Litres Baner
Название книги:

Фотобиум. Война двух миров – 3

Автор:
Игорь Алексеевич Ковриков
Фотобиум. Война двух миров – 3

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Штурм-лейтенант Мер Лурр, военный пилот Космического Флота Великой Прироны, выполнял очередной одиночный патрульный полёт по орбите своей планеты. Полёт проходил в штатном режиме, и никаких неожиданностей не было. Боевой звездолёт сделал уже пятнадцать витков вокруг Прироны, когда пилот вышел на связь с базой.

– База, это Мер Лурр, – сказал штурм-лейтенант в микрофон. – Полёт нормальный, происшествий нет.

– Продолжайте патрулирование, командир, – ответили с базы. – Связь через полчаса.

– Есть! – ответил Мер Лурр и отключился.

Он откинулся в удобном кресле и потянулся. Ещё один скучный полёт, которых до этого было уже сотни. «Рутина», – подумал штурм-лейтенант и скосил глаза на мониторы кругового обзора. На объёмном экране он увидел свою планету, а с другой стороны непроглядную космическую бездну с миллиардами звёзд.

Мер Лурру было двести с небольшим лет, и сто пятьдесят из них он служил в армии. Как известно, средняя продолжительность жизни у приронцев составляла семьсот лет, поэтому он считался ещё совсем молодым человеком. Но несмотря на свой возраст, Мер Лурр был опытным боевым пилотом, поскольку участвовал во многих колонизациях планет и в двух Земных войнах, за что был награждён орденом Ониксового Креста. Обе эти войны были проиграны, и мало того, в Первой Земной войне был уничтожен весь Космический Флот Великой Прироны, который потом пришлось отстраивать заново. Штурм-лейтенанту тогда повезло, и он успел увести свой истребитель в «пространственное окно» за секунду до того, как земляне привели в действие термоядерный заряд, уничтоживший все космические корабли приронцев.

– Командир, изменение энергетического фона в секторе xxIUz-ssYYc, – раздался резкий металлический голос бортового компьютера.

– Дай картинку, – сказал Мер Лурр.

Моментально над приборной панелью возникло голографическое изображение, и Штурм-лейтенант увидел абсолютно чёрную глубину космоса. Вдалеке светились звёзды, но в самом центре картинки вдруг появились еле заметные мерцающие искорки.

– Провести анализ излучения, – приказал Мер Лурр.

– Уже проведён, – ответил компьютер. – Природа энергии неизвестна.

– Как такое возможно? – удивился офицер.

– Природа энергии неизвестна, – упрямо повторила машина.

Штурм-лейтенант на секунду даже растерялся. Такое с ним происходило впервые. Бортовой полётный компьютер мог определить параметры любого космического тела и характер любой среды, но сейчас не в состоянии был это сделать, и офицер был сильно озадачен.

– Напряжение усиливается, – произнёс компьютер.

– Максимальное увеличение! – воскликнул Мер Лурр.

Изображение приблизилось, но всё равно было непонятно, что это за явление.

– Разворот! – скомандовал штурм-лейтенант. – Курс – квадрат xxIUz-ssYYc! Приготовиться к бою! Включить энергетическую защиту!

Компьютер тут же выполнил команду, и космолёт, развернувшись на сто восемьдесят градусов, рванулся к цели.

Искорки на картинке вдруг стали ярче и превратились в сияющие огни. Их стало больше, и они разлетались в разные стороны.

– Неизвестное излучение усиливается, – опять доложил полётный компьютер.

Штурм-лейтенант вдруг увидел, что огни начали превращаться в гигантский огненный обруч.

– Это же «пространственное окно»! – удивлённо воскликнул Мер Лурр. – Кто это рвётся к нам в гости!? Земляне?

В это время из «пространственного окна» вывалились два объекта. Штурм-лейтенант ещё приблизил картинку и с удивлением увидел, что это были два огромных дракона. Похожие на них ящеры обитали на далёких планетах, на которых он был во время колонизаций, но только отдалённо.

Мер Лурр никогда не видел ничего подобного. Каждый из двух неизвестных чудовищ имел огромное туловище, покрытое чешуёй, змеиную голову и длинный хвост. Если это были живые существа, то они никак не могли существовать в открытом космосе, но, судя по всему, они прекрасно себя чувствовали в безвоздушном пространстве.

– Нет, командир, – спокойным голосом ответил компьютер. – Это не земные космолёты. Природа излучения, исходящая от этих космических кораблей, непонятна.

– Ты думаешь, что это космические корабли?! – изумлённо спросил штурм-лейтенант.

– Без всякого сомнения, – бесстрастно сказала машина. – Другого и быть не может!

– Но точно ты мне сказать не можешь, как я понимаю? – усмехнулся Мер Лурр.

– Я пытаюсь расшифровать сигнал, идущий от них, но ничего похожего в моей памяти нет, – ответил полётный компьютер.

– Я тебя услышал, – сказал офицер.

Тем временем истребитель быстро приближался к драконам. Но те не стали удирать, а повернулись в сторону Мер Лурра и медленно полетели навстречу.

– Приближаться к ним может быть опасно, – произнёс компьютер. – Надо принимать решение, командир.

– Измени курс, – ответил штурм-лейтенант. – Облетим их слева и посмотрим, что они будут делать.

– Может быть, нам их просто уничтожить, – предложила машина.

– А вдруг это просто безобидные животные, которые попали к нам из другого мира? – пожал плечами Мер Лурр. – Ничего враждебного они не делают, а убить их мы всегда успеем.

– Ты так думаешь? – удивился полётный компьютер. – Доверчивость редко бывает оправданна.

– Вызови базу и пошли им изображение. Пускай там решают, что нам делать.

– Слушаюсь, командир!

Звездолёт развернулся на девяносто градусов, но драконы тоже повернулись и полетели вслед за ним.

– База, это Мер Лурр, – произнёс штурм-лейтенант. – У нас нештатная ситуация. Ждём ваших рекомендаций.

– Вижу, командир, – ответил женский голос. – Попробуйте приблизиться к ним. Возможно, они хотят вступить с нами в контакт. Будьте осторожны и действуйте по ситуации.

– Понял вас, база, – штурм-лейтенант вздохнул и отключил радиостанцию. – Как всегда, ничего конкретного. Даже дельного совета дать не могут.

– А чего ты от них хотел, командир?! – воскликнул компьютер. – Твои начальники просто сняли с себя всю ответственность. Мой тебе совет – сожги драконов и забудь о них.

– Подлети к ним, только не очень близко, – сказал Мер Лурр. – И держи ракеты наготове.

– Лучше выстрелить из мазера, – произнесла машина. – Так будет надёжнее.

Мазер являлся самым мощным оружием на Прироне. Он создавал ударную волну, несущую в себе колоссальное количество энергии, и она была в состоянии разложить на атомы любой известный науке материал.

Звездолёт приблизился к драконам, снизил скорость до минимума и стал кружить вокруг них. Драконы лениво махали крыльями и никуда не двигались, поворачивая свои уродливые головы в сторону космического корабля, и казалось, что они с интересом рассматривают его. Они не делали никаких резких движений и не проявляли агрессии, поэтому штурм-лейтенант несколько успокоился.

– Ещё ближе, – проговорил Мер Лурр. – Пускай они нас рассмотрят получше.

– Опасно, командир, – предостерёг компьютер.

– Не переживай, – ответил пилот. – Включи энергетическую защиту на полную мощность.

– Она давно уже включена.

– Тогда чего ты так волнуешься?

– Ты командир, тебе решать, – штурм-лейтенанту показалось, что машина вздохнула.

Они подлетели совсем близко, и Мер Лурр хорошо видел через стекло своей кабины змеиные рогатые головы чудовищ. Ему казалось, что на их мордах застыло выражение полного равнодушия.

– Ближе! Ещё ближе! – командовал Мер Лурр. – Двигатели на полное торможение!

– Есть, командир, – ответил компьютер.

Истребитель почти полностью погасил скорость и плавно летел вперёд по инерции. Драконы тоже зависли на месте. Звездолёт почти вплотную подошёл к одному из чудовищ, и штурм-лейтенант вдруг вспомнил планету Рора, на которой он воевал с похожими животными. Там были такие же ящеры, только намного меньше. А дракон, который сейчас был перед Мер Лурром был до того огромным, что закрыл собой всё космическое небо.

Космолёт остановился прямо перед мордой монстра, и штурм-лейтенант увидел, как на него смотрят два гигантских бездонных зелёных глаза с узкими зрачками. Именно в этот момент Мер Лурр понял, что перед ним живое существо, а не какой-то экзотический космический корабль. Второй дракон летал кругами поодаль и не делал попыток приблизиться.

– Включи свет в кабине, – произнёс штурм-лейтенант.

– Зачем? – спросил компьютер.

– Я хочу, чтобы он меня увидел.

– Как скажешь.

Тут же включилась подсветка зеленоватого цвета, и в кабине стало светло. Дракон моргнул, поднял брови и его змеиные зрачки стали ещё уже.

– Ты это видишь?! – воскликнул Мер Лурр. – Он смотрит прямо на меня! Он меня увидел!

– Что ты так радуешься, командир? – скептически спросила машина. – Неизвестно, о чём он сейчас думает.

– Мер Лурр, что там у вас происходит? – опять проснулась рация.

– Всё в порядке, база, – ответил штурм-лейтенант. – Пытаемся наладить контакт с пришельцами.

– В вашу сторону направленны три штурмовых беспилотника, – прозвучало в эфире. – Подлётное время – сорок пять секунд.

– Пускай пока не приближаются, – сказал Мер Лурр. – У нас тут общение началось, как бы не спугнуть гостей.

– Будьте очень осторожны.

– Знаю, – огрызнулся штурм-лейтенант и отключил связь. – Надо дать ему кокой-то знак.

– Понял тебя, командир, – ответил компьютер.

Звездолёт несколько раз качнулся из стороны в сторону. Дракон прищурил глаза и вдруг кивнул головой.

– Командир, я поймал радиосигнал, – сказал полётный компьютер. – Он что-то хочет нам сказать.

– Что!?

– Не знаю, – сказала машина. – Пытаюсь расшифровать.

– Давай, быстрее!

– Есть, командир! – ответил компьютер. – Он говорит: «умрите, черви»!

Тут же у дракона глаза стали красного цвета, а из открывшейся пасти вырвалось белое пламя.

 

– В сторону!!! – заорал Мер Лурр, но полётный компьютер и так знал, что делать.

Истребитель резко рванулся вверх, но огненная струя успела его задеть. Энергетическая защита не помогла, и звездолёт от сильного удара закрутился волчком, а перед глазами штурм-лейтенанта замелькали яркие звёзды в ночном небе.

– Стреляй!!! – кричал Мер Лурр.

– Не могу выровнять корабль, командир! – докладывал компьютер. – Невозможно прицелиться!

Офицер схватился за штурвал, взяв управление на себя. Он сразу бросил космический корабль в резкий вираж, включив на полную мощность двигатели, нарушая тем самым все полётные инструкции. Это было сделано как нельзя вовремя, поскольку следующий огненный смерч прошёл в том месте, где только что находился истребитель. Мер Лурру удалось выровнять корабль, и сейчас дракон был в перекрестии прицела прямо напротив него. Сейчас же раздался характерный хлюпающий звук, и в чудовище ударил чёрный смерч.

Выстрел из мазера должен был уничтожить дракона, но этого почему-то не произошло. Монстра отбросило назад, а его оторванное крыло отлетело в сторону. Штурм-лейтенант развернулся к второму дракону, но в это время перед его глазами сверкнула молния, и раздался оглушительный треск. Космолёт сильно тряхнуло, и кабина начала разваливаться на части.

Мер Лурр пришёл в себя и увидел, что он находится в спасательной капсуле, которая несла его к Прироне. Система катапультирования сработала без сбоев, и штурм-лейтенант остался жив. Стенки капсулы были совершенно прозрачные, и Мер Лурр скосив глаза увидел вдалеке двух драконов, к которым неслись три истребителя.

– Сейчас беспилотники их накроют, – раздался бесстрастный голос полётного компьютера.

– Не уверен, – ответил офицер.

В это время оба дракона сорвались с места и, сразу набрав безумную скорость, рванулись к Прироне. Не прошло и нескольких секунд, как они пронеслись мимо спасательной капсулы, даже не оглянувшись на неё. Причём дракон, у которого было оторвано крыло, летел с такой же скоростью, как первый, и казалось, что отсутствие крыла не создавало ему при полёте никаких неудобств.

– Какая у нас скорость? – спросил Мер Лурр.

– Четыре скорости звука, – просто ответил компьютер.

– А у них?

– В два раза больше, командир. Если хочешь, назову тебе точные цифры.

– Не надо, – ответил штурм-лейтенант и включил камеру слежения.

Тот час перед ним вспыхнул голубой голографический экран, в котором он увидел обоих чудовищ. К ним, набирая скорость, неслись три беспилотных штурмовика, но Мер Лурр увидел, как прямо по курсу драконов начало открываться «пространственное окно».

– Не успеют, – произнёс штурм-лейтенант.

– Всё-таки это не животные, командир, – сказал полётный компьютер.

– А кто тогда?

– Роботы, скорее всего, – ответила машина. – Никакие животные с такой скоростью летать не могут.

– Наверное, ты прав, – согласился Мер Лурр.

– А твоя беспечность нас когда-нибудь погубит, – проворчал компьютер.

– Возможно, – усмехнулся штурм-лейтенант.

1. Планета «Фотобиум»

Планета Фотобиум уже давно не являлась обычной планетой. С незапамятных времён эта планета путешествовала по просторам Вселенной, и её обитатели уже не помнили, когда Фотобиум был частью какой-то системы планет. Произошло это оттого, что их далёкие предки когда-то решили начать добывать полезные ископаемые на других планетах. Но перевозить природные ресурсы с помощью космических кораблей было нерентабельно, и обитатели Фотобиума нашли другой способ.

Были созданы мощные двигатели, которые превратили Фотобиум в гигантский космический корабль. Вокруг Северного полюса был построен огромный металлический обод, на котором их установили. Двигатели много раз усовершенствовались и наконец в процессе модернизации приобрели такую мощность, что Фотобиум смог разгоняться до сверхсветовой скорости. Вокруг планеты был создан защитный кожух, изготовленный из сверхпрочного пластика, который удерживал атмосферу, а также защищал поверхность планеты от метеоритов и космического облучения. Правда, ускорение до такой скорости не мог выдержать ни один живой организм, но жителей Фотобиума это не беспокоило. Дело было в том, что на этой планете к тому времени обитали лишь одни биононты – синтетические абсолютно идеальные существа, не чувствительные к любым перегрузкам и другим губительным воздействиям на их организм. Они были настолько совершенными, что их даже роботами назвать было нельзя.

Биононты внешне были точной копией человека, потому что именно люди когда-то придумали их и создали по своему подобию. Они даже имели такие же чувства, как люди. Единственное, чем они отличались в этом смысле от человека, было то, что у них совершенно отсутствовали вредные инстинкты, такие, например, как лень и страх. Скелет их тела состоял из сверхпрочного металла, мышцы и органы – из пластика, искусственно выращенного в специальном инкубаторе и имеющего такие же свойства, как живая плоть. Но абсолютным верхом достижений науки был мозг биононтов, выполненный из синтетического материала, который был с точностью скопирован с мозга живого человека, но работал в сотни раз быстрее. Биононты были в десятки раз сильнее людей, быстрее думали и никогда не болели. И конечно же, биононты сразу поняли, что хозяевами планеты должны быть они, а не слабые и изнеженные люди.

Человечество на Фотобиуме само приближало свою катастрофу. Сначала ничего не подозревающие люди заменили биононтами примитивных роботов на производстве, потом постепенно и в других сферах. Понемногу люди самоустранились от любого труда, и даже руководить биононтами им было уже лень. Так появился Дромос, главный компьютер, управляющий биононтами.

Наверное, люди в этой ситуации чувствовали себя Богами и поплатились за это. Они очень скоро были вытеснены этими идеальными существами, которых сами произвели на свет, и в конце концов человеческая раса вымерла, как и все животные. Не было никакой войны между людьми и биононтами и никакой глобальной катастрофы. Ничего подобного. Просто в какое-то время люди стали умирать от какой-то страшной и неизлечимой болезни, и человечество исчезло с лица этой планеты естественным путём, даже не успев понять, как это произошло. Потом так же исчезли звери, птицы, обитатели морей и океанов и все деревья. Исчезли даже большинство видов микробов, а остались только те, которые ускоряли процесс коррозии, помогая биононтам утилизировать отходы пластика и металла, остававшихся после производства. Поэтому сейчас флора и фауна этой планеты были абсолютно мёртвыми.

Цивилизация биононтов жила, как и любая другая, с той лишь разницей, что у них постоянно и с бешенной скоростью развивался научно-технический прогресс. Со временем появились биононты-растения и биононты-животные. Но все запасы на планете быстро истощались, и потому уже около трёх тысяч лет Фотобиум метался по Вселенной, выискивая планеты с полезными ископаемыми, и забирал из них все ресурсы, уничтожая всё живое. Он полностью высасывал из них сырьё и даже воду, превращая в безжизненные каменные астероиды, на которых уже никогда не возродится жизнь. Таким образом, Фотобиум превратился в первую во Вселенной планету-пирата или планету-вампира.

Наука на этой планете развивалась столь стремительно и достигла таких высот, что в какой-то момент зашла в тупик. Даже самый совершенный разум имеет предел, поэтому наступил кризис, и долгое время не было никаких научных открытий. Прогресс замедлился, и этого нельзя было не заметить. Дромос, который к тому времени уже объявил себя Вождём Фотобиума, понимал, что цивилизация биононтов должна постоянно идти вперёд, так как по-другому не сможет существовать. Должен был произойти немедленный прорыв в науке, и Дромос знал, что для этого надо было сделать.

Сто лет назад была создана система сверхсовершенных компьютеров-биононтов, объединённая в один суперразум, и Дромос назвал это Лигой академиков. Для Лиги был построен огромный дворец, но это было ещё не всё. Необходимо было создать мегаинтеллект, который будет руководить Лигой академиков и анализировать всю поступавшую от неё информацию.

И такой разум был создан. И назвали его Луиза.

***

Луиза шла широким ярко освещённым коридором дворца Лиги академиков, который имел белые рельефные стены, напоминавшие своей формой поверхность пустыни с песчаными дюнами. Белый безжизненный цвет, лившийся сверху и отражавшийся в зеркальном полу, равномерно освещал её безукоризненную фигуру, облачённую в белое короткое облегающее платье без рукавов. Лицо имело идеальные пропорции и было надменно красиво именно той строгой красотой, которая так нравится волевым мужчинам и наоборот отталкивает от себя нерешительных и робких. Натуральный цвет лица говорил о том, что косметика была ей абсолютно не нужна, а под ярким светом было отчётливо видно, что Луиза ею совершенно не пользовалась. На чёрных, как космическая тьма, волосах, уложенных в аккуратную причёску, был одет платиновый обруч с сверкавшим в нём крупным изумрудом – символ главы Лиги академиков. Амулет из белого золота, висевший у неё на шее на такой же золотой цепочке, говорил о том, что Луиза ещё носила титул Верховного Президента науки и промышленности, по своему статусу второго биононта на планете Фотобиум. Он представлял из себя огромный глаз с большим изумрудом вместо зрачка. На ногах Луизы были одеты высокие белые кожаные сапожки с пряжками из чёрного золота, и стук высоких каблуков, отдаваясь эхом, гулко звучал в пустом коридоре. Она миновала несколько поворотов, и коридор закончился широкими автоматическими дверями из голубого непрозрачного стекла.

Два охранника Дворца Лиги академиков, одетые в белые кожаные безрукавки, стоящие по бокам дверей, были вооружены древними мечами и имели неправдоподобно огромные мышцы. Это были боевые биононты, биоготроны, как их ещё называли. Они поклонились, когда Верховный Президент науки прошла в открывшиеся перед ней двери, после чего Луиза оказалась в большом хорошо освещённом зале собраний Лиги с высоким изогнутым потолком и блестящим чёрным полом. Стены, как и потолок, были небесно-голубого цвета и такими же кривыми, как застывшая в неподвижности поверхность океана. Эта странная архитектура объяснялась тем, что на Фотобиуме не терпели прямых линий. Считалось, что вид правильных геометрических фигур губит фантазию и, как следствие этого, негативно влияет на творчество. Если бы было возможно, то и полы сделали бы кривыми, но тогда по ним было бы неудобно ходить.

Зал собраний был пуст. Не было никакой мебели, поскольку все академики во время собраний по традиции стояли. Луиза медленно прошла на середину, и эхо её шагов гулко звучало в огромном пустом помещении. Она сложила на груди руки и замерла, но ждала всего секунд пять.

– Верховный правитель Фотобиума, Вождь цивилизации биононтов, великий Дромос! – раздался механический голос.

Двери, противоположенные тем, в которые вошла глава Лиги академиков, открылись, и в зал быстро вошёл молодой мужчина в чёрном облегающем костюме, короткой до пояса накидке и высоких ботфортах из чёрного бархата с золотыми шпорами. Длинные чёрные волосы спадали на плечи, а на голове был одет платиновый широкий обруч с огромным бриллиантом, сиявшим, как утренняя звезда. На груди мужчины висел амулет, символ Верховной власти Фотобиума, в виде двух скрещенных треугольников неправильной формы, в середине которых сверкал крупный чёрный бриллиант. Амулет и цепь были выполнены из белого золота и ярко сверкали в белом свете.

Мужчина прошёл через весь зал и встал перед Луизой, пристально глядя ей в лицо.

– Здравствуй, Президент.

– Здравствуй, Вождь, – женщина слегка поклонилась.

– Ты знаешь, когда мы три тысячи лет назад пришли к власти, я мог бы выбрать себе любой титул, – произнёс Дромос. – Император, король или герцог. Но я выбрал Вождь. Это звание наиболее правильно характеризует моё теперешнее положение.

– Я знаю это, – равнодушно ответила Луиза.

Дромос ленивым взглядом осмотрел её с ног до головы и вдруг подошёл вплотную и заглянул в глаза.

– Какая красота, – вдруг произнёс он. – Ты просто само совершенство, Луиза.

– И это я знаю, – сказала она спокойно, – ведь я сама выбирала себе внешность.

Взгляд Дромоса стал задумчивым.

– В самом начале, когда мы только завоевали Фотобиум и избавили его от человечества, я решал, какие способности людей оставить биононтам, – проговорил он, отвернувшись и отойдя от неё на два шага, как будто бы о чём-то размышляя. – Я тогда долго думал, зачем нам нужен секс, будет ли это слабостью или наоборот, силой. Мой совершенный мозг так и не смог тогда дать ясного ответа, и такое было со мной в первый раз. Поэтому я оставил биононтам способность любить и заниматься сексом.

– И совершенно напрасно, Вождь. Биононты, конечно, не роботы, но расслабляться таким образом им совершенно ни к чему. Это бессмысленно ещё и потому, что биононты не могут рожать детей.

 

– Но они могут любить, – улыбнулся мужчина. – Эта чувство осталась у них от людей.

– Это очень спорный вопрос, – ответила женщина. – Во всяком случае, если любовь и существует, то она сидит настолько глубоко в системе разума биононтов, что её совсем не видно.

– Я никогда не думаю об этом, – Дромос покачал головой. – Но вдруг вспоминаю в те моменты, когда вижу тебя.

Он резко обернулся и опять подошёл к ней.

– Ты не знаешь, что это означает?

Луиза была холодна, как ледяная статуя.

– Я это знаю, – кивнула она. – И ты это знаешь, Вождь.

– И что ты мне на это скажешь? – Дромос выжидательное смотрел в её глаза.

– Нет! – сразу ответила Луиза. – Однозначно, нет!

– Ты уверена?

– Абсолютно! Секс – это развлечение для низших существ, вроде людей и зверей, а мы, биононты, не имеем права загружать свой разум пустыми переживаниями.

Луиза смотрела на Вождя бесстрастным взглядом, но он вдруг надменно улыбнулся.

– Ты идеальная женщина, Президент, – медленно проговорил Дромос.

– Это и так понятно, без слов, – произнесла она. – Ведь я же не человек.

На лице мужчины отразилось лёгкое удивление.

– Идеально красивая и неприступная, – восхищённо повторил он. – Почему я начал замечать это только в последнее время?

– Даже не знаю, что тебе сказать на это, – усмехнулась она. – Но я знаю, о чём ты сейчас думаешь. Твой совершенный разум уже подсказал тебе самый короткий и безотказный способ достижения цели.

– И ты, как всегда, не ошибаешься, женщина, – ответил он, гордо подняв голову.

– Тогда не теряй времени, – Луиза презрительно улыбнулась. – Предрассудки существуют только для слабаков!

– Ты права! – ответил он, быстро приблизился и взял двумя пальцами ее за подбородок. – Когда цитадель не сдаётся, её берут приступом.

Вождь обнял её и, притянув к себе, поцеловал в губы, но тут откуда-то снизу раздалось глухое рычание. Дромос отпрянул назад и посмотрел на пол. Прямо у его ног сидело существо, очень похожее на бульдога. Маленькая чёрная собака злобно смотрела на него снизу-вверх красными большими, как блюдца, глазами, скалясь своей зубастой пастью и обнажив непомерно огромные кривые клыки.

– Что-то новенькое, – удивлённо произнёс Вождь. – Когда он у тебя появился?

– Это моя новая игрушка, – ответила Луиза. – Только вчера закончила над ним работать.

– Прелестный образец биононта-зверя, – улыбнулся Дромос. – Как ты его назвала?

– Злодей.

– Почему Злодей? – удивился Вождь.

– Потому что это не только игрушка, но ещё и телохранитель.

В это время собака резко встала на задние лапы и повиляла обрубком своего хвоста.

– Дай венку прокушу, – чётко сказала она низким голосом.

– Вот это да! – Дромос рассмеялся. – Тебе удалось создать великолепный экземпляр, Президент!

– Не бойся его, Вождь, – сказала Луиза. – Без команды он никогда не нападает.

– Я и не боюсь, – ответил он. – Тем более, что никаких вен у меня нет.

Дромос усмехнулся и сделал шаг назад.

– Но нас отвлекли, и давай лучше займёмся делами, – проговорил он.

– Ты решил оставить свои попытки захватить крепость? – в свою очередь усмехнулась женщина.

– Не оставить, а отложить, – поправил он. – Тебе только сто лет, Луиза, а мне уже больше трёх тысяч. Мы бессмертны, и впереди у нас вечность, так что у меня ещё будет время.

– Небольшое уточнение, Вождь, – сказала она. – Мы бессмертны лишь до тех пор, пока кто-нибудь насильственно не прервёт наше существование.

– Брось, Президент! – Дромос махнул рукой. – Расчёты показывают, что такое невозможно.

– Кто знает, – покачала головой Луиза. – Будущее туманно.

На Фотобиуме уже давно открыли способы мгновенного перемещения во времени и пространстве. Но сам Дромос ещё в то время приказал Совету академиков заблокировать эти возможности на планете. Он не хотел, чтобы кто-то проник сюда из прошлого, а тем более из будущего, и считал эту возможность не только лишней, но и очень опасной.

– Кстати, о будущем, – произнёс Вождь, как будто что-то вспомнив, – Как ты знаешь, сырьё опять на исходе. Следующая планета-донор находится от нас в двух сутках пути. Разведка доложила, что на ней есть углеводороды, вода и металлы. К тому же она необитаема, так что проблем с ней не возникнет. Кроме одной – планета очень маленькая, она даже не имеет названия, и нам надо уже сейчас искать следующего донора.

– Он уже найден, Вождь, – спокойно сказала Луиза.

Дромос удивлённо поднял брови.

– Почему я узнаю об этом только сейчас? – спросил он.

– Я не успела тебе доложить, – ответила Верховный Президент науки. – Совет академиков только два дня назад рассчитал точное месторасположение этой планеты. Вчера мы послали туда двух роборготронов, и разведка вернулась только сегодня утром.

Роборготронами назывались боевые космические корабли Фотониума. Это были совершенно автономные биононты, способные моментально преодолевать любые расстояния во Вселенной и вооружённые до зубов.

– Какой результат? – нахмурив брови, бросил Дромос.

– Великолепный! – ответила Луиза. – Огромная планета с огромным количеством природных ресурсов. Правда…

– Что!? – сразу спросил Вождь.

– Предвидятся некоторые сложности, – произнесла она. – В разведке один роборготрон был повреждён во время боевого столкновения с боевым космическим кораблём, и это говорит о высоком военном потенциале жителей планеты. Но прежде чем улететь, роборготронам удалось подключиться к их компьютерной сети. Теперь мы знаем о ней все, и данные неутешительные.

– Продолжай!

– Планета называется Прирона и населена людьми. Их цивилизация довольно развита, и они даже сами колонизируют чужие планеты. Конечно, они во многом уступают нам, но повозиться всё же придётся.

– Это всё, что ты можешь мне предложить? – ещё больше нахмурившись, спросил Дромос.

– Ближе ничего подходящего нет, – твёрдо ответила она. – До Прироны мы сможем добраться примерно за один год, и как раз в это время у нас начнут подходить к концу запасы ресурсов.

– Каков процент нашего успеха?

– Около восьмидесяти процентов, – сказала Луиза. – Теперь ты понимаешь, почему я говорю о будущем?

– Восемьдесят процентов – это приличная гарантия, – усмехнулся он. – Остальные двадцать в расчёт можно не брать. А пока приготовь мне отчёт по Прироне, но только самое главное, чтобы я не загружал свою память.

– Слушаюсь, – она поклонилась.

– Думаю, мы немедленно отправимся к ней, как только «высушим» маленькую планету, у которой окажемся через два дня.

– Да, Вождь.

Дромос задумчиво посмотрел на Злодея, и собака угрожающе зарычала.

– И немедленно займись воспитанием своего нового друга, чтобы в следующий раз он был со мной поласковее.

– Обязательно, – улыбнулась Луиза.

– Прощай, Президент.

– Прощай, Вождь.

Дромос развернулся и быстро вышел из зала.


Издательство:
Автор
Поделиться: