Litres Baner
Название книги:

Страна сбывающихся надежд

Автор:
Дмитрий Борисович Соколов
Страна сбывающихся надежд

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Доктор IPSOberoi является одной из лучших заменителей коленного сустава, замены тазобедренного сустава и артроскопического хирурга в Индии, специализирующейся на всех артроскопических и совместных операциях по замене. Проделал большую замену 7000 с коэффициентами успеха 97%. Один из немногих хирургов, которые были обучены делать артроскопическую операцию для лабральной слезы бедра.

https://www.vaidam.com/ru/best-orthopedic-surgeons-in-india


Куала Лумпур – Дели

Индия занимает второе место в мире по числу проживающих на ее территории людей после Китая (население страны – около 1,3 млрд человек).

-1-

16.07 ICT (UTC+7) 05/10/18

Однажды по любезному приглашению сети индийских клиник «Морсби Лимитед» я посетил их очередное мероприятие – международную ортопедическую конференцию по эндопротезированию суставов "Orthoworld". Конференция состоялась 7 и 8 октября 2018 года в г. Чандигар. Это случилось благодаря активности моего коллеги и друга, д-ра Савитара Рананда, сеньор-хирурга «Морсби», с которым мы давно и плодотворно сотрудничали на ниве артропластики, или, по-русски, эндопротезирования (замены) суставов.

Я ни разу не был в Индии, поэтому с энтузиазмом ухватился за возможность побывать. Причём, не в Гоа (Гоа по аналогии с камбоджийским Сиануквилем я представлял себе достаточно хорошо), куда все едут «на море» – а в глубинке, где «риал Индия». К тому же, город Чандигар находился на 34-м градусе северной широты, что сулило мне, прежде всего, необычные климатические ощущения после 4 лет пребывания на 11-м её градусе – при стабильно minimum +28+30 по ночам, днём по 34-38 и  среднегодовой влажности 93%.

Я тогда жил и работал ортопедистом в Королевстве Камбоджа, в Пном Пене или «Пне», «Пеньке»… (как русские его называют), в международном госпитале «Ах Куонг». И давно уже нигде не был, то есть, не летал уже полтора года, поэтому был рад и возможности снова ощутить себя на 10 тысячах метров при при скорости 900 км/час.

Камбоджа сравнительно труднодоступна, в смысле авиаперелётов. Хоть наш столичный аэропорт Почентонг не так давно капитально перестроили, превратив в полноценный международный, рейсы в него и из него есть только в относительно близлежащие города – Сингапур, Куала-Лумпур, Сеул, Ханой, Гуанчжоу, Тайбэй и т.п. Из Москвы и других российских городов прямых рейсов в Камбоджу нет – летал поначалу «Боинг 777» с остановкой в Сайгоне (Хошимине), но потом его отменили. Теперь, летя в столицу Королевства Камбоджа из Москвы, сперва вы долетаете только до Ханоя. Потом пересадка в «Боинг-737», а он уже летит по «тропе Хо Ши Мина» – сперва до Вьентьяна (Лаос), а уж оттуда до Пном Пеня, и дальше в Сайгон (Хошимин).

В этом смысле Таиланд и Вьетнам более «продвинуты» – из их огромных аэропортов осуществляются беспересадочные рейсы почти во все крупные аэропорты Азии, Африки, Европы и США. А наша Камбоджа традиционно располагается на задворках цивилизации… даже роман-боевик я когда-то читал под названием «Ад находится в Камбодже»…

Итак, чтобы попасть отсюда, из «ада», в Индию, мне сперва придётся добраться из Пня до Куала-Лумпура, (где находился ближайший к Камбодже авиахаб), рейсом компании "Angkor air", там пересесть в самолет компании "Mаlindo air", и через 5 часов полета совершить посадку в аэропорту г. Дели! А там совершить пересадку на рейс авиакомпании “Vistara" и им уже долететь до г. Чандигар – пойнта моей дестинации в этом трипе…

Как я уже сказал, все расходы по моей поездке любезно взяла на себя Сеть клиник «Морсби» – оплату авиабилетов туда и обратно эконом-классом и проживание в отеле. Кормёжка за свой счёт, но завтрак включён в оплату отеля, к тому же должен был состояться торжественный обед по окончании первого дня конференции, плюс к тому – бесплатный «шведский стол» для участников с 12 до 13, оба рабочих дня.

Очень приличные условия!

К тому же, в одном из писем Савитар Рананда написал, что ожидается русская делегация – 5 или 7 ортопедистов – эндопротезистов из Москвы,Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Хабаровска и Владивостока!

За визу, правда, пришлось платить в Посольстве Индии на 214-й улице. Это удовольствие обошлось мне в 43 доллара США. Очень обидно стало пробыть только 3 дня в Индии, когда виза выдана на целый месяц.... Поэтому я заранее обговорил с Жаном – CEO, главным исполнительным офицером госпиталя «Ах Куонг» (это должность такая, вроде начмеда в России), что, если мне уж очень там понравится, то я смогу задержаться.

– Не знаю, в Индии я не был ни разу, – сказал мне тогда Жан. – По идее, месяца на неё мало – это не Камбоджа… где есть только Сиануквиль – «жемчужина у моря», храмовый комплекс Анкгор… ну и сам Пном Пень – центр, Риверсвайд с его злачными переулками и бар-гёрлз, а больше и смотреть тут нечего. За неделю, ну, за две всё это объездишь и тошнить от тоски начнёт. А Индия, zyablikov… это субконтинент! На Индию тебе и года мало будет.

zyablikov – это я.

– Да понимаю, Жан. Я и не собираюсь там особо напрягаться. В отпуске просто я давно не был!

– Ты же не просишься! Отпущу в любое время на сколько хочешь…

– А когда было проситься-то? –  усмехнулся zyablikov (я). – Ортопедист – профессия востребованная. И поток пациентов сейчас стабильный, оперирую каждую неделю. А только стоит уехать мне в Россию на неделю, как всё – поток прервался. Все больные мигом разбежались по другим клиникам. Возвращаешься вот так в Пень и месяц тут лапу сосёшь – нет пациентов, нет зарплаты. Но теперь всё, Жан, раз еду в Индию – спасибо Савитару Рананде, сделал мне приглашение – то там и зависну!

СЕО вздохнул, подперев голову ладонью, внимательно взглянул на меня.

– Поезжай, zyablikov. C тревогой я слежу, как ты пьёшь один по вечерам у себя в комнатах.

– Да ладно, Жан – что я там пью? – искренне обиделся я. – Нормально я пью, свои стандартные 0.7 за вечер…

– И куришь… думаешь, не чую, как из твоих окон «укроп» столбом валит? Ты совсем уже деградировал тут мне! – рявкнул СЕО. – Не потерплю!

– Ну, Жан, это только, чтобы спать крепче… – встревожился я. – Пара затяжек перед сном никому не навредила. Все же курят! Работаю, справляюсь, оперирую… что тебе ещё надо?

– Короче, zyablikov! Не могу я больше закрывать глаза на твою депрессию от переработки и однообразия! – Жан хлопнул по столу ладонью, встал, крупно заходил по кабинету взад-вперёд. – Деньги, это, конечно, хорошо, но здоровье важнее – особенно здесь, в тропиках! Ну, что с тобой происходит, zyablikov? – остановился он прямо передо мной, взглянул мне в глаза. – Раньше ты хоть на велике колесил по Пном Пню и окрестностям, в “Dream” ездил по четвергам… а теперь всё сиднем сидишь дома, на вилле, все вечера и воскресенья…

– Да неохота никуда, всё мне здесь надоело.

– О чём и речь! Нельзя одной работой жить. Тут психика у барангов рушится только так… особенно, от виски и «укропа». Давай, давай, вали уже в Индию. Отбудь там конференцию – может, что полезное услышишь, что у нас можно здесь применить и развить. На людей хоть посмотришь, со всего мира твои коллеги ведь съедутся.

– Туда, кстати, и русские должны приехать!

– Ну, это ты напьёшься с ними там, zyablikov… – безнадёжно ответил СЕО. – Знаю я, как русские хирурги пьют. Пусти козла в огород…

– Разок только если! – клятвенно заверил я. – Ты же меня знаешь, Жан. Я никогда не пьянею…

– И не теряй потом время, zyablikov, не мотайся там по храмам да пещерам – едь сразу в Гоа. Правда, кто был там, говорят, что наш Сиануквиль лучше…

– Всё-таки Гоа, Жан? – хмыкнул я. – А что, в самом деле… Море, пальмы и песок… что ещё надо пожилому человеку, чтобы отсрочить старость? Ленин вот не ездил к морю и умер – как раз в моём возрасте…

Мне недавно стукнуло 54.

– Ну вот, отдохни там, как следует и возвращайся без депрессии, полный сил… ты мне здесь здоровым и без вредных привычек нужен, zyablikov… машину за тобой прислать, или на такси в аэропорт поедешь?

«Хрена лысого я попрусь в это Гоа один! – думал я про себя, выходя от CEO. – Тоже мне, отдых в одно рыло… лучше уж не ехать никуда, работать. Поеду только с девушкой. Найду себе индийку-эскорт в Чандигаре, или в Дели, в крайнем случае – и только с ней поеду…»

Мысль эта необыкновенно меня окрылила. Даже представилась эта индийка – 22 года, изобильная, полноватая, но не толстая, с огромными чёрными глазами, большой грудью и широкими бёдрами. Конечно, Индия – не Вьетнам и не Камбоджа, где я ездил на море с девушками… но и здесь, в ЮВА – вот просто так, за здорово живёшь, не найдёшь под ногами согласную поехать с тобой к морю. Разумеется, за деньги – minimum 100 долларов в день, плюс расходы по её содержанию. Но далеко не каждая согласится. Надо знать места… Девушку себе, как сказал бы герой фильма «Берегись автомобиля», здесь «надо изыскивать».

До сих пор я изыскивал их успешно.

Насколько я представлял себе Индию, читая форумы туристов и экспатов, там с этим делом было намного сложнее, в силу религиозных и национальных особенностей этой древней и великой страны… Если на вьетнамских и камбоджийских форумах ещё попадались темы о «морковках» или, пренебрежительнее – «моркве», то на индийских ничего подобного мне не встретилось. Кажется, для секс-туризма это была весьма неподходящая страна. Но потом я просто посмотрел статистику –  в Индии проживает 650 000 000  миллионов женщин!!!

Это в несколько раз больше всего населения России, не говоря уже у Вьетнаме и, в особенности, Камбодже…

«Не может быть, чтобы из этих 650 000 000 миллионов не нашлось симпатичной девушки, которая согласится… тем более, не бесплатно же…», – сразу согрелся я утешительной мыслью.

Таким образом, я ехал на международную конференцию с тлеющим угольком надежды в измученной душе.

 

Перспектива встречи с соотечественниками меня тоже приятно будоражила. Конечно, у нас в Камбодже большая русская диаспора, но с ней я общался мало – каждый русский в перспективе мог попасть ко мне в качестве больного (напомню, по специальности zyablikov – ортопед-травматолог с 30-летним стажем)… тем более – платно, ибо «Ах Куонг» – частный госпиталь… и любое «вась-вась» с соотечественниками могло мигом обернуться «а можно по полису ОМС» или «вы же давали Клятву Гиппократа»… и очень сильно осложнить мой бизнес… так что специфика работы не позволяла мне сливаться с массами.

Это, кстати, было одной из причин, почему я просиживал дома вечера и воскресенья (суббота у нас была рабочая).

А с коллегами можно было, не таясь, расслабиться! И, как сейчас говорят, «зажечь не по-детски»… и где – в Индии!  к тому же, узнать, какая сейчас ситуация в Стране Огромной в частности, в медицине!

Со времени моего последнего посещения России прошло уже полтора года.

Итак, моя поездка в Индию грозила начаться многообещающе!

И я должен сделать всё, чтобы она многообещающе и закончилась…

Территория современной Индии была заселена предками современных людей около 500 тысяч лет назад. Только вдумайтесь – полмиллиона лет назад!

-2-

06.00 ICT (UTC+7) 06/10/18- 12.00 MYT (UTC+8) 06/10/18

Итак, рано утром 5 октября 2018 года я сел в госпитальную машину, которую заботливо прислал за мной Жан, и поехал в аэропорт «Почентонг». Со мной был жёсткий чемодан с цифровым замком, двумя ручками и колёсами – он, как нельзя лучше подходил для того, чтобы возить в нём мои выходные костюмы. Ортопедическая конференция носила статус международной, поэтому не хотелось ударить в грязь лицом не только перед соотечественниками, но и перед коллегами из Индии и других стран! Помимо костюмов, с дальним прицелом я уложил пляжные шорты, шлёпанцы и прочее тропическое одеяние – моё решение после конференции поехать в Гоа (как только найду девушку) крепло с каждой минутой.

По своему обыкновению, я все пять часов полёта пил виски марки "Jim Beam". Плоскарь 0.5 этого волшебного напитка, неизменного моего спутника в длительных перелётах, я дальновидно (?) купил в «Дьюти-фри» аэропорта Пном Пня. Выпив там за успешную поездку в баре четыре шота и закусив их волшебно прожареной мраморной говядиной со стручками фасоли, я пошёл на посадку. Первый мой перелёт – из Камбоджи в Малайзию – занял всего 2 часа на каком-то мелком джете класса «кукурузник» – диаметром всего 4 кресла, по два на каждый ряд, поэтому я не стал нарушать целостность фирменного пакета с дьюти-фри запечаткой, предвкушая более длительный перелёт из Малайзии в Индию.

Почему же «дальновидно»? В огромном международном аэропорту Куала-Лумпура (+1 час к времени в Пном Пне) спиртное вообще не «отпускали»! во всяком случае, я не нашёл… в глаза нигде не бросилось, хотя магазинчики «Дьюти-фри» постоянно попадались мне на глаза, пока я искал свои ворота на Дели. Межрейсовая стыковка была слишком короткой, чтобы как следует порыскать по авиахабу, да и шансов, я чувствовал, нет. Малайзия, в отличие от Камбоджи – строго мусульманская страна… а их там просто «колбасит» от соседства с зелёным змием.

Я купил только две бутылки «Севн Апа», чтобы в полёте запивать виски содовой – как того требует Устав…

Но просчитался, ибо при посадке в самолёт состоялся «шмон», проводимый бдительными малайскими пограничницами в берцах, длинных юбках, кителях с погонами и строгих чёрных платках, которые максимально закрывали личико. Впрочем, личики у пограничниц были как раз такими, что их лучше максимально закрыть. Зато кобуры на поясах с воронёными рукоятками выглядели очень внушительно, а две из них вообще были с автоматическими винтовками М16. Угрюмое выражение личик не оставляло сомнения, что полоснут длинной очередью не задумываясь. На мой плоскарь «Джим Бима», упакованный в дьюти-фри пакет, запечатанный по всем правилам, они пошипели, но нехотя пропустили, зато бутылочки с содовой безжалостно изъяли, овчарки.

Пронос напитков в самолёт не допускался!

А выпить уже хотелось адски, но как пить виски без содовой? Как говорил М.С. Горбачёв, «Я вам тут что?!» Я вам не алкаш подзаборный, чёрт побери, я – доктор, ортопед, хирург, лечу на международную конференцию по эндопротезированию суставов! Оставалось рассчитывать на снисходительность стюардесс авиакомпании "Mаlindo". Если бы я летел бизнес-классом, то не беспокоился бы ни грамма – там любая прихоть авиапассажира мгновенно исполняется… но, поскольку за дорогу платила «Морсби Лимитед», лететь пришлось в «эконом».

Впрочем, чего пенять – как травматолог-ортопед, я занимался всем, кроме эндопротезирования суставов и был, получается, просто рядовым участником, не докладчиком.

Сев в самолёт, пусть в эконом-класс, своё пить можно без ограничений – это правило действовало на всех, без исключения, индокитайских и катарских авиалиниях. Там иногда даже сами наливали, обнося виски всех желающих. Но после унылого малазийского аэропорта и шмона, устроенного этими бездушными биороботами-пограничницами, возникло такое чувство, что выпить и тут мне нормально не дадут… а то и вообще не дадут – отберут плоскарь без разговоров! Это чувство укрепилось, когда я рассмотрел сополётников по салону – кажется, я был вообще единственным европейцем на этом рейсе, все остальные являлись представителями многочисленных народов юга Азии, которые к выпивке в целом относятся отрицательно, и даже пиво пьют не иначе, как сперва положив в стакан большой кусок льда. Хотя русского трудно назвать европейцем в полном смысле этого слова… тем более, что и я, и мои непосредственные предки до четвёртого колена родились и жили в Азии. Но Азия – большая, а из желающих «немедленно выпить» в этом самолёте был точно, только я один.

Самолёт этот был средний широкофезюляжный, по 9 кресел в ряд, стюардессы – индомалайки, и не то, что приятны глазу – они были просто бешено красивыми – не старше 25, все с каре, в белых рубашках и фиолетовых юбках. Эти юбки были не сплошными, пропуская в разрез довольно волнительные коленки девушек в светло-коричневом нейлоне. Гурии «Малиндо» были прекрасны томной южной красотой и настроены очень благожелательно.

«Вот с такими ты, zyablikov, мог бы поехать в Гоа», – оценил я.

Как и везде, я сразу заметил подчёркнутое внимание к своей персоне. Никак не являясь европейцем по факту рождения, я, тем не менее, обладаю абсолютно европейской внешностью, холёным сытым лицом и солидным пузом. Наверное, именно так выглядели голландские, английские и французские колонизаторы, долгое время господствуя в этих местах. И, хотя их вот уже полвека и больше, как и «туанов», и «саибов», и «барангов» с позором изгнали, к белым у местных осталось всё же чувство какого-то безусловного почтения, смешанное с традиционно азиатской вежливостью и гостеприимством.

– Не дадут, однако, выпить, – тем не менее, решил я.

Я доверял только индокитайкам.

Улучив момент, когда стюардесс в пределах прямой видимости не было, я разорвал пакет, вынул плоскарь, укутал его в носовой платок, открутил и снова закрутил пробку и спрятал в карман впереди стоящего сиденья, где лежали инструкции по поведению пассажиров в полёте и иллюстрированные журналы. Моё место было как раз у прохода. Посередине и у окна сидела пожилая, очень благообразная вьетнамская пара, с истинно буддийским безразличием взирающая на всё, происходящее вокруг. Мои проблемы их совершенно не волновали.

«Ты что, не видишь – человек без стаканА? – вспомнилось мне неизвестно откуда. – Блин, и тут никого не волнует чужое горе… неужели же мне придётся пить виски как одеколон- из горлА и без содовой?!»

Салон практически заполнился пассажирами, и, казалось, что до взлёта выпить мне так и не удастся. Запустили турбины.

Я усилием воли поборол нарастающее раздражение и перешёл к дипломатическим приёмам.

– Ой, девушка, так пить хочется! – воскликнул я, заметив пробегающую мимо стюардессу.

– Сэр, по инструкции не положено до тэйк-оффа…

«Immada» было написано на её бейджике.

– Дорогая Иммада! Я испытываю большую жажду… трубы горят… май пайпс ар бёрнинг…

– Какие трубы, сэр? Вам плохо? – участливо спросила девушка.

«Какие кроткие глаза! Как у лани в зоопарке…»

– Трубы внутри… в моей душе… бадли нид сам уотер ту дринк…

– Окей, сэр, – и эта резвая красавица мигом принесла мне пластиковый стаканчик, на 2/3 наполненный содовой – то ли «Спрайтом», то ли «Севн апом». Я поблагодарил, осушил и «притырил» драгоценный стаканчик.

Начали задраивать двери, на табло загорелась команда «пристегнуть ремни».

– Ой, девушка, так прям пить хочется! – остановил я следующую стюардессу.

Та (Anisa) молча кивнула и быстренько принесла мне ещё стаканчик содовой. Пользуясь предполётной суматохой, я, демонстрируя своим бесстрастным соседям необыкновенную ловкость рук, левой открыл и до половины налил «Джим Бима» в первый, немедленно выпил, и тут же отпил из второго стаканчика, который держал в правой. Ура! кайф!! полость рта и глотка наполнились, наконец, вкусом сочнейших кукурузных зёрен с бескрайних полей штата Кентукки, и ароматом бочки из столетнего американского дуба!!

Жить стало лучше, господа! Жить стало веселей!!

Я блаженно откинулся на спинку кресла, наблюдая, как пышнотелая Иммада, стоя в проходе, демонстрирует, как правильно использовать кислородную маску и надевать спасательный жилет. В том, что в ближайшие 5,5 часов мне не понадобится ни то, ни другое, я был абсолютно уверен, но грациозные движения девушки не позволяли оторвать глаз.

Наконец, наш самолёт вырулил на взлётку и пошёл разгоняться. Пользуясь тем, что стюардессы тоже сидели и ничего не видели, я снова тем же макаром налил бурбона, выпил и запил остатками содовой. Сам по себе «Кентаки страйт» порядком обжигал слизистую, но выпитая вдогонку шипучка мгновенно ослабляла ожог, и, смешиваясь с остатками виски, приобретала невыразимую вкусовую палитру и продолжительное послевкусие.

Взлёт прошёл как обычно, мои равнодушные соседи так и сидели, откинувшись назад и закрыв глаза, и я наблюдал в иллюминатор уходящую вниз коричневого цвета землю Малаккского полуострова и вытесняющий ее аквамарин Бенгальского залива Индийского океана!

Я впервые в жизни летел над океаном.

Я летел над океаном

На стоместном корабле,

Был туристом иностранным

На большой чужой земле…

Но это счастье недолго продолжалось, скоро пошли многослойные облака, которые скрыли океан совершенно. Аэробус лёг на курс, стюардессы вновь появились в салоне, все оживились, задвигались, отстёгивая ремни. А я бесконечно наслаждался первой соточкой бурбона и полётом со скоростью 453 мили в час на высоте 30 тысяч футов над уровнем моря, косо пересекая с юга на север Бенгальский залив…

«Джим Бим» я любил давно, предпочитая его теннесийскому «Джек Дэниэльсу» – первый был как-то суше и менее приторен, хотя у второго, несомненно были свои достоинства. Именно из Джим Бима» состояли мои ежевечерние попойки на вилле, которые так не нравились Жану. А что, 0.7 этого напитка стоило в супермаркете «Тай Хуот» на 568 улице 9 долларов США – где-то 500 российских рублей по курсу 2018 года. А литруха 10-ку! Причём, виски было оригинальным, произведено и розлито в Кеntucky и прямо в бутылках доставлено в Камбоджу. Я не знал, во сколько сейчас «Джим Бим» обходится российскому потребителю, но твёрдо помнил, что ещё в 2013 году бутылка 0.5 стоила 1200 рублей – 40 долларов по тогдашнему курсу…

Кстати, через неделю исполнялось ровно 4 года, как я уехал из России.

Это произошло 14 октября 2014 года. Я надеялся найти работу по специальности, натурализоваться в этом маленьком тропическом королевстве и не возвращаться в Россию как можно дольше – так долго, насколько это возможно. Мне как раз исполнилось 50, как герою толкиеновского эпоса, когда тот отправился за сокровищами и моя первая попытка уехать жить в другую страну.

Что получится из моей затеи, я не знал. В нормальных странах врачи-иностранцы сперва учат язык, потом сдают кучу экзаменов, чтобы получить лицензию на право заниматься врачебной деятельностью. Это было слишком для меня сложно, а по возрасту и неприемлемо. Но мне казалось, что в Камбодже можно «проскочить» – я дважды посещал эту прекрасную страну как русо туристо и удивлялся какой-то прямо безграничной свободе, царившей там. Я встречал многих иностранцев, державших бары, рестораны и прочие заведения, кто-то занимался бизнесом. И все мне говорили, что эмиграционное и трудовое законодательство там очень лояльное, в крайнем случае помогает взятка – берут все, и это нормально. Я зарегистрировался на форуме «Баранг.ру» и, регулярно его читая, сделал вывод – найти работу в Камбодже реально.

 

Правда, было непонятно, как дело обстояло с медициной. В соседних Вьетнаме и Таиланде обстояло очень хорошо, в смысле, нечего было и пытаться приехать туда и пробовать. Сведения в Интернете были самые противоречивые. Я, конечно, писал письма на сайты клиник – мол, русский траматолог-ортопед с 27-летним стажем, лечу любые травмы, делаю любые операции… есть специализация по нейрохирургии и немалый опыт работы нейрохирургом… английский свободно, готов к переезду… но никто мне не ответил.

Поэтому я просто перевёл свои документы на английский, заверил у нотариуса и поехал.

Прилетел я 15 октября 2014 года, а через неделю уже работал по специальности в «Ах Куонге».

Всё оказалось здесь намного проще, чем я думал.

Индия – родина йоги.

-3-

13.00 MYT (UTC+8)  06/10/18

– Добрый день, леди и джентльмены! Говорит капитан Джавадур Рахим Вадуд. От лица нашей авиакомпании "Malindo Air" я приветствую вас на борту нашего самолёта. Наш полёт по маршруту Куала Лумпур – Дели происходит нормально, в полёте Вам будет предложена вкусная горячая еда и освежающие холодные напитки. Надеюсь, вам понравится наш полет. Благодарю за предпочтение компании "Malindо Air"…

Девушки-стюардессы куда-то подевались – видимо, готовились предложить нам обещанную вкусную горячую еду, запах которой понемногу разносился из гигантских бортовых микроволновок. Мои флегматичные соседи смотрели американские фильмы в наушниках, по экрану моего монитора в спинке переднего сиденья силуэт самолетика еле- еле полз по линии на интерактивной карте, соединяющей Куала Лумпур и Дели. В иллюминаторах голубела небесная синь. Наш самолёт выбрался из облачности- снизу, наконец, заблистало безбрежное зеркало Бенгальского залива.

Под крылом самолёта

О чём-то поёт

Зелёное море тайги… – захотелось запеть мне.

Я негордо отстегнулся, встал, сходил к ним в закуток и взял у Анисы  ещё стаканчик содовой.

Вернулся, выпил ещё «Кентаки страйта».

– Жить – хорошо…

Произносить надо именно «Кентаки», а не «Кентукки», как пишется. Я специально уточнял этот вопрос у коренного кентакийца.

Три года назад году я оперировал пациента – уроженца джимбимпроизводящего штата Kentucky, бизнесмена по имени Джерри Хэкмен – эдакого стопроцентного янки, который угодил к нам в госпиталь с переломом левого плеча после ДТП, называемого «мотобайк-аксидент». Этот Джерри, мой ровесник, был гражданин США, но уже давно жил в Юго-Восточной Азии – в основном, в Сайгоне. У американца была официальная жена, миниатюрная вьетнамка по имени Тао, вдвое моложе и раза в три меньше мужа по весу. Зато Джерри был ну очень массивен – он в молодости серьезно занимался плаванием, поэтому напоминал собой матёрого шершавого сивуча, с широченными плечами, без шеи и готового разорвать на клочки любого, кто ему не понравится.

«Мотобайк-аксидент» состоял в том, что Джерри выпил несколько банок пива и взгромоздился на мотобайк первый раз в жизни, который, я надеюсь, оказался и последним. Результатом попытки промчаться по бульвару Нородома Сианука как по питерской-питерской, стал закрытый поперечный перелом левого плеча в средней трети. Сразу мистер Хэкмен обратился куда-то в местную клинику, где ему наложили гипс и предложили операцию, но от операции он отказался. Баранги сильно не доверяют кхмерским врачам. Поскольку dr. zyablikov был единственным евроаталантическим ортопедом в Камбодже, Джерри выбрал в Интернете меня и пришёл с женой.

Я объяснил, что без операции под общим наркозом никак. Моя благополучная европейская внешность (особенно умный, добрый, чуть  усталый взгляд), располагает ко мне людей независимо от расы и страны происхождения. Поэтому мистер быстро согласился, материальный вопрос интересовал его в последнюю очередь – у уроженца штата Kentucky была мощнейшая, абсолютно всё покрывающая страховка одной из самых надёжных иншурэнс компаний Соединённых Штатов Америки!

Тянуть не стали, быстренько зарядили обследование и подготовили. С моей стороны всё, казалось, было нормально, ассистировать мне должен был Жан – (помимо того, что был начмедом, Жан был очень и очень квалифицированным ЛОРом). Я нашёл анестезиолога – местного увальня доктора Чанду, и поставил того в известность, что завтра собираюсь оперировать и мне нужен час-полтора наркоза.

– Ниак чомны нихь – амэрикэн ситизэн, – добавил я (употребление кхмерских слов сильно располагало местных). – Янки, гоу хоум.

Американцев местные не любили, считая, что ковровые бомбардировки Камбоджи в конце 60-х- начале 70-х унесли не меньше их собратьев, чем режим «кровавой клики Пол Пота и Йенг Сари», как писали советские газеты во времена моего отрочества.

– Эндотрахеал, – махнул тот пухлой рукой, пролистав анализы. – Ноу проблем, доктор zyablikov. Тумороу… съаэк!

Это означало общий наркоз всего организма, когда тебе полностью вырубают сознание и дыхательную мускулатуру, впихивают трубку в трахею, а за тебя дышит аппарат ИВЛ.

Я ответил, что желателен осмотр пациента перед операцией, так как с точки зрения «эндотрахеал» тот, кажется, не совсем идеален. Флегматичный Чанда пожал плечами и пошёл со мной в палату к американцу. Тому уже выделили «ВИП» палату – в 40 квадратных метров, с одной-единственной функциональной кроватью в центре, кожаным диваном, кожаным креслом для посетителей и огромным круглым массивным столом из единого куска какого-то огромного местного дерева диаметром в 3 метра, такими же стульями. (У кхмеров вся мебель чрезвычайно массивная и качественная, никакой ДСП). На стене висел плазменный экран во всю стену и даже комп с вай-фаем. Туалет типа сортира и душ были в каждой палате.

Осмотр больных перед операцией никогда не практиковался, поэтому Чанда так и не понял, зачем я его пригласил – пошёл от скуки и вежливости. Постоял, поулыбался, покивал, не подходя к пациенту и был таков.

Я не пошёл к нему снова – кхмеры-врачи очень болезненно относились к патронажу врачей-барангов, и начинали тода всё делать нам назло, хотя я чувствовал, что показное наплевательство Чанды может нам дорого обойтись.

Так и получилось.

Назавтра с утра начали. Мы с Жаном «помылись», облачились в стерильное и ждали команды анестезиолога. Деловитый Чанда после введения миорелаксантов (это препараты, которые отключают мускулатуру – в том числе – дыхательную) собрался ввести пациенту в трахею интубационную трубку. Но не тут-то было – я уже упоминал, что Джерри был похож на моржа или тюленя, с очень короткой шеей и сверхразвитым плечевым поясом, поэтому впихнуть трубку куда надо Чанда не смог – ни спервой попытки, ни с пятой! Шли драгоценные секунды, американец злокачественно не дышал, прибежал второй анестезиолог – Сованди, но и тот потерпел неудачу – идентифицировать вход гортань в глубинах глотки мистера Хэкмена не представлялось возможным.

– Тракеостоми!! – заорали они в голос, наконец, осознав уровень проблемы, с которой им пришлось столкнуться. – Иммидиатли! плим-плим, тракеостоми ту зэ амэрикэн ситизен!!!

Это означало, что надо сделать разрез трахеи ниже, ввсести туда специальную трубочку, канюлю и через неё уже дышать аппаратом.

Подобная ситуация возникла впервые в моей практике! Я стоял ни жив, ни мёртв… трахеостомы я тоже ни разу в жизни не накладывал – всегда звал ЛОРа.

На моё счастье, Жан был квалифицированный ЛОР, трахеостомическая канюля одноразовая стерильная штатно всегда была под рукой у анестезиолога, опермедсестра Монг Лот стояла «помытая», инструменты наготове… так что трахеостомия заняла не более минуты. Кажется, Джерри даже не успел посинеть, и пульсоксиметр ничего криминального по уровню килорода в крови не зарегистрировал. Вскоре аппарат ИВЛ был подсоединён к трахостомической канюле, и больной был, наконец, был «гивен эндотрахеал», хотя совсем не так, как планировалось.

– Старт, – деловито скомандовал мне взявший себя в руки Чанда. – Ниа бан… старт сёрджери… вих кат.

– Там действительно всё у вас нормально? лоо… кобан? Пьюполз нарроу, боф айболлз хэв майозис? (зрачки узкие?)

– Окей, – этот дебил, наконец, пошёл и проверил реакцию зрачков на свет. – Йёс, нарроу. Гоу!


Издательство:
Автор
Поделиться: