Название книги:

Карусель

Автор:
Людмила Александровна Зайко
Карусель

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

«Грустна прозрачная река…»

Грустна прозрачная река,

Увяла жизнь на пышных клумбах,

Плывут бродяги – облака,

Как величавые Колумбы.

И мне бы тоже в дальний путь

От надоевшей круговерти,

И мне бы тоже что-нибудь,

Хоть что-нибудь открыть на свете.

«Ветер словно хищник ярый…»

Ветер, словно хищник

ярый,

Злобно бьётся о стекло.

Воет, стонет, словно ищет,

Где бы выстудить тепло.

А у нас уют в квартире,

Мягкий свет от ночника,

Дети игры позабыли –

Спят два резвых игрока.

Спят два сына,

две надежды,

Два защитника страны.

Я молюсь, склонясь над ними,

Чтобы не было войны.

И со мною вместе молят

Матери земных богов.

Те молитвы -

в колыбельных,

Те молитвы -

в плаче вдов.

И они понятны всюду,

Хоть на разных языках.

Мир прекрасный,

необъятный

Держим мы в своих руках.

И от нас теперь зависит,

Сохранится ль теплота,

Победят ли наши боги –

Верность, Правда, Доброта.

«Какое наслажденье просто жить…»

Какое наслажденье просто жить:

Частицей быть неведомо большого,

Дышать, ходить, и открывать всё снова

И тайное в обычном находить.

Какое наслажденье просто жить:

Весёлого дождя косые струи

И тучи чёрные за радужные сбруи

Горячими ладонями ловить.

Какое наслажденье просто жить:

Услышать лепет маленького сына,

И дух сенной у старого овина,

И старый дом с крылечком не забыть.

Какое наслажденье просто жить.

Пусть руки огрубели от работы,

Но не сыскать желаннее заботы -

В любимом деле радость находить.

Какое наслажденье просто жить.

Мечтать, надеяться, страдать,

и забываться

И просто человеком называться…

Ну что ещё прекрасней может быть!

«Мчались мимо с присвистом и грохотом…»

Мчались мимо с присвистом и грохотом,

Дни и годы прожитые зря,

И злорадным осмеянной хохотом,

От меня уходила заря.

Мчались мимо, кружа и толкаясь,

Чьи – то жизни и чьи – то дела.

Ну, а я не молюсь и не каюсь,

Я как будто ещё не жила.

«Бывала лесть, и был подхалимаж…»

Бывала лесть, и был подхалимаж,

И трусости с излишеством хватало.

Ах, боже мой, зачем входить нам в раж?

Ведь нас и так изрядно потрепало,

И не меняется уставший экипаж.

Гораздо безопасней промолчать,

Иль сделать вид, что ничего не знаешь,

И завалившись в мягкую кровать

С сознаньем, что себя спасаешь,

Тем друга очень близкого предать…

Кривить душой нам стоит лишь начать.

Не трудно для себя найти поддержку.

Но будешь ли спокойно засыпать,

Когда тебя, вот так же безмятежно,

Другие начинают предавать?

«Зачем мошеннику хорошее житьё…»

Зачем мошеннику хорошее житьё,

А труженику жалкие остатки?

Со всех сторон слетелось вороньё,

Что так на мертвечину было падко.

Кто умирает, умер, иль умрёт,

Не наша ль справедливость это?

Жестокий век опять грядёт:

Не до стихов, не до поэтов.

Куда ты катишься, огромная страна,

Меч или колос держишь ты в руках?

Взывают к милосердью седина

И ордена на старых пиджаках.

«Сколько раз на холодном перроне…»

Сколько раз на холодном перроне

Ожидала свои поезда.

Отшумели зелёные кроны,

Юность тоже ушла навсегда.

Я теперь еду в тёплом вагоне,

Но в окно надоело смотреть.

Мне б на первом сбежать перегоне

И потом ни о чём не жалеть.

«Граница осени и лета…»

Граница осени и лета…

Хранят недавнее тепло

И этот дождь, и вечер этот,

Так угасающий светло.

Вновь грусть неясная волнует,

Легонько ветер треплет прядь

Тугих волос зелёной туи…

Всё повторяется опять.

Печальных глаз и взглядов встреча

Надеждой теплится в груди.

И верить хочется, что вечер

Остался где – то позади.

«Зал старинный, ламп мерцанье…»

Зал старинный, ламп мерцанье,

Модерновый клавесин…

Звуков чудное созданье –

Мир прекрасен и един.

Невзирая на столетья,

Звуки рвались ввысь и бились .

Души Баха и Вивальди

Вновь с моей душою слились.

И ничтожной, и великой

В этом зале я была.

Сокровенья и открытья

В дивных звуках обрела.

И, склонясь, молюсь я снова,

Принимая божество

Человеческого слова

И искусства торжество.

«С хозяйственной сумкой набитой…»

С хозяйственной сумкой набитой

Вечно куда – то спешу.

Воюю с прожорливым бытом,

Стихи в перерывах пишу.

А дел – то никак не убавить,

Растут, как грибы под дождём.

Дела торжествующе правят,

Мы в их подчиненьи живём.

Года, словно в бешеной гонке,

Жизнь наша в руках суеты.

И некому крикнуть вдогонку:

«А так ли всё делаешь ты?»

Прогулка

Фары встречных машин

Нам шоссе освещают ночное.

Скрип сосновых вершин,

Словно чудище стонет лесное.

К твоему я плечу

Прижимаюсь устало и робко.

Незнакомыми чуть

Показались твой голос, походка.

Фары встречных машин

Нам шоссе освещают ночное,

Нет для грусти причин,

Ведь ты рядом, ты вместе со мною.

Мы с тобою одни…

Всё теснее к тебе прижимаюсь,

Но как эти огни,

Я сейчас от тебя удаляюсь.

«Руки вчера ласкавшие…»

Руки, вчера ласкавшие,

Вы предали меня.

Губы, мои искавшие,

Застыли при свете дня.

Взгляд, что так нежен был,

Растерян он и смущён.

Недавними обещаньями

Словно бы возмущён.

Так, где же они, острова мои?

Ты много о них говорил.

Вчера ещё островом,

Таким для меня ты был.

Сегодня же, как в пустыне я,

Безбрежен мой океан,

А остров мне лишь почудился,

Остров мой был обман.

Руки, вчера ласкавшие,

Отпрянули от меня.

Губы, мои искавшие,

Застыли при свете дня.

«На меня обрушил ветер…»

На меня обрушил ветер

Дождь холодный, струи злые.

Прохлестали звонкой плетью

Мне в ответ слова чужие.

На меня зима смотрела,

Словно прочность проверяла.

Холод снова я терпела,

Да тебя всё поджидала.

«Рябиновый кустик к берёзе прижался…»

Рябиновый кустик к берёзе прижался,

Рябиновый листик по ветру метался,

Словно защиты искал у берёзы,

Словно дрожал в ожиданьи морозов.

А что же берёза? Ей тоже б укрыться,

Нежной берёзе да дубом родиться…

Рябиновый кустик собой прикрывает,

В рябиновой слабости силы питает.

«Руки словно крылья журавлиные…»

Руки словно крылья журавлиные,

Распластавшись, наземь прилегли.

Стала тёмной ночь для них и длинною,

Им не оторваться от земли.

Прилегли бессильным тихим стоном,

Только сердце бьётся, рвётся ввысь,

Где давным-давно с прощальным звоном

Журавли другие пронеслись.

«Загрустила снова осень…»

Загрустила снова осень

Паутинкой на окне.

Ветер лист в окошко бросил

И напомнил обо мне.

Барабанит дождь по крышам,

С шумом падает в траву.

Чей – то голос в каплях слышен,

Словно я тебя зову.

Всё смелее тень ложится,

Как в навязчивом бреду,

Вновь мерещатся ресницы…

Это я к тебе иду.

«Ну, вот и всё. Прошла пора свиданий…»

Ну, вот и всё. Прошла пора свиданий.

Ну, вот и всё. Уходит лето прочь.

Ты подари мне, милый, на прощанье

Всего одну единственную ночь.

И я уйду, растаю незаметно

В потоке дней, в потоке суеты.

Мои надежды призрачны и тщетны,

Они лишь отражение мечты.

Ну, а она всегда неуловима:

Сегодня до неё рукой подать,

А завтра пронесётся снова мимо

И мне её ничем не удержать.

«Не презирай за боль утраты…»

Не презирай за боль утраты.

За то, что истин не пойму…

Мне своего презренья хватит.

Твоё – мне вовсе ни к чему.


Издательство:
Автор
Поделиться: