Название книги:

Как научиться верить…

Автор:
Валерия Андреевна Уфимцева
Как научиться верить…

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Даля, открой! Я знаю, что ты дома!

– Уходи!

– Я буду звонить, пока не откроешь!

Я ушла в гостиную, и села за компьютер, но бесконечные звонки в дверь, не давали сосредоточиться. Снова подошла к двери.

– Уходи, пожалуйста!

– Нет!

На моей площадке щелкнул дверной замок, и в коридор подъезда вышла пожилая женщина. Недовольно посмотрев на Никольского, она сказала:

– Молодой человек! Вы мешаете людям отдыхать! Девушки, наверно, нет дома!

– Извините! Мы поссорились, и она не хочет говорить со мной! А я люблю её!

Женщина заулыбалась, и, смягчив гнев на милость, сказала:

– Я помогу вам! Отойдите от двери!

Она позвонила.

– Девушка, я ваша соседка! Откройте, пожалуйста! Вам тут цветы передали!

Я решила открыть, а то этот ненормальный, соберёт всех жителей дома. Женщина вручила мне букет, и, со словами:

– Девонька, пожалей этого красавчика! – вернулась к себе.

Никольский вошёл в квартиру. Я ушла в гостиную и села на диван. Глеб опустился передо мной на колени и взял мои руки в свои. Я попыталась вырвать их, но он держал крепко.

– Я хочу увидеть твои руки, – прошептал он.

Повязки уже сняли, но руки ещё не зажили.

– Смотри! Может быть, после этого, ты оставишь меня в покое!

Его лицо стало непроницаемым, когда он поднял рукав халата, и увидел на локтевой части руки, уже начавшие бледнеть, шрамы. Я смотрела на него, не отрывая взгляда. Злость обуяла его и он прорычал:

– Она заплатит за то, что сделала!

Затем, мужчина наклонился и стал покрывать поцелуями мои шрамы. Сердце, куда-то ухнуло, и забилось как сумасшедшее. Никольский уткнулся лицом в мои колени, обхватив ноги руками. Я несмело стала гладить его волосы. Глеб поднял голову и сказал:

– Не отталкивай меня, пожалуйста… Мне плохо без тебя…

Мужчина снова стал целовать мои руки. Поднимаясь вверх, развязал халатик и поцелуями покрыл грудь, на которой виднелся небольшой шрам. Он тоже уже почти побледнел. Глеб нахмурился, и, подняв на меня глаза, с жадность, накрыл мои губы своими. Рука, уже мяла набухшую, от возбуждения грудь, и теребила твёрдую горошину соска. Я таяла от его ласк и жаждала этих прикосновений! Подхватив на руки, он отнёс меня на кровать. Халатик и трусики полетели на пол. Наблюдая, как раздевается любимый мужчина, я поняла, что снова угодила в его умело расставленную ловушку. Я, ведь, обещала себе, забыть Никольского, научиться жить без него, но опять растеклась лужицей от его прикосновений. Мы растворились друг в друге. Страстные поцелуи, безудержные ласки, возносящие душу и разум к пику блаженства. Глеб не отрывался от моих губ, одновременно усиливая толчки, и погружаясь в меня на всю длину. Разрядка нахлынула мощным взрывом, накрывшим нас обоих. Осознание того, что Никольский осеменил меня, пришло позже! Таблетки я не пила, и напрочь забыла, какой период цикла был у меня в настоящий момент.

– Боже, мой! Ты кончил в меня!

– И?..

– Я не пью таблетки! Почему ты без презика?

Никольский снова накинулся на мои губы, подминая меня под себя. Овладев мною повторно, и вновь ввергнув мой разум в водоворот страсти, Глеб прошептал:

– Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

– Зачем я тебе, с такими уродствами?

– Мне это не важно! Мне важно, чтобы ты была рядом со мной!

Никольский снова накрыл мои губы своими.

– Что ты мне ответишь? – в перерывах между поцелуями, допытывался мужчина.

– Не знаю, мне нужно подумать…

– Учти, что отказа я не приму!

Глеб перевернул меня на живот и вошёл сзади, покрывая поцелуями шею и покусывая мочку уха.

Уснули мы глубоко за полночь. Глеб всю ночь не выпускал меня из объятий. Утром проснулась от нежных прикосновений сильных тёплых рук, ласкающих мою грудь. Крепкий стояк упирался в ягодицы. Никольский прикусил кожу на шее, и прошёлся языком по месту укуса. Рука спустилась к промежности и нырнула в горячую и уже влажную глубину. Я застонала. Мужчина осторожно вошёл сзади и, нарастив темп, довёл меня до высшей точки блаженства. И этот, гад, снова кончил в меня!

– Глеб! Ты издеваешься? – возмутилась я.

Но Никольский, не говоря, ни слова, развернул меня к себе и стал целовать. Я пыталась отстраниться, но сильные ладони держали крепко моё маленькое тельце. Наконец, хватка ослабла, и я сумела высвободиться из объятий Глеба.

– Никольский, ты маньяк!

– Да, с тобой я становлюсь одержимым, – прошептал мне в губы мужчина.

Наши глаза встретились. Я смотрела на Глеба неотрывно, и его глаза становились почти чёрными. Мужчина сглотнул и прошептал:

– Я люблю тебя…

Никольский прижал меня к себе и вдруг спросил:

– Ты помнишь свою маму?

Я замерла.

– Мне было пять, когда она умерла. Я очень смутно её помню. В моей памяти всплывают некоторые эпизоды, когда она пела мне песни, укладывая спать, и целовала в щёку, со словами: «Спи, моя принцесса! Пусть приснится тебе чудесный сон!»

– А я помню её очень хорошо. И помню тебя маленькой. Ты была такой милой крошкой. Мне всегда хотелось тебя потискать. Когда мы приходили к вам, ты пряталась от меня, не знаю почему… Наверно, я полюбил тебя, ещё в детстве, – Глеб поцеловал меня в лоб.

Я уткнулась в грудь мужчины и задумалась: «Возможно, судьба не зря нас свела?»

– Пора вставать, уже половина восьмого! Тебе же на работу! – с беспокойством сказала я.

Никольский засмеялся.

– Ты так волнуешься, как будто, если я опоздаю, меня уволят! Ты не забыла, что это моя компания?

– А кто теперь вместо меня работает?

– Забрал секретаря у Масловского. Галина Ивановна в курсе всех дел. Учить её не надо, так что…

– Глеб, иди в душ, а я пока, приготовлю завтрак.

– Да, моя красавица! – Никольский поцеловал меня в губы и встал.

Пожарила яичницу с беконом. Подала с овощным салатом, и накормила своего любимого мужчину. Никольский уехал в половине девятого, а я принялась за работу. После обеда приехал Ткачёв.

– Что-то случилось? – забеспокоилась я.

– Я не могу до вас дозвониться! Возможно, я ошибся, и записал номер неправильно? Дайте мне ваш телефон!

– Он лежит на столике. В «Контактах» есть мой номер. Вы хотите кофе?

– Не откажусь.

Мужчина взял мобильник, а я отправилась на кухню. Ткачёв разглядывал фотографию в рамке, где мы с Ленкой стоим на Трафальгарской площади, возле фонтана, когда я принесла чашечку с ароматным напитком.

– Красиво! Это вы где?

– Это, Лондон! Ну как, проверили?

– Да! Ошибка была в последней цифре. Я отзвонился, теперь у вас есть мой номер, Звоните, если что!

Ткачёв выпил кофе и, попрощавшись, ушёл. Я решила выйти в магазин. Некоторые продукты заканчивались, и нужно пополнить запас. Я жила в новостройке, поэтому ближайший супермаркет, располагался в квартале от моего дома. Пробираясь по ещё не заасфальтированной дорожке, я вдруг увидела, знакомую машину, остановившуюся возле магазина. Из неё вышел Игорь и Юля! «Каким ветром их сюда занесло?» Парочка отправилась в супермаркет. Решила понаблюдать за ними. Я встала за небольшое временное строение, и стала ждать их появления. Сегодня было прохладно, а я надела лёгкие кроссовки. Не думала, что придётся так долго стоять. Ноги начали подмерзать. Я переминалась с ноги на ногу, стараясь согреться. Прошло почти полчаса, и два объекта наблюдения, с большими пакетами, вышли из магазина. Загрузив всё в багажник, они выехали со стоянки, и свернули во двор дома, в котором находился супермаркет. Я быстро пробежалась до угла дома, и осторожно выглянула. Машина остановилась посередине дома. Я посчитала подъезды. Парочка выгрузив пакеты, вошла в пятый подъезд. «Возможно, они снимают здесь квартиру, для своих встреч?» – подумала я. Взглянув на свои ноги, увидела, что мои бедные кроссовки и светло-голубые джинсы, залеплены грязью. Я вернулась домой. Быстро сняла с себя одежду и включила стиральную машину. Вымыла кроссовки, и решила, что в магазин я не пойду. Телефонный звонок, отвлёк меня от моих мыслей. Звонил Ткачёв.

– Привет, Даниэлла! Есть новость!

– Здравствуйте! У меня тоже !

– Начинайте! Что за новость?

– Юля с Игорем, снимают квартиру, недалеко от меня!

– Да! Только не снимают, а это собственность Игоря. Приобрёл, буквально, вчера. Вы откуда узнали?

– Отправилась за покупками, и увидела их возле супермаркета.

– Ещё одна новость! Дети Юлии, действительно, не от вашего отца!

– И что теперь делать? Вы не думаете, что у них есть план и по устранению моего папы тоже?

– Да, мы рассматриваем такой вариант. Я соберу весь компромат на вашу мачеху, и вы свяжитесь с отцом. Назначите ему встречу. Думаю, пора уже заканчивать эту игру, пока не случилось чего!

– Согласна! Жду вашего звонка! До свидания!

Велесова заявилась вечером в хорошем настроении. Набросилась на меня с обнимашками.

– Лена! Что с тобой?

– Подруга, я, кажется, влюбилась! – закружила меня по комнате Ленка.

– Насколько я помню, ты говорила, что любовь – это чепуха!

– Наверно, не встретила, просто, человека, сумевшего разбудить моё сердце!

– И кто же этот счастливчик?

– Заместитель, Яра! Когда я пришла работать в фирму, он уехал в командировку! И вот сегодня я впервые его увидела! И всё! Влюбилась с первого взгляда! Никогда в это не верила! И на тебе!

– Здорово! И как его зовут?

– Дамир!

– Ух, ты! Имя какое красивое!

– А какой он сам красивый, умный, весёлый и самый, самый!.. Не представляла, что можно встретить все эти качества в одном человеке!

– Счастлива за тебя! – я поцеловала подругу в щёчку.

– А ты, как себя чувствуешь?

– Отлично!

Пришлось рассказать Велесовой про Юлю и Игоря. Про то, что приходил Никольский, я умолчала. Мы выпили кофе и, поболтав ещё немного, подруга засобиралась домой. В дверь позвонили. Ленка насторожилась.

 

– Кто это?

Я пожала плечами и пошла открывать. На пороге стоял Глеб, с огромным букетом красных роз. Ленка ошарашено смотрела на Никольского. Мужчина тоже смутился, явно не ожидая увидеть Велесову.

– Привет, девочки! – Глеб прошёл в прихожую и, вручив букет, поцеловал меня в щёку.

– Привет! – поздоровались мы одновременно.

Велесова удивлённо взглянув на меня, сказала:

– Даля, завтра увидимся! Всем пока! – девушка схватила сумочку и выбежала за дверь.

Я поставила цветы в вазу, и почувствовала, как Глеб обнял меня сзади.

– Ты подумала над моим предложением? Ты выйдешь за меня?

Я повернулась к нему, и мы, молча, смотрели друг на друга, пока Никольский не прошептал:

– Почему ты не отвечаешь?

– Глеб, я думаю, что ты торопишься.

– Нет! Я хочу, чтобы ты всегда была рядом!

Его губы нашли мои и нас закружил водоворот страсти.

– Я соскучился…

Марафон любовных игр продолжался до позднего вечера. Мой неутомимый мужчина снова и снова приводил меня к пику наслаждения.

Утром, собираясь в офис, Никольский сказал:

– Я приглашаю тебя на ужин, в ресторан! Будь готова к восьми!

Глеб поцеловал меня в губы и уехал.

Глава 11

До моего двадцати пятилетия оставалось несколько дней. Велесова позвонила ближе к обеду.

– Привет, дорогая! Как прошла ночка? Когда ты собиралась мне сказать, что вы встречаетесь с Никольским? – заваливала вопросами подруга.

– Лена, прости! Никольский прёт на пролом! Требует, чтобы я вышла за него замуж!

– Ого! Вы уже так далеко зашли? Вечером расскажешь поподробнее! Но я, ведь, звоню не по этому! День рождение твой, где будем отмечать?

– Я ещё не думала! А стоит ли устраивать праздник?

– Так! Твой пессимизм и упадническое настроение, меня бесят! Организацию торжества, беру на себя! Это будет мой подарок тебе! Вечером обсудим!

– Извини, но сегодня, Глеб пригласил меня на ужин!

– Ясно… Тогда, перенесём на завтра!

Ленка замолчала, как будто обдумывая что-то.

– Боюсь, он причинит тебе боль. У меня плохое предчувствие.

Я насторожилась.

– Что уже может произойти?

– Не знаю. Но на душе, как-то неспокойно.

Действительно, Ленкина чуйка, никогда не подводила! Несколько раз спасала меня от опрометчивых поступков, а один раз, спасла от смерти. Во время учёбы в Англии, мы как-то, собрались съездить в Национальный парк Юг Даунс, чтобы посмотреть Винчестерский собор. Но в последний момент, Ленка выдернула меня и Дэвида из машины, сказав, что у неё разболелась голова, и мы должны побыть с ней. В итоге, машина, на которой поехали наши знакомые, попала в аварию. Два человека, с травмами, доставили в больницу. Фура въехала в микроавтобус, как раз в то место, где должна была сидеть я!

– Не переживай! Я только схожу с ним в ресторан!

– Отправишь мне сообщение, когда будешь дома!

– Да, мой генерал! – отрапортовала я.

– Удачи! – подруга закончила разговор.

Я задумалась. Но отогнав от себя плохие мысли, принялась за работу. Творческий настрой пропал, в голове витал вопрос: «Что надеть в ресторан?» Открыв шкаф, стала перебирать вещи, и вспомнила, что в Англии, перед отъездом в Россию, купила красивое вечернее платье. Оно было с открытыми плечами, и длинным рукавом. Тёмно-сиреневое кружево, с вплетенной золотой нитью, смотрелось на мне шикарно. Приготовила черные лаковые туфельки и черный с золотом клатч.

Никольский подъехал ровно в восемь часов. Я надела белое кашемировое пальто и спустилась к машине. Глеб вышел из «Ламбарджини» и помог сесть в авто.

– Ты великолепна! – восхищённо произнёс мужчина.

– Спасибо! – засмущалась я.

Никольский привез меня в самый дорогой ресторан. Я заказала тёплый салат с морепродуктами, филе лосося с соусом из томатов черри, мацареллой и баклажаном гриль, а на десерт, мусс из белого шоколада и мандарина с миндальным бисквитом. Вино я выбрала французское белое сухое Шабли Премье Крю. Никольский заказал салат с пармской ветчиной и инжиром, ягнёнка с ореховым кремом и овощным гратеном, на десерт, тирамису. Вино Глеб предпочёл, так же французское, красное сухое, Chateau Haut-Brion. Наслаждаясь прекрасно приготовленными блюдами, Никольский вспоминал всякие смешные истории из своей университетской жизни. Он окончил Йельский университет, в Штатах. Перед подачей десерта, Глеб, вдруг, встал, и, подойдя ко мне, опустился на одно колено. Достав коробочку с кольцом, он сказал:

– Даниэлла! Я люблю тебя! Хочу, чтобы ты вышла за меня замуж!

С этими словами, не получив моего согласия, Никольский надел кольцо на палец, и поцеловал мне руку. Все присутствующие в зале посетители, зааплодировали. Официант принёс два бокала шампанского от заведения, и я, как под гипнозом, выпила его. Когда же пришло осознание происшедшего, я, стараясь держать себя в руках, прошипела:

– Ты даже не удосужился дождаться моего ответа! Я не собиралась выходить за тебя замуж!

– Но ты выйдешь! – твёрдо произнёс мужчина.

– Я говорил тебе, что отказы не принимаются!

Глеб наклонился и страстно поцеловал меня в губы. Зал снова разразился аплодисментами.

– Глеб, это безумие! У меня другие планы, и ты в эти планы не входил!

– А теперь, буду…

Я растерялась и не знала, что ответить. Мы принялись за десерт. Ужин подошёл к концу. Мы вышли на улицу. Уже стемнело, и дул холодный ветер.

– Поедем ко мне? – предложил мужчина.

– Нет, я домой хочу! – настаивала я.

– Мы едем ко мне! И никаких отказов я не принимаю!

Я взглянула на Никольского.

– Да ты, деспот! Предлагаешь, щеголять по твоему дому в вечернем платье?

– У меня есть, во что тебя переодеть!

– Интересно! Я не собираюсь надевать вещи твоих бывших любовниц!

– Почему ты решила, что они, моих бывших? Я купил их для тебя!

– Ты отвезёшь меня домой! Иначе, я вызываю такси, и уезжаю одна!

– Хорошо, – удивительно спокойно сказал Глеб.

Устроившись в авто, я попросила Никольского включить какую-нибудь музыку.

– Любишь классику? – спросил мужчина.

– Да!

Глеб провёл по экрану пальцем, и салон заполнила музыка Антонио Вивальди, «Времена года».

– Обожаю Вивальди! – восхищённо произнесла я.

– Я тоже! Наши предпочтения, схожи!

Никольский улыбался мне, показывая красивые ровные зубы.

– Да, и это удивительно…

Я прислонилась лбом к стеклу и закрыла глаза, впитывая в себя волшебную мелодию этого выдающегося композитора конца XVII-начала XVIII веков. Я не заметила, как уснула. Глаза открыла, когда Никольский нёс меня на руках в огромный особняк.

– Глеб! Почему ты привёз меня сюда? – возмутилась я, пытаясь освободиться от крепких рук мужчины.

– Не дёргайся! – рыкнул Никольский.

– Ты спала, и я решил увезти тебя к себе! Переночуешь у меня. Заодно, и познакомишься с домом, где тебе предстоит жить, после свадьбы!

– Я не давала согласия на брак с тобой!

Мужчина улыбнулся.

– Ты приняла кольцо, а это значит, что ты согласилась!

Я с недоумением смотрела на Глеба.

– Ты сам одел его, не дождавшись моего ответа!

– И ты не сказала, нет! И не сняла кольцо! – настаивал мужчина.

Рассмотреть особняк Никольского не представлялось возможным, так как, было уже темно. Внутренняя же обстановка дома была сдержанной. Ни какой вычурной супермодной мебели не было. Но чувствовалось, что хозяин стремился создать уют. И у него получилось. Это был пример умного дома. По всей квартире стояли датчики. Свет при входе в помещение включался, и выключался, если там ни кого не было. Голосовыми командами можно было включить музыку, телевизор, закрыть шторы. С телефона можно контролировать весь дом. Включить тёплые полы в нужных комнатах, прибавить или убавить отопление.

– Хочешь кофе? – спросил Глеб.

– Не откажусь!

К нашему приходу кофеварка уже сварила напиток. Кухня была оборудована по последнему слову техники. Для того, кто любит баловать близких, вкусно приготовленной пищей, она покажется раем.

– На такой кухне, одно удовольствие готовить! – восхитилась я.

– Ко мне приходит повар каждое утро! Он готовит завтрак и ужин. Это в будние дни. В выходные, он готовит завтрак, обед и ужин. Так что ты будешь освобождена от этой рутины. Тебе останется только составить меню.

– Никольский, ты невозможен!

Мы выпили по чашечке кофе, и мужчина, взяв меня за руку, повел на второй этаж. Красивая, с металлическими коваными перилами, лестница, привела нас в большой холл, где стояли стеллажи с книгами. Все полки были заполнены старинными фолиантами. Я с интересом рассматривала их.

– Ого! Удивительно, сколько у тебя старинных книг! Кто в твоей семье увлекался коллекционированием? Здесь же целое сокровище!

– Да! Согласен! Это точно сокровище! Три поколения нашей семьи, начиная с прадеда, собирали библиотеку редких книг! Некоторые, здесь, существуют в единственном экземпляре!

Мужчина потянул меня в одну из комнат.

– Хватит разговоров! Я хочу поскорее раздеть тебя и погрузиться в твою горячую глубину!

От его слов, мурашки поползли по всему телу. Дыхание участилось, а сердце грозилось выскочить наружу от, внезапно, нахлынувшего возбуждения. Я послушно вошла в спальню и замерла. Комната была огромной! И, почти, третью её часть, занимала круглая кровать. Она красовалась слепящим белым пятном, среди чёрной с серыми вставками, мебели.

– Да это целый аэродром! Сюда поместится человек десять! Зачем тебе такая кровать? – удивлялась я.

– Люблю простор!

Я засмеялась.

– Да здесь можно потеряться!

Никольский подошёл сзади и обнял меня, целуя в шею.

– Хочу тебя… У меня крышу сносит от твоей близости…

Глеб развернул меня к себе и жадно поцеловал. Я упёрлась руками в его грудь. Мужчина взял мою ладонь в свою, и, опустив её вниз, прижал к своему паху. Я вздрогнула, ощутив под пальцами, возбуждённый орган.

– Чувствуешь?

Никольский стал раздевать меня, попутно покрывая поцелуями моё тело. Я заворожено наблюдала за его руками, которые ловко освободили меня от одежды. Я стояла перед мужчиной абсолютно голая.

– Раздень меня! – приказал Глеб.

Я повиновалась. Никольский следил за каждым моим движением. Я сняла пиджак, развязала галстук. Следующей в очереди была рубашка. Снимая брюки и боксеры, мне пришлось опуститься на колени. Возбуждённый член вырвался на свободу и колыхался у моего лица. Я подняла глаза на Глеба. Его синяя радужка, стала чёрной. Я сглотнула и прикусила губу.

– Поцелуй его, – прошептал мужчина.

Осторожно обхватив руками каменный орган, я нежно поцеловала крупную головку, а затем, захотелось взять её в рот. Мне показалось, что она ещё увеличилась в размере. Я никогда не делала минет мужчинам, но это получилось как-то само собой. Член почти поместился в моем рту и упирался в глотку, от чего сработал рвотный рефлекс.

– Расслабь горло и постарайся принять его целиком, – наставлял меня Никольский.

Он стал потихоньку двигаться, и вскоре я как-то сумела принять его полностью. Поступательные движения увеличились и мужчина, застонав, кончил мне на грудь. Я сидела на полу у его ног и чувствовала себя, почему-то, очень счастливой. И это было странно. Глеб поднял меня, и, подхватив на руки, понёс в ванную. Мы вместе приняли душ. Обмывая моё тело, Никольский тихо прошептал:

– В следующий раз, я кончу в твой прелестный ротик, и ты проглотишь моё семя, всё, до последней капли…

Волна возбуждения снова накрыла с головой, и я издала звук, похожий на стон. Рука мужчина накрыла мою грудь, а вторая, чуть наклонила меня вперёд. Никольский ворвался в меня сзади, и стал неистово вбиваться в моё тело. Какая-то невидимая пружина натянулась внутри меня, грозясь лопнуть. И этот момент настал. Мириады искр разлетелись внутри моего тела, и цунами обжигающего блаженства разлилось по венам. Обессиленная, я почти сползла на пол душевой кабинки, но Никольский снова подхватил меня на руки и, укутав в полотенце, унёс на кровать.

– Ты решил всё время носить меня на руках? – смеялась я.

– Да, девочка моя! – Глеб навис надо мной и поцеловал в губы.

Утомлённые любовью, мы уснули, глубоко за полночь. Всю ночь любимый мужчина не выпускал меня из своих крепких объятий. Проснулась я от настойчивых поцелуев Никольского. Всё тело ныло от приятной боли, и вставать совсем не хотелось.

– Ты можешь остаться у меня, – предложил Глеб.

– Нет! Я должна вернуться домой! – потянувшись в кровати, сказала я.

– Семён приготовил завтрак. Вставай и спускайся в столовую. Вещи найдёшь в гардеробной, – мужчина наклонился и поцеловал меня в губы.

Я отправилась в душ и, приведя себя в порядок, накинула лёгкий шёлковый халатик. Гардеробная комната была огромных размеров и состояла из двух частей. Стена из матового стекла, делила её пополам. Слева, в идеальном порядке, висела одежда Глеба. Посередине стояло большое напольное зеркало. Обувь, была аккуратно расставлена на специальных полках, которые тянулись по периметру помещения. Я вошла в, так называемую, «женскую половину» гардеробной, и обомлела. На плечиках висела разнообразная одежда в полиэтиленовых чехлах. Здесь её было столько, что я даже растерялась. Вечерние платья, брючные костюмы, повседневная одежда, и обувь, наверно, к каждому комплекту! Никольский хорошо изучил меня. Цвета подобраны, именно те, которые я люблю: все оттенки сиреневого, изумрудный, голубой и белый. В выдвижных ящичках красовалось нижнее бельё от известных брендов. Я выбрала голубые джинсы, белую футболку, теплый трикотажный свитерок и белые кроссовки.

 

Выйдя из спальни, увидела Глеба, который сидел в кресле библиотечного холла и строчил кому-то сообщение. Когда я подошла, он тут же спрятал телефон в карман и встал.

– Великолепно выглядишь! Смотрю, я не ошибся с размерами! – улыбнулся мужчина.

– Я в шоке! У меня дома нет столько одежды, сколько здесь!

Никольский впился в мои губы страстным поцелуем, прижимая к своему телу.

– Идём завтракать, а то я снова утащу тебя в спальню!

В столовой стол был накрыт на двоих. Плотно подкрепившись, мы вышли в прихожую. Глеб помог надеть пальто и подал мне пакет.

– Здесь платье, туфли и клатч.

– Спасибо!

В машине, достав из сумочки телефон, обнаружила бесчисленное количество пропущенных звонков от Велесовой. «Боже! Я же забыла отправить ей сообщение вчера!» Набрала СМС, и тут же раздался телефонный звонок.

– Привет! Извини меня, пожалуйста!

«Даля, где ты была? Я братца вчера подорвала, чтобы съездить к тебе вечером! Консьерж сказал, что ты не возвращалась! Ты была у Никольского?»

– Прости, прости, пожалуйста! – умоляла я.

Никольский с интересом наблюдал за мной.

– Приезжай сегодня вечером! Поговорим! Я, сейчас, еду домой! Пока!

– С кем ты говорила? – настойчиво спросил мужчина.

– С Велесовой! Она просила позвонить ей вечером, а я…

Никольский перебил меня.

– Я не хочу, чтобы ты общалась с сестрой Яра!

Я ошарашено смотрела на мужчину.

– То есть?..

– Не хочу, чтобы ты дружила с этой девицей! – раздражённо произнёс Глеб.

– Извини! Лена, моя самая близкая подруга! И бросать её, ради твоей прихоти, я не буду!

Желваки заиграли на лице Никольского.

– Может, и Велесов тебе близкий друг? – прорычал мужчина.

– Может быть! И мне интересно, чем это тебе, так не угодила моя подруга? Уж не тем ли, что вышвырнула твою Диану из кабинета? Тогда назревает вопрос у меня! Не поторопился ли ты, милый, делая мне предложение? Может тебе стоило позвать Зорину замуж?

– Возможно!

Я со злостью взглянула на Глеба. Машина остановилась у моего подъезда. Выйдя из авто, я сняла кольцо и положила на сиденье джипа.

– Удачи, Никольский! Одежду верну после чистки!

Захлопнув дверь, я не оборачиваясь, отправилась домой. Никольский не пытался меня остановить. Я слышала, как завизжали колёса машины, и она рванула с места.

Глава 12

Вернувшись домой, бросила пакет с вещами в прихожей. Кроссовки были, практически чистыми. Я вымыла их и поставила на сушилку. Одежду, так же, сняла. Постираю, и верну Никольскому! «Мне ничего от него не нужно!» Слёзы тихо катились по щекам. Горячий травяной чай, дал успокоение. Я легла на кровать и заснула. Проспала я, почти, до обеда. Достала из морозилки пачку пельменей, и приготовила себе покушать. Нужно было завершать проект, а я застряла на внутренней отделке. Ни каких мыслей в голову не приходило. Звонкая трель телефона отвлекла от размышлений. Звонил Ткачёв.

– Здравствуйте, Даниэлла!

– Здравствуйте!

– Могу я приехать к вам?

– Конечно…

– Буду, через полчаса! – мужчина отключился.

Я убрала лишние вещи из гостиной, помыла посуду, которая осталась лежать в раковине, после обеда, и устроилась на диване. Открыла мобильник, ни звонков, ни сообщений от Никольского не было. «Ну и отлично!» Телефон полетел в угол дивана. «Не собираюсь, ради мужика, даже, которого люблю, предавать подругу, готовую ради меня на всё!» В дверь позвонили. Увидев через дверной глазок, Ткачёва, я открыла. Он прошёл в гостиную и положил папку на столик.

– Здесь собраны все компоментирующие факты, против вашей мачехи. Вам следует встретиться с отцом и передать ему эту папку. Как назначите встречу, сообщите мне. И, пожалуйста, ни какой самодеятельности!

– Хорошо…

– Я должен идти! До свидания!

Ткачёв вышел и захлопнул дверь. Я взяла папку и открыла её. В файлах лежали фотографии и копии документов, заверенные нотариусом. Были здесь и копии бумаг, подтверждающих, что Марк Генрихович Гросс, не является отцом Юлиных детей. А так же подтверждение того факта, что Кириллов Игорь Васильевич, на 99,9%, отец этих детишек. Я закрыла папку и отложила её в сторону. Взяла заброшенный в угол дивана телефон и набрала номер отца. Звонок был сброшен. «Отлично! Не хочешь со мной говорить? Ладно!» Я набрала номер Ткачёва. Он ответил сразу.

– Даниэлла!

– Артём, я только что звонила отцу, он сбрасывает мой номер!

– Так…

Мужчина замолчал, видимо, соображая, что делать.

– Попробуйте ещё раз позвонить, через какое-то время. Если не захочет говорить, придётся поехать к нему в офис без предупреждения      . Желательно звонить пока он на работе. Он до какого времени в офисе?

– Где-то до семи…

– Я перезвоню вам в восемь! Не поздно будет?

– Нет, что вы! Можете звонить мне хоть до двенадцати!

Мужчина засмеялся.

– Я перезвоню, до свидания!

Через час, я снова позвонила отцу, но результат был тот же. Наконец, на четвёртую или пятую попытку, он ответил.

– Что тебе нужно? – не поздоровавшись, прорычал отец.

– Здравствуй, папа! – спокойно сказала я.

– У меня нет времени, на разговоры с тобой! Говори, что ты хочешь!

– Мне нужно встретиться с тобой.

– Для чего? Чтобы обсудить, за сколько ты собираешься продать мне свои акции?

– Нет, папа. Скажи, когда я могу приехать к тебе в офис?

– Ты могла бы приехать к нам домой!

– Это деловой разговор, и его лучше обсудить в офисе.

Он немного помолчал, потом ответил:

– Завтра, в 15:00, жду тебя в своём кабинете! – отец отключил мобильник.

Я тут же перезвонила Ткачёву и рассказала ему о назначенной встрече. Договорились, что он приедет ко мне завтра, в час дня, чтобы обсудить детали. Я села за работу, но снова выключила компьютер, просидев битый час за ноутбуком, бездумно гипнотизируя экран. Решила заказать суши, к приходу Велесовой. Их доставили за пятнадцать минут до прихода подруги. Ленка запыхавшаяся, вошла в квартиру, и уселась на кушетку, тяжело дыша.

– За тобой черти гнались, что ли?

– Ага! У вас лифт не работает! Консьерж сказал, что свет в подъезде временно отключили! Работают электрики.

Отдышавшись, Велесова прошла в гостиную, где я уже поставила контейнер с суши и приготовила тарелочки.

– Вау! Суши! – Ленка радостно уселась на диван и стала накладывать роллы в тарелочку.

– Рассказывай! – потребовала подруга.

– Что именно?

– Как провела вчера время!

Я опустила глаза.

– Трахались?

Мои щёки обожгло румянцем.

– Лена!

– Что, Лена? Если он увез тебя к себе…

– Вчера он сделал мне предложение и подарил кольцо…

– И где оно? Покажи! – встрепенулась Велесова.

– Сегодня утром я вернула его обратно!

Подруга захлопала глазами.

– Почему?

Я не стала говорить истинную причину, и поэтому соврала.

– Я не готова! И ещё, я же хотела открыть свой бизнес! А с замужеством, думаю, что придётся похоронить свою мечту!

– И как Никольский на это отреагировал?

– Психанул и уехал…

– Да…

Ленка поглощала суши с завидной быстротой.

– А у тебя как дела с Дамиром?

– Ни как! Яр сказал, что у него есть невеста, и скоро свадьба, – на глазах у подруги навернулись слёзы.

Я присела рядом с Леной и обняла её. Девушка уткнулась мне в плечо, и громко зарыдала:

– Ну почему мне так не везёт? Влюбилась, впервые в жизни, а он женится!

Я гладила подругу по кудрявой голове и не знала, как её успокоить.

– Знаешь, мне кажется, что я тоже ему нравлюсь, но уже поздно что-то менять…

– А почему поздно?

– Яр сказал, что его родители заплатили калым за невесту, и к свадьбе всё готово! Знаешь, он даже ни разу не видел её!

– Как это так?

– Он мусульманин! Родители договорились между собой и сосватали! Хочешь ты или нет, тебя ни кто не спрашивает! Он не пойдёт против семьи!

– Ого! Вот это порядки!

– И ещё, возможно, она очень красивая девушка! И он, увидев её, полюбит!

Подруга вытерла слёзы и сказала:

– Я же пришла не за тем, чтобы слёзы лить! Где ты хочешь отметить день рождение?

– Я бы вообще не отмечала его!


Издательство:
Автор
Поделиться: