Litres Baner
Название книги:

Виктор Вейран. Шаг навстречу тьме

Автор:
Ольга Валентеева
Виктор Вейран. Шаг навстречу тьме

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Валентеева Ольга

© ИДДК

Содержание цикла "Виктор Вейран":

Книга 1. Шаг навстречу тьме

Книга 2. Виктор Вейран

Пролог

– Расскажи мне что-нибудь, Анабель.

Король Раймонд нечасто просыпался. И редко о чем-нибудь просил, но когда все-таки открывал глаза, она была рядом. Верная тень. Ни любовница, ни жена. Просто женщина, которая говорила, что его любит. И он принимал ее любовь, хоть и никогда не забывал, сколько горя она принесла.

– О чем тебе рассказать, мой король? – тихо спросила она, присаживаясь на большой валун и поправляя складки серого плаща. – О прошлом? О настоящем? О будущем?

– Ты ничего не знаешь о будущем, – хрипло рассмеялся Раймонд. – А я знаю, но тебе не скажу.

– Почему? – Анабель легонько коснулась его щеки.

– Ты расстроишься. Не бойся, это не касается твоего магистра. Твоего нынешнего магистра. Пусть живет, он это заслужил.

– Тогда кого касается?

– Меня. Тебя. Нас. Но я не хочу об этом говорить. Настоящее видел своими глазами, так что расскажи мне о прошлом, Анабель. Что я пропустил?

– Хорошо, мой король, – покорно отвечала та. – Пусть будет история о том, что уже давно минуло. Ты спал, а мне было так одиноко. Но однажды ко мне пришел мальчик…

Глава 1

– Не поступишь в светлую академию – домой можешь не возвращаться!

Самое лучшее напутствие, которое только можно услышать от отца накануне вступительных экзаменов. Впрочем, я другого и не ожидал. Мы никогда не ладили. Старый дурак почему-то решил, что имеет право распоряжаться моей жизнью, раз уж я унаследую высокий титул графа Вейран. Нужен он мне! Нет, по сути, я ничего не имел против родового имени. Но когда думал о том, что за ним скрывается, становилось не по себе.

Первый брак моего отца, Грегори Вейрана, не был удачным. Он так считал лишь потому, что мадам Валери подарила супругу двух дочерей, а дочери не могли быть наследницами родовой силы света. Одна неплохо исцеляла, вторая тоже была светлой магичкой. И когда дочери подросли, а возраст мадам Валери приблизился к сорока, отец решил добиться развода. Он всегда добивался своего, и магистрат подписал необходимые бумаги. Так мадам Валери отправилась в поместье Вейранов на севере Гарандии, а у отца появилась новая супруга – моя мать.

Я появился на свет, когда папаше исполнилось сорок пять. Насколько знаю, он устроил грандиозный праздник, был фейерверк, гости, поздравления. Все для того, чтобы двенадцать лет спустя он назвал меня наибольшим разочарованием в жизни. Это сейчас, шесть лет спустя, легко говорить, что мне все равно, а тогда казалось, что и жить-то незачем и я никогда не добьюсь его одобрения. А потом решил для себя: пусть старик катится во тьму. Я не виноват в том, что мой свет недостаточно силен. И не виноват в том, что однажды у меня проснулась тьма.

В свои восемнадцать я понимал, что тьма не является чем-то ужасным. Это всего лишь еще одна грань силы. Моей силы, и пусть они все провалятся! Но это был долгий путь. И если бы не мадам Валери, первая жена графа Грегори Вейрана, я бы не сумел его пройти. Она всегда была добра ко мне, в то время как моя матушка только и делала, что устраивала свою жизнь. Знакомства, банкеты, туалеты. Все как у всех.

Мадам Катрин Вейран просила меня об одном: никогда и никому не говорить, что мой свет, скажем так, с примесями. Иначе грозила проклясть и выставить за порог. Отец бы ей не дал, конечно – для него честь имени была превыше всего, но слушать ее было противно.

Итак, светлая академия. Она занимала целый район Альсенбурга, столицы Гарандии. Туда многие стремились поступить, но удавалось лишь сильнейшим. Я не причислял себя к таким, однако готовился, чтобы хотя бы теоретический тур пройти без проблем. Вот только не ожидал, что в комиссии заявят:

– В этом году так много достойных студентов, что начнем мы с практики. А из тех, кто уже что-то умеет, выберем сильнейших. Они-то и будут сдавать теоретический экзамен.

Поэтому я ехал в светломагическую академию со смешанными чувствами. С одной стороны, надеялся, что не так безнадежен и смогу поступить. С другой – что если провалюсь, то хотя бы не упаду носом в грязь. Иначе и батюшка, и сестрицы будут припоминать мне это до конца жизни. Моей, не их. А экипаж уже остановился у здания академии. Отец приказал двум слугам сопровождать меня – видимо, чтобы не заблудился. А еще – чтобы все видели: идет не абы кто, а Виктор Вейран, сын Грегори Вейрана. Наследник. Тьфу!

Чуть не налетел на какого-то хлыща, у которого пудры в волосах было больше, чем на личике матушки.

– Куда прешь? – спросил тот через губу.

– На вступительные экзамены, – так же презрительно выплюнул я. – А ты воротами ошибся?

– Месье Вейран, убрать его? – спросил один из слуг.

– Сам уберется, – ответил я и зашагал вперед, чтобы услышать в спину:

– Ублюдок!

Я его запомнил, этого пудреного. И желтоватую кожу, и маленькие глазки. Ничего, где-нибудь когда-нибудь встретимся, и я припомню это оскорбление. Но сейчас – экзамены.

Само здание академии впечатляло. Оно больше напоминало дворец, чем учебное заведение. Сложенное из светлого камня, с многочисленными окнами, такими огромными, что внутри казалось, будто здание соткано из света. На самом деле я хотел бы здесь обучаться. Вот только…

– Сюда, молодой господин.

Задумавшись, едва не пропустил поворот к экзаменационным аудиториям. Эх, была не была! Проигрывать тоже надо с достоинством. Поэтому я толкнул дверь и вошел в тренировочный зал. Приемная комиссия должна была вот-вот появиться, а кандидаты на поступление сидели на скамьях, расставленных вдоль стен. Многовато… Впрочем, учитывая количество светлых в Гарандии, и неудивительно. Темные маги почти выродились при становлении магистрата. А о магах пустоты и говорить не приходилось, они всегда были самыми малочисленными и обучались исключительно при башне Пустоты.

Я уселся на скамью. Следом за мной вошел и мой будущий враг. Замечательно, так и узнаю его имя. Одним пунктом в списке больше. Прислуга испарилась. Уверен, будут ждать на выходе и заодно доложат папочке, что я не свернул за ближайший угол, а дошел до вступительных экзаменов. Что-то комиссия запаздывает…

Дверь отворилась, и в комнату вошли семеро магов. На четверых были светлые профессорские мантии. Вот они, ректор и его помощники. А троих других я пару раз видел на городских праздниках – и понятия не имел, что они здесь делают. Это ведь рядовой вступительный экзамен. Три мага. Магистрат. Правители Гарандии.

Светлому магистру Таймусу было около сорока пяти, но его волосы уже поседели, и он казался гораздо старше. При этом свой пост занял не так давно – магистр Вициус правил очень долго и умер глубоким стариком. Отец всегда говорил, что служение в светлом магистрате – это та цель, к которой я должен стремиться. Но я желал другого. Меня больше интересовала не сытая жизнь прислужника светлого магистра, а работа службы безопасности Гарандии. Но туда был очень жесткий отбор, и сначала надо получить диплом. А для этого надо поступить.

Магистр тьмы Тейнер был гораздо моложе. Ему недавно исполнилось тридцать два. Свой пост он занял пять лет назад, и болтали, что его магическая сила была действительно велика.

И наконец, магистр пустоты Верхард. Единственный из магистров, на счету которых становление магистрата. Поговаривали, он лично бросил голову последнего короля Гарандии под ноги толпе. Сейчас магистр разменял шестой десяток, а тогда он был совсем молодым. Пустота отпечаталась в серых глазах, и мне было не по себе от взгляда на него.

– Господа претенденты, – обратился к нам глава приемной комиссии. – Сегодня для вас – особенный день, потому что за ходом вступительной кампании будут наблюдать лично магистры Гарандии.

Мы дружно поклонились, а я не мог избавиться от ощущения, что магистры кого-то высматривают среди нас.

– Займите свои места и проявите максимум знаний и способностей, если хотите стать студентами светломагической академии. Приступим.

Нас вызывали по одному. Каждый кандидат тянул билет и демонстрировал на практике указанные в нем заклинания. Затем выходил второй, тоже выполнял задание, и, как завершающий этап, кандидаты сходились в поединке длительностью пять минут. Решение комиссии мы должны были узнать только послезавтра, чтобы в тот же день счастливчики сдали теоретическую часть экзамена. Я наблюдал за светлыми магами. Они из кожи вон лезли, чтобы проявить себя – не так ради поступления, как выпендривались перед магистратом. Идиоты.

– Виктор Вейран.

А? Я подскочил со скамьи. Так задумался, что едва не пропустил собственное имя.

– Подходите, месье Вейран, – снисходительно взглянул на меня глава комиссии. – Тяните билет.

Помоги свет! И тьма, если ты тоже здесь.

– Заклинание структурного щита, – прочитал я вслух.

– Приступайте.

Отошел от магистрата, чтобы, не приведи свет, никого не угробить, и начал плести заклинание. Трижды оно срывалось, но я с каменным лицом делал вид, что так и надо, и лишь на четвертый раз создал кособокий, но все-таки щит.

– Вот, – продемонстрировал главе комиссии.

Светлый магистр подозрительно улыбался. Темный таращился на меня, как на букашку. И лишь магистр пустоты вглядывался во что-то, ведомое только ему.

– М-м-м, неплохо, – сказал глава комиссии, занося что-то в свои бумаги. – Теперь, прошу, присядьте. Взглянем на вашего соперника. Натан Кольс.

Вот и встретились, убогий! Это судьба. Похоже, я смогу утереть нос новому врагу уже сегодня. Этот худосочный блондинчик вытащил билет.

– Заклинание световой стены, – прочел он.

Отошел от магистров, сверил плетения, и перед ним выросла световая стена. Вот гаденыш! Что поделать? В его силе точно нет примесей тьмы.

 

– Что ж, отлично, – сказал глава комиссии. – Теперь последует поединок. Месье Вейран, присоединитесь к нам.

Я присоединился с большим удовольствием. Мы с Натаном Кольсом замерли друг напротив друга. Он выразительно поморщился, будто букашку увидел. Я же, пока экзаменаторы отвернулись, показал ему кулак.

– Приступайте.

Я атаковал первым. Никогда не любил тянуть кота за хвост. Ударил световой волной, которая получалась лучше всего, и ушел с линии атаки. Однако Кольс увернулся с легкостью и ударил в ответ. Я поднял корявый щит, поглощая большую часть урона. Увы, слишком мало – ладони обожгло. Тьфу ты! Ударил сильнее, призывая огненные стрелы. Все-таки планировал приобрести боевую специализацию. Удар, еще удар. Кольс отразил все, и на исходе пятой минуты ударил меня светом так, что я отлетел к стене, врезался в нее спиной и едва не встретился с богами раньше времени.

– Бой окончен, – раздался голос главы комиссии. – Займите свои места. Следующий…

Тьма! Да чтоб он провалился! Я дополз до скамьи и сел. Не надо быть провидцем, чтобы сказать: экзамен я не сдал. Но сам виноват. Я не знал, что еще сделать, чтобы усилить мой свет. Отец говорил, что инициация может помочь, но и жениться я пока не собирался. А светлому магу без женитьбы никак. Едва дождался, пока закончится экзамен, и тут же умчался со всех ног. Как и ожидал, соглядатаи дежурили на входе, а мне хотелось побыть в одиночестве. Поэтому смешался с толпой гомонящих кандидатов в студенты, опустил голову и попытался проскользнуть мимо. Удалось! Во многом благодаря отводу глаз, который использовал. Быстро свернул на соседнюю улицу, пока никто не опомнился, и дал деру.

Да, неприятно чувствовать себя пустым местом. Или ничтожеством. Или просто… никем. Я шел быстро, не оглядываясь. Погода стояла летняя, чудесная. Люди гуляли по улицам, наслаждаясь прекрасным днем. А мне хотелось провалиться сквозь землю, чтобы отец никогда не узнал, как плохо я сдал практический экзамен. Я даже не смотрел, куда шел. А когда опомнился, вокруг были незнакомые кварталы. Мое внимание привлекла еще одна группа юношей, очень похожих на студентов. И они тоже спешили куда-то. Может, на экзамены? Надо спросить у них дорогу. Я уже было нагнал свою цель, когда заметил, куда они идут.

А впереди были высокие кованые ворота, надпись на которых гласила: «Высшая темномагическая гимназия «Черная звезда». Судьба? Я никогда не был фаталистом. Но учитывая, что только что отсрочил свое поступление минимум на год… Почему бы и нет? Представил, как приду домой и заявлю отцу, что буду развиваться в том виде магии, который удается лучше всего. То есть в темном. Документы были с собой, поэтому я рискнул и вошел в ворота следом за студентами.

Уф, мрачное местечко! Перед нами расстилалось огромное кладбище с рядами надгробий. На каждом выбиты имена, вот только на некоторых – даты и рождения, и смерти, а на других – только рождения. Это как? Надгробия поставлены живым людям? Или я чего-то не понимаю? Стало не по себе. Впервые мелькнула мысль, куда меня несет, но Вейраны не отступают, поэтому я решительно направился по тропинке между надгробий.

Когда кандидат, идущий первым, вскрикнул и провалился под землю, я решил, что просто просела чья-то могила. Но когда меня за ногу схватили костлявые пальцы, стало как-то не до смеха. Я не орал, в отличие от некоторых, а изо всех сил приложил по пальцам заклинанием, едва не испепелив собственный сапог. А сам побежал вперед, к виднеющейся впереди черной махине гимназии. А руки росли, как грибы после дождя. Хватали, заставляли споткнуться, упасть. Я скакал между ними, чувствуя себя горным козлом: вправо-влево, вправо-влево, а когда все-таки ухнул вниз, смягчил падение заклинанием.

Кажется, сильно приложился головой, потому что на пару минут потерял сознание. Открыл глаза, потирая ушибленный затылок – и заорал. Скелет, выпятивший на меня пустые глазницы, заорал тоже. Я кинулся в сторону, он – за мной. Пришлось остановиться, развернуться и так жухнуть по нему заклинанием огня, что от него остались только головешки. Прости, друг. Покойся с миром.

Оглянулся по сторонам – глубоковата могилка! Задрал голову. Мда-а. А это что такое?

Прямо передо мной в земле была дверь. Я дернул ручку, и она поддалась. На всякий случай призвал боевое заклинание, чтобы возможному противнику не поздоровилось, и шагнул в узкий коридор. С каждым моим шагом впереди вспыхивали факелы, один за другим. А я медленно шел вперед, проверяя пол ногой прежде, чем ступить, пока из сумрака не выткалась тень.

– Назови свое имя, – потребовала тень.

– Виктор Вейран, – ответил я.

– А теперь – то имя, под которым ты хотел бы учиться в гимназии «Черная звезда».

– Виктор… Сантьер, – назвал титул мадам Валери, первой супруги отца.

– Гимназия «Черная звезда» даст тебе шанс доказать свое право находиться здесь, – продолжила тень, – но для этого тебе придется меня убить.

И атаковала так быстро, что если бы не заготовленное заклинание, глодал бы кто-то мои косточки. Я ударил точно в цель. Тень завизжала на сотню голосов – и вдруг обратилась пеплом, осела на пол, а передо мной была еще одна дверь. Толкнул ее – и вышел в большой зал, где уже толпилось около семи парней моего возраста. Они покосились на меня, но ни один не заговорил. Может, таковы правила? Я тоже молчал. А в стенах то и дело появлялись двери, и вскоре нас стало двадцать. Надеюсь, это все? Но снова возникла дверь. Вот только из нее вышел не юноша, а взрослый мужчина в черном плаще с застежкой в виде восьмиконечной звезды. Он выглядел, как типичный темный маг – черные волосы до плеч, карие глаза с прищуром, нос с небольшой горбинкой, узкие губы. Одним словом, приятнейшей наружности тип.

– Что ж, господа кандидаты, – замер он перед нами. – Вы прошли первый этап испытаний для того, чтобы стать курсантами гимназии «Черная звезда».

Курсантами? А почему курсантами?

– Мое имя – Клод Стерн. И я являюсь директором этой гимназии. Вы наверняка думаете: а что же дальше? Дальше вы на выходе получите пропуск на следующий экзамен, пойдете домой, выспитесь и подумаете, а зачем вам это надо. Стоит ли рисковать своей жизнью, чтобы освоить науку темной магии. И если вы решите, что не стоит, не приходите. А если вдруг хватит смелости рискнуть, жду вас завтра в полдень для второго этапа вступительных экзаменов. Свободны.

И директор исчез прямо с того места, где стоял. Послышались удивленные шепотки.

– Сюда, месье кандидаты, – вдруг раздался скрипящий голос, и сквозь единственную оставшуюся дверь заглянул скелет. – Получите у меня звездочки для экзамена.

И наша двадцатка потянулась к выходу. Я шел последним, все еще не веря в то, что делаю. Я стану курсантом гимназии темной магии? Отец меня проклянет! С другой стороны, пусть старый дурак и дальше делает вид, что он – самая большая шишка в Гарандии. А я пойду своим путем. Запретит – уйду из дома. Сам потом будет локти кусать.

И я уверенно взял звезду из пальцев скелета, уже точно зная – завтра приду сюда, чтобы сдать вторую часть вступительного экзамена.

Глава 2

Домой идти не хотелось. Я бродил по Альсенбургу до поздней ночи, не зная, куда податься. Шел только для того, чтобы идти. Вспоминал все события дня, и казалось, что сама судьба указывает мне путь, хоть я никогда и не был фаталистом. Но как-то же меня занесло в «Черную звезду»! Не припомню, чтобы раньше хоть раз слышал о темномагической гимназии. Темных магов не любили и, что там, откровенно боялись. Темная магия всегда служила короне, а с тех пор, как само упоминание о королевском роде кануло в пропасть, под запретом оказались и темные маги. Нет, их не вырезали, в отличие от оборотней и ведьм, охота на которых продолжалась и по сей день, но сделали все, чтобы полностью взять под контроль. Это была одна из причин, по которой так лютовал мой отец. Он боялся. Не за меня, конечно – я умел за себя постоять, а за сестер и саму сохранность прославленного имени рода Вейранов. Катился бы он…

Я уже направлялся домой, когда услышал шум. Пройти бы мимо, да только это вообще не было мне свойственно. Главное, чтобы завтра батюшке не пришлось вытаскивать меня из участка, иначе пропущу экзамен. Свернул за угол – и увидел занятную картину. Двух девушек прижала к воротам группа мужчин.

– Да что вы упираетесь, красотки? – говорил один. – Составьте нам компанию. Выпьем по бокальчику, потрещим.

– Дайте пройти! – раздался голос одной из девушек. Она старалась говорить грозно, но испуг был слышен в каждой интонации.

– Не сопротивляйтесь, цыпки, – чуть заплетался язык второго. – Вам понравится.

Было слышно, как кто-то из девушек тихо всхлипнул. Я не стал ждать дольше.

– Проблемы, мадемуазель? – спросил у той, в которой по одежде признал госпожу. Она прикрывала лицо вуалью, а ее служанка дрожала, как лист на ветру.

– Эти люди задерживают нас, – раздался чистый, звучный голос. – Прошу, помогите, месье.

– Уйдете по-хорошему или как? – поинтересовался у любителей ночных развлечений.

– Что, смерти захотел?

Ко мне обернулись пятеро разом. Я пожал плечами. Если кто и захотел как можно скорее отбыть за грань жизни, так это они. Ударил без предупреждения – так, что двоих смело сразу. Еще трое попытались выхватить оружие, но маг среди них остался только один. Он-то и атаковал меня скудным светлым заклинанием. Я отбил его шутя. Сосредоточился – и ударил. Еще трое рухнули. Они ползали по земле, слепые и глухие до самого утра, а я протянул руку даме, помогая переступить через распростертое перед ней тело.

– Благодарю за помощь, месье.

Готов поклясться, она улыбалась.

– Не стоит благодарности, мадемуазель. Будем считать, что это – моя сегодняшняя тренировка. Куда вас проводить?

– Улица Фиалок, десять, – ответила дама, и мы неспешно зашагали по указанному адресу. Служанка держалась чуть поодаль – я не ошибся, и эта девушка была прислугой, а не подругой. Рука моей спутницы поначалу дрожала, но вскоре мадемуазель успокоилась и поглядывала на меня с любопытством.

– Как ваше имя, месье? – спросила она.

– Можете звать меня Виктор, – ответил я. – А ваше?

– М-м-м… Мари.

Врет. Готов поспорить, что это – имя служанки.

– Куда же вы направлялись в такой поздний час, Мари?

– Вы будете смеяться. – Она смущенно отвела взгляд.

– Даю слово, что нет.

– Мы с подругой… ходили к гадалке.

Я все-таки рассмеялся. Гадалка? Никогда не верил в предсказания судьбы, но девушка была настроена серьезно. Видимо, для нее этот визит был важен.

– Гадали на возлюбленного? – предположил я.

– Нет, на будущее, – ответила она. – В нем… грядут кое-какие перемены, и мне не по себе.

– И что же нагадали? Или это страшная тайна?

Девушка сомневалась, отвечать ли, но все-таки решилась.

– Нет, не тайна. Она сказала, что скоро некий мужчина перевернет мою жизнь раз и навсегда.

– Надеюсь, в счастливую сторону? – постарался скрыть улыбку.

– Гадалка сказала: и да и нет. И что я сама должна буду выбрать, связать ли с ним свой путь. Но если решусь, моя судьба никогда не будет прежней.

– Простите, но, мне кажется, это пустые слова. Кого бы вы ни встретили, кого бы ни полюбили, ваша судьба в любом случае изменится и никогда не будет прежней.

– Вам бы все шутить, – вздохнула девушка. – А я ей поверила.

– Давайте, я угадаю, что еще она вам предсказала?

– Попытайтесь, месье.

– Минуту… Вы выйдете замуж. У вас будут дети… Двое. Нет, лучше трое.

– Двое, – теперь уже и Мари смеялась вместе со мной.

– И, конечно, они будут великими людьми. Может, какими-то полководцами. Или даже новыми магистрами?

– Только первое. – Девушка хохотала, пытаясь утереть слезы.

– До внуков хоть не добралась?

– Не успела.

– Прекрасно! А внешность вашего избранника описала?

– Сказала, что он будет темным магом, – девушка понизила голос.

– Ух, ты! Тогда он точно перевернет вашу жизнь, мадемуазель. Но вот мы и пришли.

Я замер у дома на улице Фиалок. Думаю, дом тоже не принадлежал моей незнакомке, но это была лишь случайная встреча, одна из многих. Поэтому я не настаивал и не собирался за ней следить. Скоро мне будет не до барышень.

– Благодарю вас, месье Виктор. – Девушка пожала мою руку. – Я буду вспоминать вас в молитвах свету.

– Не стоит, Мари, – улыбнулся ей. – Свет не слишком-то меня любит. Не гуляйте больше в такой поздний час. Прощайте.

И пошел прочь, давай девушке возможность скрыться в своем доме, не опасаясь, что разгадаю ее маленький обман. Настроение улучшилось. Даже возможная беседа с отцом перестала казаться такой уж бессмысленной и унизительной. Что нового он может мне сказать? Поведать, как плохо влияю на судьбу сестер? Что втаптываю в грязь имя рода? Я даже еще не начинал.

 

Поэтому решительно направился домой. Миновал высокие кованые ворота, клумбы, на которых вместо цветов росли вечнозеленые кусты, и слуга распахнул передо мной дверь.

– Месье Вейран, – поклонился он.

Я подал ему плащ, а сам поспешил к лестнице, но удача исчерпала свои лимиты за день, и послышался голос отца:

– Виктор, задержись.

Захотелось послать старика к демонам, но я был почтительным сыном большую часть времени, поэтому остановился и обернулся к нему.

– Добрый вечер, батюшка, – склонил голову.

– Ты поздно. – Отец смотрел на меня грозно и сурово.

– Я всего лишь немного прогулялся.

– Обманув провожатых?

– Предпочитаю гулять один.

Грегори Вейран, будучи ниже меня на голову, все равно умудрялся смотреть свысока.

– Я уже слышал, как ты проявил себя на экзамене в светлую академию, – продолжил он, не стесняясь слуги, а мне бы не хотелось, чтобы меня отчитывали при прислуге.

– Мой свет не так уж силен, батюшка.

– Мне ли не знать. Но я позаботился, чтобы отборочный этап ты прошел. Поэтому будь добр, подготовь теоретические материалы так, как надо, чтобы мне не пришлось снова за тебя краснеть.

– Я постараюсь, батюшка.

– Уж постарайся. Ступай.

Хоть бы спросил, ужинал ли я. Но, по сути, отцу было все равно. Наверное, если бы ему сообщили, что на экзамене Натан Кольс случайно меня пришиб, он бы лишь покачал головой и сказал:

– Какое несчастье. Велите подавать салат.

Я все-таки не сдержался и ударил кулаком по перилам лестницы. Хорошо, хоть отец этого уже не видел. Слишком много чести.

Хватит! Запретил себе думать о старом идиоте. Впрочем, о матушке тоже вспоминать не хотелось, но именно она спускалась навстречу. Вся белоснежная, как облако. Типичная светлая.

– Виктор, – улыбнулась сладко. – Как твои экзамены?

– Замечательно, – ответил на ходу. Продолжит расспросы – поинтересуюсь, как поживает любовник, с которым видел ее пару недель назад. Уже сменила? Или еще хранит верность предыдущему выбору?

– Ты у меня такой талантливый.

А в глазах – холод. Ее я ненавидел еще больше, чем дуралея, который остался внизу. Будь моя воля, вообще не приходил бы домой. Хотя, если поступлю, у меня будет такой шанс. Чтобы считать вечер окончательно сложившимся, надо было еще поболтать с сестрами, но, к счастью, они не попались на пути. К их счастью, конечно, потому что иначе я не мог ручаться, что сдержусь.

Заперся в своей комнате, зажег светильник. Спать! Надо лечь спать и ни о чем не думать. Самое сложное – заставить мысли уйти и погрузиться в блаженную пустоту. Но это не всегда получалось, и я чувствовал себя собранным из крошечных кусочков мозаики, которым никогда не стать единым целым. И постепенно эти кусочки откалывались, откалывались… Может, обучение в темномагической академии позволит мне стать цельным?

Решил отставить эту дилемму до утра. Удалось с трудом, но день на самом деле выдался утомительным, поэтому после часа размышлений на тему «А что, если бы…» – я все-таки уснул. Да так сладко, что едва не проспал утреннюю тренировку. Постоянные магические практики – вот залог постепенного роста силы. Так говорил мой наставник, когда выяснилось, что сильным светлым магом мне не бывать. А еще после часа упражнений мне не хотелось кого-нибудь прибить и хватало сил улыбаться домашним. Правда, их от моей улыбки почему-то перекашивало, но разве это мои проблемы?

Тренировка прошла успешно. Я даже собрался на экзамен в «Черную звезду» без особых помех, и все бы ничего, но когда спустился вниз, с прогулки как раз вернулись любимые сестрички.

– Виктор, куда ты собрался? – спросила старшая, Каролина.

– На прогулку, – ответил я.

– Лучше бы сидел над теорией светлой магии.

Младшая, Генриетта, взглянула на меня свысока. Еще бы, она считалась одной из самых сильных светлых магичек Гарандии.

– Провалишь экзамен – потом не жалуйся, – добавила она к словам сестры.

– Почему я вообще должен его провалить? – Остановился, вглядываясь в кукольные мордашки в обрамлении светло-русых локонов.

– Потому что ты слаб, – ответила Лина. – И, как светлый маг…

– Тебе прекрасно известно, что я – не светлый маг, – рыкнул в ответ.

– Отец приказал тебе об этом забыть, – вмешалась Рита. – И не вздумай где-то проболтаться. Маркиз Сансир собирается просить моей руки.

– Боишься, если он узнает, что твоя кровь не так чиста, то сбежит, теряя подметки? – усмехнулся в ответ.

– Мне не до шуток.

– А мне вот всегда до них, особенно когда вижу ваши кислые физиономии. До вечера.

И умчался, потому что наш обмен «любезностями» мог продолжаться до поздней ночи. Слышал, как Рита что-то крикнула мне в спину. Наверняка проклятие, но светлые не умеют проклинать. Зато я могу, и достаточно качественно. Но таким способом избавиться от сестер? Не стану тратить на них магию.

А теплые лучи солнца слепили глаза, касались кожи, и казалось, что жизнь не так уж плоха. Особенно когда представлял лицо отца, если поступлю в темную гимназию. Так ему и надо. Да здравствует темная магия!


Издательство:
ИДДК
Книги этой серии:
  • Виктор Вейран. Шаг навстречу тьме
Поделиться: