Litres Baner
Название книги:

«Новая» хронология Русско-Японской войны 1904–1905 годов

Автор:
Дмитрий Борисович Соколов
«Новая» хронология Русско-Японской войны 1904–1905 годов

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

"Правильная" хронология и гражданская военная история

На фоне войн XX века Русско-Японская война 1904-05 занимает довольно скромное место, хотя именно она стала первым крупным событием нового столетия и, таким образом, «задала тон». Как сейчас говорят, «определила вектор развития». В самом деле, в 1905 году мы сдали Порт-Артур японцам, а в 1945 году отбили его у японцев… направление вектора развития событий очень чёткое и бесспорное.

Однако, ход Русско-Японской войны был не столь прямолинеен, как заданный ею вектор. Она вообще представляется нам каким-то хаосом, нагромождением, беспорядком каким-то, а не законченной главой, осмысленным историческим фактом. Шла та война давным-давно, шла большой кровью на чужой территории, шла в далёких морях, шла непонятно, как, по какому плану… да и был ли он, этот план вообще? Кем именно велась Русско-Японская война с нашей стороны, кто был ответственным за наши частные поражения и наше итоговое Поражение… кто утопил два броненосных флота (без всякой пользы), кто сдал Порт-Артур, Ляоян и Мукден… почему не одержали мы над японцами ни одной, хоть самой маленькой победы в течение 19 месяцев (кроме удачной минной постановки «Амура» и занятия сопки при Шахэ)?

Если шансов на победу не было с самого начала, то зачем было доводить до войны?

Если шансы были, то почему ими никто не воспользовался?

Традиционно, война – это удел военных, а военная история – удел военных историков. Военные люди- они и воюют, и после рассказывают нам, гражданским, о том, как они воевали. Хотя есть и такое мнение, что война, мол, такое серьёзное дело, что военным доверять его нельзя. Но в России гражданские военные историки к изучению Русско-Японской войны то ли не допускались, то ли сами стеснялись, рискуя сломать себе шею на руинах проигранных сражений, морских и сухопутных. Поэтому ход Русско-Японской войны 1904-05 годов мы представляем себе по трудам именно военных историков.

Военные историки (сперва царские генералы, потом сталинские комбриги, снова генералы- уже брежневские, и опять генералы- теперь российские) очень добросовестно писали, как die erste Kolonne marschiert, die zweite Kolonne marschiert… ибо они – военные историки… но для гражданского человека писали как-то неубедительно. Как ни крути, а в ходе Русско-Японской войны были потрачены огромные деньги налогоплательщиков, не говоря о выплате контрибуции, поэтому нам, гражданским, как налогоплательщикам, любопытно знать, насколько правильно их деньги расходовались. У меня, например, при чтении военных историков всё время возникало желание сесть самому, с блокнотом и карандашиком, пересчитать соотношение сил, взвесить планы сторон, уточнить и сопоставить между собой даты…

Желание это я реализовал.

И вот какая занятная выходит штука… какая штука-то любопытная получается. Своего мнения никому не навязываю, но, как Лев Толстой, «не могу молчать».

Приятного прочтения!

Часть первая
28 июля 1904 года как День Военно-морского флота России

I
От "старой России" к "новой России"

Так уж вышло, что единственными нашими союзниками всегда были лишь флот да армия. Из 1000 лет Российской истории 700 прошли в сражениях – на море и на суше. Русские армия и флот постоянно доказывали преданность режиму и готовность в любой момент умереть за него. Хотя военные не любят слово “режим” и всегда скажут "Отечество", "Родина". Или, как трогательно говорили до 1917-го года, "За Веру, Царя, и Отечество".

Да, роль Армии и Флота и до 1917-го года была высока, но в царской России не было ни общеармейских, ни флотских праздников! Да, оба этих основных вида вооружённых сил принимали самое активное участие в государственных торжествах- тезоименитствах, коронациях, рождениях наследников, дипломатических визитах- но самостоятельных, профессиональных праздников (за исключением корпоративно-полковых и судовых) – не было. За веру, царя и отечество умирали просто так, без всяких специальных праздников.

Была, была такая профессия, а праздника профессионального не было…

Большевики, взяв власть, исправили эту многовековую несправедливость. Одним из первых декретов Советской власти стал Декрет об учреждении Рабоче-крестьянской Красной армии и Красного военно-морского флота 23 февраля 1918 года, и 23 февраля на долгих 74 года стал государственным праздником! Совет Народных комиссаров символизировал этим заботу государства, которой отныне будет окружены оба "союзника" первой мире страны победившего пролетариата. И, так сказать, повышение статуса военных и моряков как полноправных граждан, как настоящих профессионалов, как полноценнейших строителей коммунизма, в конце концов.

Но общего праздника у армии и флота в новом Отечестве всё же не получилось. Русские армия и флот и в старом всегда не ладили. 23 февраля фактически так и считалось "Днём Советской армии", так как именно под Псковом и Нарвой (согласно легенде) в этот день новорожденная Красная армия сделала то, что четыре года не могла сделать царская армия – разбила-таки немцев и отбросила их от революционного Петрограда. А что сделал флот? Какова его роль в Гражданской войне? Мало того, что ушёл с Врангелем и Старком, так ещё и нанёс удар в спину в марте 1921 года меньшевистко-эсеровским Кронштадтским мятежом! В полный рост встал тогда вопрос о ненужности флота для молодой Советской республики, о замене его морскими частями ВЧК. Сам В.И. Ленин был принципиальным противником флота. Но в ходе острых дискуссий победили сторонники возрождения ВМФ, и решением ЦК РКП(б) с 15 по 22 января 1923 г. в СССР провели "Неделю Красного флота" – митинги, субботники, сбор денег, средств и вещей.

В 30-е годы началось-таки возрождение Флота, командовать которым после XVIII съезда ВКП(б) стал молодой сталинский выдвиженец адмирал Н.Г. Кузнецов. Едва став Народным комиссаром, адм. Кузнецов внёс предложение о назначении особого "Дня Военно-морского флота", ставшего бы не только морским, а общегосударственным праздником. Товарищу Сталину идея понравилась, и 23 июня 1939 года на заседании СНК СССР "День Военно-морского флота" получил всесоюзную "календарную прописку".

Днём советского ВМФ было выбрано последнее воскресенье июля, и 30 июля 1939 года советский народ впервые отметил новый праздник. 28 июля – в 1940-м… Потом грянула война и период восстановления народного хозяйства. День Военно-морского флота в последнее воскресенье июля остался в календарях (вместе с Днём советской торговли), но общенародно не праздновался, снова совместившись с Днём Советской армии 23 февраля. Между тем, роль флота в Холодной войне росла быстрее, чем роль Армии, и 01.10.1980 года Указом Президиума Верховного Совета СССР "О праздничных и памятных днях" был вновь установлен День Военно-морского флота СССР. Отмечался он так же в последнее воскресенье июля, и отмечался добросовестно все 10 последующих лет, пока СССР не поменял форму государственного устройства.

"Демократы", едва придя к власти, отменили всё советское, в первую очередь- Советскую армию – и сделали 7 мая Днём "Российской армии". 23 февраля теперь не имело никакой связи с "победами под Псковом и Нарвой" и знаменитыми ленинскими декретами, превратившись в "День защитника Отечества" – как бы во Всероссийский Мужской день. "7 ноября" стало "4 ноября" с покаянно-христианским названием.

Но последнее воскресенье июля новая власть не тронула, оставила Днём "национального" ВМФ, только всё русское стало "российским", флаги с серпом и молотом велели заменить на царские, Андреевские, пятиконечные звёзды- имперскими орлами. В самом центре Москвы в исполинский рост поднялась фигура царя-флотоводца, 300-летие флота собирались праздновать вместе со 100-летием маршала Жукова, в июле 1996 года – поистине, Года Новой, Свободной России – на второй срок был переизбран "старый Президент" Б.Н. Ельцын. Российский флот становился крупным политическим козырем новой власти, отчаянно ищущей "идеологических зацепок". 31 мая 2006 года Указом Президента Российской Федерации последнее воскресенье июля навечно определено, как пямятный день Военно-Морского Флота в ВС РФ.

По мере укрепления государственных институтов третьего по счёту Отечества – Свободной России – День ВМФ отмечался всё с большей и большей помпой. Отмечался он не только в главных базах Северного, Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского флотов, но и во всех крупных сухопутных городах, средних сухопутных городах и самых мелких населённых пунктах, откуда хоть три года скачи…

Таким образом, 25 июля 2021 года 325-летний Российский флот, (из которых 26 лет назывался "Рабоче-крестьянским красным", потом 46- "Советским") в 82-й раз отметит свой…

II
"дело прочно, когда под ним струится кровь"

Юбилей?

Но официальным днём рождения флота считается 20 октября 1696 года, когда Боярская дума постановила "флоту быть."

Дату создания первого в России военного судна? Но им стал 22-пушечный "Орёл", спущенный на воду весной 1668 года.

Взятие Азова (19) 31 июля 1699 года? Дата конкретная.

Первую победу Русского флота (27 июля) 7 августа 1714 года в Гангутском сражении? Дата тоже конкретная. В честь этой победы есть специальная дата Воинской славы, отмечаемая 9 августа.

Или какую-нибудь другую победу?

Что же мы празднуем в последнее воскресенье июля, неужели "праздник нельзя увязать с какой-нибудь знаменательной датой из героического прошлого нашего флота", – как справедливо спрашивает сам автор "идеи Дня ВМФ" адмирал Н.Г. Кузнецов?

Замечу, что речь ведётся не о повышении роли флота в ХХ-ХХI вв., а о повышении роли Дня Военно-морского флота, который празднуют ещё во многих странах мира. В США, например, День ВМФ тоже празднуют, но празднуют 27 октября, в день рождения президента Т. Рузвельта, который считается основателем американского "белого" флота. В Соединённом Королевстве День ВМФ празднуют 21 октября – годовщину Трафальгарского сражения. Япония праздновала (1906-45 гг.) День ВМФ 27 мая, в годовщину победы, одержанной над 2-й русской Тихоокеанской эскадрой  при Цусиме. В Италии день ВМФ 10 июня – в этот день в 1918 году итальянским торпедным катером был потоплен австро-венгерский дредноут “Свент Иштван”. Турция чествует свой флот 27 сентября. В этот день в 1538 году при Первезе был разгромлен флот Христианской лиги. День пакистанского Флота – 8 сентября, приурочен к дате окончания индийско-пакистанской войны 1965 года. День перуанского Флота празднуется 8 октября, в честь сражения при Ангамосе в 1879 году. В Индии моряки празднуют 4 октября, в честь участия флота в бомбардировке г. Карачи в 1971 году. Хорватский ВМФ каждое 18 сентября отмечает морскую победу герцога Бранамира над византийским флотом в 887 году. Чилийские моряки празднуют 21 мая. 21 мая 1879 года произошло морское сражение при Иквико в ходе Тихоокеанской войны.

 

Неприуроченность к какой-нибудь конкретной дате ставит наш флот в один ряд с флотами таких стран, как Румыния, Болгария, Туркмения и Украина (на Украине День ВМФ отмечают, понятно, в первое воскресенье июля), в которых просто любят своих моряков, пусть ничего героического за ними не числилось и, скорее всего, никогда не будет числиться.

Хотя в 300-летней истории Русского флота имеется, имеется такая дата, которая вполне достойна быть названа в качестве причины Дня военно-морского флота России.

28 июля (ст.ст.) 1904 года состоялось одно из самых грандиозных военно-морских сражений истории- между 1-й Тихоокеанской эскадрой Русского императорского флота (контр-адмирал В.К. Витгефт) и Соединённым флотом Японской империи (вице-адмирал Х. Того). Специалистам оно известно как "сражение 28 июля" или "бой в Жёлтом море”.

С русской стороны в бою участвовали эскадренные броненосцы "Цесаревич", "Ретвизан", "Пересвет", "Полтава", "Севастополь", "Победа" и бронепалубные крейсера "Аскольд", "Новик", "Паллада", "Диана", семь эскадренных миноносцев и госпитальное судно "Монголия".

Эти броненосцы были самыми большими военными кораблями, которые когда-либо до этого бороздили моря. Водоизмещение стальных громадин достигало 13 000 тонн, толщина брони – 15 дюймов, в двух вращающихся башнях размещались спаренные 305-мм орудия, в казематах по бортам – по шесть 152-мм орудий противоминной артиллерии! 18 паровых котлов могли позволить развить скорость 18-19 узлов, дальность плавания достигала 3000-5000 морских миль! Численность команды составляла 700 и более матросов и офицеров! Более внушительного зрелища, чем застилающий небо дымами из труб бронированный гигант, глубоко сидящий в воде и ворочающий туда-сюда страшными стволами обуховских пушек, с золочёным двуглавым орлом на носу, под Андреевским флагом, трудно представить себе даже 100 лет спустя!! Это были очень красивые корабли, хоть век их оказался страшно короток, а число сражений – ничтожно мало. И пусть 1-я Тихоокеанская эскадра была лишь малой частью морских сил России, но она стала самой большой и мощной армадой, какую Русский флот выставлял на битву за всю свою предшествующую историю.

Пусть на "Севастополе" не действовало носовое 305-мм орудие, на "Пересвете" и "Победе" вместо 305-мм орудий стояли 254-миллиметровые, пусть часть малокалиберных пушек была свезена на берег, а лучший броненосный крейсер "Баян" с двумя 203-мм пушками не смог участвовать в битве из-за подрыва на мине. Пусть! Ведь русской армаде противостояли всего 4 японских броненосца с аналогичными тактико-техническими характеристиками и три броненосных крейсера с более тонкой бронёй и слабыми орудиями. Перевес по числу орудий крупного и среднего калибра (38 против 28) был у русских, удельный вес бортового залпа (8 147 кг против 7 354 кг) – тоже. Зато это был первый эскадренный бой в ХХ веке и первый эскадренный бой современных броненосцев! Это был первый бой Русского флота в открытом море, вне видимости берега! Это был бой с одним из сильнейших флотов планеты!!

Хотя задачей флота адм. Витгефта значилась "прорыв во Владивосток из осаждённого Порт-Артура", фактически русский адмирал давал флоту японскому генеральное сражение. Разумеется, адм. Того не позволил бы русской эскадре перейти в новую базу и "постарался изо всех сил", чтобы этого не случилось. С его стороны сражение тоже носило характер генерального. Оно должно было завершить затянувшееся 170-дневное противостояние обоих флотов.

28 июля 1904 года решался жизненно важный вопрос: кто же будет владеть Жёлтым морем. Решение вопроса в пользу русских обрекало четыре японские армии на изоляцию в Манчжурии и позорную сдачу; победа японского флота означала успешное продолжение сухопутных операций, падение Ляояна, Порт-Артура, Мукдена, вытеснение русской армии из Южной Манчжурии и победу в войне. Само существование и России, и Японии решалось 28 июля 1904 года, в этом морском бою на карту были поставлены обе империи.

За всю свою 300-летнюю историю Русский флот ещё ни разу не пытался решить более важной задачи. Ещё ни одно сражение не играло для Родины такого значения, как это, ещё ни разу флот не выступал в роли спасителя России.

Почему же бой 28 июля (10 августа по н.ст.) никогда не называют в качестве причины Дня ВМФ? Ведь порт-артурская эскадра тогда на равных противостояла одному из лучших флотов мира и сделала исход боя нерешительным. Ни один русский корабль не был потоплен или так серьёзно повреждён, чтобы не суметь продолжить сражение, чего нельзя сказать об японских кораблях.

На флагмане "Микаса" были выведены из строя все орудия главного калибра и убиты два капитана подряд, русский снаряд почти насквозь прошёл через броненосец "Асахи", на крейсерах "Касуге", "Ниссине" и "Якумо" были сильные разрушения. Наконец, наши потеряли 168 моряков убитыми и ранеными, убив и ранив 208 японцев. Русские могли ещё стрелять и стрелять, а японцы прекращали сражение из-за нехватки снарядов и разрушения большинства орудий.

Так что к исходу 28 июля 1904 года вопрос о господстве на море оставался открытым, и точку в нём поставила только наступившая темнота.

То, что в поисках походящей даты для праздника комиссия в составе трёх адмиралов (Кузнецова, Исакова, Галлера) и флотского комиссара Рогова "копалась в истории царского флота", пишет сам адм. Кузнецов. Едва ли последнее воскресенье июля было взято совсем уж с потолка, только за то, "что как раз в это время на всех флотах устанавливается хорошая погода".

Странно другое – даже не то, что "бой в Жёлтом море" никогда не назывался в качестве причины Дня ВМФ.

Странно то, что вообще Русский флот делал в этих отдалённых водах, как там оказался, и, если уж оказался, если уж развернул Андреевский флаг, то почему не смог этот флаг защитить? Ведь к началу ХХ века Русский флот никогда не был таким сильным и многочисленным, как за все 300 лет своей истории… Почему фактически выигранное сражение не стало "датой", а имена адмирала Витгефта и моряков 1-й Тихоокеанской эскадры – предметом гордости ни старых, ни новых россиян?

Странный это вообще-то праздник – День Российского Военно-морского флота.

Загадочный.

Что-то тут не то.

III
"Птица-тройка!"

Н. В.Гоголь очень удачно сравнил Россию с птицей-тройкой, но на вопрос "куда же ты скачешь, моя Русь" ответа не нашёл. А Русь всегда стремилась куда? К морю! к морю, ибо не могла выносить своей "континентальности". Пётр Великий вывел страну к морю Балтийскому, Екатерина Великая – к морю Чёрному, Николай Кровавый – к морю Жёлтому.

История Российской империи – это на 90% военно-морская история.

"Выходом к морю" дипломатично назывались имперские стремления овладеть данным морем и выйти на океанские просторы. Вначале овладели Балтикой, но упёрлись в Датские проливы. Потом овладели Чёрным морем, но упёрлись в Босфор. В обоих случаях за "выход", который оказывался только "входом", приходилось платить – платить русской кровью, но цена всё равно не соответствовала результату. Каждый раз попадали в окраинное средиземное море, которое теперь нужно было ещё и защищать.

И полувека не прошло с Крымской войны, и ещё были живы и деятельны участники оной.

Последний император, едва взойдя на трон, решил продолжить дело своих предков и выводить Русь уже не к морю – к океану! При нём вектор политики российской развернулся на 180 градусов, к незамерзающему морю-океану, колоссальным территориям, огромным рынкам сбыта и беспредельным природным ресурсам Дальнего Востока. Хотя при всей твёрдости характера молодого государя, ему всё же не хватало здоровой агрессивности и стремления "не упустить своё". Основными чертами внешней политики Николая II всегда было патологическое миролюбие, когда требовалось проявить решительную воинственность, и проявление решительной воинственности, когда нужно было идти на мирные переговоры (война до победного конца). Советчиков же он возле себя не терпел и старался от них избавиться. Решая всё сам, Николай II почему-то принимал всегда неправильное решение и был первым русским царём "без царя в голове". Неважное качество в эпоху империализма и мировых войн!

К моменту воцарения этого государя Земной шар уже был прочно поделён между Державами, и оставался один Китай, гигантская "оффшорная зона", в котором ещё можно было действовать пиратско-конкистадорскими методами. В 1895 году Россия, державшаяся от политики колониализма в стороне, тоже втянулась в гонку "империалистических хищников".

Проникновение России в Китай началось со строительства Китайско-восточной железной дороги, позволяющей спрямить Сибирскую магистраль и открыть трансевразийскую железнодорожную линию. Отныне можно было достичь Шанхая и Сайгона из Лондона и Стокгольма за 20 суток вместо 45, не выходя их комфортабельного купе и не подвергая себя опасностям морского путешествия. Заодно родился проект приобрести у Китая в аренду какой-нибудь незамерзающий порт, который можно было бы превратить в главную базу Морских сил Тихого океана. Этим портом стал Порт-Артур (Люйшунь), находящийся на самом острие Ляодунского полуострова, глубоко вдающегося в Жёлтое море.

Этот пункт, контролирующий все морские пути в Жёлтом море, интересовал не только русских. 22 ноября 1894 года в ходе Японо-китайской войны войска японского генерала Оямы с ходу захватили Люйшунь, который по мирному договору 17 апреля 1895 года навечно отошёл к Японии. Но Россия при поддержке дипломатов Франции и Германии "дружески посоветовала" Японии отказаться от этого блестящего завоевания. Деваться победителям перед столь представительным демаршем было некуда и с чувством глубокой обиды, с горячим желанием жестокого реванша Токио уступил грубому российскому шантажу. В 1898 году вся Квантунская область с Ляодунским полуостровом была отдана Китаем России в аренду до 1923 года.

Порт-Артур носил своё название в честь английского капитана У. Артура, в 60-е годы ХIХ в. чинившего здесь своё судно.

С моря взору путешественника открывалась сплошная скальная стена с широким внешним рейдом, из которого во внутренний мелководный бассейн вёл узкий и тоже мелководный фарватер, доступный глубоко сидящим судам лишь в полную воду. Всё это делало Порт-Артур лёгкой добычей неприятеля, решившего блокировать базу с моря – достаточно было затопить на фарватере достаточно крупный корабль. Проблемой была и сухопутная оборона крепости- узкий и длинный Ляодунский полуостров быстро позволял отрезать Порт-Артур также и с суши. Достоинствами новой русской военно-морской базы была незамерзаемость и возможность подвести железнодорожную ветку от КВЖД. По планам Министерства финансов в Талиенванском заливе планировалось строительство коммерческого океанского порта Дальний, одного из крупнейших в мире, соперника Шанхая и Гонконга. Эти земли становились как бы новой Аляской…

Теперь у России были две дальневосточные военно-морские базы- Владивосток и Порт-Артур, разобщённые 1200 морскими милями. Если Владивосток был исконно русским владением, прочно стоял на материке и был хорошо укреплён, то Порт-Артур буквально "висел на ниточке". Его выдвинутое вперёд положение, его доминирование над всеми коммуникациями Жёлтого моря, могло означать только одно- наступление. В случае же оборонительной войны база превращалась в огромную мышеловку для флота и сухопутного гарнизона. Преступлением было приобрести базу с выдающимися наступательными возможностями и не использовать их!

Русская птица-тройка влетела в Порт-Артур и остановилась ошарашено. Скакать дальше некуда- море кругом…

IV
Начальник Квантуна

То средневековое состояние, к котором находился Порт-Артур при китайцах, нужно было срочно исправлять. Германия и Франция были расположены к китайским приобретениям России дружественно-нейтрально, но оскорблённая Япония усиленно вооружалась при поддержке другого островного врага- Англии. Война из-за "нового Севастополя" могла начаться никак не позднее 1905 года, когда закончатся работы на Транссибирской магистрали и Дальний Восток будет прочно связан с Россией сухим путём. Следовало спешить. Прежде всего, в Порт-Артур нужно было направить толкового человека, специалиста в вопросах флота и строительстве морских баз, дипломата и близкого ко двору.

 

Выбор государев пал на вице-адмирала Алексеева Евгения Ивановича, в то время старшего флагмана Черноморской флотской дивизии. Он почти 40 лет провёл в морях, совершил четыре кругосветных плавания, командовал крейсерами, эскадрами и штабами. 15 августа 1899 года высочайшим указом адм. Алексеев был назначен главным начальником и командующим войсками Квантунской области и морскими силами Тихого океана.

Резиденцией Алексеева стал Порт-Артур. Работами по сухопутной обороне крепости стал руководить известный фортификатор полковник К.И. Величко, а начальником Тихоокеанской эскадры были назначены сначала вице-адмирал Н.И. Скрыдлов (1900-02), герой русско-турецкой войны, потом вице-адмирал О.В. Старк. Помимо этого у начальника Квантуна имелся свой штаб, начальником Морской части которого был контр-адмирал В.К. Витгефт. Какими-то особыми дарованиями или заслугами перед Отечеством эти оба адмирала не обладали и были оба креатурами Алексеева.

Никого из других русских адмиралов к "делу" привлекать не стали- все вопросы, связанные с флотом, надеялись решать сами. Так же мало участия в становлении Тихоокеанского флота принимали Морское министерство, Адмиралтейство, Морской генеральный штаб и верховные шефы флота- великие князья Алексей Александрович и Кирилл Владимирович.

Самое большее участие в закреплении России на манчжурских берегах принимал Министр финансов С.Ю. Витте, бесконтрольно распоряжавшийся тогда русской казной. Финансисту Витте нужна была торговля, КВЖД с веткой на Ляодунский полуостров и океанский незамерзающий порт. Поэтому этот  могущественный сановник был убеждённым противником и Порт-Артура, и флота; вышибить из него лишний рубль на военные нужды было непросто.

Отпечаток "недостатка финансирования" ясно читался на всём, что старался сделать Алексеев и его соратники.

Работы же в Порт-Артуре было невпроворот: провести дноуглубительные работы и даже прокопать второй выход из внутренней гавани, построить сухой док для броненосцев. Нужно было решить, где держать главные силы флота- во Владивостоке или в Порт-Артуре, а самое главное – как использовать Тихоокеанскую эскадру в случае осложнений с Японией, какой класс корабля нужен на Дальнем Востоке.

С 1881 года Россия начала массово строить эскадренные броненосцы, (за 30 лет построив их ровно 30). Известно, что строились они не против Гранд-Флита и Кайзермарине, не строились против дружественной Франции. На Чёрном море и так было сосредоточено 8 русских броненосцев при отсутствии хоть сколько-нибудь равноценного флота турецкого.

Стало быть, все вновь построенные русские "Пересветы" и "Севастополи" можно было использовать только против флота японского, насчитывающего всего 6 броненосцев типа "Фудзи" и 8 броненосных крейсеров. По заявкам Алексеева с Балтийских заводов за последние четыре года пришли семь, из Филадельфии- новенький "Ретвизан", а из Тулона – новенький "Цесаревич". Ни одна держава не держала в Жёлтом море таких гигантских броненосных армад.

Чудовищная гонка русских Военно-морских сил!

В 1902 году, успокаивая общественное мнение, даже пришлось отправить обратно "Сысоя Великого" и "Наварин".

В 1900-01 году Северный Китай охватило восстание "боксёров", парализовавшее начавшееся строительство. Алексеев был вынужден отвлечься на борьбу с повстанцами, где проявил выдающиеся способности. Его заслуги были высоко отмечены не только государем, наградившем Евгения Ивановича Золотым оружием, производством в чин полного адмирала и пожалованием в генерал-адъютанты к Его Императорскому Величеству, но и целым дождём наград от правительств Франции, Германии, Бельгии, Италии и Кореи.

 *   *   *

12 августа 1903 года адмирал Алексеев поднялся на ещё одну ступень – он был назначен Наместником Его Императорского Величества в областях Дальнего Востока. Резиденцией Алексеева стал теперь 300-тысячный г. Мукден, столица Южной Манчжурии, сугубо китайский город.

К тому времени во Владивостоке стояли эскадренные броненосцы "Ретвизан", "Пересвет", "Победа", "Полтава", "Севастополь", "Петропавловск", крейсера "Варяг", "Новик", "Россия", "Громобой", "Рюрик", "Богатырь", "Боярин", "Паллада", "Диана", "Аскольд". На подходе были броненосец "Цесаревич" и броненосный крейсер "Баян", из Либавы готовился отправиться отряд контр-адмирала А.А. Вирениуса, состоящий из броненосца "Ослябя", крейсеров "Авроры", "Алмаза", "Дмитрия Донского" и семи миноносцев. С его прибытием русские имели бы 8 эскадренных броненосцев против 6 японских и 14 крейсеров против 8 (броненосные крейсера "Ниссин" и "Касуга" вошли в состав Соединённого флота только в апреле 1904).

Всё это хозяйство под началом "людей Алексеева" – вице-адмирала О.В. Старка (начальник эскадры), контр-адмирала кн. П.П. Ухтомского (младший флагман) и капитана 1-го ранга А.А. Эбергарда (начальника штаба эскадры) требовалось как-то обустроить, превратить в боевое соединение и быть готовым применить в любой момент. Японцы уже перегнали все 6 своих броненосцев из Англии и ждали только прибытия двух броненосных крейсеров итальянской постройки.

Общее руководство Морскими силами Тихого океана (Тихоокеанским флотом) осуществлял адм. Алексеев (начальник штаба – контр-адмирал В.К. Витгефт). По русскому плану войны, Порт-Артур предназначался для размещения главных сил- броненосной Тихоокеанской эскадры вице-адмирала О.В. Старка, а Владивосток- крейсерского отряд капитана 1-го ранга Н.К. Рейценштейна. Задачами флота в случае войны станут 1) господство в Корейском заливе, 2) контроль за корейскими портами Чемульпо и Цинампо, 3) недопущение вражеского десанта в корейские порты и на квантунские пляжи. Одновременно с объявлением войны броненосцы выходят из Порт-Артура, а отряд крейсеров – из Владивостока на японские коммуникации. Япония имеет 753 единицы торгового флота, и появление четырёх русских крейсеров вблизи берегов её очень быстро вызовет состояние национальной паники.

Вот так, в случае начавшихся осложнений с островным соседом, будет использована морская мощь. В полном соответствии с теориями Мэхэна и Коломба. Стоит лишь правильно дислоцировать морские силы и вовремя отдать соответствующий приказ Старку и Рейценштейну. Эту войну выиграет тот, кто первым овладеет морем

Адмирал Алексеев, едва став наместником, приказал перевести все броненосцы и 6 крейсеров из Владивостока в Артур. 19 ноября 1903 года к Тихоокеанской эскадре присоединились броненосец "Цесаревич" и броненосный крейсер "Баян".

Ни Морское министерство, ни Морской главный штаб в "дела" морских сил Тихого океана по-прежнему не вмешивались. Получалось так, что за все действия Русского флота на Тихом океане отвечает лично наместник, подчиняющийся только государю и Комитету по делам Дальнего Востока. Он же планирует войну, в первую очередь – на море. Поэтому против передислокации главных сил флота не возразил никто.

Между тем, использование Порт-Артура как главной флотской базы было возможно только в войне наступательной, когда мы наносим первый удар и сразу завладеваем инициативой. Если же мы намерены выжидать и предоставить право первого удара противнику, то такое базирование Тихоокеанской эскадры сулит ей крупные неудачи с первых же часов войны, обрекая на разгром или бездействие. Вопрос о характере будущей войны и её начале был вопросом высшего политического руководства, т.е. лично государя императора.


Издательство:
Автор
Поделиться: