Название книги:

Невеста поневоле

Автор:
Доминика Арсе
Невеста поневоле

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Мальчишек своих, как собачонок таскает, – выдала Симона.

– Опять поскандалила с Лилией, – усмехнулась Алиэта. – Пойдем поспрашиваем.

– Не, не, – спохватилась Симона. – Там Леонид, а вдруг подумает, что я его преследую.

– Ты одержима, – вымученно выдает Дарина. – Ой, вон еще одна стерва.

– Маркиза Николь Ратлендская, – шипит Симона. – Говорят она была с Леонидом. И более одного раза.

Показалась миниатюрная кудрявая шатенка с карими глазами, вышла следом за Селестой. Одна, без ухажеров и сопровождения. Заметила, что за ней кто – то шел. Но она отмахнулась брезгливо, и тот остановился. Мне она показалась живой и естественной, что в походке, что в макияже. Без излишеств и пафоса. Просто красивая девушка, чувствующая себя в своей тарелке. Будто хозяйка бала.

Миновала одну группу, кивнув им – ей поклоны и улыбки. Прошла мимо другой, снова внимание. При ее появлении и музыканты зашевелились. Мелодия зазвучала с новой силой.

А мои новые подруги продолжают сплетничать между собой. Болтушки, и это хорошо. Самой ничего не нужно сочинять. Мной даже не интересуются, сливают всю нужную и не нужную информацию.

– Ждет пока зачахнет ее старый муж, – говорит полненькая Алиэта о Николь. – Травит маркиза потихоньку, слышала, что закупала ингредиенты для яда литрами. И его сына старшего она сгубила. С башни мага выпал, вроде как случайно. А младшего при себе оставит, пока он вырастит, она уже и до герцога какого – нибудь доберется. А сына, как выгодную партию выдаст. А еще говорят, она зелья варит и пьет их, чтобы выглядеть так молодо, а на самом деле ей за пятьдесят, старуха, владыка ее навести.

– Хитрая циничная стерва, – бросила Дарина и осеклась. – Сюда идет!

– Да что ей надо? – Прошипела Симона, выдавливая улыбку.

Хватаю бокал, чтобы слиться со своими новыми подружками. Улыбаюсь подошедшей и пропускаю общий реверанс тройки. У них это отрепетировано? Приседаю отдельно и ловлю снисходительный взгляд.

– Этих дамочек знаю, – говорит маркиза Николь приятным голосом с хрипотцой, поглядывая снизу – вверх. – А вас вижу впервые.

– Баронесса Валерия Балейская, – представляюсь автоматически, а саму на смех пробирает от осознания того, что смелые промывательницы костей вдруг превратились в пушистых зайчиков.

– Леди Николь, – говорит с искрящейся улыбкой. – У вас красивые волосы, леди Валерия. И выглядите вы свежо, вам среди этих сплетниц не сыскать пару. Советую выйти на балкон, там прохладно и вид прекрасный. Вы же впервые в столице?

– Да… – ответила неуверенно, поглядывая на стремительно краснеющих сплетниц.

– Вы ведь та самая Валерия Балейская. У меня хорошая память на имена. Селеста о вас говорила, ловко вы Боску опустили, у вас талант.

– Скорее навык, – решила сумничать и получила хитрую улыбку.

– Увидимся, леди Валерия, была рада познакомиться, – промурлыкала маркиза, развернулась и пошла в сторону арки, где виднелась лестница наверх.

– Самоуверенная стерва, – фыркнула Дарина, едва слышно.

– О владыка, она поняла, что мы ее обсуждали, вот и подошла, – прорычала Симона. – Герцог нас со двора вышвырнет, если она пожалуется.

– Не пожалуется, – усмехнулась Алиэта. – Она ему отказала с постелью, он на нее зуб теперь точит.

– Что – то сыновей Нестора не видно, – произнесла Дарина, как простонала.

– Клавдия в первый день видела, – ответила ей полненькая Алиэта. – Он себе нашел новую дурнушку. Говорят, баронессу из Заморья, брюнетку с плохим вкусом на одежду и безобразной фигурой. Пленила его ведьминой красотой, он для нее пол рынка скупил. Слышала, что она проституткой подрабатывала в столице. А еще слух пошел, что она и есть та сгоревшая несчастная. Сожгли рыцари Клавдия, чтобы честь сюзерена сохранить, заметив за промыслом. Красотой торговала. А она не настоящая, пыльцу употребила, поэтому владыка и прилетел наказать, пол города разнес и ее в пепел обратил.

Я чуть вином не поперхнулась от таких сплетен. Только в конце поняла, что обо мне речь! Столько о себе нового узнала. М – да… Благо я теперь не брюнетка. Не распознали.

Хочу уже ретироваться в сторону балкона по совету маркизы. И не только по этой причине. Заметила, что на сплетниц многие женщины брезгливо посматривают. И на меня с разочарованием.

– Оскар и Исай с герцогом, к гадалке не ходи, – переключилась Алиэта на сыновей Нестора. – Они соревнуются кто больше замужних графинь сорокапятилетних совратит. А младший нелюдимый, слышала, что мальчиками увлекается. Моя подруга, фрейлина у бабки его, застала за мужеложством.

– Да ты что? – Подхватила Дарина, сияя от счастья.

– Клавдий появился, – пробила тревогу Симона. – О владыки! Кажется, сюда идет.

– Не смотри на него, – шипит Дарина. – Это катастрофа, у меня осела прическа. Алиэта, глянь скорее. Все поздно.

– Левым боков встань, – шепнула ей в ответ полненькая. – Девочки, у меня не сильно живот выпирает?

– Втяни, – посоветовала Дарина.

– Кажется у меня корсет ослаб, – прохрипела беспомощным голоском Симона. – Грудь провалилась.

– Вдохни поглубже и стой так, – посоветовала Дарина, у которой вообще груди не наблюдалось.

– Тсс, – шикнула Алиэта, растягиваясь в миловидной улыбке.

Понимаю, что Клавдий узнал меня. Или сомневается, я ли это. Но меня пробирает на лошадиный смех! И это не контролируемо, стоит им только еще ляпнуть что – то из серии: «как в одномерном пространстве сделаться красивой».

На этот раз мы одновременно присели в реверансе перед кареглазым брюнетом, разодетым, как принц империи, в серебряный камзол, расшитый золотом. Короны только не хватает.

А мне нимба. Ангельски улыбаюсь, отдавая часть накопленного позитива.

– Леди, добро пожаловать на бал, мое имя Клавдий, я старший сын герцога Нестора, – представился, мгновенно меня расстроив. Не узнал!

Слова застряли в горле, когда стал целовать руку с очаровательной улыбкой.

Щеки мои горят. Вокруг столько взглядов, устремленных на нас! Осознаю в полной мере, что он сын герцога! Тот самый Клавдий! А я от него бегала, думая, что обворовать позарился! А он пол рынка мне скупил. Эх… жадность сгубила и роскошь, что легко пришла. Вывод – надо зарабатывать самой, тогда будет счастье от денег. Мировая истина.

– Леди Валерия Балейская, – пропела за меня Симона ангельским голоском.

– Вы?! – Опешил Клавдий и быстро перестроился. – Я сомневался, миледи. Вы так преобразились! Так волшебно выглядите, что и не смел предположить. А обознаться с вами сравнимо с поражением в дуэли. Миледи, позвольте сердечно пригласить вас на танец.

Меня будто кипятком обдало, когда зазвучала торжественная мелодия и пары позади Клавдия закружились в танце, словно все по сценарию! Да так затанцевали, что я буду выглядеть полным посмешищем на их фоне.

Сын герцога засомневался в своем очаровании, прочитав мое выражение, полное сомнений.

– Я не вынесу отказа, миледи, – прохрипел, растягивая джентльменскую улыбку, а лоб заблестел от пота.

– Простите, сэр Клавдий, – пропищала тоненько, сглотнула, увидев, что в лице поменялся. – Я натерла ногу, боюсь, идти едва смогу.

Оживился.

– Я вызову придворного мага! – Воскликнул.

– Не стоит, сэр Клавдий, – выдала неожиданно строго. Сама от себя не ожидала. Затушевался мужчина. Поник. Откланялся и пошел обратно.

Смотрю на своих знакомых. Взгляды чернеют, читаю зависть. И то, что я им больше не подружка.

– Леди, – поклонилась им. Кивнули неуверенно в ответ, а я пошла в сторону лестницы. Действительно, надо бы проветриться.

Мельком глянула на танцплощадку. А красиво танцуют. Вот и атмосфера бала, наконец, проявилась. А я, не танцующая особа, отшила сына герцога! Настроение стремительно падает.

А еще мне показалось, или среди официантов увидела одного из своих разбойников, что брала в сопровождение?!

Шлепаю по ступенькам и перевариваю сплетни, собранные за десять минут. Старший сын герцога увлекся девушкой легкого поведения из Заморья, которую сожгли, а потом еще и испепелили. Двое других соревнуются по совращению замужних дам, а младший – гей. Вот он то мне и нужен!

Три пролета, и я устала.

Меня подхватили за руку. Оборачиваюсь. Милан! Спаситель мой объявился! Да так красиво выглядит, сияет прям, как футболист португальский.

– Миледи! – Воскликнул баронет. – Я вас едва узнал. Где вы пропадали все это время? Пропущена церемония представления ко двору. Вас должен был представить герцогине граф Арлен. А теперь уж поздно. Вы усложняете все наши начинания. Так где вы пропадали, вас по городу с собаками до сих пор ищут.

Пошатнулась от бессилия. Что – то силы не рассчитала. Подхватил на руки, понес наверх. Почувствовала себя противоречиво. Вынес на лоджию, которой конца и края не видно. Ночь наградила свежестью, дуновение ветра вернуло все мысли к Эрею Авелю. Высвободилась, запоздало возмущаясь.

– Да что с вами, миледи? – Бросает Милан строго. – Вы отвергли Клавдия. Оделись мягко говоря, нетипично. А что с прической? Возвращайтесь в гостиницу. Завтра пришлю хороших парикмахеров они же и подберут платье по моде.

– Чем вам это не нравится? – Хмурюсь. – И вообще. Вы слишком настойчиво меня опекаете. Навивает, знаете ли.

– Я умываю руки, – кланяется Милан с ехидной улыбкой и удаляется вдоль балкона.

Пожимаю плечами. Слишком напряжена, а возмутилась потому что он руки распустил. Нечего было меня нести.

Добралась до перил. Смотрю с высоты четвертого этажа. Подо мной лабиринт из ровно стриженых кустов. Завитушки, спиральки, внутри которых площадочки с лавочками и фонтанчиками. Все подсвечивается магией мягкого зеленоватого света. Гуляют парочки, смеются и резвятся.

Бал… К нему готовятся неделями. А я с ходу, как на провинциальную дискотеку. С корабля на бал… Посмешище.

Маркиза Николь в своем шикарном бело – розовом платье появилась неожиданно. Я присела в реверансе, она ведь маркиза. Это звание или титул, как здесь говорят, даже выше графского.

 

Посмотрела в глаза мне скептически, к перилам облокотилась. Я последовала ее примеру.

– Так значит та самая Балейская, на которую Арлен взъелся вместе с казначеем, – произнесла с усмешкой. – Да… Валерия, любишь же ты себе врагов наживать. Ядовитая Селеста о тебе тоже нелестно отзывалась. Хоть и за Боску благодарить должна. Неужели в баронстве все так плохо, что решила в этот гадюшник окунуться?

Молчу. Видимо, пытается выудить у меня информацию.

– Зря ты примкнула к этим дурнушкам, – продолжила маркиза. – Старая мать Нестора их держит, потому как они ее забавляют своими гнусными сплетнями. Но это ненадолго.

– Я никого тут не знаю, вот и подошла, – решила оправдаться.

– Не лги, вы знакомы с Клавдием, – выдала с некой злобой и ко мне повернулась. – Баронесса из ниоткуда, я знаю о твоем положении. И выше головы прыгнуть не сможешь. Клавдий мой, тебе ясно?!

Повернулась к ней, смотрю прямо в строгие карие глаза. Сверху вниз. Так и хочется ей гадость сказать. Но я ведь леди. Дисциплина и учтивость. Или как тут говорится?

– Я раздавлю тебя, – продолжает Николь, хмурясь и теряя самообладание от моего ответного взгляда. – У меня двенадцать графов с клятвой верности. А у тех десятки и сотни вассалов. У меня двести рыцарей с обнаженными мечами и горящими сердцами. Мои земли сравнимы с третью герцогства Ирн. А у тебя нет ни одного верного рыцаря. За тобой нет никого. И ты смеешь появляться на этом балу и претендовать на что – то мое?!

– Леди Валерия! – Воскликнул полупьяный голос со стороны одной из полукруглых арок.

Маркиза отвернулась к перилам, тяжело дыша. А я посмотрела на мужчину, что спешил ко мне.

Барон Ролан. Мой ненаглядный сосед. Сдержанный темно синий камзол, мужественная осанка и пьяная бритая мордаха. Улыбка заставила меня сдать позиции обороны. Меня со всех сторон клюют, а он рад видеть. Это и подкупило. Спасательный круг в лице мужчины, что вырвет меня из зеленого омута, состоящего из ядовитых выделений окружающих стерв.

– Сэр Ролан! – Воскликнула наиграно.

Он подошел, даже не обратив внимания на спину Николь. Схватил мою нежную ручку и стал целовать страстно.

– Я узнал вас, миледи. Вы прекрасны, и душа ваша светла и чиста, как эта нежная белая, как облака кожа. Вы богиня, ангел во плоти…

Отняла свою руку. Вытерла о край платья слюни.

– Ролан, – произнесла довольно эротично маркиза, оборачиваясь.

Опешил барон, но быстро ухватил ручку и чмокнул. Отработанный до автоматизма прием, не иначе.

– Маркиза Николь, вы прекрасны, – пропела пьянь, но ручку вернул быстро. За что ему маленький плюсик.

– А вы охмелели, сэр Ролан, – выдала строго. – Знакомы с баронессой Валерией?

– Конечно! – Воскликнул, расцветая еще больше. – Она самая удивительная женщина, какую когда – либо знал!

– Вот даже как?! – Прищурилась Николь. – Поведайте мне почему же.

– С пятидесяти шагов по поперечной цели, движущейся со скоростью галопа, сквозь густые заросли, прямо в сердце! С первого же выстрела!

– Вы лучница?! – С расширенными глазами воскликнула маркиза. – Зная сэра Ролана, я верю ему даже в такой хмели.

– А еще она орков…

– Сэр Ролан! – Рычу, осекая.

Заморгал, недоумевая.

– Леди Николь, вы не будете против, если мы с сэром Роланом прогуляемся? – Проговорила я важно.

Маркиза пожала плечами, взгляд нечитаемый. Вроде и удивлена, или даже ошарашена. Но и сомневается, хотя сама сказала, что верит Ролану. Авторитетный, значит, рыцарь. Но я так и не поняла, почему он вдруг стал ко мне так неравнодушен!

Сердце обвалилось от мысли… жена! Помню, как он про родовое проклятье плел. Неужели овдовел?! Поэтому клеится теперь…

– Как ваша беременная жена, сэр? – Спрашиваю, уводя от маркизы и шествуя вдоль балкона.

– Это чудо! – Воскликнул Ролан. – Миледи, решил последовать вашему совету и увез жену в поместье. У меня родились две прелестные дочери!!

Остановилась. Вижу, как с мужественной щеки скатывается слеза. Чужое счастье передалось и мне. Я ведь дала дельный совет. А такое у меня не часто бывало.

– Жена здорова? – Спохватилась.

Кивает, сияя. И вдруг становится серьезным.

– В роду Норельских не привыкли слушать женщин, – начал с нотками вины в голосе. – И я не хотел. Моя гордость была задета вашими поступками не раз. И я сожалею, что мои мысли были супротив истины устами мудрой, хоть и молодой особы. Вы спасли мою жену и избавили род Норельских от проклятья.

Ролан падает на колено. А в моей груди холодеет. Вокруг ведь люди!

– Примите мою дружбу и клятву! – Воскликнул трезво. – Пусть я вассал графа Арлена и мой меч служит королю Горацию. Но сердце воина отныне принадлежит только вам. Мой замок теперь всегда открыт для вас. Любой ваш зов и все мои сыновья и рыцари ринутся вам на помощь. И будьте уверены, мое слово крепче любого камня.

– Встаньте, прошу, – прошептала, чувствуя себя не в своей тарелке. – Вы… вы пьяны.

– Нет! – Воскликнул и поднялся. – Я трезв! Миледи. Примите мою дружбу! Род Норельский отныне ваш самый верный союзник!

– Хорошо, – ответила, пряча взгляд.

Привлекли все – таки внимание. Неловко. Стала уводить его дальше. Отрадно, что спасла жизнь его жены. Но решила рассказать барону версию, что назревала после визита в его замок.

– Сэр Ролан, – начала серьезно. – В избавлении от проклятья нет магии. Да это и не проклятье вовсе. У вас в подвалах гномы.

– Вы знаете?! – Опешил.

– Не перебивайте! – Рычу, чувствуя, что борется с желанием возразить.

Мужчина не привыкший, что его может наставлять женщина. Они в роду умирали рано. Пусть теперь знает, что в семье без мудрости женской не будет порядка и благополучия.

– Не важно как, – продолжаю, наблюдая, как гуляют внизу парочки. Шагаем, лоджия все не заканчивается. – Ваши гномы со своим сталелитейным предприятием испаряют вредные вещества, химию всякую. Женщину в замке держите постоянно, она этим и дышит. А сыновья с вами на охотах и выездах проветриваются. Возразите, если не права. Выходит, что травите своих дам невольно. Убирайте гномов с подвалов, тушите их печки, тогда и жить можно будет там нормально.

Закончила наставления. Ролан на меня посмотрел с опаской. Взгляд сознательный, барон вроде и не пьяный уже, только взмылен слегка.

Замечаю еще одного своего разбойника в форме обслуги! Промелькнул, ныряя в проем. Пора бы и задуматься, что им тут надо. Меня вряд ли узнали оба. Иначе бы подошли. Или нет?

– Леди Валерия, – залепетал Ролан. – Ваши советы внемлю. А еще отдаю вам наш спорный с Долтаном лес. Теперь он ваш. Некогда мы заключали с вашим покойным мужем пари на Черного клыка. Вы убили его, следовательно, земли теперь ваши. Я подготовлю ходатайство и бумаги сюзерену.

Отмахнулась. Что мне с этого леса. Все равно выкопали дикие плодоносящие кусты и деревья, где нашли, да к себе пересадили.

Продолжаем гулять по лоджии. Ролан про сыновей рассказывает. Сватает деликатно, а я деликатно молчу и улыбаюсь.

Девица проскочила со знакомым лицом.

– Леди Лия! – Воскликнул Ролан ей в след.

Та обернулась, в глазах бесенок. Узнала я в ней четырнадцатилетнюю дочь Шоберта! Вот только сейчас она выглядела взрослее. Лишь испарина на лбу выдавала в ней играющее в попе детство. Сорванец от кого – то бегает.

Присела в реверансе. На меня посмотрела, прищурилась. Напоминаю ей кого – то.

– Баронесса Валерия Балейская, ваша соседка, – представил Ролан, вероятно не зная, что мы уже знакомы.

– Валерия! – Визгнула Лия и бросилась в мои объятия. – Ты такая красивая! Не узнала, прости. Почему в гости к нам не приезжаешь? И к себе не зовешь? Давай вместе назад поедем? Я тебе такое расскажу! Мой папа орков перебил всех! Представляешь?

– Лия! – Раздался грубый женский голос. – Веди себя, как подобает леди!

– Увидимся! – Брякнула Лия и умчалась дальше. Я на нее не злюсь. У каждой дочери папа – авторитет. Мне ли не знать.

Показался источник голоса в лице ее матери, баронессы Ирэн под руку с сыном Сталием! Господи, забитый мышонок! От меня взгляд прячет.

А сам Шоберт где? С бабулькой герцогиней зажигает?! Любовную переписку вспомнила, что Гордон отрыл. Улыбаюсь во все тридцать два в ответ на хищный оскал и зеленые струйки яда.

– Барон Ролан, – давящим голосом произнесла Ирэн, получая сдержанный поцелуй в руку. – Леди Валерия? Едва вас узнала. Добрый вечер.

– Добрый, леди Ирэн.

– Вы осветлили кожу, перекрасили волосы. – Начала с завистью. – Увлекаетесь алхимией? Или маг есть знатный? Хм… но платье ваше все портит. Старомодно. Не находишь, Сталий?

– Да, мама, – неуверенно ответил и посмотрел на меня с удивлением.

Ответила прямым взглядом, засмущался бедненький.

– Леди Ирэн, вы слишком строги к вашей соседке, – попытался разрядить обстановку Ролан.

– К временной соседке, – усмехнулась Ирэн. – Удачи, в поисках покровителя, леди Валерия. Смените этот наряд и сделайте что – нибудь с прической. Просто ужас какой – то, что за легкомыслие?!

Усмехнулась и пошла дальше. Мы с Роланом переглянулись. Кивнул, пожала плечами.

Настояла, чтобы проводил до выхода. Не рассчитала силы, пятки нежные натерла. В зал возвращаться не было желания. Все больше убеждалась, что из – за отсутствия прически и немодного платья меня не причисляют к состоятельной женщине. Судят издалека. Это уже вблизи могут рассмотреть мои кольца на руках. И то сомнительно, что они вызовут восторг среди моря роскоши и цинизма.

Жена Шоберта не смогла задеть существенно. Лишь еще больше упала в моих глазах. А что без мужа была, могу только пожалеть эту несчастную женщину…

Когда карета тронулась, послышалось, что кричат мое имя. Но я попросила кучера гнать до самой гостиницы. Вымоталась ужасно. Из меня будто высосали энергию, своими хищными взглядами недовольные моим внешним видом ядовитые особы. Почувствовала даже, как уши горят. Завтра будут новые сплетни в исполнении Симоны, Дарины и Аэлиты.

Пока ехала, решила для себя, что нужно уделить больше внимания своему внешнему виду. И завтра ответить той нахальной маркизе, как полагается. И не ударить в грязь лицом перед Ирэн. А еще загорелась желанием покорить сердца всех мужчин этого праздника, хотя бы для собственного удовлетворения.

Будем считать, что это всего лишь разведка. В любом случае, герцога Нестора еще не было. И двух других, нормально ориентированных сыновей, я не видела. Да и Клавдий не отстанет так легко. Старший сын герцога вряд ли сдастся после сомнительного отказа.

Глава 3
Нарвалась на свою голову

Мои девочки ждали в гостинице. Узнали не сразу, но разревелись едва поняли, кто пришел. Разбойников не досчиталась половины. Хитрые мордахи пожали плечами, мол те еще ищут меня. Ага, знаю. Похоже, на промысел вышли во дворец герцога. От чего стало не по себе. Наворотят дел, и я под статью попаду.

Рано утром прибыли посланники Милана и попытались вломиться ко мне в покои. По долгим уверениям через замочную скважину, мне нельзя терять ни секунды, чтобы к вечеру я была готова к балу. Неужели все так плохо с моей внешностью?!

Спать уже не могла, потому как разные мысли точили мою женскую голову, которой предстояло окунуться в секреты салона красоты средневековья…

Очередной вечер. Четвертый день бала герцога в разгаре.

Новое платье, прическа, а – ля голая шея и стог сена со свисающими завитушками, макияж и новые туфли! Пригнали днем мага, что поколдовал над моими нежными пяточками. Мне он показался простым шарлатаном, а вот его мазь вполне себе действенна.

Милан взял под руку, будто мы и не ссорились.

Входим в зал! Опять я ошарашена красками и праздной атмосферой. Но вполне в себе уверена. Ведь надо мной целый день кропотливо трудились профессионалы!

Баронет уверенно ведет к немалой группе молодых людей и девушек. К самой живой компании.

– Бароны, баронеты, – прошептал мне на ухо при подходе. – Наш с вами уровень, самое легкое общение для начала вечера.

Мужчины все без исключения уставились на меня! Начинаю краснеть еще до того, как со мной собираются заговорить! Женские взгляды округляются и тут же тускнеют.

Милан представил своим друзьям, намекая на то, что я свободная леди, готовая к романам и женитьбе. Все в ироничной форме, вроде бы невинно.

На меня посыпалось море неоднозначных вопросов, в основном сводящихся к моему благосостоянию и покровителям. Проскочили сплетни про истеричную графиню Селесту, ее ссору с другой графиней. Обмолвились о новой рыжей пассии герцога, молодой и бесконечно прекрасной Каторине. Как поняла, она – нелюдимый аутист, попавший под испепеляющую страсть герцога.

Поболтали немного, я улыбалась, отшучиваясь от всех провокаций.

 

Расслабилась. Мужчины стали пожирать взглядами, даже Милан заметил и вскоре потащил дальше. Мол, первый уровень пройден…

Гуляем по шести залам, удивляясь величине дворца, выходим на балконы и ныряем обратно. Ловим восхищения, точнее я их впитываю. А злые и завистливые взгляды отталкиваю обратно. С нами охотно здороваются и заводят светские беседы «ни о чем». Отвечаю односложно, мышцы лица устали от фальшивых улыбок. А на моей внешней стороне ладони уже столько слюней! Я разносчица инфекций! И продолжаю принимать комплементы осмелевших рыцарей и молодых лордов.

На нашем пути возник голубоглазый блондин Юджин, разодетый в зеленый камзол, напоминающий мундир офицера армии Наполеона. И сопровождал он как раз маленького надменного лорда в чересчур блестящем фиолетовом одеянии.

Позади парочки заметила и нагоняющего их Шоберта с растрепанными волосами и красной мордахой. Видимо, только от бабульки пришел. Нет, такими губами свою руку целовать не дам!

Милан поклонился и меня дернул. Присела, мило улыбаюсь. Ну, это сама так думаю, что мило. А вот Юджин уже знает, что я совсем не милая. Только почему – то взгляд у него совсем не злой. А заинтересованный, даже оторопевший!

– Достопочтенный граф Арлен, позвольте представить вам баронессу Валерию Балейскую, жену вашего верного вассала рыцаря Долтана, ныне покойного, – пропел Милан.

На меня посмотрели округлившиеся от удивления серые глазки. Граф явно не ожидал увидеть такую меня. Видимо, считал, что я деревенская баба – землепашец. Кстати, так и было!

– Весьма рад знакомству, леди, – прохрипел неуверенно и после некоторой паузы.

Ухватил мою белокожую лапку потной волосатой рукой и причмокнул слегка, не отрывая взгляда от груди. Чертовки заставили напялить корсет!

Хм… Смущена! Ему лет сорок пять, он ниже меня ростом. И этот нездоровый интерес в глазах доставлял дикий дискомфорт.

– Миледи, доброго вам здравия и процветания вашему селу, – пропел Юджин, дождавшись своей очереди, чтобы поцеловать мою руку. – Вы преобразились, довольно… весьма, весьма. И я порядком удивлен.

Улыбаюсь обоим. Сбоку подгребает толстяк.

– Сэр Милан! Друг дорогой! Леди Валерия! Как вы прекрасны! – Заверещал барон Шоберт.

– Самая прекрасная женщина этого бала, – добавил Юджин, поглощая меня глазами.

Отдернула руку, не давая облизнуть ее Шоберту. Вышло несколько нелепо. Но граф с виконтом сделали вид, что не заметили моего недовольства. Надо было еще и Юджину отказать. Но контроль был временно потерян. Слишком красив этот урод.

– Леди, – прохрипел граф, продрав горло. – Буду рад, если вы погостите у меня сразу после бала. Вас не обременит мое приглашение?

– Хм, – недовольно крякнул Шоберт.

– Конечно, граф, – просияла так, что у Юджина в глазах сверкнула ревность, а барон подавился собственной слюной.

В груди взыграло нечто стервозное. Я великолепна, ослепительна и холодна. А вы все будете моими рабами.

– Вы оказались неожиданно красивы, миледи, – пропел граф более уверенно и снова поцеловал мою руку, впиваясь губами так, будто в засос целует.

– О, граф, у вас такая сильная хватка, вы истоячаете мужество, – пропела в ответ. – Я ощущаю в вас некую внутреннюю силу.

Рабами…

– О, миледи, – расплылся раб, не выпуская моей руки.

– Милорд, – аккуратно вмешался Юджин. – Герцог ждет.

– Ох, действительно! – Воскликнул Арлен, мягко и нехотя выпуская мою ладонь. – Надеюсь, в скором времени мы свидимся, вы прекрасны, очаровательны и волшебно притягательны. И как не тяжело расставаться с вами, к сожалению, меня ждут безотлагательные, государственные дела.

– Уверена, герцог нуждается в вашей мудрости, милорд, – выдала.

Граф счастливо рассмеялся. Я бы даже сказала, искренне так, как мальчишка. Его уже Юджин чуть ли не за руку тянет. Еле оттащил от меня.

Скользнула взглядом по Шоберту. Злится и тихо ненавидит. Юджин тоже мотнул головой, мол, я все понял…

Удалились из зала. Нет, вам моего настроения не испортить. Сияю от осознания, что я самая – самая! Все бы ничего, вот только эти танцы! Снова чувствую превосходство дам, что умеют кружиться так легко и непринужденно. А я, нагулявшись, расплескав все свое очарование и посеяв раздоры где надо и где не надо, стою в сторонке с Миланом.

Присели на диван. Повышенная утомляемость беспокоит меня в последнее время. Силы быстро уходят. Чувствую себя слабой и от того беспомощной. Не оправилась толком, что тут еще сказать? Столик с большим количеством сладкого меня особенно порадовал. Кусаю по чуть – чуть и скромно, наслаждаясь изумительным вкусом крема. Как давно я не кушала сладкое!

Старший сын герцога Клавдий возник, словно гром среди ясного неба, под ручку со своей бабушкой!

В этом и сомнений не осталось, когда по гостям прокатились соответствующие фразы и всеобщий трепет. Дама в красном роскошном платье, усеянном рубинами и бриллиантами, пышностью, как два моих, в преклонном возрасте со стальным брезгливым видом встретила всеобщий реверанс. Милан спасительно поднял и меня с дивана, мы тоже выразили поспешное почтение.

Они направились к нам уверенной походкой. А за ними два десятка мужчин в однообразных камзолах! В груди моей почему – то холодеет… Позади плетутся вчерашние сплетницы. Мордахи надменные, идут, будто никого не замечая. Фрейлины несчастные.

– Баронесса Валерия Балейская, – присела вновь, представляясь герцогине и уводя свой взгляд от прожигающего взора.

– Баронет Милан Релесский, здравия вам, о прекраснейшая из женщин, – произнес мой друг с выражением и поддельной искренностью.

Герцогиня даже не отреагировала на комплимент. А он потянулся целовать руку, что будто состояла из один только украшений. Изделий невиданной красоты и ослепительного блеска. Ой, да тут такие кольца, что и в лавках не сыщешь. Заметила и браслет, который выбирала в ювелирке гнома с Клавдием.

– Как вам наше мероприятие? – Произнесла мягким и в тоже время властным голосом герцогиня, ее сдержанная улыбка вызывала еще больше опасений.

– Красота и величие поражают, ваше превосходительство, – пропел Милан.

Удивилась его уверенности в голосе. Герцогиня нахмурилась, от чего у меня сбилось дыхание. Поражаюсь себе. Как так можно робеть от какой – то бабульки?!

Она посмотрела на меня с приподнятой бровью.

– Все на высоте, ваше превосходительство, – выдала я тоненьким голоском.

Герцогиня вздернула вторую бровь. Глаза голубые прошлись сверху вниз по моей фигуре.

– Леди Валерия, – произнесла вдруг надменно. – Увидела в тебе приятную и миловидную деву. Сын настоял на том. Я желаю видеть тебя среди своих фрейлин. Отдыхай пока. А после бала представишься управляющему дворца.

Сглотнула. Слова возражения истончились, и вышел просто беспомощный выдох. Парочка развернулась, не дождавшись ответа. Я заметила победный взгляд Клавдия. Он рассчитывает заполучить меня, когда буду при его бабушке?!

Вскоре делегация покинула зал в другом направлении вместе со всем хвостом сопровождения. Напряжение гостей тут же схлынуло.

– Это хорошая перспектива, – прокомментировал Милан, усаживаясь обратно. – Остаться при дворе. Поздравляю.

Повернулась к нему раздосадованная.

– Вы этого и добивались? – Рычу.

– Что вы! – Воскликнул Милан, снова поднимаясь. – Дело в том, что ваш потенциальный сюзерен отказал в поддержке. В первый же день бала он выразил это. Граф Арлен против вас, как и его вассалы в лице виконта Юджина и барона Шоберта. И не думайте, что очаровали их и подвигли тем на благородство. Вы будете постельной игрушкой без каких – либо прав, если опрометчиво согласитесь отправиться в замок графа. Он вас не выпустит, будьте уверены. А все потому, что мы с вами пнули под зад помощника казначея, самого графа Теодора, а он личность влиятельная при дворе. Тем не менее все вышло на много лучше. Вас представил бабушке старший сын герцога, вы замечены, у вас теперь есть покровитель.

– Постельной игрушкой я буду и здесь, – фыркнула и устремилась в сторону арки с лестницей.

– Миледи? – Он следом.

– Не ходите за мной! – Рыкнула, отмахиваясь. Заметила, что ближайшие мужчины уже готовы ринуться в бой, дабы защитить меня от навязчивого поклонника.

Милан не стал настаивать, встал, как столб, оставшись позади. А я поспешила на балкон, кусая губы от негодования. Проституткой при дворе сделать решили? Конечно, им с Эрихом удобно: сплетни и информация. Хорошую шпионскую сеть тут развернут. Маркиз Эрих ведь с другого герцогства. Им и надо своих людей плодить и размножать.


Издательство:
Автор
Поделиться: