Название книги:

Цельноль

Автор:
Андрей Алексеевич Бабенко
Цельноль

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Всё это очень хорошо и здорово, – думал я про себя. – Не работа, а сказка. Но я приехал сюда не на курорт.

Из головы не вылезали горе и страдания людей, свидетелем которых я был в течение последнего месяца… Получить бы уже реальную задачу. Были слухи, что новый проект в первой десятке наиболее значимых для фронта и под контролем самого министра обороны.

Первый день работы пролетел незаметно. После знакомства с сотрудниками и экскурсии по предприятию я выполнил первую поставленную мне задачу – ознакомился с содержанием нового стандарта предприятия "Управление записями по качеству" – прочитал 29 электронных страниц текста, ответил на контрольные вопросы системы контроля качества и успешно закрыл задачу. Затем спустился лист ознакомления с приказом "О порядке комплектования готовых изделий эксплуатационной документацией, контроле и отправке получателю".

Следующие несколько дней ушли на освоение своего интерактивного рабочего места, изучение инструкций, норм и стандартов. Ещё раз пять я поставил свою электронную подпись в листах ознакомления с приказами о внедрении новых стандартов.

К концу недели "1Я:Документооборот" (специальная программа на моём рабочем месте) сформировала и отправила в Асуп мой личный отчёт о работе. С отчётом оказалось всё в порядке – я исправно перечитал несколько сотен страниц стандартов, инструкций и приказов. От отсутствия настоящей работы подступила тоска и стали наведываться безрадостные мысли о моей будущей бесполезности на новом месте.

В меня снова вернулась жизнь, когда Асуп спустила мне задачу, связанную с разработкой программного-аппаратного модуля для автономного комплекса сверхдальнего действия нового перспективного проекта.

– Проект «Цельноль» – самая серьёзная задача в моей карьере, – сказал наш ведущий, Аркадий Семёнович. – Нам очень повезло. Это проект особого значения для предприятия и всей страны. Если мы его сделаем, мы сильно вырастем.

– Фантазия у них своя совсем атрофировалась, – проворчал Олег Глухов. – Названия серьёзным проектам дают с помощью генератора случайных чисел. То ли дело – «Сыч», «Резец», «Кругозор». А не то что это.

Часть 4 Форс-мажорный поворот

Выходные я провёл в изучении предметной области и освоении большого количества новой информации.

Между тем шёл первый месяц необъявленной войны. Внешне всё выглядело как очередной мировой кризис и обострение международной обстановки. В реальности же первые удары новым оружием уже были нанесены. Об этом мы пока ещё не знали.

Утро понедельника началось с неприятной новости. По пути на работу разбился на машине главный конструктор нашего проекта, в тяжёлом состоянии его отвезли больницу. Произошла двойная ошибка – проезд на красный свет светофора и отказ автопилота, который должен был заблокировать неправильные действия водителя, но не сделал этого.

Зам главного конструктора Лебедь, как выяснилось позже, в то утро тоже попал в аварию на светофоре, переходя дорогу на красный свет. Его сбила машина. К счастью, отделался ссадинами и ушибами. В медкабинете ему оказали помощь и выдали заключение о том, что работоспособность не утрачена, можно работать. На рабочем месте Лебедь появился в мрачном, крайне подавленном состоянии.

– Николаич, доброе утро. Как дела? Как самочувствие? Что-то ты какой-то помятый… Выглядишь не очень. – поинтересовался Олег Глухов, наш старший научный сотрудник.

– Утро доброе. Его нет.

– Кого нет?

– Никого. Самочувствия нет.

– Ты с лестницы упал? Рукав, смотри-ка, порван.

– Всю жизнь ходил по этому переходу… Народ у нас с ума посходил. Что машины, что пешеходы. Прутся на красный, то есть на зелёный. А ведь всех с детства учат: зелёный – стой, красный – иди. Иду на красный, в смысле, на зелёный… – Лебедев схватился за затылок и прокряхтел. Видимо, хорошо его по затылку треснуло.

Несмотря на положительное медзаключение Лебедев отправил в Асуп заявление о своём временном отстранении от работы, сославшись на плохое самочувствие и ужасное психологическое состояние.

Асуп организовала внеплановое онлайн-совещание со всеми сотрудниками, задействованными в проекте «Цельноль».

– Уважаемые коллеги, сообщаю, что генеральный директор находится в бессрочном отпуске вне зоны покрытия канала связи 10-д. По Положению номер 22-0234 все полномочия по принятию ключевых решений делегированы Автоматической системе управления предприятием без необходимости подтверждения со стороны генерального директора. В связи с форс-мажорными обстоятельствами, произошедшими с главным конструктором и его заместителем, и невозможностью исполнения ими своих обязанностей принято решение о возложении обязанностей главного конструктора по проекту «Цельноль» на Глазырина Фёдора Андреевича.

– Оп… – чуть не подавился Олег Глухов.

– Есть вопросы? Предложения? – спросила Асуп.

– Нет, – такой поворот всех участвовавших в совещании застал врасплох.

– Есть! – вдруг вспомнил свой вопрос Олег. – Что у нас с финансированием?

– Финансирование согласно план-графику, без изменений, – ответила Асуп.

– Фёдор Андреевич, вам ясно содержание принятого решения?

– Да. Ясно.

– Исполняйте. Совещание закончено, – Асуп завершила сессию.

– Хм, без году неделя как работает простым инженером, и вот тебе раз – и главный конструктор, – не мог прийти в себя Олег. – Скажи честно, ты родственник замминистра обороны?

– Нет.

– В Госдуме, значит, кто-то есть.

– Нет. Нету.

– А где тогда? Кто у тебя есть?

– Дед в глухой тайге есть.

– Брат министра обороны? – не унимался Олег.

– Отстань, Олег. Займись делом, – вмешался ведущий.

В течение часа на моём рабочем месте Асуп установила все необходимые компоненты и в тот же день я смог приступить к исполнению новых обязанностей.       Наша Асуп оказалась настолько продвинутой, что процесс проектирования новых устройств, а затем и организация производства, производился в полностью автоматическом режиме. Лишь в редких случаях приходилось дополнять искусственный интеллект естественным. На основе своего обширного опыта Асуп находила оптимальное решение для каждой задачи. От главного конструктора требовалось проверить и подтвердить правильность решения. Большинство разработчиков занимались примерно тем же, только в более узких задачах. Отдельные сложно формализуемые и специфичные задачи Асуп всё же определяла сотрудникам, но большую часть работы делала сама.

Полномочия главного конструктора открыли мне доступ ко всей информации по проекту. Освоить имевшийся объём информации было не под силу даже наиболее квалифицированным сотрудникам с акселераторами и нейроимплантом. Почему Асуп приняла такое странное решение, было загадкой.

– Асуп никогда не ошибается. Вероятность ошибки – одна тысячная доля процента. Так что всё правильно, не бери в голову, – рассудил Сашка.

– Может быть, это как раз она самая, тысячная доля процента… – думал я.

– Фёдор, если ты скажешь честно, я отстану. Твой дед – родственник министра обороны? – Олег вечером снова пришёл в беспокойство. – Ну родственник, так и скажи, и всё, вопросов больше нет.

– Хорошо. Родственник. Мы все родственники.

– Всё. Больше вопросов не имею, – Олег пошёл заниматься своей любимой математикой и кибернетикой.

До позднего вечера я занимался изучением проекта. Нам предстояло разработать и поставить на серийное производство компактный наземный дрон с неограниченным радиусом действия, способный выполнять задачи в полностью автономном режиме в любой точке планеты. Он должен был быть в 3 раза меньше своих аналогов и нести в себе существенно новый функционал. Я с большим желанием и воодушевлением взялся за интересную работу.

Часть 5 Невидимый удар

Интересная работа закончилась около 12 ночи, когда я не в силах сопротивляться усталости, свалился и уснул.

Утро выдалось тяжёлым. Асуп засыпала меня электронными документами, требующими согласования. Через каждые 5 минут стал звонить телефон, отвлекая внимание и не давая сосредоточиться.

Приказ Асуп о введении усиленного режима работы и переходе с 3-х и 4-дневной рабочей недели на пятидневку вызвал на предприятии напряжение и недовольство.

– Если не повысят в 2 раза оплату за сверхурочную работу, пошли они в баню, я не ударю пальца о палец, – не скрывал своего недовольства Денис Олегович.

– Куда мы катимся! Явно не той дорогой мы идём, – согласился с ним Аркадий Семёнович. – Весь мир сокращает рабочую неделю, а мы увеличиваем.

– Я тут прочитал накануне интересную статью профессора Ложинского, – продолжал Аркадий Семёнович. – Второй мировой войны на самом деле не было. Была гражданская освободительная борьба условно белых с условно красными. Прогрессивное человечество тогда ошиблось и обеспечило победу красных. В итоге все проиграли. Наше руководство, по-моему, хочет наступить на те же грабли.

– Аркаша, я тебе займу денег, если не хватает, – предложил Олег.

– Это ты Денису займи, ему не хватает. Мне не надо. Я просто читаю из проверенных источников… Голова как-то побаливает сегодня.

На головную боль с самого утра пожаловалось большинство сотрудников. Пост охраны труда никаких нарушений не зафиксировал.

Я пытался погрузиться в изучение проекта, но приходилось параллельно решать множество других вопросов. Министерство обороны прислало для внедрения Положения "О метрологическом обеспечении производства" и "Об использовании старой и новой компонентной базы". Асуп за это время выпустила два новых стандарта предприятия. Контрагент прислал письмо с требованием об изменении технических условий, препятствующих выполнению договора.

Семён Олегович обратился за помощью в сложном вопросе взаимоотношений с контрагентами.

– Понимаете, Фёдор Андреевич, нам надо прикрыть свою задницу. Чтобы потом всех собак на нас не повесили. Однажды нас уже подставили, и я больше не хочу повторения.

 

– Семён Олегович, нам надо выполнить совместную техническую задачу.

– Вот я об этом и говорю, нам надо выполнить свою задачу. А для этого надо чётко прописать, что за возможное рассогласование и нарушение работы передатчика всю ответственность несёт завод «Фазот».


Издательство:
Автор
Поделиться: