Название книги:

Невеста поневоле

Автор:
Доминика Арсе
Невеста поневоле

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Прости, Валерия, – прошептал мальчишка. – Я им задолжал. За сестру готов любого предать. Отдай им все, цела останешься.

Смотрю на него, как на врага народа. Вот сволочь мелкая. Прошмыгнул через мужиков. Лица из темени выплыли, словно пленка проявилась. Остервенелые, озлобленные, голодные морды. В руке у одного нож. Куда деваться? Стены сплошные по обе стороны этажа в два.

– Не кричи, – прохрипел один из них пропитым голосом. – Иначе порежем. Поняла, госпожа?

– И без лишних движений. У меня свиток магический, сожгу, только дернись, – раздалось позади.

– Хороша, – протянул сиплым голосом тот, что с ножом. – А точно без охраны, Фил?

– Я увел от преследователей, – ответил мальчик деловито из – за мужского плеча.

Лук сам возник у меня в ладони. Первым же выстрелом пригвоздила руку с ножом. Истошный вопль поднялся, едва другие успели опомниться.

– Магичка! – Взревели разбойники и стали уносить ноги.

Усмехнулась злорадно.

– Гори, тварь! – Гаркнули позади. Развернулась и увидела, как в меня летит свиток бумаги! Инстинкт самосохранения заставил отшатнуться. Усыпило бдительность лишь то, что кидавшие стали убегать. Ну, и свиток, похожий на незаконченный рулон туалетной бумаги, не показался мне чем – то опасным. А зря…

Жар накрыл буквально через мгновение. Свиток превратился в шар, что быстро разросся перед самым падением. Словно бутылка с горючей смесью ударился о землю и стал распространяться с бешеной скоростью. Огонь перекинулся на меня, будто живой. Ужас пронзил еще до первых сигналов боли.

Одежда вспыхнула, как солома! Вот теперь – то я взвыла! Забила руками, пытаясь потушить огонь, но он только раздувался. Жар!! Боль!! Все это сразу накрыло и переросло в безумие. Горю и больше ничего не соображаю. Падаю… Дикая боль на коже, в носовых пазухах и горле. Гарь пожирает изнутри. Задыхаюсь, не в состоянии больше кричать. Тело превращается в одну сплошную невыносимо кипящую рану.

Мощная лавина, появившаяся из ниоткуда, накрывает, будто ванну воды вылили сверху. Удар такой, что бьюсь затылком о камень вымощенной улочки. Сознание мутнеет.

Ощущаю, что больше нет жара от огня. Лишь дикая, тупая и одновременно пульсирующая боль. Будто кожа дотлевает. Если, конечно, от нее что – то осталось. От волос то уж точно ничего…

* * *

Помню, как меня нашли стражники, отпугнув стервятников, что пытались забрать вещи. На украшения уже было плевать, но все попытки потревожить меня приносили боль. Вздутая кожа на пальце не дала снять кольцо, ощутила лезвие ножа, разбойник, видимо, решил отрезать мне палец. Но не успел. Вовремя прибыли представители власти. Шума я наделала, все и сбежались.

Стало плевать на все это материальное. Еще бы. Я чуть заживо не сгорела. Лишь одна мысль не давала покоя. Теперь я некрасивая. Вижу это во взгляде старичка – лекаря. Закинули меня стражники в первую же больничку. Увидели на мне украшения, один потянулся снимать, второй его осек. Совестливый попался.

Пытались выяснить мою личность, а я говорить не могу. Горло обожгла, да и рот открывать больно, щеки тянет. Не то, что говорить, дышать невыносимо. А сквозь шок и пелену не оставляющих ощущений горения чувствовала, что мир вокруг обезумел.

Так и бросили у старика.

Страшное началось после. Что называется – лечением. Ладно мази, кое – как стерпела, дал мне травки дурманной, полегчало. А когда одежду вместе с кожей отдирать стал, начала то и дело проваливаться в беспамятство от дичайшей боли.

– Потерпи, деточка, – приговаривает старик, дергаясь погладить где – нибудь, а на мне живого места нет. – Как же ты жива осталась после такого. Держись бедолага, за дворцовыми магами отправил, они облегчат твои страдания.

Реву, от слез щиплет кожу. Соленая капля, сползая, как ножом режет.

Мучаюсь, лежать больно. Тлеет тело, будто продолжает плавиться кожа. Счастье жалкой инвалидки приходит, когда очередной раз проваливаюсь в черную дыру. В голове бред, мысли в месиво превращаются, красные точки пульсируют. Ни о чем не думаю, лишь бы боль прекратилась. Не хочу ее, не могу больше… А она не отпускает, издевается надо мной. Мази приносят некоторое облегчение, но стоит пошевелиться, и все начинает тлеть заново.

Меня посещают дурные мысли, что лучше бы я умерла и не страдала больше.

Я не стесняюсь хрипеть от боли и звать маму, стараясь сильно рот не открывать.

Звала маму. А пришел Эрей Авель.

Он просто снял крышу и убрал стены дома, где я лежала, взял меня на руки и унес…

Ветер ласкает нервы, играя на них, как на струнах. Всегда мечтала научиться летать. Вижу город под собой, что стремительно уменьшается в размерах. Какая – то часть разрушена. С чего бы это?!

Могучие руки держат мое обессилившее тело и совсем не приносят боли.

Солнце скользит лучами по белоснежно пенным волнам. Облака подо мной, будто белые сливки, что так и хочется лизнуть. Зеленый остров, висящий в небе, приближается стремительно. От порывов ветра протрезвела, освобождая мысли от сумасшествия боли. Разум очистился, посветлел. Он готов воспринимать, как прежде.

Что такое счастье, мама? Это когда рада тому, что есть и больше ничего не надо, доченька. Нет, мама. Счастье – это когда от тебя… твоих предрассудков ничего не осталось, и ты прикасаешься к нему.

Сильные и заботливые руки опускают меня в золотой благоухающий омут. Почему – то я знаю, что это пыльца в чистом виде, приправленная всей необходимой магией. Пыльца людей – бабочек клана Эрей, что предназначена для подаяния своей королеве Клесане. Их последний сбор урожая.

Отдаленные голоса членов клана Эрей несут укор и полны отчаяния. Но Эрей без имени не слушает их, он делает свое дело, ни секунды не сомневаясь. Спасает меня, мою красоту и как следствие психику. Нельзя оставаться нормальной после тех ощущений. Я это знаю, жила в мире информационных технологий.

Разум очищается от боли и ее отголосков, магия пыльцы затирает воспоминания об этом, размывает их, отдаляет, превращая в точку. Она изгоняет все черное, что впитало мое тело и мой разум. Всего лишь страшный сон, что уже не вызывает сильных эмоций и резких ассоциаций.

Я счастлива, потому что он рядом, смотрит на меня с такой заботой.

И меня совсем не смущает, что видел такой жалкой. Вдобавок, еще и голой. Зато кожа на месте и волосы отросли. Так… стоп. Почему они золотые?!

Белую, нежную кожу пальцев ласкает травка, как приятно еще ощущать. Мне нужно вылезать отсюда, но он продолжает сидеть рядом. Всё тело зудит и чешется, хочу поскорее окунуться вон в тот водопад, что несется с небес прямо на лужайку и почему – то не растекается по ней.

– Эрей Валерия, – произнес Эрей без имени с такой мягкостью, что меня стало клонить в сон.

– Эрей Авель, спасибо тебе, – говорю, наслаждаясь собственным голосом без хрипа.

– Я Эрей без имени, – прошептал с неким укором и попытался сделать строгий вид. Ты мой хороший…

– Я нарекаю тебя этим именем, аминь, – произнесла и улыбнулась.

Улыбнулся в ответ.

– Тебе лучше, Эрей Валерия?

– А как я выгляжу? – Хмурюсь с улыбкой. Хочется кривляться и радоваться рядом с ним, как маленькой беззаботной девочке.

– Если я скажу, что красота – это всего лишь пыльца. Ты поймешь меня?

– Так я тебе говорила. Это слова твоего брата – близнеца.

– Эрея Авеля?! – Гигант вскочил, тем вызвал мое беспокойство.

Сжалась вся в золотой воде, обхватив себя руками. А он обошел сзади и опустился ко мне. Прямо ухом к моей голове прислонился. Ощутила блаженство, почувствовав тепло его тела.

– Если он произнес наставление, Эрей Валерия, прошу, перескажи его мне, – простонал гигант. – Это высшая честь для меня. Я и не надеялся, что узнаю его последние слова. Эрей Валерия, молю…

Волнение захлестнуло мою настрадавшуюся грудь. Некий страх добрался до моей обновленной кожи. Если это всемогущее существо чувствует слабость… мой защитник, покровитель, любовь моя. Это может значить лишь одно – он допускает свою смерть. Его трепет перед чем – то неведомым тому явный свидетель.

Почему меня посещает именно эти мысли?! Я боюсь за него. Не хочу терять! Не допущу этого!

Вспомнила наставление Эрея Авеля, будто снова оказалась на Земле, на той поляне, ощущая всю ту боль предстоящей утраты.

Губы словно зашевелились сами.

– Красота – пыльца. Сложно создать, легко испортить. Но красота всего лишь пыльца, а Душа – крылья, летать можно и без пыльцы.

Произнесла и почувствовала, что каждое слово пропитано магией. И оно не может быть ложью, не может быть искажено или передано иной интонацией.

Дождь потревожил лужицу, в которой я лежу. Неспешные капли, одна, две, три… Гигант отошел, присев на траву. А я затаила дыхание и не стала смотреть, как сильный мужчина плачет.

Не спрашивала, что с ним, и почему он так реагирует на, казалось бы, истину, простые слова… и в чем тут печаль? Скорбь по погибшему брату? Мне тоже передалась его грусть. Хотела обнять, попыталась подняться вопреки своему смущению. Это показалось мне таким ничтожным по сравнению с тем, что мы с ним переживали. Но что – то держало и не давало вырваться из этого целебного раствора пыльцы. Или я настолько ослабела?!

До моего сознания, наконец, дошло, что мы оба оплакиваем Эрея Авеля…

Но вскоре он поднялся, будто ничего и не произошло.

– Мне нужна одежда, – проговорила робко, чувствуя стыд за свои низменные потребности и предрассудки.

В глаза ему смотреть не смогла. Боялась увидеть нечто иное. Другого Эрея без имени, другого владыку над людьми.

Он не ответил. Когда унесся куда – то, почувствовала обиду и отчаяние. Сумела подняться на обессилевших ногах, проковылять до края обрыва, посмотреть на белые облака и даже увидеть другие плавающие в небе островки. А еще я заметила дворец Мор! Он был довольно далеко и высоко. Но я вспомнила свой сон, где видела Алину. Ту гору и золотые струи. По ним и сориентировалась сейчас.

 

Мой синий человек – бабочка вернулся довольно неожиданно. Пришлось прикрываться и сдерживать визг возмущения. В его руках было нескончаемое количество бальных платьев. Он высыпал передо мною все это, опустив глаза, и унесся прочь.

На этот раз знала, что он вернется и пошла к водопаду, что лился из ниоткуда. Впереди возникло озерко, дно которого оказалось прозрачным, и я увидела внизу облака. Стоит ли плавать?! Подошла ближе к травянистому бережку, зачерпнула воды. Холодная, бодрящая, такая чистая… Хлебнула на свой страх и риск. Пить хотелось жутко! Умылась, помочила ножки. Сил прибавилось.

Закончив гигиенические процедуры, я вернулась к платьям. Крови и иных следов насилия на шикарной одежде не обнаружила. С облегчением выдохнула и приступила к делу.

Долго выбирать не стала. Все самое – самое. Но предпочла синее, да попышнее. Чтобы понравилось Эрею Авелю. Со шнуровкой на спине не справилась, без помощниц не обойтись. Но ничего не поделаешь, оставила, как есть. Только надела платье, он тут же появился из – за облаков!

Посмотрела на него с укором. Подглядывал, значит. Ответил снисходительным взглядом. Вижу, что отошел от депрессии, мой бедненький. Вид нормальный, или даже счастливый?

– Как я тебе? – Решила пококетничать, крутанулась разок, вылавливая его удивление и умиление во взгляде.

– Человеческая красота, – выдал гигант и присел на траву. – А можешь еще так сделать?

Важный вид изобразил. Видимо, вспомнил, что владыка над человечками. Ну я не гордая. Сегодня уж точно.

– Вот так? – Спрашиваю и кручусь еще, а затем еще и еще.

Смеюсь, начинаю скакать, подрыгивать, как малолетняя оторва. Сил – то прибавилось!

Смеется! А я спотыкаюсь и падаю.

Но не успеваю коснуться земли. Его руки хватают меня мягко, буквально за сантиметр до касания с ней. Я даже успела ощутить травинки на голой спине, что так и не зашнуровала платьем.

Гигант берет меня на руки, как невесту. Вмиг вырастают его синие крылья. Взмах! И мы уже над островом! Дыхание перехватило! Ветер бьет в лицо и треплет мои длинные локоны. Второй взмах! Его неожиданно серьезный взгляд сосредоточен на мне. А у меня слезы из глаз потоки воздуха выбивают, как бы не хотела любоваться им, но поворачиваю голову в сторону и вижу, что клочок земли, что был островом, превратился в точечку!

Хочу визжать! Но его руки вселяют спокойствие, уверенность. Такая мощь! Она передавалась через его касания и дарила новые ощущения силы и некого таинства.

– А теперь я покажу тебе свой танец, Эрей Валерия, – пропел Эрей Авель, и мы устремились сквозь облака!

Дух захватывает, когда проносимся над всем миром. Я мечтала об этом с той самой минуты, как прикоснулась к Эрею Авелю. Он обнимает меня, и мы летим туда, куда вздумается. Его мощные руки надежнее любых креплений и кресел безопасности.

Ощущаю теплоту и заботу. Он в этом мире не отдаст меня никому.

Мы летали до самого заката. Смеялись, я периодически визжала, ибо он, раззадорившись, вытворял чудеса высшего пилотажа…

И вот, солнце садится за горизонт. Сижу на траве, он – напротив. Снова молчалив и задумчив. Он грустит. И я хочу понять почему все так сложно.

– Эрей Авель, – настаиваю на этом имени и вижу, что злится. – Что будет с кланом Эрей?

– Изгнание и смерть, – произнес спокойно. – Но тебя не постигнет эта участь. Ты человечка, и для жизни любовь Кселаны тебе не нужна.

– Все из – за пыльцы?! – Взвинтилась.

– Не вини себя, Эрей Валерия, – ответил ровным тоном. – Каждый решает сам. И я решил сам. Сбор еще не окончен. И время подношения не пришло. Все равно мы не соберем нужное количество.

– А сколько нужно?

Усмехнулся. И вдруг посмотрел пытливо.

– Пять тысяч бутонов Красного ириса дадут нужное количество пыльцы. Это сбор с пяти королевств за год. Сумеешь за полгода собрать столько?

– А это спасет твою жизнь? – Уточняю на всякий случай.

– Спасет, – отвечает, улыбаясь.

– Я что – нибудь придумаю, – говорю воодушевленно, ощущая себя Скарлетт из «Унесенных ветром». – Пять тысяч бутонов – это не так уж и много.

Вздернул бровки, мой хороший. Но ничего не ответил.

Молчим, любуемся друг другом.

– Перед тем, как я верну тебя обратно, ты должна пообещать мне, Эрей Валерия, – произнес вдруг строго.

– Сначала говори, что, а я подумаю, стоит ли. А то меня уже подловили разок.

Поднялся. Вскочила следом. Подошел, обнял робко. Понимаю, что пытается силу рассчитать, чтобы не раздавить. Сама вцепилась, как в папку, уткнулась носом в кафтан.

– Если тебе больно, позови сразу, – прошептал. – Где бы ни был, я услышу. Но имей ввиду, что в этом королевстве покровительствует Мор, если король человечков пожалуется Мору при передаче пыльцы или узнается иначе, владыка Мора будет вправе разрушить мои королевства людей.

– Ты ведь никого не убил, когда забирал меня? – Выдала с опаской.

– У тебя доброе сердце, Эрей Валерия. От тебя я перенял сострадание к подобным тебе. Знай, в городе человечков никого не убил, лишь ранил.

– Но у Мора нет сострадания, – произнесла мысли в слух.

Обнял крепче. Голову опустил к моим волосам.

– Нет, – ответил с болью. – Прости, что не могу помочь тебе с сестрой. Я сгорю в пламене главы клана Мор. Он сильнее, и я ничего не смогу с этим поделать. А Клесана даже не накажет его, потому что тем он не нарушит ее законов.

– А тот обман? Толпа на одного! Как же так? – Досада берет, всё никак не могу забыть подлую победу Мор над Эрей.

– Предъявить может лишь глава клана, – сказал, как обрезал.

Вздохнула тяжело.

– Нам пора, Эрей Валерия. Ночью Облачный остров опасен.

– Поцелуй меня, – прошептала, поднимая голову. Отважилась. Думала об этом постоянно, когда смотрела на него. Хочу почувствовать вкус его губ. Мечтаю об этом. Это волнует меня больше любых полетов и танцев.

В вечернем свете он так прекрасен, мой гигант. Даже с такой хмурой мордахой.

– Я люблю лишь Клесану, – ответил строго.

В сердце защемило с досады.

Уселась на коленях деловито, делая вид, что не обиделась. Будто мне все равно. Не любит и ладно. Целовать не хочет, ну и пусть. Короче, полетели в город. Мне на бал готовиться надо.

Понес вниз. Дух перехватило в очередной раз, адреналин подскочил. Но уже привычнее. Над городом ночь. Опустил туда, откуда взял. К руинам. Стоило нам показаться, как город затаил дыхание и упал на колени. Надеюсь, меня не распознают.

Попросила Эрея Авеля притушить свой свет.

Обернулась к нему, понимая, что надо расставаться. Вижу, что и он не хочет уходить. Но понимаю, что у него есть где – то другие королевства, где из Поляны миров вырываются твари, подобные скалапендре, и их нужно убивать. Ему передалось сострадание к людям. Это важно для меня. Теперь люблю его больше, иначе, сильнее… не знаю как. И не знаю, как подступиться, чтобы не отверг.

Да просто люблю. Но ему об этом не скажу, пока сам не признается.

– Спасибо, что пришел в трудную минуту, – шепчу, каждой клеточкой тела не желая расставаться.

Он мое сокровище, моя радость. Жаль, что у нас никогда не выйдет нормальных отношений. Стараюсь об этом не думать. Просто люблю и счастлива от того, что есть. Он узнает меня ближе, научится понимать лучше. Ведь уже есть прогресс! И я сумею растопить его сердце. Сломать их систему, перестроить этот мир! Ой меня понесло!

Обняла его. Понимая, что ревную к этой Клесане. И больно осознавать, что я перед ней ничтожество.

Он ничего больше не произнес. Мягко отстранил и ушел во мрак. Где – то там взмахнул своими шикарными синими крыльями и взмыл в небеса.

Так, я там на бал случайно не опоздала?

Глава 2
Бал герцога Нестора

Под нежной голой ножкой хрустнуло что – то. Надо было заикнуться и по поводу туфель. Босая, пробираюсь сквозь темень. Каждый шаг таит в себе ожидание, что вот – вот распорю себе пятку.

– Кто здесь! – Воскликнул стражник испуганно.

Раздался треск кремния, и вспыхнул факел. Отшатнулась, огонь вызывает неприятные ассоциации. Как ни старалась пыльца, ощущений тех мне не забыть…

– Леди? Вы… вы видели владыку? Он был так близок ко мне! Я… я…

– Гостиница «Зеленая роза» уцелела? – Прерываю его лепет строго.

Кивнул нервно. Худое лицо блестит от пота, нижняя губа дрожит. Он плакать собрался? Не переношу, когда мужчины ревут без повода. Особенно такие взрослые.

Хмурюсь, ощущая над ним власть.

– Донеси меня до тротуара, – командую.

Мужчина подчинился тут же. Оказавшись довольно сильным, взял, как пушинку и пронес через поднимающихся с колен товарищей до самой гостиницы.

На первый взгляд все, как ни в чем не бывало. Стражник любезно согласился постучать в дверь, что та чуть не вылетела. Разбудил управляющего, который не сразу узнал в кучерявой белокожей златовласке баронессу Валерию. А дальше началось!

– Госпожа! Вас ищут по всему городу! О, владыки! Даже городская стража при участии! Ох, забыл, вам передали приглашение на бал к его превосходительству!

– Бал уже начался? – Спрашиваю вымученно и плетусь по ступенькам. Он за мной.

– Так третий день сегодня.

– Как? – В груди оборвалось. Сколько же я болела?!

К нему поворачиваюсь, приглашение сует в виде рулона бумаги. Меня опять, как кнутом. Ненавижу свитки.

– Леди, не стоит беспокоиться, бал будет еще четыре дня. Обычно торжества и празднования длятся десяток дней. Но коль война в королевстве, сократили до недели.

– До которого часа танцы? – Уточняю, продолжив движение в сторону номера.

Оббегает, ключами звеня.

– Так всю ночь и до рассвета. По – всякому бывает, – усмехнулся деликатно. – Ну вы понимаете…

– Ничего не понимаю, – фыркаю.

Дверь открывает, вхожу. А в номере магазин одежды!

– Чье? – Бросаю вымученно.

– Все доставлено подарками, госпожа, – хихикает дедуля.

– Где мои девочки?

– Так ищут вас. Я служанок пришлю, не беспокойтесь, госпожа. Они у меня обучены.

Убежал. А я стала осматривать презенты. Наряды на кровати, на стульях, все слоями наложено. Записки в виде свитков на столе лежат. Судя по печатям от трех разных таинственных незнакомцев. Почему незнакомцев? Читать не умею. Даже пытаться не стала.

Платья всех расцветок зеленого. Прогибаются под Мор, что ж еще сказать?! И с туфлями, которых два десятка пар, та же история.

Прибыли служанки. Решила быстро собраться и на бал, чтобы не разразиться, если вдруг прибегут мои девочки с ошалелыми мордашками. А так и будет! Спешу…

Драгоценности на мне вызывают дрожь и мурашки по всему телу. Браслет, серьги, кольца, все цело. Вот только красный перстень немного оплавился. Ну ничего. Вспомнила о сумке с подарками. Жаль… купила девочкам безделушек, все пропало.

Все туфли оказались неудобны. Диапазон размеров велик, поклонники проявили смекалку. Но все не то. В итоге надела походные бардовые тапочки из своего гардероба на синее платье от «дизайнера» Эрея Авеля. Оно самое лучшее. И по фигуре, и по душе. Корсет проигнорировала, он мне не нужен, панталончики и маечку моего производства приодела под верхнюю одежду. Ощущала дикий дискомфорт от любой тугой одежды. И все потому, что кожа обновлена.

Служаночки старательно затянули шнуровку за спиной, осыпая меня комплиментами робкими тоненькими голосками. Если бы не расхваливали прелестное сочетание обуви и платья, я бы им чаевых дала. А так раскусила плутовок…

Платье длинное, под ним не видно, и сойдет. Главное комфорт. А те, кто говорят, что красота требует жертв. Они не правы, моя кожа сейчас не готова к такому. Пяточки младенца не вынесут и пяти минут в обнове. В этом и вся беда.

Карета нашлась сразу. А с ней и часть моих разбойников с бешеными глазами. Я ж теперь белокожая. Золотые волосы вьются, и они длиннее на порядок. С прической решила не мудрить, пошла, как есть, заколочками прибрала бардак. Их у меня целая коробка оказалась, поклонники навезли.

До замка ехали с ветерком и тряской. Брусчатка древняя… Замок долго не хотел впускать. Приглашение спросили, сверили личность, на баронское колечко, оплавленное, посмотрели с опаской, ворота отворились со скрипом.

Замок, как замок… У барона Ролана пониже стены и площади поменьше. А в остальном все тоже самое. Только огней тут больше. Они и краше, и откуда идут непонятно. Стоило проехать до площади, как мое мнение, что это серый средневековый стиль, резко изменилось.

Дворец Екатерины отдыхает! Фонтаны из фигур и конструкций красивых бьют повсюду, клумбы из цветов выложены в орнаменты и картины. Похоже, и профиль герцога есть. Если не короля. По краям площади кареты припаркованы. А вокруг сказка неописуемая, которую вода, искусство и флора разыгрывают в полной гармонии и совершенно непринужденно.

 

Единственное, что портит впечатление – запах конского навоза.

Карета остановилась. Дверку отворили, руку подал незнакомый джентльмен. Вышла вся такая невеста с распахнутыми от удивления глазами.

– Помощник церемониймейстера…

Представился высокий красивый парень в кафтане, которого невольно бы возвела в ранг графа, судя по одежке. Вот это роскошь!

Улыбнулась ему, представилась, вручая приглашение, лишь бы поскорее от бумажки избавиться. Пошел рядом, указывая дорогу.

Дворец впереди светится красками радуги. Но преобладает все равно зеленый. Высокие белые арки, колонны и широкие лестницы придают строению вид истиной античности. Здание высотой этажей в семь – десять вызвало откровенный восторг.

Нырнула под арку, прошли один широкий холл, вышли во второй. Стук каблуков по мрамору так непривычен… Вскоре стали доноситься музыка скрипки и смех женский. Вот тут – то я запаниковала!

Очередная дверь распахнулась передо мной с помощью двух не менее красивых мальчишек, что стояли тут, похоже, в качестве обслуживающего персонала. Вошла под настойчивое приглашение и оторопела…

Цветущий и благоухающий сад из платьев и роскоши. Поляна миров с высоты птичьего полета! Зал огромен! Балконы вокруг, множество уровней, все так гармонично. А крыша! Да не может же быть у них таких люстр! Дизайнеры Кремлевского театра должны это увидеть!

– Леди Валерия, простите, но представить вас гостям официально уже невозможно, – робко промямлил сопровождающий. – Официальная часть прошла в первый день.

Кивнула ему, не придавая значения его речи. Любуюсь дворцом изнутри. Люди мелькают где – то внизу, а я высматриваю декор, колонны, картины, узоры из занавеса, что нависает в местах отдыха. В центре круглая площадка. Дальше подъемчик для музыкантов, что играют печальную мелодию. Под балконами столы и диванчики. На столах яства и напитки.

Люди толпятся группами и болтают, смеются или просто стоят. Официанты с подносами в сдержанных кафтанах лавируют между ними. Осматриваюсь и понимаю, это не единственный зал. Через боковые арки высотой метра под три виднеются и другие помещения, где краски и веселье не уступают этому.

Переключаюсь на людей, осматриваюсь. Торжества в разгаре. Никто не танцует, и слава богу. Я не учла этот момент. Умею только вальс.

Люди разные собрались, но все шикарно одетые. Пестрит в глазах. Группируются по кучкам, скорее всего по сословиям, уровням и интересам. Есть живые беседы, взрывной смех, активные жесты, это в основном дамы плюс господа, есть такие же веселые группы господ. Имеются кучки скромно стоящих мужчин, молчаливо переминающихся с ноги на ногу. Женские группы увидела с трепещущими взорами, ищущими себе пару и ждущими, что вот – вот подойдет смелый паренек и пригласит на прогулку.

На меня никакого внимания! Пришла тут серая мышка с круглыми глазами. Одела платье шикарное и решила, что и так сойдет. А зря! Первые же дамочки с копнами на головах, выстроенными в целое произведение искусства, показались мне королевами нынешнего вечера. Лица белые, нередко перекрашенные. Но в стальном, все очень даже неплохо!

Поспешила…

Почувствовала дискомфорт от этого общества. Как руки держать? Как подбородок? Куда смотреть, кому улыбаться? Главный вопрос – выгляжу ли я как дура? Или как деревня? Надо было вызывать парикмахера на дом. И подкраситься лучше. Вокруг одни куклы «Барби», а я… я советская кукла «Маша».

Сомневаюсь в себе и выращиваю комплексы. Я не готова! Может завтра дубль два?! Меня ведь никто не знает, я никого не знаю. В зале человек двести, и ни одной знакомой личности!

Так, Лера, соберись.

Собралась, и, кажется, что – то поменялось. Мимо прошли четверо мужчин и все посмотрели на меня с неподдельным удивлением. И во взглядах не уловила усмешки. Началась суета в их группе. Но кто – то настойчиво позвал, и они, нехотя, пошли дальше. Слышала, что собирались мне представиться. Но какая – то графиня в ожидании. Начальница, наверное.

Вот он балл к самооценке! Пусть и по тысяче – балльной шкале.

Решила влиться в коллектив. Любой. Это поможет снять напряжение, расслабить. Долго выбирать не пришлось. К разгоряченным беседам присоединяться не хотелось, к мужчинам – скромникам тоже. А вот к трепетным курочкам молоденьким вполне.

Первый подход вышел неудачным. Оказалась мама с дочками. Четырьмя! Я даже представиться не успела. Меня женщина отогнала взглядом, будто из охотничьего ружья расстреляла. Этот оскал, что нельзя назвать улыбкой, и хищный взор, будто вот – вот плюнет или чего хуже – укусит!

Быстро отыскала других, стоящих как – то обособленно. Слишком много пустого пространства вокруг небольшой группы женщин. И это плюс, обзор большой.

Пока ковыляла до потенциальных подруг заметила, что на меня смотрят. И совсем необычными взглядами. Заинтересованность мужчин отчетливая. Ощущаю борьбу сдержанности и любопытства. От такого внимания становится не по себе. Лучше бы не замечали! Смотрю в мраморный пол, смущаюсь!!

– Леди Валерия, – представилась группе девочек, присев в реверансе.

Титул не сказала, мало ли ответят гнусаво: «баронесса? Да фу…». Смотрю на них умоляюще, только бы не прогнали. Это будет выглядеть, будто я заразная, и везде отфутболивают!

Группа из нечетного количества – это больший успех в знакомствах. Три молодые девицы с грустными взглядами мечтательниц, скользящими по молодым людям, преимущественно веселым и заводным. Обосновались у столика с фруктами, попивают белое вино.

Меня встретили улыбками. Все три в ответ резко присели. Я даже не ожидала, хотела испугаться.

– Леди Дарина, – представилась худенькая брюнетка.

– Леди Аэлита, – представилась полненькая брюнетка.

– Леди Симона, – представились блондинка с большими голубыми глазами и огромной грудью навыкате. Что довольно вульгарно, на мой взгляд.

– Какие у вас великолепные платья, – Решила расположить.

Ответили кривыми улыбками. Неудача.

– А прическам вашим завидую белой завистью, – здесь истинная правда.

Расцветают девицы.

– Вам прическа и не требуется, – ответила Симона без особой радости. – Вы в столице впервые?

– Да, и никого тут особо не знаю… Как вам бал? – Продолжаю попытки втереться в доверие.

– Скучно, – протянула полненькая Аэлита. – Ни дуэлей, ни скандалов.

– Да, – несколько гнусаво выдала Симона. – И достойных лордов тоже не видно. Герцог так и не появился на празднике, увлечен своей новой пассией. А нет герцога, не сыщешь ни графов, ни маркизов. А уж маркиза Леонида тем более.

– Забудь о нем, – бросила вдруг Дарина с фырканьем.

Две ее подружки выдохнули тоскливо. Стоим, молчим…

– А что за пассия у герцога? – Уточняю минуты через две. – Жена в отъезде?

Хихикнули. Посмотрели на меня с неким интересом и задором. Будто нашли огромный сосуд, куда можно что – то слить.

– Сжита со свету, как и все предыдущие, – выдала Аэлита, любительница дуэлей и скандалов. – Женился герцог на внучке маркиза влиятельного с окраинного герцогства. Вопреки наказам короля. Пленила его красота солнечная. Как ее там?

– Каторина, кажется, – скривилась Дарина. – Он ее от всех прячет. Говорят, она рыжая.

Раздается коллективное «фиии».

– Интересно, сколько она протянет, – выдала Симона. – Ой! Леонид появился! Смотрит, смотрит!

Я так и не увидела где этот Леонид. Но всполошилось пол зала. Мои новые подруги похватали по новому бокалу дрожащими лапками.

Замолчали сплетницы. Любуюсь гостями. Промелькнуло знакомое лицо. Один из сыновей Ролана под ручку с миловидной высокой красавицей. Меня естественно не узнал, прошел метрах в десяти, разгоряченно рассказывая о своей охоте. Слишком громко.

– Что за Леонид? – Интересуюсь, переминаясь с ноги на ногу.

На меня смотрят, как на дуру.

– А вы леди, Валерия к нам из Заморья? – Говорит Симона с нотками сарказма.

– Там о нем тоже знают, – говорит Алиэта, морща нос. – Это первый меч герцогства. И до сих пор не женат.

– Он и так хорошо устроился, – фыркает Симона.

– Забудь о нем, – повторяет Дарина. – А вон и стерва нарисовалась.

Кивает в сторону вышедшей из соседнего зала группы. И вижу я графиню Селесту, знакомую с рынка, в окружении тех ребят, что глазели на меня, но поторопились на зов. Теперь вьются вокруг нее, и похоже, выискивают меня. А она спешно шагает в сторону выхода и тянет их за собой.


Издательство:
Автор
Поделиться: