Litres Baner
Название книги:

Хроники кота Макса

Автор:
Ирина Боркова
Хроники кота Макса

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Мы появились на свет в заброшенном сарае, который находился практически в лесу, на самой опушке. Когда-то этот сарай принадлежал старушке, жившей в доме неподалеку. Старушку дети забрали в город, а кошка, то есть моя мама осталась. Так и ютилась она в заброшенном полуразвалившемся строении, спасаясь там от бродячих собак, лис и злых мальчишек. Нас, детей, было четверо: я, два брата и сестричка. В один ужасный для всех нас день, мама не вернулась с охоты. Мы прождали ее три дня, питаясь травой и насекомыми, так как были еще недостаточно ловкими, чтобы поймать мышь или птичку. Было ясно, что сами мы не выживем, надо было выбираться из сарая и искать помощи у людей.

На четвертый день нам явился призрак мамы и дал указания, куда отправляться. Мама не могла долго задерживаться с нами в своем призрачном теле. Радуга манила ее к себе как магнит железо. Но чувствуя, что она должна хоть как-то позаботиться о нас, мама всеми силами оттягивала свой уход. Она сказала, что проводит сестренку к дому, где живут добрые люди. Об одном котенке там точно позаботятся. Мы же должны отправиться в путь сами в поисках новой семьи, если повезет.

Было ужасно страшно уходить из сарая, который давал хоть какую-то защиту и был таким привычным. Но остаться там, значило обречь себя на голодную смерть. И мы пошли туда, где виднелись дома, слышался ужасный гул машин и где жила надежда на выживание.

Нашим спасением стала помойка. Издалека уже учуяв разнообразие запахов, среди которых присутствовали и отвратительные и манящие ароматы, я с братьями двинулся, ориентируясь на нюх. Это был тот самый день, когда я потерял своих братьев навеки. Нет! С ними ничего не случилось! По крайней мере, я очень на это надеюсь. Мы подошли к здоровым мусорным бакам, и залезли в один из них. Нам удалось разорвать пакет из которого доносился особо вкусный аромат, и мы, наконец, смогли поесть. Радоваться долго не пришлось. Из-за поворота к помойке прибежала огромная злая собака и заорала на нас:

– Мерзкие коты, убирайтесь прочь отсюда! Это моя территория! Или я порву вас на кусочки!

Надо сказать, что мы даже не стали дослушивать вопли этого шелудивого пса, а просто бросились врассыпную, на время потеряв разум от ужаса.

Я пришел с себя под старой липой в каком-то парке. С трудом переводя дыхание, я прекратил дрожать и огляделся. Голод становился все сильнее. Поблизости никого не было. Я подошел к скамейке, стоящей в парке и нашел под ней кусочек булки, который каким-то чудом не заметили проныры голуби. Кусок был совсем сухим и твердым словно кость, но я был благодарен Бастет и за него. Хоть чуть утолив голод, я остался лежать под лавкой и незаметно задремал.

Разбудил меня заливистый лай:

– Я тебя вижу! Давай поиграем, я буду тебя догонять!

Я открыл глаза, сразу учуяв отвратительный запах собаки. Прямо передо мной торчал мокрый нос, из под лохматой челки задорно блестели озорные глаза, со свесившегося языка капала слюна. Пес лучился дружелюбием и угроза от него не исходила.

– Рембо, нельзя! – Девочка тянула его за поводок, стараясь вытащить из-под лавки.

Рембо веселился.

– Что ты здесь делаешь один? – лаял он.– Пойдем с нами! Я приглашаю тебя в гости.

Я вылез из-под скамейки и девочка меня тут же обнаружила.

– Рембо, нельзя! – заорала она в ужасе, видимо полагая, что ее Рембо решил мной пообедать. Посему она потащила сопротивляющегося пса подальше от меня. Рембо же явно не хотел уходить.

– Если что, заходи, я тут недалеко живу! – хрипел он из последних сил, потому что натянутый ошейник сдавливал ему горло.

Девочка утащила гостеприимного пса, а я опять остался один, голодный и умирающий от жажды. На мое счастье на небе собрались тучи и дождь не заставил себя долго ждать. Это был прекрасный летний дождь с крупными такими каплями, который прошел за пару минут, но успел наделать огромные лужи, чтобы напоить таких же бездомных созданий, как я.

В компании безрассудных голубей я прильнул к воде и долго глотал живительную влагу, которая прохладным ручейком прокладывала путь к моему желудку. Оборзевшие голуби не обращали на меня никакого внимания, только сновали по парковой дорожке, выискивая одним им видимые крохи еды. В небе появилась радуга, пробившись сквозь исчезающие тучки. Я с грустью посмотрел на нее: "Привет, мам. Наверное мы скоро будем вместе". Мама не ответила, видно так далеко она не могла меня услышать. Но я все равно был услышан другой кошкой-призраком, появившемся над моей головой.

– Не рановато ли тебе на Радугу? – спросила кошка, черной тучкой кружа около меня. – Молод еще помирать-то.

– Тебе то что?– огрызнулся я.

– А я помочь могу. Провожу тебя к своей Хозяйке. Она очень переживает, что я ушла из этого мира. Ты станешь утешением. К тому же мы очень похожи. Ты черный и я черная. Правда у тебя этот белый галстук на шее как у гималайского медведя, но ничего, примет и с галстуком. Пойдешь?

– А это далеко?

– Да нет. Сейчас выйдем из парка, перейдем дорогу и мы дома.

Выбора у меня не было и я решил, что Великая Бастет послала ко мне эту кошку, дабы та указала мне путь к спасению.

– И кому я обязан? – спросил я, чтобы знать имя спасительницы. Я на самом деле был ей очень благодарен, ведь она подарила мне надежду.

– Я Дина, следуй за мной. – черная кошка маленькой тучкой поплыла впереди, указывая путь. Я поспешил за ней.

Мы прошли через парк, подошли к заброшенному клубу.

– Сейчас везде много заброшенных строений, – пояснила Дина. – Туда лучше не ходи, когда будешь исследовать окрестности.

– Почему? – спросил я.

– Там обитает призрак страшного человека. При жизни он ненавидел все живое, после смерти его неуспокоенный дух бродит ночами по клубу и он реально может навредить.

– Что с ним случилось? Он умер в этом здании?

– Ага. И причиной его смерти стала кошка. Чисто случайно, конечно. Он гнался за ней, чтобы удовлетворить свою кровожадность. В то время много котов и собак пали жертвой его руки. Он их или отстреливал, или ловил и убивал.

Меня передернуло от ужаса. Хорошо что его больше нет и никому ничего не угрожает. Уловив мои мысли, Динка грустно усмехнулась.

– Не расслабляйся дитя. Мир не настолько прекрасен, в нем еще хватает мерзких людей, да и среди животных не все ангелы. Тебе еще предстоит об этом узнать.

Тут Динка дернулась и взмыла вверх. Видно было, что она сопротивляется чему-то невидимому. Затем, словно преодолевая сопротивление, она спустилась ниже.

– Поспешим. Радуга зовет меня. Я не могу больше здесь задерживаться.

Мы двинулись дальше с удвоенной скоростью.

– Посмотри, сейчас перейдем дорогу и ты дома. Видишь этот многоквартирный двухэтажный дом? Там ты будешь жить. Иди туда к последнему подъезду, поднимайся на второй этаж. У двери лежит сбоку тряпичная подстилка для котов. Ложись туда и жди. Подъездные коты не такие злые, как тебе может показаться. Если выстоишь и останешься у двери, Хозяйка тебя возьмет. А мне пора. Нет сил сопротивляться потоку. Прощай, не обижай и береги Хозяйку!

Последние слова Дина прокричала, практически исчезнув из виду. Я вздохнул, собрался с силами и пошел вдоль дома к крайнему подъезду.

Она шла от дома по дороге к выходу со двора. Шла быстро, видно очень спешила. Но меня заметила сразу. Притормозила и всмотрелась в меня, слегка прищурив глаза. Потом посмотрела на часы и почти побежала дальше. "Это она Хозяйка," – подумал я.

Весь ее вид, то, как она на меня посмотрела, с каким вниманием, говорил о том, что я не ошибся. А как она на меня смотрела! Воодушевленный, я вбежал в подъезд.

На площадке между этажами сидели два кота. Один тощий и рыжий, и другой тоже не Геракл, из мелкой породы.

– Привет! – сказал я и хотел проскочить мимо них.

– Далеко собрался? – спросил Рыжий кот.

– Мне туда, – я повернул нос в сторону двери, около которой и впрямь лежал мягкий тряпичный коврик, одним краем закрывая стену. Я ловко сманеврировал, обогнув рыжего и другого кота и прыжком приземлился на коврике.

– Вообще-то это мое место и я на очереди в этот дом, – заявил рыжий, приближаясь ко мне.

– Меня Дина прислала,– ответил я. По котам сразу было видно, что они не из бойцовских. Хотели бы драться, то начали бы сразу, а не разговоры разговаривали. – Я не уйду.

Видно то, как решительно я был настроен, решило дело в мою пользу. Коты не стали больше со мной разговаривать, а просто ушли на улицу.

Я осмотрелся. На площадке в углу стояло две миски. Одна совершенно пустая, в другой была вода. Что ж, если не поесть, то хоть попить смогу. Пока никого не было, я быстро сбежал к площадке вниз и с удовольствием попил чистой воды, которая все-равно не могла обмануть желудок, активно требующий пищи.

Я заснул, ожидая прихода Хозяйки. Разбудила меня хлопнувшая дверь. Надо сказать, что на площадке было три квартиры а во всем подъезде шесть. Дверь хлопнула так, что я в испуге вскочил на ноги.

– Не бойся, – лениво произнес рыжий кот, который вернулся, пока я спал и сидел на перилах, даже не шелохнувшись от этого грохота.

– Это семья кинг-конгов. Они всегда такие шумные. Ты еще не видел, как они по ступенькам скачут, особенно дед и ихняя мама. Аж через две ступеньки перепрыгивают. Так-то они безвредные, только курят в подъезде, задохнуться тогда от дыма можно. Их там трое живут, мама и ее два сына. Один, младший, очень хороший. Он нам и жрать втихую выносит, когда его мамы дома нет, и погладит иногда. А второй так себе, музыку свою, рок называется, как врубит, мы сразу из подъезда уходим, пока не выключит. Иди сюда, посмотри в окно.

Кот запрыгнул на подоконник, я за ним.

– Видишь ту белую машину? Осторожнее на дороге, когда она едет. Это этого меломана машина. Впрочем, не ошибешься. Он когда едет, ее издалека слышно, этот рок на весь двор гремит. Тогда убегай с дороги сразу. Он въезжает как Шумахер, на скорости. Может и задавить.

 

– Это все, конечно, ужасно интересно, – сказал я. – Но как бы пожрать? Я три дня не ел…

Рыжий посмотрел на меня с сочувствием.

– Жди Хозяйку. Приедет, накормит.

Глава 2

Еще не успело стемнеть, как она вернулась, держа в руках полные пакеты с едой.

– С магазина, – шепнул рыжий кот, с которым я успел подружиться. Он, и тот, второй, которого я встретил, когда пришел сюда, с громкими воплями радости кинулись Хозяйке под ноги. Удивляюсь, как она их не раздавила? Ловко переступая между ними, Хозяйка поднялась на второй этаж и остановилась передо мной.

– Так. Свято место пусто не бывает, – проговорила она, задумчиво разглядывая меня. – Какой тощий. Голодный наверное.

– Очень голодный, – жалобно подтвердил я и преданно заглянул ей в глаза. Они светились любовью. Я просто не мог отвести от них взгляда.

– Мы тоже жрать хотим, – заявили хвостатые жители подъезда.

– И вас, конечно, покормлю. Хоть и рановато еще до ужина.

Хозяйка взяла пустую миску из подъезда и занесла ее в дом. Мы трое сели перед дверью не сводя с нее глаз, в ожидании еды. Через пять минут дверь открылась и мы встретили этот момент радостным воплем. Хозяйка понесла миску на площадку и поставила на пол. О, Бастет! Какой божественный аромат у этих макарон, щедро сдобренных килькой в томатной пасте! Я кинулся к миске грозно рыча и навис над ней, перекрывая доступ туда другим котам. Они же, поняв мое состояние, сели в стороне и молча ждали, пока я наемся. Я ел, и ел, и ел, пока не почувствовал, что все – больше не могу. Остальным мало что осталось, но они, похоже, не обиделись и молча доели жалкие крохи.

– Ничего, – сказала Хозяйка – Просто он очень голодный. А вы позже поедите, вечером.

Я опять улегся на подстилке и блаженно закрыл глаза, погрузившись в спокойный, сытый сон.

Разбудил меня звук упавшего предмета, совсем рядом со мной. Следом грохнула закрывшаяся дверь.

– Что такое? – вскочил я и уставился на огромную говяжью кость, которая лежала на кафеле пола. Я недоуменно посмотрел на Рыжего. Тот лениво зевнул и потянулся. Потом соизволил объяснить:

– Не обращай внимания. Это Инга с той, третьей квартиры. Она слегка не в себе, но в целом безобидная. Это она нам кость полакомиться кинула. Сама ее обглодала, конечно.

– И неплохо обглодала, – я оценочно посмотрел на голую кость, еще влажную от супа, где она плавала.

– Иногда она может швырнуть протухшие куриные головы. Это правда один раз только было. Хозяйка очень ругалась, пока выносила их на помойку.

– Как ты думаешь, возьмет она меня к себе жить? – спросил я.

– Ну ты, братец, размечтался. Вообще-то я первый сюда пришел, еще мне тогда месяца четыре было. Да меня узнали девочки, в чьем доме я родился и отнесли назад. А я опять пришел и остался. И никому не позволю лезть вперед меня! Моя очередь там жить!

– Что же она тебя не берет? Может и меня не возьмет, и тебя не возьмет. Так и будем тут жить, на коврике.

– А что ей нас брать. У нее Симка есть. Уже года три живет. Москвичи ее зимой к помойке подвезли и в окно из машины выкинули. Один добрый малый подобрал и сюда принес. Знает, из подъезда не выгонят. А-то она уже помирать собралась, снежком ее припорошило.

– А дальше что? – заинтересовался я. – Она ее сразу взяла?

– Нет. У нее тогда Динка была. Страшно ревнивая особа. Увидит если, что Хозяйка кого-нибудь погладит, то попадало и тому несчастному, и самой Хозяйке. Поэтому у нее тогда была только одна кошка, это та Дина.

– Та самая, которая меня сюда привела? Такая черная, без единого пятнышка.

– Она.

– Так как же Симке удалось попасть жить к Хозяйке? Очень любопытно, – я навострил уши. Вдруг Рыжий выдаст какую-нибудь информацию, которая мне пригодиться.

– Она была в Великой Депрессии. Лежала в углу около квартиры Инги и плакала. Истощенная и больная. Один глаз у нее заплыл. Хозяйка часто выходила к ней, утешала ее, уговаривала поесть и капала в глаз капли. Она назвала ее Симой, от слова сиамская. Симкин хвост был странной формы, короткий и с изломами. А сама она такая светло-коричневая, а лапки, ушки и обрубок хвоста черненькие. Потом Хозяйка узнала, что никто Симке хвост специально не ломал, как она подумала в начале. Просто порода такая – меконгский бобтейл. Там с такими хвостами рождаются. И чем больше изломов, тем круче кошка. Пол года она прожила в подъезде.

– И? Она рассказала, почему ее выкинули?

– Как же, аристократка блошивая. Даже и словом с нами не обмолвилась за все это время. Сама по себе была. Тот еще характер. Видать, за вредность и выкинули. Вообще, старая она уже.

– Так как ей удалось проникнуть в дом и ужиться с Диной?

– Динка просто попала в переплет. Видал дом около нашего за забором? Это наше любимое место для прогулок и охоты. Там есть полуразвалившийся сарай с кучей мышей, и собака. Собака на нас внимания не обращает, ей самой до себя только дело. Воет часто от безысходности, вечно на цепи. И там есть погреб, потом покажу. Дед полез в этот погреб, а Динка за ним – любопытная она была очень. Радужное ей царство. Дед ее, черную не заметил и в том погребе закрыл. Хозяйка каждый день ходила ее искать. Все подвалы в этих двух домах, нашем и соседнем, облазила. Нет Динки ни живой, ни мертвой. Тогда она отчаялась совсем и смирилась с потерей. Две недели прошло. Она решила взять Симу. А если она что решила, то все, это неизменно.

Рыжий выдал интригующую паузу, а я от нетерпения аж хвостом задергал: – Не томи, говори, что дальше-то было?

– А дальше понадобилось деду опять в погреб залезть, вот Динка и освободилась. Хозяин сидел около подъезда на шине от грузовика, в которых клумбы сделали. Сидел, курил себе. Вдруг видит, Дина идет, пошатывается. Голос у нее охрип, видать орать замучилась, чтоб выпустили ее. К Хозяину подошла, об ногу потерлась – неси мол меня домой. У него аж сигарета изо рта выпала, не ожидал ее увидеть. Обрадовался, схватил ее и домой помчался. А дальше я по рассказам знаю, сам не видел.

– Она вернулась, а там другая кошенция! Вот трагедия! Как Дина на это отреагировала?

– Она заходит в дом и натыкается на Симу. Сима к ней подошла поздороваться, а та, из последних сил ей прямо в глотку и вцепилась. Ярость у нее образовалась, что замену ей нашли. Только сил не было Симу загрызть, очень истощенная она была. А Сима ее пожалела. И давай ее по голове языком наглаживать, успокаивать. Дина от такой реакции в шок впала, она-то драться была готова, а тут целуют ее, жалеют. Отпустила она Симу и сказала ей, живи мол пока, потом с тобой разберусь. А потом привыкла к ней, спали вместе, ели вместе, везде вместе. Так Сима и осталась.

Утром Рыжий повел меня знакомить с местными жителями, котами и кошками. День был очень насыщенным . Мы облазили все окрестности, побывали в саду деда, познакомились с грустной собакой. Только в заброшенный клуб не пошли, коты были в курсе, что там опасно. Я привык уже к подъездной жизни и не надеялся, что Хозяйка меня заберет. А Рыжий на самом деле имеет полное право первым поселиться в той квартире, ведь он первый пришел туда. Кот Мишка, тот, кого я с Рыжим увидел в первый раз, редко появлялся в подъезде. Приходил аккурат к завтраку и ужину. На обед мы получали сухой паек, Ну это я так, к слову. Мишаня погулять любитель, но как приходит, увидит Хозяйку и давай верещать. Поэтому, в отличии от Рыжика, так рыжего зовут, он имел не только имя, но и фамилию – Миша Верещагин. Звучит! Итак, прошла неделя, пока я не заболел. Дело в том, что коты тоже могут простужаться и болеть. А так как мой организм еще недостаточно окреп, то я и был подвержен инфекции. Я чихал кровавыми соплями и кашлял. Слезы застилали глаза. Рыжий удалился от меня на подоконник, чтоб не заразиться и орал:

– Жрать только после нас! Нечего сопли в тарелку пускать!

Какой там жрать, я вообще глотать не мог. Только вода и могла пролезть в мой желудок. Хозяйка как увидела, что я в таком состоянии, то посоветовалась с Хозяином и решили они меня забрать. А я и обрадоваться уже не могу. Помирать собрался.... Поздно спохватились!

Тем не менее меня взяли на руки и принесли в дом. Положили на мягкую подстилку и долго жалели. Я то не понял сразу, с чего такая ласка, пока не получил болючий укол в ляжку. Такого предательства я не ожидал! Мне и так очень плохо, а тут больно делают! Только сил возмущаться не было, кровавый чих замучил, голова болела. А они и рады стараться, по утрам и по вечерам меня Хозяйка мучила, всю ляжку иглой истыкала. Только странное дело, с каждым днем мне становилось все лучше и лучше, пока я не выздоровел окончательно. За то время, пока я был в болезни, меня носили в лоток, так называется кошачий туалет, чтобы я делал там свои дела. Походу Сима тоже в него ходила и я понял, что от меня хотят. Сопротивляться сил не было, я делал то, что они требовали. Кормили меня лучше, чем в подъезде. Утром и вечером мы с Симой получали по пачке жидкого корма с радужным запахом, Хвала Бастет, за то что придумали для нас такую еду. А сухой корм и вода всегда находились в свободном доступе, можно есть в любое время. Я попал в Рай не умирая. Сима очень своеобразная кошка, обнюхала меня и решила, что вдвоем веселее. Она, конечно, не стала мне другом, но ей было интересно за мной наблюдать. Я не обращал на нее внимания, пока. Ведь тогда я был ребенком и бабы меня не интересовали.

Мне дали имя! Теперь я не просто котик, а Максик, Макс, Максюта и Максимильян. Зависит от Хозяйкиного настроения, как меня называть.

Я выздоровел, и меня начали выпускать на улицу. Рыжий на меня обиделся и первое время не хотел со мной разговаривать. Верещагину было наплевать, он и не рвался менять свое место жительства. Я перед Рыжим и так и сяк, а он морду воротит, вообще будто меня не замечает. Тогда я подошел к нему и говорю:

– Прости, брат. Видит Бастет, я не собирался занимать твое место, просто такое стечение обстоятельств. Клянусь тебе, что сделаю все для того, чтобы они меня выгнали, а тебя взяли. Веришь мне?

Рыжий посмотрел на меня и поверил. На том и порешили.

Глава 3

Мне, конечно, совсем не хотелось покидать эту гостеприимную квартиру и мою Хозяйку, но совесть говорила, что так нельзя. Рыжий имеет право поселиться здесь первым. Сначала я пробовал просто не идти домой, но, к моей радости, Хозяйка брала меня на руки и вносила в квартиру.. При этом она говорила, что я дурачок, просто не привык еще, и она меня никуда не отдаст, ведь я Динкин ставленник. Интересно, откуда она узнала, что это Дина меня привела? Люди все-таки загадочные существа. Говорят, они посланы Бастет, чтобы следить за нами и сообщать ей, как мы себя ведем в этой жизни. Это конечно звучит фантастично, но кто знает, как оно на самом деле.

Итак, просто не приходить домой оказалось не вариант и я решил сделать так, чтобы они сами меня выгнали. Буду жить около двери на коврике. Рыжий, все-таки видно, что физически недоразвит, он зиму без дома не переживет.

Я ходил по квартире и думал, с чего начать свое хулиганство. Залез в кладовку. Там лежит Хозяина рюкзак. Я обнюхал его. Хозяин с этим рюкзаком на рыбалку ездит. Что же, тут мы ему сюрприз и приготовим. Я залез на рюкзак и от души напрудил в него. Кстати, там еще что-то лежало, я все залил как надо. Рыжий будет доволен, теперь меня выгонят, а его возьмут. Для приличия поскреб лапой, инстинкт закапывания сработал. Знаю – глупо, но приятно. Сима услышала, что я копаю и подошла посмотреть.

– Макс, ты дурак. Ты что сделал? Если на меня подумают, мы враги навеки.

– С чего бы им на тебя думать, они знают, что ты только в лоток ходишь.

– Даа, я тебе не завидую. Хозяйка за это дело всыпет....

Тут мне стало что-то страшновато и я спрятался под кровать. Когда Хозяева пришли, Хозяин сразу заорал:

– Где-то нассато! Ты же знаешь, у меня аллергия на кошачье ссанье!

Они вместе начали искать и нюх привел их к рюкзаку. О, Бастет, как он орал! Я мысленно поздравил Рыжего с победой и приготовился получать. Они же сразу догадались, кто это сделал. Хозяйка принялась выковыривать меня из-под кровати, но я же не дурак, забился в самый дальний угол. Она взяла швабру и давай меня шваброй выковыривать. Я думал, смогу убежать, но не рассчитал свои силы. Меня поймали, тыкали носом в рюкзак, лупили по заднице и орали.

Больно…. Как может она бить меня, ведь не ее рюкзак-то. А еще доброй теткой прикидывалась. Я стерпел все, даже когда меня отнесли в лоток и объясняли, как самому тупому, что ходить в туалет надо туда.

Думал, меня сразу выкинут из дома, а не угадал. Хозяйка мне всыпала, конечно, но на этом и успокоилась. А рюкзак и то, что там было, просто постирала. Зря, короче старался. Ну, думаю, ладно. Я придумаю другой вариант.

 

Дело уже осенью было. Рыжий смотрел на меня как на фуфлыжника и не верил, что я стараюсь. Я ему сказал, про рюкзак, а он мне посоветовал в сапог Хозяйкин напрудить. Сапог труднее отмыть будет, Хозяйка мне точно этого не простит, выгонит, а его, Рыжего тогда возьмут. Верещагин вообще в нашу затею не верил, сказал, что мы с жиру бесимся, и ушел ловить птичек. Я тоже хочу научиться их ловить как Мишаня. Ловко у него это получается.

Страшновато было затевать с сапогом, но деваться некуда, пообещал уже Рыжему, что сотворю эту акцию сегодня ночью, когда все будут спать.

Симка пыталась меня оттащить, даже ей стало страшно, что после этого со мной будет. Значит верный вариант, беспроигрышный. Я завалил сапог и обильно смочил голенище изнутри. Понюхал – хорошая работа. Закопал для приличия и под кровать, ждать люлей. Там и заснул.

– Что за тупой кот!

Хозяйка обнаружила свой сапог и сразу разбудила меня своими воплями. Началось! Я внутренне собрался и приготовился хорошо побегать. Противная швабра зашуршала под кроватью.

– Убью! – орала Хозяйка. Видно было, она в ярости, тут и заступничество Бастет не поможет. Может зря я все это затеял? Рыжий предложил мне поселиться в другом месте, но это не вариант. Кто меня в другом месте кормить будет? Короче, выловила меня. Опять мордой в сапог тыкал, а а об задницу всю руку себе отбила. И верь после этого, что она животных, типа, любит. Всем скажу, что неправда это. Не любит…

И все-равно меня не выкинули из дома. Сказала Хозяину, что раз взяли, то это навсегда. Значит все-таки любит, раз идет на такие жертвы. Надо сказать Рыжему, что его план провалился и придется ему жить в подъезде. Сима та вообще просто поржала над нами, обозвала тупыми малолетками, и ушла на подоконник греться под осенним солнышком.

Рыжий ждал меня в подъезде. Может зря я играю в благородство? Так я ему и сказал. Я сказал:

– Рыж, пора с этими делами завязывать. Полюбили они меня до такой степени, что хоть на голову им напруди, а меня все-равно не выкинут. Я ведь Динкин подопечный, она меня вместо себя сюда привела. А они волю покойной уважают. Придется, Рыж, тебе ждать, пока Симка на Радугу отправиться. Тогда у тебя шанс появиться туда проникнуть.

Зря я сказал про то, что на голову напрудить могу. Не нравиться мне Рыжего задумчивость. Он, гад, помолчал, а потом пропел:

– А что, это точно должно сработать.

– Нет! Это я так сказал, к слову! – заорал я .

– Да ладно, не ерепенься. Дай мне последний шанс. Клянусь, не пройдет, больше тебя ни о чем не попрошу.

– Конечно, не попросишь. Потому что меня после такого точно прикончат. Ты что, смерти моей желаешь?

– Да брось ты, Макс. Тебя даже носом тыкать не будут. Не в себя же тыкать. Просто переселят в подъезд и все. А я тебе буду друг навеки, клянусь.

Не нравиться мне все это, но врожденное благородство опять сыграло со мной злую шутку, заставив согласиться на эту авантюру. Последний раз! Если выживу…

Дома я ходил кругами и думал, каким же образом мне все это провернуть. Симка просекла, что я опять что-то задумал и пыталась выяснить, что. Я героически молчал. Все равно в ее глазах я конченный дурак, который, как она сказала, пилит сук, на котором сидит.

Все решилось довольно просто – Хозяйка взяла меня к себе спать. Как же мне было стыдно думать, что придется сотворить эту подлость. Но делать нечего – обещания надо выполнять. Она заснула, я лег ей на животик и тоже незаметно заснул. Хозяйке стало неудобно держать меня и она в полусне положила меня рядом, обняв и автоматически почесав загривок. Я все-таки дал ей хорошо поспать, отложив подлое дело на утро. Утро наступило неизбежно.

Не дожидаясь пока прозвенит будильник, я забрался Хозяйке на грудь и сделал свое подлое дело. Сказать что она была в шоке, это ничего не сказать. У нее даже речь пропала. И бить она меня не стала. Хотя, анализируя потом свое прошлое, я понял, что лучше бы побила. А так она спихнула меня с кровати, поменяла постельное белье, позвонила в какую-то ветлечебницу и пошла принимать душ. Кормить меня в то утро не стали. А Симку накормили, еще следили, чтобы я у нее еду не отнял. Попить тоже не дали, садисты. “Все”,– решил я. – “Они думают, если я не буду есть и пить, значит и в туалет мне ходить не надо. Вот так и окончиться моя короткая кошачья жизнь, помру с голоду и мне даже не посочувствуют. Сам виноват, не надо было Рыжего слушать.

А дальше Хозяйка запихнула меня в спортивную сумку и закрыла замок. Я мог высунуть только часть своей мордочки и с ужасом наблюдать, куда она меня несет.

К подъезду подъехало такси, оказалось, что мы едем в ветлечебницу. Таксист любопытный оказался, спросил усыплять или кастрировать. Хозяйка сказала, что кастрировать, а-то я плохо себя веду. Ей кто-то сказал, что котов надо кастрировать, чтобы они не прудили где попало. Я не знал тогда, что значит кастрировать. Незнание еще больше усиливало ужас моего положения. Воображение тут же нарисовало мне лес, где меня выкинут на произвол судьбы, оставят умирать в одиночестве. Но это был не лес. Меня притащили в какое-то здание на окраине города. Так мне вообще это место не понравилось. Оно пахло болью и страхом. Два человека одетых в белое проводили Хозяйку в какую-то комнату и велели ей положить меня на стол. Это был холодный металлический стол, Я не успел среагировать, как мне вкололи какую-то гадость, от которой я очень дурно себя почувствовал. Я рыгал, но блевать было совершенно нечем, меня же не покормили. В глазах помутнело, силы стремительно уходили прочь, тело обмякло. Пытаясь удержать остатки ускользающего сознания, я хотел бежать из зловещей комнаты, но ноги не шли. Последнее что я услышал:

– Как его зовут?

– Макс.

– Надо же, как меня.

И я провалился в темноту, распрощавшись с жизнью.

Очнулся я уже дома. Не знаю, что со мной сделали, но мои шарики ужасно болели, все болело до такой степени, что хотелось уйти от этой боли, убежать, запрыгнуть от нее подальше. Я встал и шатаясь побрел, натыкаясь головой на предметы в комнате. Хозяйка заметила, что я очнулся, подскочила и взяла меня на руки. Прижав к себе она баюкала и жалела меня. Уткнувшись в нее мордой я смог заснуть. Она попыталась положить меня спящего на коврик. Не буду я там лежать! Надо уйти от этой боли, забраться от нее куда-нибудь подальше. Я хотел прыгнуть на кресло, но промахнулся и упал на бок. Хозяйке пришлось опять брать меня на руки и убаюкивать. Так она и просидела со мной весь день. Я не давал ей себя отпускать, сразу брел куда-то, натыкаясь на ножки кровати или стола. Так прошел день и наступила ночь. К ночи я уже полностью пришел в себя, меня напоили и накормили. Есть толком я не смог, тошнило. Так, попил и все. В туалет сходил в лоток, решив, что следующий эксперимент может окончиться Радугой. Больше я на провокации Рыжего не поведусь и своей шкурой рисковать не буду. Пусть придумывает другой способ, как сюда попасть.


Издательство:
Автор
Поделиться: