Название книги:

По ту сторону моря

Автор:
Екатерина Бердичева
По ту сторону моря

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог.

Дорогие мои выпускники! Вот и пришел тот день, о котором вы мечтали с момента поступления в Академию долины Саламандр. – Негромко говорил, собрав в зале весь немногочисленный поток, ректор Герин Эрайен, облаченный в нарядную мантию и сменивший вечно измазанные чем-то сапоги на черные замшевые туфли. – В этом году вы завершили свое обучение, и прямо сейчас получите честно заслуженные вами дипломы. К сожалению, – он обернулся, и посмотрел на преподавателей, скромно стоявших у него за спиной, – нам не удалось устроить для вас праздник… – Он склонил голову. – Сами понимаете, подготовка к сражению с даймонами и, непосредственно, военные действия занимали наше внимание практически весь последний год. Да и особого желания веселиться, думаю, у вас нет, поскольку и с нашей стороны, к сожалению, тоже есть потери… Теперь, когда все закончилось, не имеет смысла скрывать, что вряд ли мы, неплохие, по меркам нашего плана, маги, смогли бы победить трех выросших на крови Изумрудного континента исчадий тьмы.

Ребята тихо зашептались между собой, а кто-то даже возмущенно выкрикнул:

– Ну и зря Вы нас не взяли! Мы бы здорово помогли!

– Не сомневаюсь, – мягко продолжил ректор. – Но даже я и мой брат не сумели с ними справиться. Еще немного, и мы растворились бы в черной пустоте ледяного Хаоса… Однако благодаря нашему миру, притянувшему в свое лоно Хранителя, мы все остались целы. Правда, этот эйрсан был совсем юным и не до конца осознающим свою предназначенность, но он сумел их уничтожить. Ценой собственной жизни. Теси, Сани, мое вам сочувствие!

Юноши и девушки удивленно оборачивались и смотрели на близняшек, тут же пустивших слезы, но постаравшихся быстро их убрать.

– А кто из их Клана был этим героем? – Спросила светлая лекарка Ирма Пеерус из Дома Рыб. – Девочки, неужели кто-то из ваших братьев?

Трое рыжих братьев Ромьенусов были сладкими грезами незамужних девиц разных возрастов и разных Кланов. Хотя красавцами назвать их было сложно, все равно они считались самыми привлекательными, обаятельными и умными мужчинами Зеленого континента. Об их похождениях ходило множество разнообразных историй, но каждая девушка понимала, что у той, которой выпадет счастливый жребий стать женой одного из них, жизнь будет полна всевозможными событиями, приключениями и, конечно же, головокружительной любовью! Поэтому потеря любого рыжего обернулась бы горькой скорбью женщин всего материка.

Теси и Сани, взглянув на Ирму, обняли друг друга, и заплакали навзрыд.

– Девочки! – Укоризненно проговорил Эрайен. – Ну-ка, перестаньте разводить сырость! Мы уже говорили на эту тему!

Близняшки смолкли, но уткнувшись друг в друга, продолжали хлюпать носами. Вокруг них, плечом к плечу, встали друзья-одногруппники и поклонники. Последних у ярких рыжеволосых и синеглазых красавиц было чрезвычайно много. Эти молодые, целеустремленные и амбициозные ребята втайне надеялись, что когда-нибудь девицы обратят свое царственное внимание на их плавящиеся от нежной страсти сердца…

Однако, громом среди ясного зимнего неба грянуло объявление о помолвке великолепной Теси с парнем из дома Кайренов: Клана отщепенцев всего магического сообщества! К тому же, Риибат Кайрен учился всего на седьмом курсе! Правда, математико-магического факультета, и, кроме хороших мозгов, кулаки у него тоже были внушительные, но так пренебречь добропорядочными и богатыми семьями! Парни обиделись. Но задумались, когда Кайренов начали привечать Старейшина Лайконик, сам ректор Эрайен, Риалон – Глава Оленей, владельцы самых богатых самоцветных разработок Сааминьши и их соседи по Северным Горам Барсы. А Клан Змеев Ромьенусов не то что возражал, а наоборот, полностью приветствовал и одобрял будущий брак. Поэтому окрыленный свалившимся на него счастьем Риибат Кайрен обязался оставшиеся три курса закончить в один следующий год.

– Господин Эрайен! – Ирме надоело ждать, пока молодые люди с платочками и салфетками в руках оботрут потоки девичьих слез. – Так кто он, Хранитель из Дома Змеев?

– Прости, Ирма, что не сразу ответил, – хмуро улыбнулся Эрайен, – это их родственник со стороны жены Главы Клана, Иржи Сааминьш.

Ребята, не ведающие того, что произошло в Заповедном лесу, ахнули. Ну кто же в Академии не знал маленького первокурсника Сааминьша? С ним и его самым близким другом, принцем Териделем, дружили многие, а общались, так уж точно, все. И вот этот мальчишка с черной косой и серьезным взглядом был Хранителем Древа? Тем самым загадочным существом, о котором легенды всего лишь упоминают? Он учился с ними, был совсем рядом, а они ничего не знали!

– А что с ним? Как он погиб? Почему? – Посыпались вопросы выпускников. Дипломы были забыты, а ребят волновало лишь одно: как мог этот маленький парнишка победить исчадий Хаоса, черных даймонов, против которых бессильна любая магия.

– Ребята, – Эрайен даже отошел на один шаг назад, поскольку выпускники с горящими глазами подступили к нему вплотную, – меня там не было. Могу сказать лишь то, что Хранитель использовал саму энергию проявленного Древа, вытянув ее из оси мира. Описать процесс тоже не могу. Эти силы, к сожалению, нам, жителям сфер бытия, не подвластны. Знаю только одно. Его физическое тело было слишком слабым для таких потоков, а преобразовывать его он еще не умел… Он умер для нашего мира. Девочки! – Поморщился он, слушая возобновившийся слезопад сестер Ромьенус. – Однако, в виде чистой силы, сейчас он где-то там, в Великом Древе.

– Мы все там будем! – Всхлипнула Сани. – Когда умрем!

– Не огорчайся, девочка! Для Хранителя, в отличие от нас с тобой, ничего невозможного нет. Научившись управлять потоками, он создаст себе новое тело и обязательно вернется обратно. Не надо расстраиваться. Мир не настолько прост, как мы вкратце рассказывали о нем на занятиях. И вам всем еще предстоит это познать и, возможно, вывести новые уравнения и формулы, описывающие не только физические процессы, но и взаимоотношения… Итак, вернемся к торжественной части нашей небольшой церемонии. Всем преподавательским составом мы поздравляем вас с окончанием Академии!

Профессора, наконец, улыбнулись и захлопали. Вчерашние студенты вяло подхватили.

– Итак, – бодро продолжил Эрайен, – первые дипломы у нас получают те, кто, несмотря на стремление окружающих сбить их с пути истинного, не отвлекался на увлечения и развлечения, а совмещал приятное с полезным. Алессан Ромьенус! Эстесс Ромьенус! Эти отличные дипломы принадлежат вам по праву! Добро пожаловать в магическое сообщество!

Девушки, наконец, улыбнулись и подошли к Эрайену.

– Поздравляю! Чем намерены заниматься? – Спросил он неугомонных сестричек, поскольку семейный темперамент Ромьенусов лучше направить в полезное русло сразу, пока он не вылился в какую-нибудь неправильную форму.

Теси покраснела и прошептала:

– Мы с Риибатом все лето будем у нас, в долине. К тому же, надо поддержать Сааминьшей. Да и Альеэро спрятался где-то на озерах. А работать буду пока в виноградниках. Также хочу попробовать со стеклом…

– Вот как? Молодец. Сани?

Девушка подняла на него глубокие сине-зеленые глаза, оттененные длинными черными ресницами, и посмотрела прямо ему в душу.

– Иржи спас наш мир. А мы, – она оглянулась на парней своей группы, – хотим сделать его уютным, радостным и красивым. Поэтому мы решили отправиться на другой континент. Йожеф Теридель рассказывал, что там ничего нет. Ни лесов, ни зверья… Да и жителей почти не осталось. Мы повезем семена, животных… отстроим новые поселения, очистим реки. Разрушим города-ловушки. Эльфы тоже хотели отправиться с нами.

– Шустрые у нас дети! Сани, отец тебя отпустит?

– Он хочет передать полномочия Эрнаандо. Тем более, что братец и так фактически управляет долиной. А с ним я уже разговаривала.

– Хорошо. – Ректор задумался. – Все, кто серьезно собрался ехать на другой материк, поднимите руки.

Около тридцати ладоней взметнулись вверх.

– Завтра, к четвертому обороту пополудни, ко мне в малый зал с письменным разрешением Глав ваших Кланов! Девушки, ваши дипломы! – И он, наконец, выпустил корочки из своих рук.

Девушки подпрыгнули от радости и отошли к ребятам.

– Следующий диплом вручается преданному почитателю и воплотителю идей, генерируемых сестрами Ромьенус, артефактору и разработчику новых приборов – Колину Паату из Клана Волков.

Колина, как вдумчивого исследователя, все уважали. Но тихо огорчались, глядя на его безответную любовь к красотке Сани, которая, словно яркий огонек, освещала дорогу всем без исключения, но со своей высоты не замечала брошенных к ее ногам сердец.

– Держи, Колин. – Эрайен протянул парню диплом и, не удержавшись, спросил. – Как же ты не сумел отговорить ее от этой опасной затеи?

– Я и не отговаривал. – Пожал плечами парень. – Раз ребенок смог отстоять мир, наверное, и мы не бросим его на произвол судьбы! Я поддерживаю Сани во всем!

– И мы! – Раздались крики.

– Бери диплом. И – до встречи завтра. Следующим ко мне идет Маттин Нибуус из Клана Кабанов. Твоя промышленная установка по откачке грунтовых вод – настоящее чудо маготехники!

Девушки и ребята проходили перед лицом ректора. Их ауры медленно таяли в стенах этого заведения, ибо Академия отпускала очередных своих птенцов в свободный полет. Каким он станет? На бесконечном, по меркам этих существ, веку Эрайена, такое происходило далеко не в первый и последний раз. Но все равно он продолжал отслеживать судьбы своих мальчиков и девочек, если надо вмешиваясь, и заставляя менять неправильные, с его точки зрения, решения. Только эту, ведомую Алессан Ромьенус, группу ни в коем случае нельзя было упускать из виду, иначе последствия, какими бы ни были благими намерения, придется расхлебывать не один год.

Еще раз пожелав всем выпускникам счастья во взрослой жизни, Эрайен напомнил про собрание отъезжающим и подошел к преподавателям.

– Хороший поток! – Вздохнула госпожа Лирия Солинь, преподаватель географии и геополитики, а также студенческий образец для подражания, поскольку красавица-эльфийка была вне конкуренции даже среди молодежи. – Жаль расставаться! Сколько умников и умниц!

 

– Так кто тебе мешает продолжить с ними общение? – Спросил профессор Беринель, ведущий медик и неотразимый эльф, влюбляться в которого девичьим сердцам мешал только высокий статус профессора, бывшего ведущим хирургом всего континента.

– Теперь у них другие интересы, Алесис, и мы в их число, к сожалению, не входим!

– Входим-входим! Только смотря с какой стороны. Никогда не поверю, что в твои летние археологические или географические поездки никто не напрашивался с целью написания диссертации или научного реферата!

– Это да. А просто пообщаться…

– Лирия, детка, мы для них и после окончания Академии остаемся великими профессорами-небожителями, не снисходящими к простым смертным! Какое уж тут общение! Кстати, а не пойти ли нам в ресторан отметить окончание очередного учебного года и, заодно, наступившего мира?

– Согласна, Алесис, тряхнем стариной? Господин Эрайен, не хотите составить компанию?

– Нет, спасибо. Если стариной тряхну я, континент не прочихается. Так что отмечайте самостоятельно. Господа! Приятного отдыха! А Вас, госпожа Сиерин, я попросил бы ненадолго задержаться!

Преподаватели медленно расходились, обсуждая между собой различные темы. Кто-то собирался отдыхать, а кто-то – в научные поездки со студентами – практикантами. Профессор Герт рассказывал медику Коомину про особый состав рудных тел, обнаруженных под плато в Лучистых горах. А старшекурсники, отобранные им заранее, уже паковали рюкзаки.

– Госпожа Сиерин! – Эрайен вплотную подошел к крепкой, невысокого роста, женщине. – На Вас вся надежда!

– Вы о чем? – Подозрительно посмотрела на обаятельнейшую улыбку ректора преподавательница. Когда он был так мил, следовало ожидать неожиданной пакости. – Все свои долги я уже отдала с процентами и хочу месячишко отдохнуть где-нибудь на природе. Желательно, без детей!

– И я о том же! – Ректор нагнул темноволосую голову и, взяв грубоватую руку женщины, нежно ее поцеловал. – Конечно, Вам просто необходимо развеяться! Море, песок… летние светила и бесконечные травы…

– Герин! – Сиерин сверкнула глазами. – Ты хочешь навязать мне эту бешеную компанию и вытурить на другой континент впахивать за десятерых? Не выйдет!

Надо сказать, что во всей Академии только Сиерин могла разговаривать с ректором на «ты» и перечить, поскольку их связывали не только учебные аудитории, но и совместные походы по всяким труднодоступным местам, где требовался внимательный глаз, быстрая реакция и надежное плечо. А имевшее место лет пятнадцать назад посещение изнанки и вовсе сделало их друзьями.

– Ну, Криссана, детка, выручи! Сама знаешь, в этом сезоне оторваться от нашего материка никак не смогу! Погибли наши соотечественники, долина Жаб испоганена, в ней не живут, а мучаются живые существа! А эльфы Вековечного леса…

– С ними-то что? Я вообще оттуда не встретила ни одного воина.

Сиерин, перестав возмущаться, начала разговаривать по существу, что означало уже половину согласия. И, закрепляя достигнутый успех, Эрайен вздохнул:

– Король Элисиль оказался не совсем чистоплотным существом, Крис. Перед началом военных действий он похитил маленького Соолера, чтобы получить за него выкуп прилегающими к Лесу землями.

– Да ты что! – Округлила глаза Сиерин. – Но с чего он решил…

– Я этого мальчика устроил в Академию бесплатно. Лайконик согласился с тем, что невинно пострадавшим детям необходимо помочь, выделив грант на содержание и стипендию ребенку. А эльфы, подумав, что он представляет для Кланов интерес, решили немного заработать, украв мальчишку, а потом его «обнаружив». Ну и почему бы не попросить наградой для себя небольшой спуск в долину вдоль реки?

– И что ты с ними сотворил?

– Ну почему сразу сотворил? – Ректор приподнял брови и невинно посмотрел в очи соратнице.

– Вот помнится бесов, которые «забыли» отдать тебе купленный у них артефакт, ты заставил читать «Взываем к Тебе, О, Боже», пока они довеском к покупке не подарили парочку межмировых переходов. Колись, что с бедными эльфами?

– Да все с ними нормально. Звереют потихоньку в своем лесу. За черненьким заборчиком. Пожалуй, пора их навестить. Может, уже раскаялись?

– И везде-то тебе надо! А я опять – пасти студентов. Тем более, выпускников, которые и слушать меня не захотят!

– На самом деле, Крис, ты поедешь с группой не одна. Едут эльфы Светлого леса вместе с Тонимэлом Териделем, эльфы Изначального, гномы и маги-люди. Все – сильные стихийники. Порядок в группе должен быть железный.

– Надеюсь, меня начальником не поставишь?

– Крис, твое дело – наши студенты. Контроль и безопасность. Кстати, пока мы будем восстанавливать долину Жаб, с вами отправятся Юста и Инчи Соолеры.

– А из детей Кланов кто-нибудь едет?

– Только Ироон Кайрен со своей командой и пара молодых лекарей из Единорогов. Вот Ироон и возглавит экспедицию. По предварительным прогнозам, ее членам придется задержаться там на четыре декады. А на месте будет видно.

– Ты уже все продумал!

– Да, Крис. Вот только выпускники не входили в мои планы. Но ведь если им не разрешишь, они все равно сделают по-своему. Взрослые, дипломированные маги! Кстати, чтобы они не мучились там глупостями вроде «птичку жалко» или «Сани забыла пожелать мне доброго утра», предложи им найти темы для аспирантуры. Ну и помоги немножко.

– А как же травка, песочек, ровный загар?

– Крис, ты же умничка и понимаешь, что в этом году отдыха, кроме лентяев и балбесов, не увидит никто! У всех слишком много дел. Кстати, в твоей группе есть социопсихологи. Вот займи их работой с местным населением. Это будет весьма познавательно! Собрание руководителей групп – послезавтра у Лайконика в малом зале. Увидимся и, заодно, вкусно пообедаем!

И Эрайен, еще раз поцеловав женщине руку, растворился в воздухе.

– А я дура, опять растаяла перед его обаянием, словно мороженое! – Посетовала Сиерин. – И почему никогда не могу ему отказать?

Глава первая. Сани собирается в дорогу.

Сани и Теси сидели в своей большой девичьей комнате во дворце Клана Змей. Разговор получался бессмысленным и вялым, без конца заводящим в тупик. Вздохнув, девушки снова умолкали.

Сани поднялась и прошла в гардеробную.

– Сотни прекрасных платьев! Когда теперь мне доведется их надеть? – Она медленно провела рукой по кружевной отделке и блестящему шелку. – В этом я мечтала танцевать на балу по случаю окончания Академии… Помнишь, как я заказала вот это, с изумрудным отливом, а ты – сиреневое? Согласись, мне больше подходят цвета лесной травы, поскольку мои глаза немного отливают фамильной отцовской зеленью, а твои – чисто синие! А в этом платье я танцевала зимой! Наш Иржик тогда придумал озеро с рыбками. Знаешь, – Сани обернулась к сестре, стоявшей в дверях, – когда мы танцевали, от него совсем по-взрослому пахло парфюмом и, немного, вином…

– Сани, успокойся, мне тоже очень жаль… Но нельзя же постоянно лить слезы! И Альеэро носа не кажет, вовсе пропал на своих озерах. Даже не поздравил нас с окончанием Академии!

– Тебе не стыдно, сестричка? Наш мальчик погиб, а ты все думаешь о подарках! Лучше бы взяла Кайрена и прогулялась на озера. Может, Альеэро требуется помощь?

– Если ему что и требуется, то только полное уединение. А Кайрена он вообще прибьет!

– Зачем ему твой Кайрен?

– Никому не скажешь?

– Что не скажу? – Сани отвернулась от платьев и пристально взглянула на сестру.

Теси помялась. Риибат просил ее не говорить о том, что произошло в Заповедном лесу. Но они с Сани с детства делились абсолютно всем: куклами, новостями, мальчиками…

– Это Риибат убил Иржи… – Глухо сказала Теси.

Глаза Сани вспыхнули, словно у пантеры перед прыжком.

– Ты знала… – Прошипела она. – И до сих пор с ним общаешься? Я выгоню из нашего дома этого урода! Пусти!

Но хрупкая Теси крепко сжала руки разъяренной сестры.

– Успокойся, послушай… он сам попросил… понимаешь, самому себя очень трудно… Альеэро все знает! Эрнаандо и Луисо тоже там были! И Сааминьши. И ректор Эрайен. Он не мог поступить иначе! Ты не представляешь, как мучается Риибат!

Руки Сани обмякли, и она, присев на пол, тихо заплакала.

– Ты тоже никому не говори, хорошо? – Попросила она сестру сквозь слезы и продолжила, когда та кивнула. – Мне Иржи нравился. Он был еще маленьким, но я бы его дождалась. Знаешь, каким бы красавцем он вырос? Теси, у него была внешность ребенка, а говорил он, как наши братья, словно совсем взрослый. И он… – Девушка всхлипнула, – погиб!

– Ну, Сани! – Теси присела рядом и обняла сестру за плечи. – Сааминьш был просто очередным твоим увлечением, как и все остальные. Не расстраивайся! К тому же за него ухватился наш великолепный Альеэро! Этот точно с тобой бы Дракончиком не поделился! Слишком он был для него важен. А то, чем наш братец заинтересовался, не получить никому.

– А я бы отвоевала! – Сверкнула глазами Сани.

– Нет, моя дорогая сестричка. Ты просто не обращала внимания, как они смотрели друг на друга! Как братья, как возлюбленные… Знаешь такое выражение «сердце моей души»? Вот они и были этим сердцем друг для друга.

– Глупости! – Решительно произнесла Сани, вставая с колен. – Мужчина должен любить женщину! Он подрос и полюбил бы меня!

– А ты? – Улыбнулась Теси.

– А я и так его люблю! – Серьезно сказала Сани. – Облик не важен. Понимаешь, его невозможно не любить!

– Ладно. Что будешь брать из вещей?

– Две пары сапог, ботинки, брюки – четыре штуки, блузы, кофты, куртки, белье… Ужас, как всего много! Интересно, а кто-нибудь озаботился нашим питанием?

– Ну ты, сестренка, сказала! Кто начальник? Тебя никто за язык не тянул. Вот давай, впрягайся в ответственную работу и заботу. Ребят надо обеспечить палатками, плитками, посудой, туалетом, чайником, мылом, полотенцами, душем…

– Теси! Я знаю, что ты умная. Давай я завтра сначала схожу к Эрайену со списком, который мы составим. Кстати, тетради и кристаллы для записи. Инструмент. Семена. Интересно, сколько времени я все это буду покупать и паковать? Боги, как же все сложно!

– Конечно. Это тебе не прогулка на пару дней к соседям в гости. Кроме всего прочего, надо взять у ректора карты местности с обозначенными чистыми источниками. И посоветоваться, чем лучше заняться и в каком месте.

– Как я там без тебя буду? – Грустно посмотрела на сестру Сани. – Мы ведь ни разу не разлучались! А теперь я уезжаю, ты выходишь замуж…

– Ну, положим, замуж я выйду, в лучшем случае, через год, – Теси полюбовалась браслетом, – и жить мы остаемся здесь… Ты смелая и сильная, сестренка. А я никуда не хочу уходить из дома. Мне хорошо рядом с родными… И я так люблю маленького Иржика! Отец, наконец, счастлив! И я хочу счастья. Только здесь, в окружении родных и любимого!

– Что-то голова пухнет от всего! Пойдем, прогуляемся. Зови своего тоскующего под дверью Кайрена!

В поездку на другой материк снаряжались три корабля. На двух из них – растерянные и обманутые существа, пришедшие вместе с даймонами и теперь не представляющие как жить дальше и в чем смысл наступившей новой жизни. Третий корабль предполагалось загрузить исследовательскими приборами и вещами членов передового отряда, задачей которых было выяснить состояние экологии и ресурсов. А также сделать основные выводы, на основании которых предполагалось разработать схему управления континентом, этапы его восстановления и социальной адаптации аборигенов к новым условиям.

Ироон Кайрен разговаривал с поставщиками, принимал и отмечал прибывающие грузы, ругался с эльфами, чьи драгоценные семена слишком глубоко упрятали в трюм. Капитан ходил за ним следом и ворчал, что листья саженцев торчат из всех кают и мешают свободному передвижению вдоль бортов, что чан с концентрированной живой водой слегка подтекает, и под краником уже выросла и свободно перемещается по трюму какая-то пакость, неожиданно падающая на головы матросам и хватающая их за ноги. И что команда заходит туда только с баллончиком дихлофоса, который пытаются отобрать на подступах бдительные эльфы, сами не переступающие порог этого дурдома. Ироон хватался за голову и ругал себя последними словами, что согласился возглавить эту поездку. Но Эрайен, отец и ректор Академии в одном лице, был так убедителен! Хотя Кайрен иногда сомневался в этом неожиданном отцовстве: уж больно хитер был ректор и неукоснительно подчинял всех тем интересам, которые считал важными для мира, несмотря на родство и дружбу. А теперь до кучи на шею повесили студентов-выпускников Вожеронской академии, среди которых сестра невесты его сына! И как ему присматривать за этой своевольной и энергичной красоткой, по которой начнут сходить с ума все мужики в округе, вместо того, чтобы заниматься делом, он не представлял. Объясняя все это Эрайену, он просил не брать детей хотя бы в первую поездку, поскольку там ничего не организовано, и вообще непонятно, что их ожидает.

 

– А вдруг там сидят недобитые даяки? – Пытался испугать он ректора.

Но тот философски улыбнулся.

– Детям надо с чего-то начинать познавать мир. В них столько энтузиазма и радости, что любой даяк наверняка захочет приобщиться к их веселому коллективу.

– Но если какой-нибудь ненормальный фанат нападет на них? Что я скажу их родителям?!

– Что из них выросли замечательные маги, отличающиеся умом и храбростью. Родителям будет приятно. А потом – это первые, самостоятельно, вне семьи, заработанные деньги! Не переживай, Ироон, через декаду вам вслед придут еще два корабля. Да и мы с Олерином вас не оставим. Все будет хорошо! – Пожимая руку, выпроваживал его из своего кабинета ректор. – Не забудь магических голубков для переписки.

– Идиотская ситуация! – Ворчал Кайрен, с легкостью переносясь снова в порт долины Оленей, что все-таки подтверждало отцовство Эрайена, поскольку ни один из детей Кланов не мог перепрыгивать из долины в долину. – Чужеродные психи, улыбающиеся во все зубы эльфы, здравствуйте, и куча выросших и не нюхавших несвежих носков детишек… Нет, справа в трюме посадочный материал! Капитан! Вы не знаете, что и где расположено в Вашем корабле? Может, мне за Вас еще и курс проложить? – Едко огрызался он, очутившись в самой гуще портовой суеты.

Кислым взглядом окинув стоящие рядом судна для бывших завоевателей, он поинтересовался у Тонимэла Териделя, отвечающего в его команде за спокойное поведение собственных эльфов и иностранных граждан:

– С этими, – он кивнул на рассевшихся кучками вдоль причала скучных людей и эльфов, – проблем не было?

– Некоторые до сих пор не поняли, где они находятся, и что надо делать. Те, кто хоть что-то помнят, постоянно плачут. Но с ними работают наши психологи! – Обстоятельно ответил Теридель и сверкнул белозубой улыбкой.

– Да по ним дурдом и каменоломни плачут, а вы с ними, как с малышами неразумными! Пришли, нагадили, а вы их утешаете! Пусть вон набережную восстанавливают!

– К сожалению, не могут. Без силы своих руководителей они очень слабы.

– А жрать за наш счет, – он кивнул на вяло потребляющих продовольствие завоевателей, – у них сил хватает? Вы хоть туалеты им поставили? А пользоваться ими научили, или они по привычке, под кустики? Короче, Теридель, если хоть одну кучу увижу, соберу всех психологов и лично поменяю им квалификацию. Ручной труд хорошо стимулирует головной мозг. Я доступно объяснил?

– Конечно, господин Кайрен! – Спрятал улыбку Теридель. – Надеюсь, язык наши гости понимают.

– Не поймут, объясняйте жестами. Вон, на корабле, у боцмана, я видел такой доходчивый багор…

– Господин Кайрен, – страдальчески поморщился материализовавшийся рядом капитан, – привезли тюки с палатками… Вот Вы мне скажите, – внезапно вспылил он, – у меня корабль резиновый? Куда мне девать все ваши инструменты, приспособления и месячный запас продовольствия?

– Разве их привезли не в уменьшающих контейнерах? Где этот проходимец Веронски? Мирил! Зачем ты принял эти товары? Соединись с купцом и поинтересуйся контейнерами.

– Здравствуйте! – Прозвучал за его спиной глуховатый мужской голос. – Вы господин Кайрен?

Ироон резко обернулся. Перед ним стоял невысокий темноволосый ромаал и терпеливо ожидал ответа.

– Нам только плясок под бубен не хватает! – Вздохнул Кайрен. – Мы пассажиров не берем!

– Я готов бесплатно помочь вам разобраться с грузами, а вы бесплатно возьмете меня с собой. – Спокойно сказал ромаал.

– Да что вы можете?

– Всё. – Пожал он плечами. – Вам надо по накладным принять груз и разместить его на корабле, так?

– Ну да, и сверить со списком.

– Хорошо. Я согласен. Давайте список и спокойно занимайтесь своим делом. Я все еще раз пересмотрю и приму грузы. Только дайте знак с полномочиями и толкового мага. Хотя, – ромаал покрутил головой, – толкового мага я уже нашел.

Одуревший за две декады от общения с совершенно недисциплинированными существами Ироон вытащил из кармана медальон.

– Надень на шею и ступай. Звать то тебя как, помощник?

– Ганик Яспень.

– Спасибо, Ганик! Надеюсь, справишься. Эльфов не слушай, они много говорят, но с расчетом, что за них все сделают другие. Так что посылай их… лесом.

– Понятно.

И Ганик размеренным шагом облаченного властью лица направился в сторону платформы, на которой огромной кучей был сложен груз.

– Господин Веронски! – Ганик хмуро насупил брови. – Что это за куча? Господин Тонимэл, Вы идите, я тут уж сам…

– Ганик? Ты каким ветром?

– Попутным. Давайте заниматься делом. Итак, господин Веронски, в товарной накладной четко написано, что ты должен доставить пятьдесят десятиместных, тридцать трехместных и десять одноместных палаток, а также походные кухни с четырехконфорочными плитами на кристаллах. Так? – Ганик исподлобья посмотрел на поперхнувшегося словами возмущения мелкого тролля с хитрыми лисьими глазками.

– Таки я доставил! – Развел руками тролль. – Ви можете, господин Ганик, посмотреть хоть сразу за весь список, хоть отдельными частями. Я очень понимаю трагическую позицию момента…

– Позиции будешь понимать в кровати со своей драгоценной женой Арой. До самой смерти не забуду ее скорбную улыбку, когда ей пришлось угощать меня кофе.

– Что делать? Работаем в поте лица и себе в убыток. Но от всей души!

– Вот мы сейчас и посмотрим, какая у тебя душа, Веронски. Открывай мешки!

– Как? – Округлил глаза купец. – Все? За мной еще три платформы!

– Так то Зямик, Рецель и Агей. Все твои троюродные племяши. Поэтому – подождут. Открывай, не тяни резину.

Купец забегал вокруг платформы, суетясь и подпрыгивая. Ганик, сложив руки, невозмутимо наблюдал за его прыжками. Тролль, видя, что на помощь ему никто не спешит, вздохнул и открыл первый мешок.

– И что здесь? – Не сходя с места, поинтересовался ромаал. – Где маркировка?

– Таки с другой стороны! – возмутился купец.

– Переворачивай.

– Вот отговаривали меня братья от этого заказа! Но как уговаривал господин Эрайен! Говорил, что честнее меня нет на всем побережье!

– Врешь. Зямик, – чуть повысил Ганик голос, и тролль от другой платформы испуганно округлил глаза, – пни вон тех раздолбаев, сидящих на пристани, пока они геморрой не заработали. Пусть тащат сюда свои тощие задницы!

Зямик, смешно подбрасывая ноги, побежал к бывшим завоевателям и, остановившись, начал размахивать руками. Те вскочили и вприпрыжку побежали к подводе Веронски. Через несколько минут подвода была разгружена, а тара вскрыта.

Ганик подошел к тюку и вытащил палатку, а затем педантично пересчитал все указанные в руководстве запчасти.

– Веронски, где кристаллы?

– Таки они в отдельном мешочке, чтобы не испортились, не намокли…

– Вытряхивай. Эй, ты, – Ганик обратился к одному из подошедших мужчин. – Грамотен?

Тот кивнул.

– Тогда считай!

А сам пошел в произвольном порядке потрошить мешки.

– Где уменьшающая тара?

– Таки ви мне ее сами обещали предоставить!

– Опять врешь. В накладной к товару, подписанной твоей, несомненно, честной рукой, указаны уменьшающие контейнеры – десять штук. Зямик, иди сюда.

Когда молодой тролль подошел, разглядывая по сторонам кусты, Ганик ткнул ему в лицо бумагу:

– Прочитай десятую строчку сверху.

– Ну, прочитал. – Нехотя сказал тот.

– И что? Веронски, где контейнеры? Я не приму твой груз без них.

– Ты не имеешь права… Срыв госзаказа… Я несомненно пойду жаловаться за твой беспредел, Ганик!

– Срыв заказа с твоей стороны, купец. Неустойка, суд и компенсация, Веронски. Бедняжке Аре придется гостей встречать слезами.

Тролль немного подумал, почесывая за ухом и глядя в ясное и чистое небо. Капитан корабля вместе со штурманом заинтересованно прислушивались к разговору, опершись о перила у борта.

Но тут племянник, которому, в силу молодости, надоело без толку тратить время, воскликнул:


Издательство:
Автор
Поделиться: