Название книги:

Вампиры

Автор:
Лана Александровна Ременцова
Вампиры

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

От ненависти до любви один шаг.


Пролог

Город Гераскавль.

Год автор не определил. Современный век и мир технологий.

– Вампиры!

– Нас всех убьют!

– Помогите!

Раздавались отчаянные крики. Люди разбегались кто куда, пытаясь спастись от кровожадных убийц. Город пылал, будто огни водили багровый хоровод. Сплошной стеной шли вампиры, сметая всё живое на своём пути. Людская кровь лилась бурлящим водопадом. Они не щадили никого, убивали и пили, вырывали сердца, разбрасывая за ненадобностью. Безжалостно ломали деревья, запрыгивая, как мутированная саранча, сидя боком, пошатываясь и, выглядывая очередную жертву, расколотые стволы придавали этому месту зловещее очертание кровавых бесчинств, бросали зажжённые самодельные гранаты, сжигая дома с обескровленными трупами. Дым валил, как из адской топки, забивая массовый запах крови.

– Убить всех! – заорал один из них, сотрясаясь всем телом от вожделения, как перед бурным сексом.

Впереди на каменном мосту стояла женщина, не в состоянии бежать, ноги, похоже, прилипли к земле. Шок делал своё дело, и очередная жертва даже не кричала. Глаза от ужаса вытаращились, округляясь, и увеличиваясь, как желтки яичницы, зрачки расширились, рот приоткрылся, хватая последний глоток воздуха. Руки судорожно схватили плащ с обеих сторон, пальцы сковало, как при морозе. Взгляд поймал бегущего на неё вампира: бледная кожа, вспыхнувшие огнём глаза, как только что зажжённые спички, звериный оскал давал чёткое осознание приближающейся смерти.

Кровь несчастной брызнула во все стороны, будто вода из сломанного крана. Вампир рычал и рвал зубами её шею, вонзая острые клыки глубже и глубже. Прошло совсем немного времени, как армия вампиров убила всех в этом районе. Ветер завывал подобно волчьему вою, создавая жуткие воющие звуки. Обескровленные трупы лежали на каждом шагу. Витрины магазинов разбиты, двери в дома выломаны. Эту хищную стаю не надо было приглашать в дом, чтобы они могли зайти. Город и так был в их полной власти, и раньше они никогда не нападали. Такой роковой фатум произошёл впервые. Что-то не поделили с мэром города, а с вампирами ссориться не стоит, слишком тяжела расплата.

Один из них высокий, стройный брюнет отдаляясь от кровожадной сотни в чёрных одеяниях безумных байкеров, залетел со скоростью гоночной машины в подземную парковку.

Пролетев по кругу, заметил, как что-то шевельнулось в одной из машин, стоящей в углу за колоннами. Подлетел, с яростью отрывая дверцу, просунул ледяную руку внутрь и вытащил за шкирку девушку лет двадцати на вид, сжавшуюся в морщинку, как на морде бульдога.

– Ты последняя жертва этого проклятого района! – заорал так, что она закрыла уши и сжалась ещё сильнее. – Но я уже напился вдоволь, достанешься другим!

Девушка боялась кричать, а мысли рылись в голове, как в дамской сумочке, переполненной разной ерундой. «Мамочка, где ты, что с тобой?». Вампир грубо потащил её на выход, как мешок с дерьмом, и выволок на площадь, где собралась сотня таких же хищников. Безжалостно швырнул, она упала на асфальт, случайно встав на четвереньки, подобно испуганной дворняжке, подняла испуганное лицо, в глазах застыл ужас, тёмные волосы разлетелись по ветру, а губы, похоже, шептали молитву. Вид такой хрупкой и беззащитной девочки ещё больше распалил хищный огонь в багровых глазах вампиров.

– Я сыт! Кто хочет ещё молодой крови? – и снова тишину нарушил грозный голос нашедшего её.

Спустя минуту вперёд выскочила длинноволосая бестия.

– Я! – кинулась к девушке, сгребла в охапку, как тряпичную куклу, и со здоровым вампирским аппетитом, надгрызла шею. Но… сразу же как-то странно дёрнулась, заголосив страшным рыком. Все вампиры встрепенулись, не совсем ещё понимая, что же происходит. Вампирша выпустила жертву, и носилась, как угорелая, вокруг окровавленной жертвы. Все в недоумении уставились на них. И вдруг губы бестии начали трескаться и рассыпаться, затем пол-лица, оставляя глубокую дыру, а дальше и вся голова распалась на мелкие, серые кусочки.

– Что это?

– Как такое могло произойти?

– Кто эта девчонка?

К шее девушки с которой стекала соблазнительная струйка крови на белоснежную блузку, кинулись ещё двое, видимо, друзья умершей, но их постигла та же печальная участь: половина тел рассыпались в прах, начиная с клыков, прикоснувшихся к её крови.

Тот, который приволок девушку, остановил остальных жестом руки, и подойдя к ней, аккуратно слегка прикоснулся до крови, тут же его кожа на пальце начала белеть, как от ожога. Он мгновенно кинулся к ближайшему трупу, окуная его в рваную шею.

– Не прикасайтесь к ней, её кровь сжигает нас! – повернул искажённое злобой лицо к перепуганной насмерть девушке.

– Кто ты? – процедил вампир, прищуривая глаза, в которых запрыгали искорки, зарождающего интереса.

Она подняла глаза с видом затравленного кролика, а он невольно отметил их цвет: «Красивая девчонка, а глазищи, как тьма в подземелье моего замка».

– Карма, – прошептали трясущиеся губы.

– Что?

– Меня зовут Карма, – голос немного окреп.

– Что за имя такое дурное? – взревел, напоминая людоеда из детских сказок.

– Так назвала меня мама, – вырвалось со стоном.

– Повторяю ещё раз, кто ты?

– Я – я, обычный человек, – и под коленками затряслось, сводя судорогой икры.

– Не ври! – он дал ей пощёчину.

От неожиданности у девушки выступили слёзы.

– Я не вру. Моей матери, похоже, уже нет в живых, а отец умер давно, и спросить обо мне больше не у кого.

– Да, если она была в этом районе, мы убили здесь всех, ты одна осталась в живых, и то только из-за твоей необычной крови. Но я узнаю, в чём дело.

– Тащите девку ко мне в замок и не вздумайте больше прикасаться к её крови! – приказным тоном прогремел вампир оборачиваясь к своим.

Девушку грубо схватили за руки и потащили.

– Раз тебя нельзя убить, станешь моей шлюхой! – добавил вслед, морща лоб.

Карма от этих жестоких слов скукожилась в комочек, стиснув зубы от боли утраты и страха, который видела на улицах родного города, крепко зажмурилась.

Глава 1. Ненависть

Вампиры вытащили девушку из города. Ноги волочились по земле, кожаные полусапожки на высоком каблуке нещадно поцарапались, голова опущена, всё тот же жалкий вид затравленного зверька. Но им абсолютно наплевать, хозяин сказал не церемониться с ней, только до крови не прикасаться, а так можно и поиздеваться.

– Ты пожалеешь, что осталась в живых! – проскрипел один из них, держащий её, встряхивая.

Зубы клацнули и она подняла затуманенный горем взгляд. «Скотина», – мысль проползла, как противная гусеница, случайно упавшая на руку, содрогаясь от отвращения.

– Почему? – наивный вопрос сорвался с пересохших губ.

– Дура! Хозяин недобрый принц и ты попала не в сказку! Пожалеешь, что твоя кровь не сладкая, а яд для нас! – глаза вампира сверлили насквозь, как дрель.

– Оставь её, Марк, летим, – процедил второй, сплюнув на землю.

Девушка заметила в слюне прожилки крови, и её передёрнуло, а по коже пробежала мелкая рябь, как по воде. «Бедные люди. Царствие небесное».

Вампиры взлетели, крепко держа пленницу, безразлично смотрящую на небо цвета спелого чернослива, тучи нависали кустистыми старческими бровями. Ко всему прочему ещё и начался ливень, льющийся широкими струями, как водопад. Природа будто взбунтовалась, вода безжалостно поливала стаю хищников, как из ведра. Волосы Кармы облипли шею и больно врезались в рану. Кровь уже перестала течь, и свернулась, так как рана неглубокая. Слёзы смешались с дождевыми каплями, и даже она сама уже не смогла бы разобрать, где они, а где дождь. Впереди летел самый высокомерный вампир, нашедший её. Девушка скользнула по нему взглядом, в мыслях просквозило: «Какой-то экзотический, похоже, восточного типа, вьющиеся волосы цвета густой смолы, современная чуть удлинённая модельная стрижка, полурастёгнутая рубашка, крепкое мускулистое телосложение, и чёрные крылья, как у летучей мыши. Наверное, он самый главный среди этих упырей. Ненавижу! Всех ненавижу! Твари!».

Он почувствовал её ненавистный взгляд и, обернувшись, впялился, будто штопор в пробку дорогого игристого. Их глаза, метающие молнии, на миг встретились. Она быстро отвернулась, опустив голову, чёлка непослушно упала на лоб и прошипела, как степная гадюка: – «Ублюдок!»

– Куда её, Валевий? – вампиры столпились вокруг пленницы.

– В темницу бросьте! Позже решу, что с ней делать, – отмахнулся, как от назойливой мухи, и с хозяйским видом пошёл внутрь.

«Значит, его зовут Валевий», – вздрогнула Карма. Посмотрела на замок к которому они подлетали, отметив готический стиль, как впрочем, во всех вампирских историях, ничего нового. На острых крышах в некоторых местах – каменные свирепые гарпии, тоже неотъемлемые животные таких местечек. Навевающее страх серое, мрачное, величественное здание, обнесённое вокруг высоким зубчатым забором, при других обстоятельствах, можно даже назвать сказочным местом. Всю округу покрывал туман, как густой кисель. Ветер безжалостно трепал стаю вампиров, у девушки начали стучать зубы, по телу побежали будто сотни мохнатых сороконожек, которых она видела в погребе бабушки. «Ну ты и вляпалась, Карма, противная сказка, не в говно так в партию».

Стая влетела во двор, опустилась на землю, а девчонку также грубо потащили внутрь, пиная в спину, как футбольный мяч. Полутёмный, квадратный холл, не оставлял сомнений, кто здесь живёт, но мягкий, алый ковёр на полу, живо разбавлял краски. Дальше по винтовой лестнице вниз прошли короткий коридор, на стенах притаились несколько зажжённых факелов, открыли металлическую решётку и втолкнули её в крошечную темницу, бахнув между лопатками. Девушка поперхнулась и упала, ударившись коленями о каменный сырой пол. «Больно», – пронеслось в воспалённом мозгу. Её оставили в полутёмном. крохотном, подвальном помещении и ушли. Она с опаской огляделась, раздумывая: «Мой туалет намного больше этой выгребной ямы».

 

Валевий – хозяин замка и кровожадной сотни вампиров, носившей грозное название – лекаты, являлся графом, прожил триста лет, а по меркам людей тридцать. С мэрами Гераскавля всегда имелся договор, что им раз в месяц предоставляют донорскую кровь и женщин для развлечения, которых они почти всегда оставляли в живых до поры до времени. Лекаты соблюдали диету, свежую кровь делили по чуть-чуть между всеми для поддержания сил, питались же постоянно заменителем, давно варившийся им искусными поварами.

Последние три месяца к ним не приезжал курьер из города с кровью и женщинами. Граф лекатов решил, что пора узнать, в чём дело и полетел на приём к мэру. Как выяснилось позже, предыдущий мэр скончался, к власти пришёл новый. Он категорично отказался от давно оговоренных условий жизни вампиров рядом с ними и даже устроил засаду, чтобы убить Валевия. Граф рассвирепел, но сначала ушёл, не тронув никого. Через три дня отправил к новому мэру трёх лучших лекатов на новые переговоры, где предлагал, чтобы им хотя бы выдавали донорскую кровь, а от женщин учтиво отказался. Но мэр и на эти условия не согласился, и снова, устроив засаду, жестоко атаковал вампирских послов и обезглавил, зная, что только так их можно убить. Это стало последней каплей, и Валевий направил всех лекатов в район мэра для расправы.

Сейчас он сидел в деревянном высоком кресле с искусно вырезанным узором в виде грифона на широкой спинке, покрытым шкурой бурого медведя, качественной выделки. Просторная комната, где всё в меру: постель, стол, стулья, хозяйское кресло и даже огромная плазма на пол стены, что вообще удивительно для этих мест. Валевий не спеша потягивал красное изысканное вино из широкого хрустального бокала на изящной длинной ножке. Вкус ему нравился: ярко-выраженный, терпкий, слегка сводивший язык с нотками солнечной изабеллы. Глаза цвета обсидиана прикованы к огню, пылающим в камине, в голове рой мыслей будто пчёлы защищающие улей: «Он сам виноват, придурок. Мы бы никогда не тронули людей, если б он не убил лучших моих лекатов. И кто эта девка? Почему её кровь так опасна для нас? Не могу понять, о таком никогда не слышал и не читал. Надо опять с ней поговорить. А если не скажет? Не знаю, что делать. Да и не хочу я её, не в моём она вкусе, но что-то в ней притягивает. Что? Обычная девка, ничего особенного. Красивая, губастая, но таких пруд пруди».

Валевий – по большей степени приверженец древнего стиля в дизайне своего замка, так как обращение в вампира – леката произошло триста лет назад и это сильно оставило отпечаток на его сознании, хотя и новшества современности ему не чужды. Скоростной интернет проведён, на крыше антенна – тарелка кабельного телевидения. Лекаты шли в ногу со временем, играли в танчики на ноутбуках, пользовались айфонами, гоняли на импортных дорогих машинах. Горничные графа – тоже обращённые из бывших любовниц, которые уже ему порядком надоели, пользовались навороченными моющими пылесосами, стиральными и посудомоечными машинами. А в личном гараже красовались – новенькие Ягуар и Мерседес.

В задумчивости раздавил хрустальный бокал, как букашку, пытаясь отвлечься от навязчивых мыслей. Осколки порезали ладонь, но граф, не обратив внимания, встряхнул рукой и встал. Странное состояние, какое-то смятение, походил туда-сюда, подошёл к большому окну с которого открывалась живописная панорама гор причудливых форм, приоткрыл тяжёлый, бархатный, тёмно-синий занавес, взглянул на луну, приподнимая волевой подбородок. В небе преобладали цвета зрелой сирени и глубина океана. Постоял несколько минут, постукивая тонкими, холёными пальцами по подоконнику, и пошёл к огромной евро-кровати стоящей в углу комнаты, прилёг, раздражённо, поправляя подушку, подбивая с двух сторон, натянул плотный шерстяной плед, пытаясь вздремнуть. Пролежал с час, ворочаясь и мучаясь, всё те же назойливые мысли не давали покоя: «Но что же у неё с кровью? Если она обыкновенный человек, то почему вампиры сгорают, как только прикасаются к её крови? Или… она всё-таки не человек?»

Встал, надел домашний длинный халат цвета спелой вишни и вышел из комнаты. Прошёл пару комнат, где веселились и пили его верные лекаты.

– Валевий, иди к нам выпей! – громыхнул бокалом по столу симпатичный, широкоплечий лекат.

– Отдыхайте, я занят, – сухо ответил граф и быстрым широким шагом направился в кухню. Обвёл безразличным взглядом круглое, полутёмное помещение, останавливаясь на столе, заваленным ингредиентами для варева – заменителя крови. Заметил спелый инжир, помидоры, красные яблоки и орехи на одном из медных блюд с древней гравировкой. Всего взял понемногу и стакан с красным, ароматным, молодым вином, стоящий рядом наполненный до краёв, видимо, повар приготовил себе выпить, но забыл. Затарившись по полной, граф направился в темницу. По дороге снял один из горящих факелов, здесь электричества ещё не было, так как решил оставить подземелье по старинке. Прошёл по каменным, старым, неровным ступеням и, открыв проржавевший замок на решётчатых дверях, вошёл.

Она сидела на соломе, голова на коленях, как будто дремала. Граф установил факел на стену в проржавевшее металлическое основание.

– Я принёс тебе поесть! – рявкнул, поставив блюдо на пол.

Девушка не отреагировала, точно спала.

Вампир подошёл и, взяв за плечо, слегка потряс. Она проснулась, дёрнулась, как ужаленная и, резко подняв голову, уставилась немигающим взглядом. Глаза потемнели, а пухлая нижняя губа дрогнула. Валевий заметил это и чуть отошёл, давая ей возможность прийти в себя.

– Принёс еду из того, что у нас было. Мяса сегодня нет, мы его не едим, а завтра распоряжусь, чтобы тебе приготовили что-то человеческое.

«Что он задумал? Кровь моя им не нужна, тогда зачем я ему? Неужели и правда хочет меня изнасиловать? Мамочка, лучше б убил», – распереживалась Карма, а вслух хмыкнула: – Зачем откармливаешь? Чтобы мягче потом спалось на мне? – дрожащие пальцы затеребили уголок изрядно помятой свободного покроя блузки.

Граф приподнял густую бровь, изгибая дугой, в глазах тут же отразилась вся палитра разноцветных чувств, то ли ненависть, то ли острый интерес. Карма ещё и сама не разобрала, но жгучий взгляд полоснул будто ножом, от чего стало как-то не по себе. Холодок пробежал от кончиков пальцев ног до головы, неприятно, содрогаясь каждой клеточкой тела.

– Извините, я просто боюсь, – тут же выпалила, чуть отползая задом к стене.

– Ясно, конечно, боишься. Ты думаешь, что я тебя изнасилую? – вампир ухмыльнулся, прислонясь спиной к решётке.

Девушка распахнув глаза, кивнула.

– Глупая, я никогда не насиловал женщин. Все мне сами отдавались, а тебя вообще не хочу. Слишком зелёная для меня. Мне триста лет, а тебе?

– Двадцать один.

Он улыбнулся, показывая белоснежные зубы.

– Зелёная, по вашим меркам мне тридцать.

– А через сто лет вам будет сорок по нашим меркам?

– Нет, меня обратили в тридцать и таким уже останусь навсегда. Ты будешь есть? – отошёл от решётки, подойдя ближе.

– Буду, – опустила взгляд на блюдо, – фрукты и овощи, вы такое едите? – удивилась девушка.

– С чего ты это решила? – он облокотился на стену, скрестив руки перед собой, ехидно улыбаясь.

– Ну, раз ты мне это принёс.

– А с чего это ты резко перешла на "ты"?

– Извините, – она виновато потупила взгляд в солому.

– Да ладно, разрешаю, тыкай, а фрукты и некоторые овощи мы используем для заменителя крови, который варит наш повар.

– Вы пьёте заменитель крови? А зачем же тогда сегодня убили всех людей в моём городе? – удивлённо заморгала.

– Это тебя не касается, и потом мы убили не всех, большая часть города осталась в живых.

– Как? Но вы же сказали, что убили всех?

– Это было сказано тогда умышленно, из своих соображений. Мы убили всех в центре города, в районе дома мэра и всё его окружение. Ты попала к нам по воле судьбы, также как и остальные кто был на улицах сегодня.

– Но я осталась в живых, а они… все погибли!

– Тебе просто повезло, из-за твоей уникальной крови. Я бы хотел понять, что у тебя с ней, – его глаза сверкнули хищным интересом.

– Я, правда, не знаю.

– Вспомни, может ты чем-то болела в детстве и тебе переливали кровь? Возможно, в тебе есть кровь вампира? Потому что себе подобных мы убить не можем, но твоя кровь и в этом смысле тоже особенная. Вампирская кровь нас не убивает, а только не подпускает.

Карма задумалась на минуту.

– Единственное, что знаю, я родилась с тяжёлым пороком сердца, и выжить у меня не было шансов. Мама рассказывала, что они вместе с отцом продали всё, что у них было, дом у моря, бизнес, поехали к какому-то сильному врачу в Японию и там меня вылечили.

Граф тоже задумался, опустив слегка голову.

– Интересная история, как же он тебя вылечил? Скорее всего, там и кроется загадка твоей уникальной крови. Я хочу поговорить с твоей матерью, если её не было сегодня в районе мэра, где мы всех убили.

Девушка даже закашлялась от переполняющих чувств и подступающих слёз.

– Её не было. Она дома пекла пирог на поминки папы, – прошептала, смахнув одинокую слезу. «Господи, спасибо, моя мамочка жива!», – проскочила тёплая, такая родная мысль, и вдруг она внезапно осознала, что захотела по-маленькому, видимо, на нервной почве.

– А в туалет мне можно сходить?

– Ведро вон стоит, – вампир указал безразличным взглядом в грязный угол.

– Спасибо, – но интонация у неё была такой жалкой, что граф невольно рассмеялся.

– Ладно, я ухожу, а ты будешь сидеть здесь.

– Почему ты держишь меня в тюрьме? – она встала, отряхиваясь от соломы.

– А что ты хочешь ко мне в постель? – он очень удивился, снова вскидывая брови.

– Нет, но разве у вас нет другой комнаты, где я смогу спать сама?

– Ты её ещё не заслужила.

– А как я должна её заслужить? – девушка опешила, напрягаясь.

Вампир прошёлся по темнице и отвернулся, демонстрируя королевскую осанку в чёрном дорогом пиджаке – оверсайз.

– Ешь, завтра ты понадобишься мне, – бросил на прощание.

– Зачем? Что вам от меня нужно?

– До завтра, – рыкнул граф с небрежной интонацией и вышел из темницы. Закрыл дверь на замок и ушёл, поднимаясь по старой металлической лестнице, тяжёлые шаги отдавались гулким эхом от унылых стен.

Карма справила нужду в ведро, присела обратно на солому, густо наваленную у стены, поджала под себя ноги и загрустила: «Что им от меня нужно? Зачем человек, из которого нельзя выпить кровь может им понадобиться?»

Встала, подошла к подносу и решила поесть, так как очень проголодалась. Желудок болезненно сводило, и она набросилась на спелые помидоры и сочный инжир, залпом запив вином. «Неплохое вино они пьют, я бы даже сказала такое же дорогущее, как пробовала у Сашки на днюхе, вкус тот же, вроде бы лёгкий, а с другой стороны пряный, сладкий, приятно пахнущий цветочками. Хоть что-то хорошее за сегодняшний день». Вскоре её сморил беспокойный сон, улеглась калачиком на свежей, ещё пахнущей лугом соломе и уснула.

А граф направился к себе, выпил ещё бокал вина и тоже лёг спать. Мысли, как самые противные насекомые о необычной девушке, долго не давали покоя, но всё же спустя час глубоких размышлений, тоже уснул.


Издательство:
Автор
Серии:
Вампиры
Книги этой серии:
Поделиться: