Название книги:

Командировка

Автор:
Анастасия Амбер
Командировка

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 30

Сейчас Лиангу было очевидно: не только его философия ведении безмятежной и бесконфликтной жизни полетела к чертям собачьим, но и вся теория минимализма и аскетизма туда же. С трудом игнорируя чудовищный психологический и физический дискомфорт, Лианг, вглядываясь в темноту ночи, хотел просто убежать, скрыться из этого ужасного места и забыть эту командировку, как страшный сон.

Но совершенно неожиданно на выезде из отеля ему перегородила дорогу полицейская машина с мигалками. Лианг в отчаянии притормозил, все еще надеясь, что он что-то не так понял. Но из машины вышел офицер полиции, приближаясь прямо к нему.

– Мистер Линь, прошу Вас, если не сложно, вернитесь назад на парковку отеля, нам с вами нужно поговорить, – вежливо сказал ему полицейский, мимоходом показав ему свое удостоверение.

– Но… я спешу, мне надо домой… – вне себя от волнения, несвязно пробормотал тот. Это был худший вариант развития событий из всех, которые он мог себе представить.

– Мы не займем у вас много времени, но в интересах следствия мы должны вас допросить, мистер Линь, – настойчиво повторил офицер полиции. – Я рекомендую вам не сопротивляться и сотрудничать с полицией, во избежание ареста.

– Меня в чем-то обвиняют?.. – чувствуя, как бешено бьется его сердце, пролепетал Лианг.

– Пока нет. Но наша коллега на опознании тела следователя Шанталь Уайт, попросила вас остаться для дачи показаний. Но несмотря на это вы скрылись. Одна из патрульных машин сообщила, что видели вас входящим в отель «Утопия». Поэтому мы здесь. Еще раз прошу вас, мистер Линь, вернуться на парковку и выйти из машины.

На мгновение заколебавшись, мужчина медленно развернул машину и снова возвратился на парковку отеля. Вслед за ним поехала и полицейская машина, все еще блокируя выезд, не позволяя ему скрыться.

Не находя себе места, Лианг всеми силами пытался заглушить свое воспаленное воображение, рисовавшее одну за другой чудовищные картины своего скорого ареста. Ведь все бы в принципе было бы даже ничего, если бы не истекающая кровью Камилла, которую он, сбегая от проблем, хладнокровно оставил умирать в пустом отеле. И если обвинить его в убийстве Эшли или даже следователя Шанталь Уайт было сложно из-за отсутствия улик и мотива, то после нападения на жену Билла ему не удастся выйти сухим из воды.

От одной этой мысли у него судорожно перехватило дыхание. Весь его мир стремительно рушился прямо у него на глазах. Он снова и снова взывал к Всевышнему, чтобы тот объяснил ему, чем он заслужил такое наказание. Вероятно, для абсолютного поддержания теории минимализма и самоограничения, он должен был отказаться еще и от работы. Ведь все началось с этой чертовой командировки, будь она неладна!

– Мистер Линь, прошу вас выйти из машины, – раздался прямо у него над ухом сухой голос полицейского.

– Но… зачем? Вы можете меня допросить прямо в машине, верно? – предприняв последнюю попытку спасти ситуацию, возразил Лианг.

– Нет, потому что нам бы хотелось осмотреть вместе с вами отель и место убийства, – настойчиво продолжил полицейский.

Лианг лихорадочно сглотнул ком в горле, чтобы заглушить подступающую тошноту, и медленно вышел из машины.

– С вами все в порядке? – участливо спросил полицейский. – Вы так побледнели…

– Все хорошо, – сдавленно кивнул Лианг, размышляя, что же сейчас делать.

– Ну, пройдем же. Расскажите нам, пожалуйста, что вам известно об убийстве Эшли Эванс и, что не менее важно, что из себя представляла та женщина, выдававшая себя за Шанталь Уайт, которая вела здесь следствие. Мой коллега с ваших слов составит рапорт, который будет приобщен к делу.

С этими словами офицер полиции проводил Лианга ко входу в отель.

– С чего нам лучше начать? – спросил сам у себя полицейский, войдя в холл отеля.

– Осмотрите-ка для начала раздевалки и бассейн, где произошло убийство, – дрожащим голосом предложил Лианг. – Это вам вон туда, в сторону бара-казино.

– Ну, пожалуй, давайте так, – немного поразмыслив, согласился полицейский и направился в сторону бассейна.

– Ах, вдруг вспомнил! Я же оставил свою зубную щетку в ванной моего номера, – вдруг воскликнул Лианг, хлопнув себя по лбу. – Одну секунду, я сейчас вернусь. Надо забрать щетку.

В смятении, не обратив внимания на недоверчивый взгляд полицейского, Лианг быстрым шагом направился в сторону своего номера. Скрывшись за поворотом коридора, он на мгновение оперся об стену, чтобы передохнуть от невероятного стресса, свалившегося на его плечи. Как жаль, что сейчас нет возможности качественно помедитировать, подумал он.

Неимоверным трудом снова взяв себя в руки, он приблизился к все еще лежавшей на полу Камилле. Мокрый и липкий от крови, ковер вокруг ее головы можно было хоть выкручивать. Изо всех сил стараясь игнорировать рвотные позывы от накатившей тревоги, мужчина еще раз приложил ухо к ее груди. К его удивлению, ее сердце все еще билось. Может быть, еще не поздно во всем признаться? Может, если он сейчас все расскажет, ему смягчат наказание? В конце концов, жертва еще жива, и это можно списать просто на несчастный случай.

– Мистер Линь, вы где? – донесся до него издалека голос полицейского, отдаваясь глухим эхом по всему отелю. Очевидно, он находился в бассейне – сообразил Лианг. – Вы не могли бы ответить нам на несколько вопросов?

– Сейчас иду! – крикнул Лианг в ответ. Не было больше времени на размышления. Нужно было срочно что-то решать.

На мгновение поколебавшись, он резко дернул ковровую дорожку, на которой лежала бесчувственная Камилла, и закрутил ее вокруг тела женщины. Потом он стремительно распахнул дверь своего номера и, с огромным трудом оторвав ее от пола, потянул укутанную ковром женщину прямо в свой шкаф для одежды. Будучи совершенно не привыкшим к физическому труду, эта ноша показалась ему практически неподъемной. Жена Билла не отличалась излишней худобой и, очевидно, любила хорошо поесть.

– Мистер Линь, у вас все хорошо? – донесся до него участливый голос полицейского уже где-то совсем рядом.

– Да, да, я просто… просто ищу зубную щетку, – запыхавшись от поднятия тяжести и неимоверного стресса, ответил тот. Ему казалось, его сердце сейчас выпрыгнет из груди – так бешено оно билось.

Лианг резко захлопнул дверь шкафа со спрятанным в нем «скелетом», но под тяжестью тела дверь самопроизвольно открылась. Шаги полицейского неумолимо приближались, только усиливая его безысходное отчаяние. Когда шаги послышались совсем близко, не придумав ничего лучше, Лианг опять затолкал в шкаф тело и подпер дверь спиной. И вдруг по всему его номеру разлился ослепляющий яркий свет.

– Мистер Линь? – вопросительно глянул на него полицейский. – Я начинаю волноваться. На вас лица нет.

– В-все хорошо, – сглатывая ком в горле, пролепетал Лианг, прижимаясь к двери шкафа изо всех сил.

– Я вас звал. Нам надо задать вам несколько вопросов. Пожалуйста, пройдемте со мной к бассейну, – с завидным упорством продолжал офицер полиции.

– Я… я сейчас подойду, вы идите… – в оцепенении пробормотал Лианг.

– Что с вами? – взволнованно спросил полицейский, приглядываясь к мужчине. – О Господи, у вас кровь на щеке. Что случилось?

О нет, только не это, подумал Лианг. Но полицейского было уже не остановить. Он осмотрелся вокруг, и сейчас, при ярком свете, с коридора прямо до шкафа его номера отчетливо виднелась предательская кровавая дорожка.

– Мистер Линь? – вопросительно глянул на него офицер полиции, изменившись в лице. – Вы должны мне все объяснить. Что происходит? Пойдемте со мной.

С безысходностью загнанного зверя Лианг отошел от двери шкафа, панически наблюдая, как тело Камиллы, закутанное в ковровую дорожку, с грохотом вывалилось прямо полицейскому под ноги. Тот с беспредельным ужасом уставился на открывшуюся перед ним картину.

– Я все объясню, – пролепетал Лианг, чувствуя, как его ноги подкосились, и он потерял сознание.

Глава 31

– Не могу дождаться, чтобы увидеть твое новое белье, малышка, – лукаво подмигнул Парис Ксенакис молодой женщине, провокационно сидевшей в короткой юбке на краю бильярдного стола, забросив ногу за ногу.

– Еще не вечер, – чувственно подмигнула она своему спутнику, соблазнительно наклонив голову в сторону и поглаживая длинные светлые волосы. – Все еще впереди. М-м… я полагаю, у тебя для меня есть какой-то сюрприз?

– Сюрприз? – потупив взгляд, переспросил Парис, прицеливаясь над бильярдным кием, просчитывая удар. – Какой сюрприз, малышка? Чек мы уже обналичили и деньги поделили.

– А то бриллиантовое колье? – нахмурившись, настойчиво спросила девушка. – Которое ты снял с этой авантюристки. Разве ты не подаришь его мне?

Легкая музыка, приглушенный свет и вообще вся атмосфера бильярдной полностью располагала к тому, чтобы наконец снять стресс и хорошо расслабиться. Особенно после всего, что им недавно пришлось пережить, и, что главное, выйти победителями. И вот она снова попыталась все испортить, устало вздохнул Парис. И почему женщинам всегда чего-то не хватает?

– Подлить тебе еще шампанского, дорогая? – увильнул он от ответа, потянувшись за бутылкой к ведру со льдом.

– Нет, я хочу знать, где мой бриллиант, – капризно ответила женщина, надув губы и пристально глядя на Париса в ожидании ответа.

Тот озабоченно молчал, лихорадочно пытаясь сообразить, что ей ответить. Ему совершенно не приходило в голову подарить такое украшение любовнице.

– Ах ты, сукин сын! – обиженно выругалась девушка, разом поднявшись с бильярдного стола. – Значит, бриллианта больше нет?

– Нет, я отдал его дочери, – виновато ответил Парис, крепко притянув ее к себе, желая успокоить. – Но не злись так, моя дорогая, тебе это не к лицу. Понимаешь, она растет, познает жизнь. Ей надо быть красавицей на своих университетских балах. На нее заглядываются мальчики.

С этими словами женщина от негодования обеими руками оттолкнула его от себя.

 

– Мальчики, значит?! На университетских балах?! – едко переспросила она, сдвинув брови. – За кого ты меня принимаешь?!

Казалось, она могла просверлить его своим взглядом насквозь, настолько гневным был весь ее вид.

– Этой гостиничной шлюшке ты, значит, заказывал лимузин и дарил бриллианты, а я должна растрогаться от того, что ты подарил мой бриллиант своей дочери? Потому что ей нужнее? Я что, похожа на мать Терезу?

– Анна, дорогая моя, ну, не начинай, – снова предпринял попытку помириться Парис. – Ну, может, я сделал глупость, но я же не могу сейчас этот колье у нее забрать, правильно? Я и так отдал тебе значительную часть моего чека. А тебе все мало?

– Парис, наверно, пришло время расставить все точки над И, – собравшись с мыслями, уверенно сказала женщина. – Позволь тебе напомнить, что ты отдал мне часть чека, потому что мы так договаривались. Потому что я взяла на себя всю «грязную» работу.

– Почти всю, – поправил ее Парис.

– Почти всю, – нехотя согласилась она. – Ты думаешь, легко было размозжить голову этой следовательнице? И после этого вести за нее расследование, как ни в чем ни бывало? А потом мне пришлось убирать еще и эту любительницу правды – Николь.

– Но это была потрясающая идея, согласись, – довольно сказал Парис. – Не всегда деньги достаются «чистыми» способами, малышка, – тихо добавил он, осмотревшись по сторонам.

– Да уж, если бы она не ерепенилась, могла бы оставаться в живых, – задумчиво сказала женщина, мысленно возвращаясь к прошедшим событиям. – Ведь все было хорошо, пока ей не пришла в голову эта «замечательная идея» выкрасть мое досье с расследования и собраться пойти с ним в полицию.

– Вот видишь, я всегда говорил, что честность в жизни – это лишнее, – усмехнулся Парис, осушив до дна бокал с шампанским. – Мир не принадлежит честным, он принадлежит предприимчивым. А с копами вообще лучше не связываться. От них одни неприятности.

– Ты ведь вернул пистолет этой следовательницы назад в ее машину? – вдруг насторожившись, спросила молодая женщина, пристально глядя на Париса. – Ее очки в красной оправе я положила назад рядом с телом, как будто так все и было.

Лицо Париса на мгновение приняло задумчивое выражение, пока он восстанавливал события, и вдруг его выражение сменилось на панический ужас.

– Пистолет до сих пор у меня в бардачке машины… – дрожащим голосом пробормотал он, хлопнув себя по лбу.

– Ты подставляешь нас обоих! – шепотом прошипела девушка. – Ты обещал, что обо всем позаботишься, а сам даже пистолет не можешь назад вернуть. И что будем делать?

– От него надо избавиться, – сказал Парис, почесав затылок. – Я его просто выкину из окна на трассе, никто его там не найдет.

Женщина с сомнительным видом закатила глаза вверх и вздохнула. Наверно, действительно пришла пора, наконец, расслабиться. Стресс последних дней до сих пор щекотал нервы, заставляя ее срываться по поводу и без. Все-таки решиться на убийство было сложнее, чем она могла себе раньше представить.

Девушка подлила себе еще шампанского и, снова очаровательно улыбнувшись Парису, подняла бокал.

– Ладно, хватит ссориться, – сказала она. – Давай поднимем бокалы за нашу победу. Пусть не все было идеально, но для двух любителей совсем неплохо, ведь так? В следующий раз будем осторожнее.

– Следующий раз? – рассмеялся Парис. – Я смотрю, у тебя большие планы. Иди ко мне, моя красавица, – добавил он, снова крепко притянув девушку к себе. – Я сгораю от желания увидеть твое новое кружевное белье. Пойдем же проверим, черт с ним, с бильярдом!

С этими словами Парис вывел любовницу на улицу к своей машине – роскошному черному кабриолету.

– Нам надо заняться любовью прямо здесь… – вне себя от желания проговорил он, прижимаясь к ее шее и волосам. Ее запах сводил его с ума, пробуждая животные инстинкты, и за это он прощал ей всю ее своенравность, местами переходящую в стервозность.

– Прошу прощения, мы ищем мисс Анну Смарт, – донесся холодный голос у них за спиной, и оба обернулись.

Прямо за ними стоял офицер полиции, и еще один выглядывал из окна полицейской машины, перегородившей путь черному кабриолету.

– Что? – еле слышно переспросила девушка, чувствуя, как душа уходит в пятки от страха.

– Мисс Смарт, я полагаю, это вы? – не отступал офицер полиции. – У нас ордер на ваш арест.

– Арест? За что? – побелев как полотно спросила девушка.

– За убийство судебного следователя Шанталь Уайт, – невозмутимо ответил полицейский. – Прошу вас, мисс Смарт, пройти со мной в полицейскую машину.

– Но я… я не… – девушка беспомощно перевела взгляд на Париса в поиске поддержки. – Сделай же что-нибудь!

Но Парис, ошеломленный неожиданным прибытием полиции, словно потерял дар речи.

– Я никого не убивала, – бросив гневный взгляд на Париса и вдруг собравшись с мыслями, уверенно сказала женщина. – И прежде, чем бросаться такими обвинениями, вы должны сначала доказать мою вину. Вы, я полагаю, слышали про презумпцию невиновности?

– Доказательством вашей вины займется суд. А пока у нас достаточно улик для вашего ареста, – сухо ответил полицейский, взяв ее под руку. – Мисс Смарт, вы имеете право хранить молчание. Все, что вы сейчас скажете, может быть использовано против вас. Вы имеете право на адвоката. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права?

– Ты сукин сын, – прошипела женщина, сверля Париса взглядом по дороге к полицейской машине.

– А это мистер Парис Ксенакис, я так понимаю? – обернувшись, спросил полицейский. – Мистер Ксенакис, вас мы тоже просим пройти с нами. С вами хочет поговорить следователь по этому делу, как со свидетелем преступления.

Парис с обреченным видом последовал за любовницей в полицейскую машину.

Глава 32

Приближающиеся тяжелые шаги нарушили гнетущую тишину, и судья величественно занял свое место. Обведя зал взглядом и словив на себе десятки напряженных глаз, судья опустил взгляд на внушительную стопку документов прямо перед собой.

– Сегодня мы рассматриваем дело о тройном убийстве, – бесстрастным голосом провозгласил он, не сводя глаз с документов. – Были убиты три женщины, и, по заявлению прокуратуры, эти три убийства связаны между собой и предположительно совершены одним и тем же человеком с целью присвоения себе большой суммы денег.

С этими словами судья поднял голову и снова посмотрел в зал. Он любил встретиться взглядом с каждым свидетелем и подозреваемым, потому что эти взгляды перед самым началом судебного слушания обычно были для него бесценны.

Несмотря на то, что волнение неподготовленных людей на суде было совершенно естественным явлением, но в глазах настоящих преступников, помимо обычной нервозности, судья научился читать скрытый панический страх перед разоблачением. Взгляд преступника перед началом суда мог сообщить ему больше, чем все многочасовое заседание.

По мере того, как судья устанавливал предварительный контакт со всеми присутствующими, атмосфера в зале суда накалялась все больше. К таким серьезным делам, как тройное убийство, судья подходил с особой ответственностью и не жалел времени на анализ каждого подозреваемого или свидетеля.

– А сейчас я прошу удалить из зала суда всех свидетелей, и мы начнем, – низким голосом пророкотал судья. – Предоставляю слово государственному обвинителю, прокурору. Прошу вас, огласите ваш иск.

– Ваша честь, – поднявшись с кресла, уважительно обратился к судье прокурор. – Как вами уже было озвучено, практически одновременно были убиты три женщины, с разницей в день-два. Эшли Эванс, служащая отеля «Утопия» – найдена в бассейне. Судебный следователь Шанталь Уайт, направленная прокуратурой для расследования убийства Эшли Эванс, – найдена изувеченной и убитой в лесу. И третье убийство – напарница Эшли, также служащая отеля, Николь Рид. И все это началось с обычной командировки четырех менеджеров в наш город, которые, по стечению обстоятельств, все остановились в отеле «Утопия». Мотивом для убийства предположительно был небывалый выигрыш в казино отеля, в полмиллиона долларов, зафиксированный на камеру. Из всех четырех гостей отеля прокуратура собрала достаточное количество доказательств для обвинения в этих трех убийствах мистера Париса Ксенакиса с его сообщницей – мисс Анной Смарт, которые собственно и получили выигрыш. Копия чека приложена среди документов, Ваша честь.

Судья многозначительно кивнул и перевел взгляд на Париса и сидевшую рядом с ним светловолосую любовницу.

– Мистер Ксенакис, мисс Смарт, вы признаете свою вину? – пристально глядя им в глаза, спросил судья.

– Нет, Ваша честь, – в один голос ответили они.

– Мистер Ксенакис, как вы объясните чек в полмиллиона долларов на ваше имя? – прищурившись, поинтересовался судья.

– Нет, я признаю, что получал чек, но я никого не убивал. Получить выигрышный чек – это ведь не преступление, – осторожно возразил Парис.

Судья перевел вопросительный взгляд на прокурора.

– Прокуратура обвиняет мистера Ксенакиса с его сообщницей мисс Смарт в убийстве Эшли Эванс в бассейне отеля и в убийстве следователя Шанталь Уайт. Согласно нашим предположениям, они работали в паре для получения выигрышного чека. И один из них – суду еще предстоит узнать, кто именно, убил Николь Рид, которая возражала против получения ими выигрыша. Капли ее крови были найдены рядом с отелем после ее исчезновения.

– Значит, вы это отрицаете, мистер Ксенакис? – полюбопытствовал судья, снова переведя взгляд на Париса.

– Отрицаю, Ваша четь. Я никого не убивал. Выигрышный чек мне достался согласно последней воле усопшей Эшли Эванс, – уверенно ответил Парис. – Николь выписала этот чек на мое имя, и больше я ее не видел.

– Хорошо, мистер Ксенакис, – задумчиво потерев подбородок, ответил судья. – Расскажите-ка мне, что на самом деле случилось. Начните с вашего приезда и заселения в отель.

Парис взволнованно набрал воздуха в грудь и, почесав затылок, начал свое повествование:

– Ваша честь, ну, я приехал в командировку на несколько дней. В тот же вечер в отеле «Утопия» познакомился с тремя другими гостями – Биллом Картером с его стажером Даниэлем и Лиангом Линем. И еще с двумя служащими отеля – Эшли и Николь. Через пару дней приехала еще жена Билла. Она его очень ревновала и следила за ним, – иронично усмехнулся Парис. – Ну, и вот. В первый же вечер мы сыграли в казино. Мы все скинулись на фишки, и не знали, куда их поставить. Тогда Лианг предложил, чтобы Эшли выбрала любое число, и оно окажется выигрышным. Так и получилось… невероятно, но факт. У вас же, наверно, есть записи с камер видеонаблюдения, вы и сами все можете увидеть. Просто чудо какое-то. Но потом встал вопрос, как поделить этот выигрыш. И Эшли предложила игру. Она хотела провести с каждым игроком одно свидание, и лучший ухажер получил бы выигрыш. После всех четырех свиданий, она сначала хотела отдать выигрыш Даниэлю, но потом в последний момент передумала и выбрала меня. Потом Николь выписала мне чек. Так что все по-честному.

– Благодарю, мистер Ксенакис, – сухо кивнул судья. – А вы, мисс Смарт, расскажите-ка нам, как вы оказались вовлечены в эту историю? Я так понимаю, у обвинительной стороны есть доказательства и свидетели, подтверждающие, что вы выдавали себя за убитую Шанталь Уайт, – добавил он, просматривая лежащие перед ним документы.

– Парис позвонил мне… – тихо сказала женщина, нервно теребя пальцами сумочку. – После убийства Эшли… он сказал, что на расследование едет следователь, которая может доказать его вину. Он очень этого боялся и приказал мне выдать себя за нее.

– Приказал? – с саркастической улыбкой переспросил судья.

– Он… он угрожал мне пистолетом, – всхлипнув, ответила молодая женщина.

– Пистолетом? – посерьезнев, спросил судья, снова опустив глаза в документы. – В деле фигурирует пистолет?

– Да, ваша честь, – ответил ему прокурор. – В бардачке машины мистера Ксенакиса был найден пистолет. Согласно экспертизе, это пистолет, ранее принадлежавший следователю Шанталь Уайт.

– Я протестую, ваша честь! Она все врет! – возмущенно воскликнул Парис. – Я никогда ей не угрожал!

– Он сказал, что убьет меня, если я не соглашусь ему подыграть… – сквозь слезы проговорила Анна Смарт, вытирая пальцами потекшую от слез тушь для ресниц. – Это он убил сначала Эшли, потом Шанталь, а потом еще и Николь, которая осмелилась выразить свое несогласие. А мог бы убить еще и меня.

– Ваша честь, не верьте ей! Вот же стерва… она все врет! – сорвавшись на крик от негодования, воскликнул Парис. – Это была ее идея убить эту следовательницу, и она ее убила. Ради денег!

– Мистер Ксенакис, суд не давал вам слова, – раздраженно ответил судья, не отрывая глаз от документов. – Если вы еще раз позволите себе подобную выходку, нам придется вас удалить из зала суда, и судебное слушание будет идти без вас. Когда вы рассказывали свою версию произошедшего, мисс Смарт вас не перебивала.

 

Парис в бешенстве сверлил любовницу взглядом, но она смотрела совсем в другую сторону. На войне как войне.

– Ну, что ж, – продолжил судья. – Я попрошу прокурора пригласить первого свидетеля обвинения для допроса. Попробуем разобраться, что же там именно произошло.


Издательство:
Автор
Поделиться: