Название книги:

Метка северного ветра

Автор:
Екатерина Радион
Метка северного ветра

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

За окном зарядил проливной дождь. Казалось, что не будет ему конца. Черные розы поникли, прибитые к земле его тугими струями. Амала с наслаждением куталась в теплый плед и смотрела на то, как капли одна за другой стекают по стеклу. Горячий чай грел ладони сквозь стенки чашки.

– Опять ленишься?

Недовольный голос откуда-то из-за спины заставил девушку вздрогнуть, подскочить на месте. Чашка выскользнула из рук, окатив Ами кипятком. По гостиной пролетел недовольный стон.

– Ему тоже нужен отдых, Вейли, – сурово сведя брови, ответила Амала, оттягивая горячую ткань подальше от кожи.

– Нет! Тебе нужно учиться! Я не хочу обратиться в камень из-за твоей лени, – северянка сверкнула голубыми глазами, сделала легкий пас рукой, и Амалу окутало облако холодного воздуха. – Давай, вперед.

Ами подняла глаза к потолку, недовольно пробурчала что-то себе под нос, но покорно пошла выполнять указание. Все-таки Вейли была одной из сильнейших ведьм Ауталии. Опытная и мудрая, она явно не будет издеваться над ней просто так.

Выйдя в просторный холл, Амала вспомнила, как буквально две недели назад для них, а для реального мира почти два месяца, они непонимающей стайкой девушек толпились здесь и смотрели на Его Темнейшество, сильнейшего темного мага из ныне живущих. Смотрели и слушали свой приговор.

Попасть на отбор невест к монстру… мало кто захочет. Но что делать сейчас? Когда в живых осталось всего двое, а пятеро спят каменным сном?.. Амала для себя твердо решила, что не сдастся и сделает все от нее зависящее, чтобы помочь темному магу. Не в поиске невесты, а в снятии проклятия. Отбор был лишь предлогом для того, чтобы заманить в мертвые земли, где все живое обратилось в камень, сильнейших волшебниц.

Вот только Линэр Первый ошибся. Ее не должно́ здесь быть. Из-за ошибки слуги на отбор попала не герцогская дочь, а ее молочная сестра, совсем не способная к магии. По крайней мере, в это Амала верила всем сердцем еще несколько дней назад.

Неприятные воспоминания схлынули, и Ами пошла в подвал. При ее приближении загорались огоньки осветительных заклинаний, дающие приятный, почти солнечный, свет.

Темный маг нашелся там, где она и думала – в лаборатории. Он склонился над алхимическими склянками, что-то переливал из одной в другую и бурчал себе под нос непонятные слова. Ами узнала в них язык драконов. По звучанию даже одно слово перевести не удавалось. И почему волшебники используют для колдовства именно этот мертвый и всеми забытый язык? Почему не переводят заклинания на современные наречия?

Прислонившись спиной к холодной каменной стене, Амала сделала жест рукой, сотворив заклинание сопротивления стихиям. Тут же стало комфортно. Полезная все-таки штука магия. Жаль, за ее использование можно угодить на костер. Ну да ничего… можно будет попросить у Его Темнейшества политического убежища. Главное, снять проклятие. А остальное решится уже потом.

Ей нравилось наблюдать за работой темного. Она завораживала, пробуждала внутри какое-то странное жгучее чувство, придававшее сил. Отрывать Линэра не хотелось, пусть он работает как можно дольше, а она будет смотреть.

Маг закончил со своими экспериментами примерно через полчаса. За это время Амала успела порядком заскучать, сосчитать количество каменных рядов в стенах, кстати, тридцать штук, подумать о том, что зря она так с ним церемонится, но незадолго до того, как чаша ее терпения переполнилась, Линэр погасил под одной из колб пламя и обернулся, приветливо ей улыбнувшись.

– Доброго дня, леди Амала. Спасибо за ваше терпение. Рад, что вы пришли. Как проходят ваши дни? – поинтересовался маг, вставая и отвешивая ей поклон.

«Шут гороховый! Если заметил, то надо было сразу поздороваться. Хотя… ты ж не благородная, на что тут понадеялась!».

– Мои дни проходят бесполезно, пока я не овладею волшебством. Вам ли не знать. Книги… мы с Вейли перечитали все доступное. И все ведет к тому, что нужно приручать волшебство. Собственно, за этим я здесь.

– Ах да, – темный маг невольно почесал затылок. – Простите, леди, я немного увлекся своими экспериментами. Конечно же, у нас время очередного занятия. Что ж, давайте поднимемся на крышу западной башни. А по дороге я введу вас в курс дела.

– На улице дождь, – недовольно поморщившись, ответила Амала. – Сомневаюсь, что он уже закончился.

– И это просто замечательно, – подмигнул ей Линэр, выходя в коридор и устремляясь к лестнице быстрым шагом.

Амала устало вздохнула и поспешила следом. Все-таки он должен знать, что делает. Попытки не думать об огромной ответственности, неожиданно легшей на ее хрупкие плечики, не увенчались успехом. Девушка едва успевала за идущим быстрым шагом магом, даже не оборачивающимся в ее сторону.

Когда они поднялись на второй этаж, Линэр сбавил темп, позволил Ами нагнать его и начал рассказ с ехидного замечания:

– Вот теперь вы не будете задавать глупых вопросов, леди Амала. Итак, сегодня просто замечательный день, чтобы отработать защитные заклинания. Леди Вейли говорила, что показывала вам некоторые элементы.

Ами смогла лишь кивнуть в ответ. Дыхание сбилось, в боку чуть покалывало, и говорить было попросту сложно! Каков наглец!

Впрочем, он может быть и прав. Лучше выслушать, а там уже и завалить его вопросами.

– Важность защитных чар не только в том, что они могут уберечь от физического вмешательства. Прежде чем переходить к чему-то более серьезному, стоит изучить основы безопасности.

– Угу, – кивнула Ами, подбирая юбку и поднимаясь по лестнице на башню.

В лицо ударили мелкие капли воды и запах мокрой листвы и земли. С высоты открывался прекрасный вид. Ухоженный сад, огромный пруд, а по другую сторону город. Мертвый город, в котором не осталось ни одного человека. Ами помнила, как проезжала через него на призванном скакуне. Чистые улочки, горшки с черными розами на окнах… и ни души. Даже храм Семизвездных вызывал гнетущее ощущение неотвратимой беды.

– Итак, сегодня природа подарила нам замечательный шанс. Множество мелких снарядов, так и норовящих намочить нас. Думаю, ни один маг не захочет походить на мокрую курицу. Поэтому повторяйте за мной.

Линэр картинно повернулся на пятках, белоснежный плащ взмыл в воздух совсем ненадолго, сделав своего хозяина похожим на ангела. Амала невольно залюбовалась.

– Леди, смотрите внимательно, – строго сказал ей маг, складывая пальцы в сложную фигуру.

Амала смотрела во все глаза, пытаясь запомнить, а потом принялась повторять. Но ничего не получалось. Она уже научилась чувствовать потоки силы, ей не нужна была помощь в том, чтобы находить их, но они, словно шелковые нити, расползались в стороны.

Посмотрев на стоящего за непроницаемой стеной мага, Амала не выдержала и недовольно зарычала. Она успела промокнуть до нитки. Заклинание стойкости к стихиям развеялось, и девушка явственно ощущала холод, пробирающий до костей.

– Я вам это так не оставлю, – прошипела девушка, в очередной раз повторяя необходимые движения.

Неожиданно яркая вспышка озарила площадку башни. Амала почувствовала, что ветер больше не выдувает из нее тепло.

– Впечатляет, леди, весьма недурно. Вы, похоже, не просто повторили мое плетение, но и доработали его для себя. Браво, – темный картинно похлопал в ладоши.

Амала недовольно скривилась. Ей не нужна была эта вымученная похвала. Она уже давно привыкла к тому, что в ее руках волшебство каким-то непостижимым образом изменяется, превращаясь не в то, что она пытается сделать. Вон хотела наколдовать светящийся огонек по просьбе господина посла… и что?! Получила вечно светящийся кинжал. Мало этого, темный маг говорит, что он еще и всяких магических тварей неплохо отгоняет. Слабых тварей, правда, но кто ждет подобное от обычного магического светлячка? А призванный ею призрачный скакун? Нет, он ушел, но ведь не развеялся, до сих пор сиротливо бродит по дворцовому парку, несчастное создание!

И этот… Амала недовольно посмотрела на Его Темнейшество. И этот маг не хочет отпустить животинку, ссылаясь на то, что он в хозяйстве полезный. А то, что это существо без смысла жизни, это так, мелочи.

– И что вы смотрите на меня так, словно хотите убить? Вы же уже умеете управлять местными слугами, матушка вас научила. Спуститесь вниз, отогреетесь в ванной, – с ухмылкой спросил Линэр, подходя к Амале ближе.

– Мы разные. И меня это пугает, – честно ответила девушка, заглядывая в его темные глаза.

В них словно плескалась тоска и ночная мгла, в них было холодно и одиноко, и эта всепоглощающая пустота перекидывалась и на нее. Хотелось обнять его, положить голову на грудь и пообещать, что она обязательно справится с проклятьем и все будет хорошо.

Словно услышав ее мысли, маг осторожно приобнял Амалу за талию и прижал к себе.

– Дождь прекрасен, не так ли?

Ами смущенно разглядывала каменную плитку на крыше башни. Горячая ладонь обжигала, совсем как тогда, когда они летели к древней гробнице, с которой началось их проклятие. Вот только тогда было страшно, а сейчас кроме смущения и чувства защищенности ничего. Спокойно и хорошо. Шелестит дождь, омывает листья деревьев и кустов, сбивает черные лепестки роз на землю.

– Природа воистину прекрасна. Она была и будет всегда. Люди уйдут, обратятся в камень, а дождь все так же будет умывать землю, – Амала улыбнулась и чуть придвинулась к темному магу.

Мокрое платье неприятно липло к коже, а от мужчины исходило тепло. Неожиданно налетел сильный порыв холодного ветра. Он умудрился проломить ее щит.

– Идите вниз, – резко скомандовал Линэр, заозиравшись по сторонам.

– Что-то не так? Просто холодный ветер… и слабенькое заклинание.

– Вы не чувствуете? Здесь чужая магия.

Линэр шумно втянул носом воздух, недовольно поглядывая на Амалу.

 

– Нет…

– Идите же.

Но она не пошла, завороженно глядя на то, как с неба посыпались крупные хлопья снега. Ветер утих, а снег беззвучно оседал на землю.

– Какая красота! – восторженно отозвалась Ами, – Но ведь… рано?

– Безусловно. А вот и наши гости, – Линэр указал подбородком в сторону сада.

Амала подошла к ограждению и посмотрела вниз. В хлопьях снега кружилось какое-то странное существо, похожее на змею с усами и крыльями. Оно выглядело опасным, но совершенно невраждебным. Невольно хотелось спуститься и рассмотреть его ближе.

Неожиданно незваный гость взглянул на нее пронзительно-голубыми глазами-бусинками и начал подниматься в воздух, извиваясь, словно воздушный змей.

– Леди Амала, уходите! – прорычал Линэр, складывая пальцы в хитрых пасах.

Но Ами словно не слышала его. Внутри резко стало тепло, она смотрела на змея и ждала, когда он подлетит еще ближе.

– Проклятье! Проваливайте, леди! – кричал маг, создавая перед ними стену.

Ледяной змей дыхнул снежинками, и спустя секунду защита разлетелась с неприятным стеклянным дребезгом.

Ловким движением змей приблизился к Амале и коснулся ее правой руки своим холодным носом. Девушка ойкнула и бесформенным кулем осела на пол, а незваный гость растаял в воздухе.

– Проклятье! – прорычал Линэр, подхватывая единственную надежду на спасение на руки, пинком открывая дверь и убегая вниз.

Амала была холодная, словно лед. Нужно срочно согреть ее.

Хвост первый. Незваный гость хуже пожара

Глава 2

Двери покорно раскрывались перед темным магом. Линэр спешил, чувствуя, что время утекает сквозь пальцы. С каждой секундой Амала холодела. И он не знал, что с этим можно сделать.

Ворвавшись в девичью купальню, он рывком снял с девушки платье, не обращая внимания на жалобный треск ткани, опустил Ами в воду и прочитал заклинание для ее нагрева.

Спустя мгновение на пороге показалась Вейли. На лице северянки отразилось неподдельное беспокойство.

– Что на этот раз? – устало спросила ведьма, но приблизиться не спешила.

– Кто-то напал. Похоже, из ваших, – Линэр недовольно посмотрел на Вейли. – Змей прилетел. А я ей говорил уходить…

– Погоди… белый, с голубыми глазами? – встревоженно уточнила северянка.

– Да. А что?

– Он ее касался? – Вейли стрелой подлетела к Амале и положила ладонь на запястье, нащупывая пульс.

– Кажется, да… вроде ткнулся носом в правую руку. А что? Проклятье, она не отогревается.

– И не отогреется! Где ее кинжал? Или что-нибудь острое? – в ее глазах поселился страх, первобытный ужас.

Решив не спрашивать, что именно случилось, темный маг подал ей рукоятью вперед кинжал Амалы.

– Отойди, – рыкнула на него северная ведьма, делая тонкий разрез на своей ладони, а потом такой же на ладони Амалы.

– Ты что творишь?

Но ведьма не ответила, прижала кровоточащие раны друг к другу, недовольно поморщилась и принялась читать заговор.

– Как снежинка снежинке, как ветер ветру, так и я, Вейли Кон, становлюсь Амале сестрой. Перед глазами богов старых и новых, отныне мы едины. Да будут наши пути свиваться в бесконечно длинную нить, а трудности разделяться.

Вейли разъединила ладони, и с тоской посмотрела на белесую полоску шрама.

– Что произошло? – недовольно спросил Линэр. – Зачем тебе эти чары, соединяющие судьбы? Что ты задумала?!

Он смотрел на сидящую на полу девушку сверху вниз. Крылья носа гневно раздувались, обещая скорую расправу в случае, если ему не понравится ответ.

– Этот змей… он пришел за мной. Смотри, – Вейли осторожно взяла все еще не пришедшую в себя Амалу за руку, чуть вывернула и продемонстрировала голубую снежинку. – Это пришли за мной. Линэр, я не виновата, честно!

Вейли заглянула в глаза темного, надеясь обрести хоть немного сочувствия, но маг как был холодным, словно вековые льды озера Тайрон, так и остался.

– Мне плевать, что там произошло. Что с ней? – сурово спросил Его Темнейшество.

– У пиратов есть черная метка. Как знак вызова, того, что ты совершил что-то нехорошее. Примерно так, это не точный смысл. У нас роль черной метки играет метка северного ветра. Ее приносит снежный дракон. Я не знаю почему, но он отдал метку Амале. Это моя ноша. Она ведь даже считать послание не сможет… – Вейли вздохнула, с трудом поднимаясь.

Проигнорировав протянутую магом ладонь, она гордо выпрямила спину, демонстративно отряхнула юбку и посмотрела ему в глаза.

– Творится что-то очень нехорошее, Линэр.

– А то я не вижу. И что было в послании?

– Требование немедленно выйти замуж, – скривилась Вейли. – Мол, ведьма моего уровня не может тратить столько времени на отбор, она должна служить Ауталии. Да в гробу я их видела!

– Вот прямо-таки в гробу? Может быть, еще и в ледяном? – усмехнулся темный.

– Да хоть в платиновом. Надоело! – северянка сжала кулачки и с некоторой обидой посмотрела на Линэра. – Как будто единственное, чего я могу добиться, так это роли комнатной ведьмы. Я не для того столько работала, чтобы позволить запереть себя в четырех стенах! Ну что ж… от одной из проблем Амала меня избавила. Так что пойдем разбираться с проклятьем.

– И оставим ее тут одну? – с сомнением спросил темный маг.

– А что нет? Слуги не дадут ей утонуть, а вечный холод будет еще долго уходить. Ты правильно сделал, что принес ее в воду. Это поможет ей быстрее прийти в себя.

– А что, если змей вернется? Я не силен в ваших магических тварях, – нахмурился маг.

– Ой, – отмахнулась Вейли, – не вернется. Он рождается для того, чтобы отнести метку, послание. Кстати, а в твоей что-нибудь есть?

– Ничего. Парочка простейших заклинаний и только. Знаешь, у меня были другие цели. Ладно, если считаешь, что ее лучше оставить, то пусть отдыхает. Но мне все это не нравится.

Они вышли из купальни, тихонько прикрыв за собой двери, и отправились в библиотеку. Заняв места за столом друг напротив друга, маги молчали. Неловкая пауза вызывала у обоих смущение.

– А от кого тебе такой подарок прилетел? – спросил, не выдержав тишины, Линэр.

– От нынешнего верховного морозного лорда. Боится, гаденыш, что я останусь здесь. А так такой хороший предлог забрать меня с отбора и выдать за братца.

– Смотрю, ты его не очень-то жалуешь, – грустно улыбнулся темный, откидываясь на спинку кресла.

– Он почти привел нас к обрыву. Вместо того чтобы озаботиться холодами, которые наступают все сильнее, прижимают нас в прямом смысле слова к земле, он проводит балы и занимается дипломатией. И ладно бы это давало какой-то толк, но он просто выжимает из казны все. Мы обнищали. Не такого правителя хочется видеть народу, не так ли?

– Вынужден согласиться. Хотя со стороны он выглядит весьма дальновидным.

– Пускать пыль в глаза он умеет лучше, чем управлять королевством. А еще… он сильный маг. В одиночку ему могу противостоять я… две мои ученицы и пара-тройка лордов. Но девочки побоятся открыто выступить против избранного правителя, а лорды чуть ли не пятки ему лижут. Линэр, я здесь не для замужества. Я хочу спасти свою страну!

– Я помню, Вейли, я помню. А почему Амала замерзла?

– Потому, дорогой темный маг, что метка предназначена северянке. Мы внутри и так холодные, холоднее льда. А она теплая светлая девочка. Вот ей и досталось. Мне бы просто было плохо несколько дней. Это… защита от того, чтобы послание не украл кто-то, кому оно не предназначается. Поэтому мне и пришлось разделить с ней судьбу. Пока она не избавится от метки, буду ее сестрой.

– А потом?

– Отпущу. Ей не нужна моя ответственность, – сурово сказала Вейли, – Но важно понимать, что мои обязательства она все-таки приняла. И выйти замуж ей придется. И в ближайшее время… Или…

– Что «или»?

– Метка ее убьет, – прошептала северянка, виновато глядя в пол. – И будет лучше, если она об этом не узнает. Я думаю, вы понимаете…

– Угу. Еще устроит бунт. Итак, надо достать ей жениха…

Хвост второй. Метка северного ветра

Глава 3

Почему-то при мысли о том, что Амала вынуждена выйти замуж, на душе у темного мага становилось не по себе. Будь он чуть более взбалмошным, обязательно стукнул бы по столу и сказал: «Я против!» С трудом сдерживая эмоции, буквально палкой загоняя их внутрь себя, Линэр обсудил с Вейли результаты ее последних исследований в области проклятий и отпустил.

В библиотеке снова стало тоскливо и одиноко, словно дворец не наполнялся совсем недавно смехом и разговорами.

– Опять грызешь себя без дела, – недовольно сказала Элизабет, проходя сквозь кресло и садясь на него же.

– И тебе добрый вечер, мама. Ну… разве ж без дела, чуть спасительницу не проморгали. Из-за этих идиотов с севера.

– Почему же? Они хотят возвращения сильной ведьмы. В былые времена ее силой, конечно, никого бы не удивили… но сейчас она очень ценный товарищ. Я бы тоже не была в восторге, если маг ее уровня оказался связан с другим королевством. К тому же, они сыграли тебе на руку так или иначе, – Элизабет мило улыбнулась, поправила призрачный локон и уставилась на сына.

– В смысле?

– Тебе нужна жена, мне нужны внуки. Так что женишься на этой барышне. Плевать, что неблагородная. Воспитаем, если что, – привидение вновь улыбнулось, показав белоснежные зубы, а потом укусило воздух перед собой. – Уж невестку-то я воспитаю, можешь не переживать.

– Да с чего ты взяла, что я вообще хочу жениться?! – возмутился Линэр. – Мама, мне надо королевство спасать. Какая свадьба, ты вообще о чем? У меня ни колец, ни костюма, не говоря уже о платье, достойном моей невесты!

– Еще неделю назад ты бы и не задумался о таких мелочах. Значит, все-таки хочешь свадьбу. Я помогу, можешь не переживать.

– Ма-ам? – протянул темный маг.

– Да, деточка моя?

– Я тебе уже ясно дал понять, что никаких внуков, свадьбы и прочей мишуры до того момента, как мы разрушим проклятие, не будет!

– Мы еще посмотрим, – ухмыльнулась Элизабет и шутливо погрозила сыну пальцем.

Линэр не выдержал и запустил в нее книгой. Все равно привидению от этого ничего не будет, нужно что-то посерьезнее, чтобы навредить ей. Но… На душе снова стало гадко.

– Что-нибудь важное есть, мама? – спросил темный маг, ни капельки не удивившись тому, что Элизабет никак не отреагировала на его выходку.

– Я хочу напомнить о самом проклятии, мой сын. Раздор не так просто победить. Нужно идти на уступки друг другу, чтобы стать сильнее и сплоченнее. Так что… как насчет скромной церемонии в какой-нибудь отдаленной часовне?

– Опять ты за свое? – с тяжелым вздохом спросил Линэр. – Я могу еще раз сказать. Мне несложно повторять. Тем более, что с того момента, как ты стала бестелесной, повторять приходится очень и очень много. Я даже подумывал сделать заклинание, которое бы делало эту монотонную работу за меня. Но нет времени. Я повторяю! Итак. Я не готов жениться.

– Но ты же согласился провести отбор невест!

– Чтобы призвать сюда тех, кто может разрушить проклятье. Если ты решила меня обмануть и под таким предлогом женить… что ж, мне жаль, что я не поддаюсь на твои провокации. Так бывает, мама. И с этим ничего не поделаешь. Надеюсь, ты когда-нибудь сможешь с этим смириться.

– Ты понимаешь, что время утекает сквозь пальцы! А что, если мы не справимся?

– Тогда я запечатаю проклятье в себе, как это сделал Артин. Я думаю, уж на это предсмертных сил мага хватит.

– А меня, я так понимаю, опять никто не спрашивает?! – возмутилась Элизабет.

– А должен? – устало спросил маг. – Это моя жизнь, не твоя. Ты ведь решила родить ребенка вопреки воле короля и королевы? Решила. Почему ж ты их-то не спросила? Как ты могла! – старательно копируя интонации матери, дурачился Линэр. – Понимаешь, мир не вертится вокруг нас.

– Вот именно. Поэтому ты должен завести детей.

– Детей не заводят. Даже звучит мерзко. Дети тебе не котики и собачки, чтобы их заводить. Нет. Вот встречу женщину, с которой захочу провести остаток своих дней, тогда и подумаю в эту сторону.

– А разве ты не встретил? – вкрадчиво уточнила Элизабет. – Амала. Разве не она? Я вижу, как ты на нее смотришь.

– Мама! Я просто учу девочку магии! Потому что ты пообещала и не сдержала слово! – выпалил Линэр, чувствуя, как больно кольнуло в груди.

Так было всегда, когда он врал. Врал в первую очередь самому себе. Но и силой утаскивать девчонку в храм и плясать под дудку матери не хотелось.

– Ты и сам все видишь.

– Я ей не пара. Она слишком легкая и воздушная. А тут один ужасный темный маг, – принялся перечислять аргументы Линэр.

– Угу. Только темным тебя сделали люди, а не ты сам. Линни, ты же не так давно говорил, что тебе надоело это амплуа? Так почему бы не избавиться от него раз и навсегда? Снятие проклятия, жена в тягости… это ли не образ примерного семьянина?

 

Элизабет поднялась с кресла и принялась расхаживать по комнате, проходя прямо сквозь книжные полки.

– Мама, да, это все прекрасно. А ее кто-нибудь спросил? Я ей противен! Уж я-то знаю, как выглядят девушки, которым я нравлюсь. Благо, был опыт общения, – Линэр невольно скривился, вспомнив придворных дам, так и увивавшихся за ним хвостом.

– Ох, бедный мой мальчик… ты столького не видел в жизни. Одно дело придворные фаворитки, потерявшие честь и достоинство, и совсем другое… когда рядом с тобой стоит нежное невинное создание. Всему тебя придется учить. К тому же, ты забыл об одной маленькой проблеме… о метке северного ветра.

Элизабет замерла, повернув в сторону сына голову, и пристально на него посмотрела. Похоже, ей действительно было его жаль. И это злило темного мага еще больше.

– А это ты откуда узнала?! – вспылил Линэр, невольно подскакивая с кресла.

– У придворной волшебницы везде есть свои глаза и уши, – улыбнулась Элизабет. – Даже если я мертва, я не перестаю быть верной слугой наших правителей. Ты ведь хочешь и их вернуть к жизни?

– Было бы неплохо. А то еще повесят управление королевством…

– Опять убегаешь от ответственности! Ну как так можно?

– Можно. Я хочу увидеть мир. Перестать быть нежеланным щитом для Артина, собачкой на привязи у короля… я хочу быть свободным, мама. Неужели это так сложно понять? Или из-за того, что ты не смогла и уже никогда не сможешь это получить, ты разучилась сопереживать? И да, почему нельзя найти нашей меченой жениха? Как будто мало их.

– На этот вопрос два ответа. Первый прост. Она не может выйти за пределы королевства, это ее убьет. А привести сюда жениха тоже не так-то просто. Нужен достойный. Абы кто не подойдет. И где ты найдешь глупца, который согласится?.. То-то и оно. А ответ на второй ты найдешь в своем сердце, мой дорогой. Надеюсь, ты все сделаешь правильно.

Элизабет улыбнулась на прощание и вышла сквозь стену, оставив сына в смешанных чувствах.

Он понимал, что мать права. Во всем права! Но принять это было так сложно. Ведь для этого нужно перестать быть эгоистом.

Маг походил по библиотеке и, рухнув в кресло, принялся барабанить пальцами по столу. Ему совершенно не нравилось все происходящее. Ситуация выходила из-под контроля. И больше всего злило то, что он из-за одного неверного шага может потерять первого человека, при воспоминании о котором на сердце становится тепло.

Это не входило в планы! Но кого и когда спрашивает любовь? Она появляется внезапно, связывает сердца невидимой алой лентой, сотканной из паучьего шелка. И каждый шаг может разорвать ее, превратить в ничто.

Хвост третий. Время принимать себя

Издательство:
ИДДК
Поделится: