я гуляла, наслаждаясь тишиной рядом с собой. Шум раздавался лишь в самом городе. Где-то кипела жизнь, пока я спокойно шагала по улицам, пытаясь сообразить кто прислал мне коробку и как связаны предметы, лежавшие в ней.

Свежий воздух явно шел мне на пользу, но я не могла похвастаться тем, что вспомнила хоть что-то. Чувство безнадежности лишь с новой силой охватывало душу. Логичные варианты никак не укладывались в голове и это буквально сводило с ума. Последние дни, проведенные в университете, оказались раем.

Приняв душ, я переоделась и рухнула на кровать, полностью опустошенная. Тьма, словно океан, волнами подкатывала ко мне, с каждым разом усиляя движение, пока, наконец, я не погрязла в ней полностью.

Небо было таким ясным. Просто необыкновенно голубым. Солнце грело так сильно, что мы укрылись под дубом в парке кампуса. Это был обычный сентябрьский денёк, полный забот об учебе. Мы с Натали листали новые учебники по органической химии, Гектор причитал о множестве лабораторных в этом семестре. Тут и там летали обрывки разговоров о приближающейся вечеринке, что не могло не раздражать. Глупые подростки только и мечтали оказаться в куреве и сотне голых тел. Мы ходим на другие вечеринки. Туда, где ставки намного выше.

– Эден, ты слышала?

– Что?

 

– Трой Бернс собирается идти за товаром, – многозначительно смотрит на меня Натали. – Прямо сейчас.

– Напишу об этом Рэю, чуть позже, – мгновенно отвечает Гектор.

– Позже! Позже будет поздно.

– Хорошо, сейчас позвоню Рэю.

– Нет, – прерываю я друзей.

– Что, прости? – он уже подносит телефон к уху.

– Скинь вызов, Гектор. Ни Рэй, ни его парни не успеют.

– Если мы позвоним сейчас, то успеют. Трой еще здесь.

– Я пойду сама.

– Эден! – восклицает Натали.

– Мы пойдем, – Гектор делает акцент на первое слово.

– Вы сошли с ума. Вдруг они тебя заметят?

– Не заметят.

– Они тебя запомнят и будут следить.

– Натали, успокойся, – я закатываю глаза. – Я просто пойму кто дилер и передам эту информацию Рэю.

– Ты же понимаешь, что мы тебя одну не отпустим?

– Довольно паниковать. Мы не в драме.

– Вот именно! В жизни все хуже. Мы можем не успеть тебе на помощь.

– Так, все, – я поднимаюсь с газона, не сводя глаз со спины Троя. – Джексону и Рэю ни слова. Прикройте меня если что.

– Как всегда!

Я не обращаю внимания на друзей. Иду к парковке, перебирая в руках страницы учебника.

Я плохо знаю Троя. Он местный шут, не какой-то крутой пацан из молодёжных фильмов, но имеет связи. На любой вечеринке он званный гость только потому что достает увеселительные вещества. Хороший бизнес для обычного студента – скупать по одной цене и перепродавать по другой.

– Эден, ты забыла, – Гектор протягивает мне блокнот.

– Оставайся с сестрой, Гектор.

– Что тебе стоит взять меня с собой?

– Ты же понимаешь, что я не буду вами рисковать.

– Но…

– Оставайся с сестрой, Гектор, – говорю я голосом не терпящем возражений.

Я потеряла несколько минут. Трой уже мог уехать и, если это так, то Гектору несдобровать.

Машина Троя разворачивается на ближайшем перекрестке. У меня есть разве что одно мгновение, чтобы запрыгнуть в машину и выехать с парковки быстрее, чем он скроется за поворотом. Все случается куда интереснее.

Когда я выезжаю на перекресток, он, естественно, уже уехал. Мне не остается ничего другого, как в слепую следовать за Троем. Если он развернулся, значит поедет в сторону Хайнес. Я смогу догнать его на мосту.

Жму на газ, пока не вижу в соседнем ряду его серебристый БМВ. Теперь надо не высовываться. Хотя, вряд ли он знает меня и мою машину. Я редко бываю на вечеринках, не вешаюсь на него и не являюсь постоянным покупателем. Все пункты в мою пользу.

Что-то звенит. Я ищу глазами телефон, но не нахожу его. Понимаю, что картинка исчезает и распахиваю глаза. Это моя комната.

Мне все приснилось. Как же так? Настолько все было реальным. А вдруг это воспоминание?

Слышу, как Джексон разговаривает с кем-то. Наверное, звонил его телефон. Черт! Есть ли шанс уснуть и увидеть продолжение?

Закрываю глаза и укутываюсь в одеяло. Вижу мост и целое море машин. Я думала о том, что…

Трой вылетает из кафе напротив. На его плече черный рюкзак, наполненный до верха – видно, как ткань топорщится, а молния застегнута не до конца. Ладно. Наверняка, дилер уже ушел, смысл переться за самим Троем нет. Скажу Рэю, он решит эту проблему сам.

Интересно, часто ли здесь происходят такие встречи? Я могла бы спросить об этом брата, но он вряд ли станет меня посвящать. Они хотят держать меня как можно дальше от подобных дел.

Я захожу в кафе с надеждой хотя бы купить холодной воды – на улице неимоверная жара.

– Вызывайте скорую!

– Его надо уложить на пол.

– Есть здесь медик?

В кафе суматоха. Кому-то явно плохо. Они обступили диван дальнего столика, копаясь в телефонах и открывая воду.

– Расступитесь, – кричу я, расталкивая людей. – Я интерн.

Толпа послушно отодвигается, освобождая мне место. На диване распластался молодой человек. Его светлые волосы в полнейшем беспорядке, голубые глаза полуоткрыты, а жилистые руки дрожат.

– Как долго он в таком состоянии?

– Я заметила его пару минут назад, – отзывается девичий голос позади.

– Мне нужна холодная вода, – говорю я, расстегивая пуговицы на футболке парня. – Помогите посадить его.

– Он умрет?

Умрет, если я не успею.

– Что с ним? – не отстают люди.

– Думаю, он просто перегрелся, – нехотя отвечаю я.

– Скорая уже в пути!

Когда мне передают стакан, я быстро достаю из кармана платок. На публику смачиваю его, делая компресс, и проверяю зрачки. Парня бьют судороги. Кажется, вместо того чтобы забрать товар, Трой приехал его продать. Черт!

– Опасности жизни нет, – уверяю я толпу. – Пока едет скорая, я побуду с ним.

Как я и представляла, толпа редеет, но разговоры не прекращает. Только перепуганная официантка садится напротив, не сводя с меня глаз. Я закидываю голову парня выше, считая пульс.

– С ним точно все хорошо? – тихо спрашивает официантка.

– Есть люди, которые не переносят жару.

– Знаю, но он так бледен… Я подумала, он уже…

Девушка плачет. И это жутко раздражает меня.

– Как тебя зовут?

– Мейси.

– Меня зовут Эден, – киваю я ей. – Мейси, можешь принести еще воды? Думаю, ему не помешает.

– Да, да, конечно, – лепечет она и удаляется прочь.

Я лезу в сумку, надеясь на то, что парню еще можно помочь. Наверное, нервная обстановка влияет и на меня. Не могу найти таблетки. Не может быть, чтобы они закончились. Они всегда при мне. Всегда!

Парень дергается и издает странные звуки. Нет, только не сейчас.

– Тшш. Тише, – я провожу по волосам парня, не давая ему наклонить голову вперед. – Подожди пару секунд.

Вытаскиваю одну из таблеток, но замираю. Зрачки парня настолько расширены. Откуда знать, сколько длится его ломка?

– Эден? Как он? – слышу я голос Мейси и прячу баночку с таблетками, оставляя в ладони лишь две.

– Неплохо. Кажется, он даже пытается говорить.

– Скорее, мычит, – хмурится официантка и протягивает мне стакан.

– Спасибо.

Я подношу стакан ко рту парня, пытаясь расслабить его челюсть.

– Тебе помочь?

– Было бы неплохо, – улыбаюсь я.

Мейси садится рядом с парнем и обхватывает его лицо пальцами. Мне хватает этой заминки чтобы кинуть таблетки в стакан и взболтать его.

Раз. Мейси открывает его рот.

Два. Я поправляю компресс.

Три. Таблетки рассасываются, и я вливаю жидкость в парня.

– Фух… Никогда не думала, что быть медсестрой так сложно.

– Со временем можно приловчиться.

– Нет, это работа явно не для меня, – будто ее об этом кто-то спрашивал!

– Часто он бывает в вашем кафе?

– Не так чтобы часто, но изредка заходит, – Мейси замолкает, ее взгляд мрачнеет. – Он единственный парень, не спросивший у меня номер телефона.

– Это шанс, – слегка улыбаюсь я, убирая волосы со лба парня. – Ты же его спасительница.

– Его спасительница ты.

– О да, он задохнулся бы раньше. От толпы, – я закатываю глаза. – Ты бы сделала это и без меня, Мейси. И, кстати, это ты его нашла и вызвала скорую.

– Да? – неуверенно переспрашивает девушка.

– Еще бы.

Слышится звук сирены. Скорая. Вовремя, конечно.

– Наконец-то, – облегченно вздыхает Мейси.

Кто-то показывает парамедикам куда идти. Я хватаю сумку и отступаю назад. Не за чем лишний раз привлекать к себе внимание.

Парня осматривают. Мейси что-то лопочет медикам, выпучив глаза. Зеваки снова собрались вокруг, шепчась и снимая на телефон. Можно подумать, они никогда не видели скорой.

Парень опускает голову и приоткрывает глаза. Я глубоко вдыхаю, будто до этого момента и не дышала. Его зрачки сужаются и теперь мне видны его голубые, почти прозрачные, воды, слово озера встрепенулись рябью.

Наши взгляды на миг встречаются, но я быстро отворачиваюсь. Ему лучше. Нужно уходить, пока меня никто не хватился.

***

Все утро сон не выходит у меня из головы. Он настолько реальный, что уверена – все, что я увидела правда. Это происходило со мной.

И даже в больнице, на всех осмотрах и процедурах, я думаю только о том парне. Только о том, как спасла его. И раздумывая о том, какие такие таблетки могут вытянуть человека с того света после жуткой передозировки.

Отец позаботился о тщательном осмотре для меня. Мне жутко неловко, когда несколько медсестер снимают Холтер и показания с него. В общих чертах мне объясняют, что придется посещать кардиолога, ведь в сердце происходят странные процессы, которые медикам еще придется понять.

Я выхожу из больницы на оживленную улицу. Джексон сказал, что приедет за мной, чтобы поехать в поместье, но знакомой машины я не наблюдаю. Набираю брату, но он не отвечает. Черт!

Возникает мысль позвонить Натали или Гектору, но быстро отметаю ее. Я же не младенец. Могу и сама о себе позаботиться.

Я сажусь на скамейку у входа в милую кофейню. Вокруг царит атмосфера предвкушения Рождества: ветки хвои – запах которых так расслабляет меня. Люди спешат купить подарки родным. Единственное, чего не хватает, так это снега.

А моему организму не хватает мяты. Те самые таблетки в кармане куртки так и манят снова ощутить приятную прохладу. В голове все проясниться, раздражение пройдет.

Не задумываюсь о последствиях, как и о том, что таблетки прислал неизвестный. Кто бы то ни был, он знал, что мне нужно. Знал, что у меня ломка по этому веществу. Какая разница, анальгетики это или нечто страшнее?

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор