Название книги:

50 великих книг о бизнесе. Главные идеи и инструменты из лучших бизнес-книг за всю историю

Автор:
Том Батлер-Боудон
50 великих книг о бизнесе. Главные идеи и инструменты из лучших бизнес-книг за всю историю

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

«Евангелие богатства»

1899

«Таким образом, долг богатого человека, во-первых, – являться примером скромности; он должен избегать надменности и хвастовства. По мере своих возможностей он должен удовлетворять справедливые нужды тех, кто зависит от него, и считать все, полученное в результате этого, данным ему во временное пользование ради мудрого управления… таким образом, чтобы общество могло получить от этого максимально возможную пользу… и заботиться о других так, как они не могут позаботиться о себе».

«Тот, кто умирает с кучей денег, умирает в позоре».

Краткое содержание

Создатель богатства имеет моральные обязательства перед другими и должен обогащать их жизни, как это только возможно.

В том же ключе

Ф. Т. Барнум «Искусство делать деньги»

Р. Черноу «Титан. Жизнь сэра Джона Д. Рокфеллера»

Эндрю Карнеги

Что станет с вашим капиталом после вашей смерти? Забота о том, как распорядиться своими миллионами, возможно, и относится к разряду приятных хлопот, но тем не менее это хлопоты.

В 1901 году Эндрю Карнеги продал свою долю в сталепромышленном бизнесе финансисту Джону Моргану за 225 миллионов долларов, став самым богатым человеком своего времени. Родившийся в Шотландии в семье ткача Карнеги являет собой пример типичной истории успеха эмигранта, перебравшегося в Соединенные Штаты.

Семья Карнеги обосновалась в Питсбурге, колыбели американской индустриальной революции, и с юных лет Эндрю работал в зарождавшихся тогда телекоммуникационной и железнодорожной отраслях. Позже, став флагманом промышленности, Карнеги не раз подвергался критике за то, что мало платил своим работникам и увеличивал рабочие часы (в результате знаменитая забастовка 1892 года на его заводе в Хомстеде окончилась смертью десяти человек). В то же время он разделял европейский дух стремления к «общественному благу» и вторую половину своей жизни посвятил тому, чтобы потратить свои деньги с наибольшей пользой для людей.

Дед Карнеги основал небольшую библиотеку в Данфермлине, где родился Эндрю, во времена, когда в этом городе не было ни одной библиотеки.

Позже, разбогатев, Карнеги естественным образом стал вкладывать огромное количество средств в библиотечное дело.

В 1868 году Карнеги, которому в то время было 33 года, написал меморандум для самого себя в комнате отеля St Nicholas в Нью-Йорке.

Начинался меморандум с провозглашения следующей цели: «Ежегодный доход в 33–50 тысяч долларов США!» Он построил свой бизнес так, чтобы получать больше этой суммы, а излишек тратил на благотворительность.

Как и Бенджамин Франклин, Карнеги, не имея хорошего образования, знал, что «лидерами становятся те, кто много читает», а богатство создается благодаря глубоким знаниям и умению думать. Когда на деньги Карнеги была построена первая библиотека, у него попросили разрешения поместить над входом его герб. Герба у Карнеги не было, и вместо этого он предложил разместить над входом дощечку с изображением солнца и надписью: «Да будет свет!» «Евангелие богатства» получило такое название после появления в Великобритании.

ОДНА-ЕДИНСТВЕННАЯ ИДЕЯ, ЗАСЕВШАЯ В ГОЛОВЕ, ПРИНЕСЕТ ВАМ БОЛЬШЕ ПОЛЬЗЫ, ЧЕМ НАБОР ПОНЯТИЙ И СПИСОК ПРИМЕРОВ, ЗАПИСАННЫХ В БЛОКНОТ.

Свобода, неравенство и богатство

Карнеги начинает свое эссе с обозначения огромного неравенства в доходах, характерного для современного общества. Далее он озвучивает обычный для своего времени взгляд, согласно которому такое неравенство соответствует естественному миропорядку, ибо демонстрирует очевидную правоту принципа «выживает сильнейший», и способствует продвижению наиболее достойных. Карнеги признает, что удача также играет свою роль в судьбе человека, тем не менее в свободном обществе естественным образом процветают именно те, кто обладает наибольшими амбициями и способностями, а остальные неизбежно отстают. Богатство можно создать, лишь обладая здоровым индивидуализмом и свободой творить и действовать. Любой житель свободной страны вправе как делать миллионы, так и голодать.

Все это, по мнению Карнеги, есть данность. В то же время перед капиталистическим строем стоит серьезный вопрос: раз положение вещей в мире таково, что основные блага сосредотачиваются в руках небольшого количества человек, как им следует поступать с излишком? Хотя можно сказать, что некоторые люди «удачно родились» и преуспевают прежде всего благодаря своему происхождению, в целом все то процветание, которое человек создает, занимаясь бизнесом, было бы невозможно без участия в этом общества. В этой связи, замечает Карнеги, по своей сути огромные состояния принадлежат всему обществу, которое и помогло их создать.

Что делать с деньгами

Разумеется, говорит Карнеги, «на тот свет вы их с собой не возьмете», и далее предлагает богатым людям несколько вариантов, как поступить со своим состоянием. Можно:

– оставить все своей семье;

– завещать обществу;

– разделить свои деньги и при жизни отдать их на разные цели.

В чем суть, спрашивает Карнеги, оставлять все свое состояние семье? История свидетельствует о том, что большие деньги чаще становятся для наследников тяжким бременем, нежели благом. Иногда наследники оказываются хорошими управляющими, способными удачно распорядиться полученными средствами. Но в большинстве случаев дети богатых родителей, не имеющие нужды упорно трудиться, ведут весьма посредственное существование и спускают деньги на ветер. Совершенно естественно, замечает Карнеги, обеспечить свою жену и дочерей, однако необходимо хорошо подумать, прежде чем завещать состояние сыновьям.

Он говорит о том, что желание оставить богатство семье обычно продиктовано вовсе не заботой о детях, а фамильной гордостью. Однако какое вам будет дело до гордости, когда вы будете мертвы? Гораздо лучше, считает Карнеги, потратить свои деньги при жизни, проявляя при этом фантазию и усердие, которые помогли вам их заработать. Не стоит идти проторенной дорогой и попросту отдать все благотворительным организациям. Карнеги призывает состоятельных людей к активной самостоятельной работе, направленной на то, чтобы их деньги принесли пользу обществу.

Куда потратить деньги

Согласно Карнеги, напрямую отдать свое состояние нуждающимся – значит растратить его впустую. Скорее всего, в этом случае ваши деньги уйдут на развлечения и ненужные вещи. Карнеги твердо уверен, что «ни одна личность и ни один народ не получат пользы от милостыни». Ресурсы следует давать только тем, кто может помочь себе сам, а также вкладывать в значимые общественные проекты, финансирование которых не может обеспечить государство.

В другом, связанном эссе Карнеги перечислил те области, которые нуждаются в покровительстве бизнесменов. Это высшие учебные заведения, библиотеки, парки, музеи и галереи, больницы, концертные залы, бассейны и церковь. Он отмечает, что богатство, в том случае если оно «сосредотачивается в руках немногих людей, способно стать гораздо более мощной силой в борьбе за процветание человечества, чем если бы оно было понемногу распределено между всеми». Люди сами по себе едва ли могут считаться надежными управленцами в вопросах распределения денег. Но если создать специальные организации и механизмы, деньги будут тратиться с умом. Карнеги был известен тем, что финансировал библиотеки (около 5000 по всему миру) и миротворческие организации (он всеми силами старался предотвратить Первую мировую войну).

В Нью-Йорке уже существовали созданные на благотворительные средства библиотеки Астора и Ленокса, позже объединенные (благодаря средствам С. Дж. Тильдена) в знаменитую Нью-Йоркскую публичную библиотеку. В своем эссе Карнеги с почтением упоминает о Тильдене, Купере, Пратте, Стэнфорде (чьим именем назван основанный на его деньги Стэнфордский университет) и семье Вандербильт, члены которой финансировали строительство нескольких университетов, названных в их честь.

В заключение

Богатые люди во все времена стремились обойти библейское утверждение, что «скорее верблюд пройдет сквозь игольное ушко, чем богатый войдет в Царство Божие». Карнеги не оспаривает эту мысль, вскользь отмечая, что сделать это «богатому человеку действительно сложно». Он считает свое собственное Евангелие созвучным словам Иисуса, так как оно признает, что тот, кто умирает, оставаясь богатым, умирает «в позоре».

Некоторые считают патерналистской позицию Карнеги, согласно которой огромные деньги, с умом отданные на благое дело, приносят обществу больше пользы, чем миллионы «небольших сумм», розданных многим. В то же время он искренне верил, что индивид – в том числе и он сам – не способен оказать значительное влияние на прогресс человечества в целом.

Король программного обеспечения Билл Гейтс и инвестор Уоррен Баффет, двое самых богатых людей нашего времени, говорили о значимости для них «Евангелия богатства». Их объединенные состояния являются самым большим на данный момент благотворительным фондом (назван в честь Билла и Мелинды Гейтс), который ежегодно вкладывает миллиарды долларов в различные значимые проекты, в основном связанные со здравоохранением и образованием. Миллиардер Чак Фини, создатель всемирной сети Duty Free, был также вдохновлен эссе Карнеги и основал собственный благотворительный фонд. Карнеги задал своей работой современный стандарт распоряжения деньгами, и это даже больший вклад в процветание человечества, чем миллионы жизней, ставшие лучше благодаря его библиотекам.

Эндрю Карнеги

Карнеги родился в 1835 году в Шотландии и провел свое детство в Данфермлине, в окружении большого семейства. Его отец перевез семью в США, когда Эндрю было около 13. Вскоре он получил свою первую работу на ткацкой фабрике, а затем устроился телеграфистом и позже клерком на железную дорогу. Карьера Карнеги в Пенсильванской железнодорожной компании быстро пошла в гору. Однако вскоре он занялся металлургической промышленностью.

 

Во время Гражданской войны Карнеги был назначен руководителем военной железной дороги и Союза телеграфных линий на востоке. Он был республиканцем и выступал против рабства, так что для него это был удачный способ помочь делу.

Продав свою империю стали, Карнеги провел оставшиеся годы в своем любимом замке Скибо в Шотландии. Он умер в Ленноксе, штат Массачусетс, в 1919 году. В том же году скончались Г. К. Фрик, Г. Дж. Хайнц и У. Вулворт. Больше всего денег Карнеги отдал на строительство библиотек в США и Британии, а также он много жертвовал университетам. Он основал Фонд Карнеги за международный мир.

Карнеги являлся плодотворным писателем, среди его работ – «Торжество демократии» (1886), «Кругосветное путешествие» (1884), «The Empire of Business»[8] (1902), «James Watt» (1905) и «Problems of Today»[9] (1907). Его жизнь вдохновила Наполеона Хилла на исследование успешных американских бизнесменов, которое легло в основу его книг «Law of Success»[10] (1928) и «Думай и богатей» (1937).

«Видимая рука»

1977

«Ни историки, ни экономисты не смогли понять предпосылки роста современного бизнеса. Они изучали предпринимателей, создавших современный бизнес, больше с моральноэтической, нежели аналитической позиции. Они были больше озабочены тем, считать ли бизнесменов эксплуататорами (магнатамиразбойниками) или творцами (промышленными деятелями). Историков поражают финансисты, на некоторый срок посвящавшие себя развитию транспортной системы, коммуникаций, а также некоторых индустриальных предприятий, в результате чего создавалось впечатление, будто они единолично контролировали основные секторы экономики. В то же время они практически не обращали внимания на менеджеров, которые, взяв на себя новую основную функцию экономики, играли в ней куда более значимую роль, чем магнатыразбойники, промышленные деятели и финансисты».

Краткое содержание

Наша цивилизация является скорее управленческой, нежели капиталистической.

В том же ключе

Р. Черноу «Титан. Жизнь сэра Джона Д. Рокфеллера»

А. Слоун «Мои годы в General Motors»

Ф. У. Тейлор «Принципы научного менеджмента»

Альфред Чандлер

В книге «Видимая рука. Управленческая революция в американском бизнесе», получившей в 1978 году Пулитцеровскую премию, Альфред Чандлер описывает переход американского бизнеса от миллиона маленьких семейных предприятий к веку крупных корпораций. Об этом мог написать любой историк экономики, но главная задумка Чандлера – показать, что современный способ ведения бизнеса занял место ярмарки «благодаря умелому координированию экономической деятельности и распределению ресурсов». Другими словами, согласно его известному изречению, видимая рука менеджмента пришла на смену тому, что Адам Смит именовал невидимой рукой рынка. Рынок, разумеется, по-прежнему создавал потребность в товарах и услугах, однако ее обеспечение в большей степени стало делом крупных предприятий с современной иерархической структурой, которые не только контролировали производство и продажу, но и, заглядывая вперед, стремились сформировать будущее рынка товаров и услуг. Так зародился век «управленческого капитализма»; огромные корпорации, управляемые профессиональными менеджерами, стали отличительной чертой американской политической экономики, а также всех развитых экономик мира.

Трансформация модели бизнеса

Основной характеристикой современного предприятия Чандлер называет наличие «множества отдельных операционных центров», которые «управляются занимающими определенные должности сотрудниками или нанятыми специально менеджерами». Теоретически каждый операционный центр может существовать как отдельное предприятие. Как не похожа это структура на то, что представлял собой традиционный магазин, завод или банк, расположенный обычно в одном месте, предлагавший один определенный продукт или услугу и полностью управляемый одной семьей или одним хозяином. Если раньше руководителями были исключительно хозяева, то теперь существует целый класс профессиональных управленцев, чаще всего не имеющих доли в бизнесе, в чьи обязанности входит организация работы тысяч сотрудников. Когда-то менеджеру банка приходилось при переезде искать новое место в другом банке, а сегодня он может перевестись в другой отдел внутри своей компании.

Маленький семейный бизнес был вынужден то и дело сокращать объем производства или инвестиций в зависимости от уровня цен и переменчивого настроения рынка, от которого его ничего не защищало. В отличие от него новые крупные фирмы создавались как игроки для нескольких рынков всего региона или даже целой страны. Имея значительное влияние на крупные рынки и зачастую доминируя в какой-то сфере, они оказывались в меньшей зависимости от происходящих на рынке изменений. Благодаря своему размеру корпорации смогли интегрировать и сделать внутренними те функции, которые маленьким компаниям приходилось выполнять на рынке.

Особенно удивляет скорость, с которой произошли все эти перемены. Чуть более ста лет, с 1820-х по 1940-е, ушло у американской экономики на то, чтобы из аграрной превратиться в индустриальную, урбанистическую. Картина американского бизнеса изменилась навсегда. Экономисты долго не могли приспособиться к этому, так как экономическая наука основывалась на убеждении, что производством и продажей товаров и услуг на рынке управляют небольшие фирмы, а такие корпорации, как Du Pont, General Motors, Sears и Roebuck, рассредоточенные географически и совмещавшие в себе множество разных функций, ставили вопрос о том, как все-таки экономика работает на самом деле. Когда крупные менеджерские компании только начали появляться, экономисты критиковали их, называя порождением жадности и стремления к монополизации власти. Считалось, что своим появлением подобные компании уничтожают святое правило честной борьбы и вредят невидимой руке рынка, тем самым мешая эффективному распределению ресурсов. Между тем историкам корпорации были вовсе неинтересны. Они предпочитали наблюдать за отдельными индивидами и рассуждать о том, являются ли они «грабителями или же промышленными деятелями, то есть плохими или хорошими людьми». Чандлер приходит к выводу, что и экономисты, и историки пропустили огромную перемену, потрясшую мир политической экономики, – становление менеджмента.

Управленческая революция

Одной из причин успеха и популярности современной модели бизнеса, по мнению Чандлера, является то, что ее структура управления делает возможным долгий срок службы. Если традиционные небольшие предприятия часто разорялись после смерти владельца, новые крупные фирмы не зависели от отдельных конкретных лиц. «Люди приходили и уходили. А компания и ее офисы продолжали работать». В то же время менеджеры стремились делать верные с точки зрения долгосрочной перспективы шаги, так как их карьера зависела от процветания компании. Действительно, отмечает Чандлер, менеджеры были очень похожи на хозяев (которым требовалась стабильная прибыль, чтобы иметь средства к существованию) и старались продлить игру, предпочитая будущий успех сиюминутным бонусам.

Еще одна значимая разница между корпорациями и семейными предприятиями заключалась в том, что в первых люди получали должность согласно своим способностям и опыту, тогда как для вторых важнее были семейные связи и состояние. До Первой мировой войны, сообщает Чандлер, семья Дюпон сама управляла своим делом. После нее компанией руководили профессиональные менеджеры, и лишь те представители семьи, кто имел инженерное образование и опыт работы в других компаниях, допускались к руководству.

Корпорации, вкладываясь в своих сотрудников, создавали ценность своих рабочих мест. Едва ли работа в небольшой семейной фирме могла обеспечить сотруднику тот же уровень развития управленческих навыков, так что талантливых молодых людей естественным образом начала привлекать новая модель бизнеса. Появились учебные заведения, обучающие руководству, и менеджмент стал профессией. Стандарты росли, и современные менеджерские компании, использовавшие для распределения ресурсов научные обоснования, быстро вытеснили с рынка компании, полностью контролируемые старым мудрым отцом семейства, и те, чье существование было обусловлено крайней жадностью финансистов.

Почему это случилось именно в США

Британская индустриальная революция, говорит Чандлер, хотя и изменила мир, была в большей степени технологической, нежели управленческой. Бизнес состоятельных семей здесь зачастую поддерживался крупными банками, и они нанимали грамотных управляющих, однако менеджмент как класс в крупных масштабах возник именно в Штатах между 1820-ми и 1940-ми годами. Чандлер объясняет, что Америка стала родиной управленческого капитализма благодаря размерам своей территории и особенностям внутреннего рынка. Уже в 1900 году американский рынок был вдвое крупнее британского, а к 1920-му – втрое. Помимо этого, он рост гораздо быстрее, чем рынки большинства европейских стран, и был однороднее (так как разница в доходах здесь была меньше, чем в Европе, а социальный класс не имел столь значимой роли). Наконец, США являлись более молодым социальным и политическим конструктом, в связи с чем они не имели строгих форм ведения бизнеса, и новые идеи в области производства, продаж, рекламы и управления быстрее приживались здесь, как и технологические инновации.

Улучшение взаимодействия означало снижение затрат и увеличение продуктивности, соответственно более высокий доход по сравнению с традиционным способом ведения бизнеса. Крупным компаниям удалось значительно сократить затраты, сделав внутренними множество операций. Фабриканту было выгоднее платить зарплату постоянным сотрудникам, чем то и дело нанимать и увольнять сезонных рабочих; четкое структурное деление компании на отделы – продаж, рекламы, транспортировки – позволило сократить расходы на получение маркетинговой информации; а сделав поставщиков частью своей корпорации, можно было не волноваться за качество сырья. Отчетливая связь между вложениями и производством означала более продуктивное использование завода, оборудования и наемного труда.

Значительную роль в американской управленческой революции сыграли новые технологии, увеличившие масштабы производства товара одного вида и одновременно постоянно расширявшие рынок его сбыта. Чандлер утверждает, что новые технологии и новые рынки практически требовали новых форм ведения бизнеса. Быстрый прирост населения и расселение жителей Америки по всей ее территории сделали необходимым, во-первых, увеличение объемов производства, а во-вторых, координированных действий руководства для того, чтобы товары и услуги могли появиться во всех регионах страны. Рост доходов на душу населения означал, что люди могли позволить себе новые продукты массового потребления и хорошего качества – одежду, ткани, обувь, седла, продукты питания, кондитерские изделия, табак, мебель, лекарства, украшения и столовую утварь. Благодаря расширению производства и экономии, которую обеспечивал такой масштаб, доходы крупных промышленных предприятий, большинство из которых вложились в новые линейки продуктов и производственные мощности, взлетели. Так закрутился невероятный круговорот роста населения, роста доходов и снижения цен на потребительские товары. Эти тенденции только усилили позиции крупных корпоративных игроков.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ СИНОНИМОМ УПОРНОЙ РАБОТЫ, УМА ИЛИ ОБРАЗОВАННОСТИ. ОНА СВЯЗАНА С ОБРАЗОМ МЫШЛЕНИЯ И ОПРЕДЕЛЕННЫМ НАБОРОМ МЕТОДОВ.

 
8«The empire of business» (англ.) – «Империя бизнеса» (прим. пер.).
9«Problems of today» (англ.) – «Современные проблемы» (прим. пер.).
10«Law of success» (англ.) – «Закон бизнеса» (прим. пер.).
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Эксмо
Поделиться: