Litres Baner
Название книги:

С любовью, теща!

Автор:
Ольга Валентеева
С любовью, теща!

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1
И снова – здравствуйте!

– Посол его королевского величества Феодора Кристиана Леонарда Первого Леонского.

Я едва не зевнула, но не подобает единственной дочери короля Фернанда зевать в присутствии послов. Почему их принимала именно я – отдельный разговор. Эх, батюшка… Мой отец месяц назад уехал на охоту и бесследно пропал. Никакие поиски не дали результата. Требований о выкупе не поступало, тело не нашли. Вот и получалось, что вроде бы жив, а вестей о нем нет. Лучшие маги королевства – из числа доверенных конечно же – снова и снова отправляли поисковые заклинания, специальные отряды короны проверяли каждый уголок королевства. Нет, так и не нашелся. Подданные думали, что любимый монарх инкогнито отправился на воды – улучшать состояние здоровья, маги искали, а я… я принимала послов. И надо же было, чтобы представители Леонсы прибыли в такое сложное время! Наверное, что-то пронюхали. Крохотная Леонса держала в страхе весь континент, а ее правитель, тот самый Феодор и так далее, считался одним из сильнейших магов своего времени. Темных, следует уточнить. А темные маги стали раритетом. Слишком активный образ жизни вели, много воевали, вот и вымерли. Феодор же как-то сохранился, свое маленькое королевство от захватчиков оборонял успешно, на престол вступил рано и успел даже победить в войне с моей родиной, Ардонией. Залогом мира стал варварский договор, в котором указывалось, что по достижении совершеннолетия – а в нашей стране оно наступало в двадцать один год – я должна выйти замуж за… никогда не догадаетесь!.. Феодора Леонского, чтоб ему икнулось. Потому что замуж – это хорошо, только когда твой муж не темный маг.

А слухи о Феодоре ходили разные… Поговаривали, у него во дворце есть потайная комната, откуда ночами валит дым и доносятся страшные заклинания. Что он там делает, никто не знал. Девушки попадали во дворец и не возвращались. Может, как раз над ними там опыты ставят? При этом официальные фаворитки менялись чаще, чем времена года, – уж я-то, как предполагаемая невеста, знала. Говорили, что ликом Феодор страшен, волосом черен, как ворон, и…

– Ваше высочество!

Ну зачем же так кричать? Я милостиво склонила голову, приветствуя посла. Пусть возрадуется великой чести. Посол, впрочем, внешностью не сильно отличался от описания самого короля – и ликом не то чтобы очень, и волосом черен… Да я и сама не блондинка, но свой каштановый цвет волос на модный в этом сезоне блонд менять не собираюсь.

– Господин посол, чем обязаны? – поинтересовалась я.

Посольство отправили быстро, и до столицы оно успело добраться раньше, чем прошел месяц со дня исчезновения отца. Может, соседи с исчезновением и постарались? Поспособствовали, так сказать? И папеньку надо искать в Леонсе?

– Наш король, великий Феодор Кристиан Леонард Первый Леонский, поздравляет вас с достижением совершеннолетия и шлет дары.

Посол махнул рукой, и слуги, едва не сгибаясь под тяжестью, внесли дары, накрытые дорогими тканями. Что там под накидками, оставалось только догадываться. Но вдруг раздался птичий крик, слуга испугался, выронил поднос, на котором держал один из подарков, клетка упала, раскрылась, и десяток маленьких птичек разлетелся по залу.

– Это что? – изумленно спросила я.

– Птички для вашего птичника – с берегов Южного моря, очень редкие, – поведал посол.

– Благодарю.

Что-то птички поглядывали на меня недобро. Видимо, путешествие в клетке порядком их утомило, и они нашли виновницу. А я что? Я ничего, всего лишь принцесса.

– Мой король возложил на меня почетную обязанность напомнить вашему батюшке, а в его отсутствие вам, ваше высочество, о подписанных договоренностях.

Так и знала!

– Его величество в кратчайшие сроки ждет вас в Леонсе для заключения брака.

– Потерпите, господин посол, – миролюбиво ответила я. Умею казаться паинькой, когда надо. – Мой отец сейчас отсутствует, а без его ведома такие дела не делаются. Уж вы-то должны понимать.

– Я понимаю, ваше высочество, но мой король и так долго ждал вашего совершеннолетия. Ждать дольше он не желает. А если вы хотите расторгнуть мирный договор, Леонса докажет свою силу, даже не сомневайтесь.

– Мне надо посовещаться с матушкой, – ответила я. – Завтра дам вам ответ.

– Благодарю, ваше высочество.

Посол снова раскланялся, оставил подарки и исчез, а я мстительно заметила, как одна из пташек прицельно подпортила посольский костюм. Так ему и надо! Нечего ловить птичек, им нужна свобода. Как и мне.

Насчет совета матушки я немного погорячилась. С матерью у моего отца были отношения еще более сложные, чем с Леонсой. Она принадлежала к старинному роду воительниц, живших на границе нашего государства. Вопреки воле родителей матушка сбежала и вышла замуж за моего отца – влюбилась, его сложно не полюбить. Вот только не одна она оказалась падкой на мужскую красоту папеньки. Придворные дамы пускали слюнки вслед королю, матушка заподозрила его в измене и шесть лет назад снова сбежала. Только теперь из дворца. Вернулась в родные земли. Отец раз в год стабильно ездил к ней мириться, но договориться так и не вышло. Бывает, что уж там. Поэтому у Ардонии вроде и есть королева, а вроде и нет.

– Дядюшка!

Я влетела в распахнутые двери кабинета. Дядей по крови господин Петер Ор’сон мне не являлся, зато являлся другом детства моего отца, поверенным его тайн и моим дорогим учителем магии.

– Лили! Ты уже побеседовала с послом? – Дядя, отодвинув бумаги, поднял голову. В отсутствие родителей он помогал мне управлять страной.

– А что с ним беседовать? – возмутилась я. – Он хочет, чтобы я немедленно ехала в Леонсу и выходила замуж за Феодора!

Дядя потер породистый орлиный нос, убрал несуществующую темную прядь со лба – думал.

– А если мы откажемся, дядя Петер? – с затаенной надеждой предложила я. – Папа говорил, пока я подрасту, мы сможем положить Леонсу на лопатки.

– Увы, не сможем, – ответил дядя. – Твой отец исчез, мать отказывается возвращаться ко двору. И армия… Наша армия не так велика, малышка. Я бы посоветовал тебе готовиться к свадьбе.

– Что? – Я подскочила с кресла. – Но я не хочу становиться женой Феодора! Он темный, страшный. Знаешь, что о нем говорят?

– Лучше, чем кто-либо, – склонил голову дядя Петер. – Но у нас нет выхода, Лили.

– Выход есть всегда.

Я выбежала из кабинета, а затем из дворца. Да, приличные принцессы не носятся как ошалелые. Приличные принцессы выходят замуж за того, на кого укажет папенька. И еще многое, многое… Но то ли отец слишком меня баловал, то ли сказывалась матушкина кровь – я не желала замуж за короля Леонсы! И точка!

Забилась в беседку на берегу пруда. Мои придворные, едва ли не бегом следовавшие за мной, тут же рассредоточились по берегу, сделав вид, что они тут просто гуляют, дабы не мешать ее высочеству предаваться печали. Да я этого Феодора…

А, собственно, что мне Феодор? Если я не могу разорвать помолвку, это сможет сделать он. Вопрос только в том, как его заставить. Надо подумать… Вряд ли его смутит, если у меня на носу вдруг вырастет бородавка. Или если я окажусь дурнушкой, или… Значит, надо придумать нечто, с чем король Леонсы не сможет смириться. А с чем не сможет смириться ни один мужчина?

– Генриетта!

Первая сплетница королевства вздрогнула от моего зычного голоса и поспешила к беседке.

– Ваше высочество. – Генриетта грациозно присела в реверансе.

– Присаживайся, разговор есть, – сказала заклятой «подруге».

А что? С врагами лучше дружить, бить будет удобнее. Так всегда дядя Петер говорит. Голубоглазая и светловолосая – как раз по моде – Ритка присела рядом на скамейку, чинно сложив руки на коленках.

– Слушаю, моя принцесса, – приторно пропела она.

– Брось! – шикнула я. – Скажи мне, Генриетта, с высоты своего жизненного… гм… опыта. Чего в браке больше всего боятся мужчины?

– Не «чего», а «кого», – высокомерно поправила Ритка.

– В смысле – кого? – Я откровенно не понимала.

– Любой мужчина в браке больше всего боится тещи! – Генриетта подняла указательный палец. – Вот так-то.

– Да, маман не заставишь поехать в Леонсу и напугать короля, – вздохнула я. – Хотя…

И внимательно посмотрела на Ритку. А это идея! Теща, теща… Мысль пошла, осталось оформить.

– Лили, когда ты сидишь с таким выражением лица, мне хочется посоветовать королю Леонсы спасаться бегством, – тихо проговорила Генриетта и даже заметно вздрогнула.

– Он темный, не побежит, – фыркнула я. – От меня.

– Повезло ему, что твоя матушка во дворец носа не кажет. Она бы его быстро в бараний рог скрутила. – Ритка наморщила маленький носик.

– А то! Если уж отца крутила порой, – кивнула я. Мысль оформилась окончательно. – Спасибо, Генриетта, ты очень помогла.

– Не забывай нас там, в своей Леонсе. – Ритка вытерла невидимые слезы.

– Не забуду, – пообещала я. – И скоро вернусь.

А затем поднялась и пошла обратно во дворец. К любому замыслу нужно обстоятельно подготовиться. Для начала – заготовить речь для посла. Завтра ведь придется ему дать ответ. К счастью, никто не рискнул мне мешать. И утром следующего дня я вплыла в тронный зал в самом благодушном настроении. На этот раз дядя Петер стоял среди моих придворных. Увидела в толпе фрейлин и Ритку. Бдят!

А посол уже появился в дверях, снова долго кланялся, витиевато изъяснялся, чтобы в завершение спросить:

– Так каким будет ответ моему королю, ваше высочество?

– Передайте королю Феодору Кристиану Леонарду Первому, что я согласна на брак. Но есть одна маленькая преграда.

– Какая же? – Посол расправил плечи и выпятил вперед живот. Наверное, считал, что так выглядит солиднее.

– Моя матушка, – по рядам придворных пробежал шепоток страха. – Я списалась с ней накануне вечером. Сначала она ответила решительным отказом. Я, конечно, постаралась ее переубедить. Объяснила, какая великая страна Леонса и как мне не терпится познакомиться с моим драгоценнейшим женихом. Но мать есть мать. Она поставила ультиматум. А я передаю ее слова вам, чтобы вы передали его величеству Феодору Кристиану Леонарду… – Я сделала театральную паузу. – Моя матушка выдвинула условие для брака. Я стану его женой, но до этого королева Вильгельмина желает месяц прожить во дворце его величества короля Леонсы, чтобы понять, какое счастье досталось ее дочери. И либо через месяц она убедится, что мой супруг – достойнейший молодой мужчина, либо свадьбе не бывать.

 

– Я передам моему королю ваши слова, ваше высочество, – заверил побледневший посол. Видимо, матушкина слава разнеслась далеко за пределы родины.

– Не мои, матушкины, – поправила я. – И пусть его величество решает быстрее, а то матушке еще до столицы две недели добираться.

– Все будет решено в кратчайшие сроки, – заверил посол и поспешил сбежать.

Трус несчастный! А я величественно выплыла из тронного зала, и только затем потерла ладони. Есть! Пусть темный маг соглашается! Ровно через месяц он расторгнет нашу помолвку, еще и доплатит, чтобы я согласилась!

Глава 2
Принцесса под прикрытием

– Королева поедет к Феодору? – Дядя Петер едва не рвал на себе волосы. Была бы борода, он бы и из нее выдрал пару клоков, но, увы, чего не имел, того не имел. – Да Вильгельмина мужа на порог не пускает! А тут она отправится к темному магу!

– Кто сказал, что туда поедет она? – спросила я, медленно, как подобает принцессе, шествуя к собственной комнате.

– А кто тогда? Думаешь, Феодор испугается одного призрака королевы и сбежит?

– К жениху поеду я. Под прикрытием. Испытаю на прочность его нервы, устрою ему… допустим, золотуху. Или недержание.

– Лилия, ты же светлый маг, – поморщился дядя.

– Вот я его и награжу от души! По-светлому. Не беспокойся, если Феодор согласится, я скоро вернусь. А если нет, ему же лучше. Присмотри в мое отсутствие за страной, я подготовлю бумаги. Всем скажешь, что принцесса отправилась на поиски отца. Глядишь, он и в самом деле найдется.

Эх, папа… Где же ты? Я не знала. Не мог дать ответа на этот вопрос и дядя Петер.

– Ты с ума сошла! – возмутился дядюшка.

– Я? Нет. Но женой темного мага не стану! Говорят, он черный, как ворон. И страшный, как портрет прадеда Флавиуса в дворцовой галерее.

– Твой прадед, между прочим, был счастливо женат, и ничто ему в этом не мешало, – поморщился Петер.

– Тебе откуда знать, дядюшка?

– Об их с твоей прабабкой любви в свое время легенды ходили, это сейчас поутихли – твои родители превзошли ту давнюю историю. Одним словом, я против этой затеи, Лилия. Что я скажу твоему отцу, когда он вернется? А если твоя мать узнает? Позор!

– Матушку я уже много лет не видела, ей нет до меня дела. А отцу так и скажешь: доведу темного до нервного тика и вернусь. Лучше помоги с маскировкой, а то посол меня знает в лицо.

Дядя только покачал головой, но отговаривать перестал. А три дня спустя посол снова запросился пред мои светлые очи. Видимо, у него имелся при себе амулет магической почты. Король Леонсы думал недолго. Нет бы посидеть, осмыслить перспективу. Это он просто не знает лично мою матушку!

– Ваше высочество! – на бедного посла было страшно смотреть. Видно, бедолага отчаялся вернуться из Ардонии живым. – Мой король Феодор… (я выслушала перечень знакомых титулов) согласен на ваши условия.

А вот это скверно… Скверно для Феодора. Я в глубине души надеялась, что король больше беспокоится о своей жизни и внимет голосу рассудка, а он решил принять мою матушку с визитом.

– Замечательно! – хлопнула в ладоши. – Я напишу матушке, и она сегодня же отправится в столицу. Через две недели вы сможете сопроводить ее в Леонсу.

А может, отец за это время отыщется… Как знать? Я надеялась на лучшее. Но готовилась к войне. Поэтому, как только посол поторопился передать очередную порцию новостей своему повелителю, приказала готовить гардероб. Образ подбирала тщательно, чтобы он сразу бил наотмашь. Дядя позвал лучших мастериц – сшить мне платья, приличествующие не принцессе, но королеве. Но платьев было мало! Я заказала придворным мастерам парик с буклями – они уже полвека как вышли из моды. А в вещах матушки, оставленных во дворце при побеге, отыскала старинные очки-стрекозы. Надела на нос – ничего они не увеличивали, но мое лицо, несомненно, меняли. Немного броского макияжа, и никто не признает в королеве Вильгельмине ее дочь. Еще, конечно же, щепотка светлой магии, чтобы казаться старше.

В путешествие я готовилась, как в последний бой. Захватила духи с ароматом, который мог свалить с ног лошадь, банки с разными снадобьями – да, было у меня такое хобби, немного сушеных тараканов – лично сушила отцу для растирки, пару ручных мышей (главное – не забывать кормить). В платья вшили уйму потайных карманов. Одним словом, пусть Феодор молится своим темным богам.

– Феденька, – кривлялась я перед зеркалом. – Будьте так добры проводить меня на прогулку…

– Лили! – И вот что у дяди за привычка подкрадываться? – Не порочь мать!

– Дядя Петер, мама ему еще не такое устроила бы, – обернулась к нему. – Пусть скажет спасибо, что это всего лишь я.

– И то верно. – Петер осенил себя защитным знамением. – Мать у тебя… Что надо, одним словом. Я зашел сказать, что отобрал несколько девушек-фрейлин и прислугу для твоего сопровождения.

– Ритку записал?

– Генриетту – одной из первых.

– Правильно. У нее талант разносить сплетни. Вот скажу в ее присутствии, что король Феодор мне, его будущей теще, делал неприличные намеки, сразу вся Леонса знать будет!

– Лилия! – Дядя схватился за голову.

– Я могу что-то страшнее придумать, – фыркнула в ответ. – Гардероб мой, надеюсь, упаковали?

– Может, передумаешь?

– О, нет! Ардонцы не сдаются. Тем более – Феодор сам нарвался.

– Что за слова? – вопросил дядя, но я не ответила. На самом деле было немного страшно. Раскроют меня, и не вернусь из Леонсы. Там и выдадут замуж. Но где наша не пропадала?

– Если папа найдется, передай, что я его люблю, – попросила дядю.

Тот только махнул рукой и вышел из комнаты, утирая скупые мужские слезы. А я лично проверила, как идут приготовления, и легла спать. В последнюю ночь в родном дворце спалось плохо. Снилась сырая рыба, а это, как известно, не к добру. Не к добру короля Феодора!

Я встала на рассвете. Служанки занялись моими волосами, затем закрепили парик. Я надела платье винного цвета, захватила матушкину прогулочную корону – парадную уже упаковали, ее я тоже брала с собой. Наложила на очки ту самую магию легкого увеличения возраста – на предмете она продержится дольше – и ровно в назначенный час выплыла во двор, где уже ждали карета и два экипажа для прислуги.

Со мной ехала Генриетта – она была не против посмотреть Леонсу. Остальные девушки разместились в двух экипажах, а за пределами дворца к нам присоединился еще один, посольский. Посол лично пожелал засвидетельствовать свое почтение ее величеству королеве. Посмотрел на меня, почему-то сглотнул и поспешил убраться в свой экипаж. Вот что делает дурная слава!

Спасибо, матушка. Моему воспитанию ты предпочла личные амбиции, но хоть здесь помогла дочери.

– Лили, ты уверена, что это хорошая идея? – с сомнением спросила Генриетта.

– Да, если ты поклянешься молчать. А если хоть кому-то скажешь, что я не королева, наколдую тебе свиной хвостик! – пообещала своему секретному оружию. – А лучше пятачок.

Генриетта не была магом, так что избавить себя от пятачка не смогла бы.

– Никому я ничего не скажу, – надулась она. – А вдруг Феодор окажется красивым, умным, добрым…

– Темным магом? – уточнила я. – Ты сама себя слышала? Если бы он был таким замечательным, давно женился бы. И ему не понадобилась бы ардонская принцесса. Видимо, никто по доброй воле идти замуж за короля не хочет.

– Тогда его жа-алко, – вздохнула Ритка.

– А меня тебе не жалко?

– Тебя нет, – огорошила подруга. – Ты сама кого хочешь за пояс заткнешь, а у него, может, родной души нет.

– Скажешь, тоже! Родной души! Говорят, у темных и своей-то не имеется.

Генриетта притихла, а я смотрела, как за окном проплывают поля родной страны. Весна, все зеленеет и цветет, а у меня даже желания нет полюбоваться окружающей красотой. Зато есть план, как извести одного слишком настырного темного короля.

Дорога до соседней Леонсы не запомнилась ничем интересным. Представители жениха ко мне предпочитали не приближаться. Посол так и продолжал бледнеть при одном виде «королевы», а я не забывала грозно на него зыркать. Дурную славу надо создавать сразу!

Зато Ритка сдружилась с посольским окружением.

– Мужики они нормальные, – сказала она в один из вечеров, когда мы должны были вот-вот пересечь границу. – Короля своего уважают. Рассказывают, что правит мудро, придворных не обижает. Вспыльчивый, но отходчивый. На пирах не излишествует. В смысле, пьяным его никогда не видели. Охоту любит…

– Зверушек бедных убивает, – хмыкнула я. Папенька мой уже доохотился…

– Женщин вокруг много, – продолжала вещать разведчица.

– Вот женщины – это хорошо. Может, влюбится в кого, наплюет на меня… Надо присмотреться к ближнему кругу нашего короля. Или тебя за него выдать, а?

– Не хочу я в королевы. – Ритка гордо вздернула нос.

– Ладно, найдем другую, – успокоила я подругу. – Но если передумаешь, скажи.

Вдруг послышался шум.

– Что такое? – насторожилась я и поправила очки. Карета замерла, дверца распахнулась.

– Мы пересекли границу Леонсы, ваше величество, – поклонился один из сопровождающих. – Его величество Феодор Кристиан Леонард Первый выехал навстречу будущей родственнице и просит вас предоставить ему возможность засвидетельствовать свое почтение королеве Ардонии.

– Приличные мужчины в темное время суток с дамами не знакомятся, – буркнула я. – Конечно, передайте его величеству, что королева с радостью с ним встретится.

Мне помогли выбраться из кареты, и я замерла в ожидании. Послышалось лошадиное ржание, и на полянку, которую теперь стоило именовать не иначе как королевской, выехал конный отряд. Пятеро мужчин, впереди – как есть король. И в точности соответствует своему описанию! Весь в черном с золотом, глазищи темные – видимо, карие – волосы черные, длинные, стянуты шелковым шнурком в низкий хвост. Конь – и тот черный, хоть глаза выколи. Так ночью мимо пройдешь – и заметишь, только если король улыбнется, потому что зубы-то белые. А вот насчет «ликом страшен» мои подданные преувеличили. Обычный он, даже симпатичный. Брови вразлет, нос с легкой горбинкой, губы тонкие. Взгляд только неприятный, хищный, будто решил бедную королеву Вильгельмину сожрать.

– Ваше величество. – Король чуть склонил голову. – Рад приветствовать матушку моей невесты на землях Леонсы.

«А земель-то! Кот наплакал. Если бы не его темная магия, стало бы еще меньше!» – подумала я мстительно.

– Для меня большая честь – знакомство с вами, ваше величество. – Я так же милостиво склонила голову. Мы с ним на равных! И никак иначе. – Благодарю, что пригласили меня погостить. Свадьба единственной дочери – такое волнительное событие для матери! Моя Лили, моя кровиночка, такая славная девочка. Вышивкой увлекается, игрой на нервах… То есть на музыкальных инструментах. Такая милая, трепетная.

Феодор поморщился, а я мстительно продолжила:

– Лошадок любит, живность всякую, у нас дворец полон птичек да зверей. А как поет!

– Я мечтаю поближе познакомиться с вашей дочерью, – вклинился Феодор в небольшую паузу, пока я набирала воздух для новой реплики.

– А она-то как мечтает! Но до свадьбы ни-ни. Я свою девочку воспитывала строго в традициях. А вот у вас при дворе, я слышала, много женщин… фривольного поведения.

– Навет, – отчеканил Феодор.

– Вот и увидим, – «обрадовала» я его. – Уверена, мы с вами поладим.

Король, судя по слегка перекосившемуся лицу, так уверен не был. А чего он хотел? Я за свою свободу сражаться буду, чтобы никакой король не указывал, за кого выходить замуж. А маменька его на всю жизнь впечатлит. Уж я-то постараюсь!

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
АЛЬФА-КНИГА
Поделиться: