Название книги:

Странные приключения Ионы Шекета

Автор:
Павел (Песах) Амнуэль
Странные приключения Ионы Шекета

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Песах (Павел) Амнуэль, 2014.

© Издательство «Млечный Путь», 2014.

© ООО «Остеон-Пресс», оцифровка текста, вёрстка, 2014.

* * *

Автор: о времени и о себе

Павел Амнуэль – физик, лирик, фантаст и прозаик


Павел (Песах)[1] Рафаэлович Амнуэль родился 20 февраля 1944 года в городе Баку. В 1967 году закончил физический факультет Азербайджанского государственного университета и в течение 23 лет работал в лаборатории физики звездных атмосфер – сначала в Шемахинской астрофизической обсерватории, а с 1979 года – в Институте физики в Баку. Темой диссертационной работы, защита которой прошла в Ереване в 1972 году, было исследование способов обнаружения нейтронных звезд. Способов на самом деле немного, и один из них – поиск периодического пульсирующего рентгеновского излучения – был предсказан в нашей с О. Х. Гусейновым статье в 1968 году (рентгеновские пульсары были обнаружены 4 года спустя).

В 1970-1980 годах занимался изучением захвата нейтронными звездами межзвездного газа, исследованием способов обнаружения релятивистских звезд в двойных звездных системах, эволюцией планетарных туманностей и т. д. В 1974 году в соавторстве с О. Х. Гусейновым опубликовал статью, в которой утверждал, что космический рентгеновский фон создается множеством дискретных слабых источников, и только недостаточная чувствительность аппаратуры не позволяет разложить наблюдаемое излучение на отдельные объекты. В то время эта гипотеза вызвала резкую критику со стороны практически всех астрофизиков, занимавшихся исследованием рентгеновского космического фона. И лишь в начале 2000 года проблема была решена – исследования с помощью аппаратуры спутника «Чандра» показали, что рентгеновский фон действительно создается дискретными источниками, а не горячим газом.

В 1978 году опубликовал в «The Astrophysical Journal, Supplemet Series» в соавторстве с О. Х. Гусейновым и Ш. Ю. Рахамимовым самый полный по тем временам Каталог рентгеновских источников, где были собраны полные данные по 625 объектам. Каталогом этим пользовались, в частности, и советские, и американские ученые при подготовке наблюдений с борта космических аппаратов. В начале восьмидесятых в соавторстве с О. Х. Гусейновым было проведено исследование эволюции маломассивных тесных двойных систем. В конце восьмидесятых совместно с О. Х. Гусейновым и Ю. С. Рустамовым разработал новую шкалу определения расстояний до планетарных туманностей. Исследованием эволюции планетарных туманностей занимался и в Израиле, в Тель-Авивском университете.

Работы, сделанные в соавторстве с О. Х. Гусейновым, дважды получали бронзовые медали ВДНХ СССР. Всего за время работы в ШАО и ИФАН опубликовал более 60 научных работ и 4 научно-популярные книги: «Релятивистская астрофизика сегодня и завтра» (1979, изд. «Знание»), «Сверхновые» (1981, изд. «Знание»), «Загадки для знатоков» (1984, изд. «Знание») и «Небо в рентгеновских лучах» (1984, изд. «Наука»). Первая из этих книг заняла второе место (после книги И.С.Шкловского «Вселенная, жизнь, разум») на конкурсе издательства «Знание» на лучшую научно-популярную книгу 1979 года.

В 1990 году репатриировался в Израиль и три года работал в астрофизической лаборатории Тель-Авивского университета, опубликовав за это время 8 научных работ в западных журналах. С 1995 года перешел на профессиональную журналистскую деятельность – работал редактором еженедельников «Час пик» и «Черная маска», а с июня 1997 года по март 2001 года был главным редактором журнала «Алеф», издающегося в Израиле и распространяющегося в 47 странах мира. С июня 2002 года по июнь 2004 – редактор газеты «Время».

Первый мой фантастический рассказ «Икария Альфа» был опубликован в октябре 1959 года в журнале «Техника – молодежи». В дальнейшем публиковался в журналах «Уральский следопыт» (в основном), «Техника – молодежи» (гораздо реже), «Наука и религия» (повесть «Взрыв», 1996) и «Знание-сила» (всего один раз, рассказ «Высшая мера», 1990). Было много публикаций в коллективных сборниках «Фантастика» (изд. «Молодая гвардия»), «НФ» (изд. «Знание»), «Мир приключений» (изд. «Детская литература»), бакинских сборниках «Эти удивительные звезды», «Полюс риска» и др. Несколько рассказов написал в соавторстве с Романом Леонидовым (в шестидесятые годы).

Первая авторская книжка «Сегодня, завтра и всегда» вышла в издательстве «Знание» в 1984 году. Кроме одноименной повести здесь были опубликованы рассказы «Звено в цепи», «Через двадцать миллиардов лет после конца света», «Преодоление», «Невиновен», «Выше туч, выше гор, выше неба». В книгу «Капли звездного света» (1990 год, изд. «Молодая гвардия») вошли, кроме одноименной повести, рассказы из цикла о звездном капитане Киме Яворском: «Странник», «Летящий Орел», «Крутизна». В том же году в Баку вышла книжка «Приговоренные к высшей мере» (повесть «Высшая мера»).

После репатриации в Израиль написал больше, чем за все предыдущие десятилетия. Опубликовал две книги – повесть «День последний – день первый» (1993) и роман «Люди Кода» (1997), а также около 200 рассказов, часть которых была впоследствии собрана в циклы. В основном, это прогностическая фантастика об Израиле ХХI века, не только «обычном», но и об альтернативном. Рассказы о приключениях Ионы Шекета (израильском аналоге Ийона Тихого, фамилия которого переводится на иврит как «Шекет») объединены в восемь циклов: «Мемуары Ионы Шекета», «Зман-патрульный», «Звездные истории», «Иона Шекет в мире духов», «Институт безумных изобретений», «Иона Шекет – звездный разведчик», «Иона Шекет – рекламный агент» и «Литературная Вселенная Ионы Шекета».

В повести «День последний – день первый» рассказывается о том, как совершается Второе пришествие, после которого Творец решает вернуть время вспять – к началу творения, и начать все заново. Роман «Люди Кода», опубликованный в 1997 году (издательство «Миры»), рассказывает о приходе Мессии и Исходе человечества с Земли. Б.Н.Стругацкий сказал об этом романе: «Произведение необычное, странное, даже диковатое. Я читал его с огромным удовольствием и рекомендую всем, кто еще не читал». В романе «Тривселенная» (2000 год) речь идет о судьбе мироздания, включающего, кроме нашей Вселенной, еще два мира, в которых законы природы имеют духовную составляющую. Идея романа «Дорога к себе» (2003) – многомирие, многомерная сущность человека в Мультиверсуме.

В 2002 году в московском издательстве АСТ вышли две книги фантастических рассказов: «Все разумные» и «Что будет, то и будет». В том же году в московском издательстве «Вече» вышла моя книга детективов «Чисто научное убийство». В 2004 году израильско-украинское издательство «У камина» опубликовало роман «Тривселенная». В 2005 году в АСТ вышли еще две книги рассказов и повестей «Странные приключения Ионы Шекета» и «Час урагана».

В эти же годы рассказы и повести «Всё дозволено», «Что там, за дверью?», «Шесть картин», «Человек в окне» и другие публиковались в журналах «Искатель», «Мир Искателя», «Реальность фантастики», «Если», а также в сборниках фантастики издательства АСТ.

В 1982 году за рассказ «Выше туч, выше гор, выше неба» получил диплом клубов любителей фантастики «Великое кольцо» за наибольшую популярность среди читателей. Рассказ «Стрельба из лука» стал лауреатом международного конкурса, проведенного журналом «Техника-молодежи» в 1981 году, а рассказ «Невиновен» редакция журнала «Техника и наука» назвала лучшим рассказом 1981 года. Рассказ «Через двадцать миллиардов лет после конца света» включен в вышедшую в 1995 году антологию «Фантастика века». В 1997 году роман «Люди Кода» был назван на «Фанконе-97» лучшим русскоязычным фантастическим романом дальнего зарубежья. Впрочем, других романов на русском языке в дальнем зарубежье в том году просто не было, поэтому будем считать данное награждение неплохим анекдотом…

В 1994 году в Иерусалиме начал работать Клуб любителей фантастики, где мы – авторы и читатели – собираемся один раз в месяц и обсуждаем новинки жанра, события, связанные с фантастикой, рассуждаем о будущем, философствуем… Информацию о встречах в КЛФ можно найти на сайте клуба.

Много лет жизни ушло на работу в области методики создания фантастических идей. На мой взгляд, НФ-произведение без оригинальной НФ-идеи (или сюжета) теряет львиную долю своей прелести. Методика развития творческого воображения (РТВ) разрабатывалась в 1970-1980 годах, и в этой работе участвовал Р. Л. Леонидов, с которым мы написали несколько фантастических рассказов и историческую повесть «Суд». Не было бы этой методики и без участия Г. С. Альтшуллера (Г. Альтова) – без его идей, советов, без обсуждений и многочисленных дискуссий. В 1974 году по просьбе Г. С. Альтшуллера я написал книгу «Магический кристалл фантазии» – учебное пособие по РТВ для инженеров и изобретателей. Рукопись размножалась на ротапринте и распространялась среди слушателей курсов ТРИЗ. Две части этой книги (по ней вели преподавание РТВ педагоги ТРИЗ) были в 1999 году переработаны – это «Алгоритм новых идей» и «Патентный фонд фантастики». В 1986 году мы с Г. С. Альтшуллером разработали шкалу оценки фантастических идей «Фантазия-2» (работать с этой шкалой можно научиться, прочитав «Алгоритм новых идей»). В 1998 году получил Диплом «Мастер ТРИЗ» № 1.

 

В бытность редактором «Черной маски» (это приложение к журналу «Magazine» мы выпускали вдвоем с Даниэлем Клугером) пришлось заняться сочинением детективов – рынок требовал! Быстро почувствовал вкус к этому жанру и опубликовал несколько детективных романов и повестей, а также больше сотни коротких детективных рассказов из цикла «Приключения Бориса Берковича». Первые две части «Приключений Берковича» опубликованы в России в журнале «Мир Искателя», № 6, 2001.

© Домашняя страница Песаха Амнуэля

Мемуары Ионы Шекета

Посол на Дан-7

После того, как государства планеты объединились и возникли Соединенные Штаты Земли, я решил, что могу исполнить свою юношескую мечту и отправиться послом в какую-нибудь тихую столицу. Не из самых известных, конечно, не в Аресиду, что на Марсе, и даже не в Нагар, что на Ганимеде, спутнике Юпитера. Я не так самоуверен, как об этом рассказывают, с меня достаточно и такой, к примеру, планетки, как Дан-7, что расположена, если вы помните, в самом истоке четвертого галактического рукава, к западу от Большого угольного мешка, огромной темной пылевой туманности.

Послов, как известно, назначает подкомиссия по внешнесолнечным делам. Парламент Соединенных Штатов Земли – это настоящий город в городе, здание его размером с половину Иерусалима висит на высоте около трех километров над тем местом, которое когда-то называли Старым городом. Когда я подлетел на своей авиетке к главному входу, там летали кругами активисты движения «Свободу диаспоре Нептуна!» и не подпускали к воротам даже ракетоноситель начальника Генерального штаба. Мне пришлось загнать свой транспорт на платную стоянку (семьдесят монет в час!) и добираться до входа на крыльях, а это в моем уже немолодом возрасте, сами понимаете, занятие не из приятных.

Главный подъезд расположен в днище здания, и посетителю приходится подниматься будто в небесную канцелярию. Это сделано умышленно, чтобы показать каждому, что войти в здание парламента – все равно что подняться на горную вершину. Депутатский же вход расположен на крыше, и парламентариям приходится опускаться в зал заседаний пешком, что, по той же идее архитектора, должно убавить у наших избранников свойственной им спеси. Не знаю. Я бы предпочел войти, как делаю это в своем доме, – через боковое окно.

Вокруг ворот вилась над головой написанная на галактическом интерлинге надпись: «Добро пожаловать в парламент Соединенных Штатов Земли!». Я пожаловал и очутился в холле, посреди которого возвышался робот системы «Пожар», просвечивавший каждого входившего гамма-лучами высокого диапазона. Не люблю, когда меня просвечивают, у меня сразу начинает ныть печень, которую в прошлом году заменили на синтетическую по случаю застарелого цирроза.

– Эй, – сказал я роботу, – убери камеру. Нет при мне никакого оружия.

Робот дернул квадратной челюстью и сказал голосом телевизионного актера Дана Маркиша:

– А лазерная игла в правом кармане?

– Не в счет, – заявил я. – Это не оружие, это детская игрушка. Убивает мух.

– Придется сдать, – пропел робот. – В парламенте мух нет с две тысячи шестьдесят пятого года.

Лазер выпал из моего кармана и уплыл под потолок, влекомый магнитными захватами. В голове у меня на мгновение помутилось – так бывает всегда, когда я попадаю в сильное магнитное поле, это реакция на то, что в мой череп после аварии на шоссе Иерусалим-Дамаск вживили металлическую защелку.

Решив не связываться с тупым созданием, я последовал дальше, но путь мне преградила девушка с восточными чертами лица. Рост девушки достигал по меньшей мере трех метров, и это создавало некие неудобства в общении. Конечно, передо мной была всего лишь голограмма, но все же и голографические изображения секретарш надо бы приводить в соответствие с реальными возможностями посетителей и не вызывать у них (в данном случае – у меня) ощущение легкой мужской неполноценности.

– По какому вопросу? – улыбаясь, спросила девушка.

– Намерен просить разрешения отправиться послом на какую-нибудь дальнюю планету, – объяснил я. – Могу на Дан-7, могу на звезду Барнарда. Готов служить Соединенным Штатам Земли в любой точке Вселенной.

– Очень приятно, – сказала секретарша. – Пройдите в комнату один дробь сто десять, заполните анкету и отправляйтесь домой. Вас вызовут.

– Когда? – немедленно спросил я, поскольку в любом вопросе люблю ясность.

– Ответ получите в течение трех лет, – сказала девушка.

– Три года? – я не поверил своим ушам. Конечно, мне хорошо была известна медлительность нашей бюрократии. В прошлом году, когда мне понадобилось поменять двигатель в основании дома, где я жил в то время, муниципалитету потребовалось для этого две недели, и все это время я был лишен возможности по утрам подниматься в воздух, чтобы насладиться ароматами промышленных предприятий Димоны. Но три года…

– В течение трех лет, – повторила секретарша. – Это стандартная процедура для утверждения послов, – добавила она, потому что, должно быть, датчики, вживленные в мой затылок, показали сильнейшую степень возбуждения.

Я прошел сквозь голограмму – у меня не было ни сил, ни желания спорить с существом, которое, ясное дело, не понимало, с кем разговаривает. Девушка что-то проговорила над моей головой, но я уже не обращал на нее внимания. Я понимал, конечно, что секретарша, на честь которой я столь грубо покусился, немедленно вызовет охрану, и потому свернул в первый же коридор направо, включил личный рассеиватель сознания и присел на большую деревянную скамью.

Полминуты спустя мимо пробежали пять роботов из охраны здания – существа, совершенно неподкупные по причине полного отсутствия мозгов. Они, естественно, посмотрели в мою сторону, но рассеиватель работал в штатном режиме, и внимание роботов немедленно рассеялось и переключилось друг на друга. Я не стал следить за развитием событий в холле, где роботы принялись лупить друг друга, и быстрым шагом прошел к главным лифтам. Мне предстояло подняться на депутатский этаж, план которого я изучил, пользуясь данными компьютерной сети. Вместе со мной в кабину вошел высокий седовласый господин, одетый по моде прошлого сезона – в домашние трусы и длинную рубашку с короткими рукавами. Я никогда не гнался за модой, и на мне был, естественно, обычный костюм. Голова у меня сегодня была не в порядке, иначе я бы, конечно, сразу узнал депутата от Народной партии Ниссима Кореша.

– Какая встреча! – воскликнул депутат. – Давно не виделись!

– А когда это мы с вами вообще виделись? – довольно невежливо сказал я.

– Ну как же! Ведь вы голосовали за наш список в прошлом году!

– В прошлом году, – объяснил я, – я находился в командировке на Агропагге, третьей планете в системе Ахернара. А за Народную партию не голосовал отродясь. Моя партия – Возрождение, чтоб вы знали, господин депутат Кореш!

– Возрождение! – Кореш поморщился. – Неужели вы согласны с их программой? Неужели вы полагаете, что Соединенные Штаты Земли должны идти на уступки каким-то проционоамериканцам и отдавать им ни за что ни про что территорию Сириуса-2 и Капонуса-3 в придачу?

– Придется, – злорадно ответил я. – Эти территории достались нам в результате военных действий, вы не согласны?

– Согласен, – наклонил голову депутат. – Но когда это Земля отдавала то, что захватила ее доблестная армия?

– Не будем спорить, – примирительно сказал я. – Лучше подскажите мне, в каком кабинете я могу получить назначение на должность посла. Желательно – не в пределах Солнечной системы. Лучше всего – на Дан-7.

– Вы доброволец? – депутат посмотрел на меня оценивающим взглядом. – Как вас зовут?

– Мое имя Иона Шекет, – представился я. – В прошлом патрульный времени, космический путешественник… Впрочем, я много чем занимался, и если вы обо мне не слышали, это не делает вам чести, господин парламентарий. Теперь я на пенсии, но хочу еще послужить…

– Так вы тот самый Иона! – вырвалось у депутата. Узнал-таки! Я довольно улыбнулся. – Никогда бы не подумал, что такой герой окажется в рядах наших политических противников!

– Напротив, это мне непонятно, как здравомыслящий депутат может выступать за политику, ведущую к новой войне!

– О ваших подвигах я наслышан, – продолжал Кореш, не обращая внимания на мои слова. – Послушайте, я добьюсь для вас назначения, которого вы хотите, а вы взамен расскажите мне о ваших приключениях, хорошо? У меня есть час до начала заседаний. Пойдем в кафе. Напитки за мой счет.

Я недоуменно пожал плечами. Ничего в моих подвигах интересного не было – так мне всегда казалось. Но если Кореш действительно поможет мне добиться вожделенной должности…

– Пойдемте, – согласился я.

Дверь лифта открылась, и мы вышли на депутатский этаж. Кафе располагалось на открытой веранде на высоте трех километров над землей – потрясающий вид, скажу я вам, если вы еще не посетили это злачное место, где депутаты от всех партий обсуждают свои проблемы и продают голоса.

Мы сели в кресла, Кореш заказал напитки, а я задумался, выбирая, с какого из моих многочисленных приключений начать свой рассказ. Появление официанта с подносом, на котором стояли запотевшие сосуды с лунной кокой, заставило меня вспомнить удивительную историю, приключившуюся в давние годы моей юности.

– Не рекомендую, – сказал я. – Ни в коем случае!

1Уточнение (от писателя): я вовсе не стал Песахом после отъезда в Израиль. Песахом я был всегда – и по метрикам, и по паспорту. Но в Советском Союзе было как-то проще и привычнее называться Павлом…
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
«Остеон-Групп»
Поделится: